Факторы девиантного поведения подростков

Девиантное поведение имеет сложную природу и обусловлено разнообразными воздействующими факторами, такими как экономические, социальные, демографические, культурологические и др. По мнению Е.Н.Пашковой и В.П.Михайловой, факторы отклоняющегося поведения можно сгруппировать в три кластера:
-биологические факторы - это неблагоприятные физиологические или анатомические особенности организма ребенка (нарушения умственного развития, дефекты слуха и зрения, повреждения нервной системы, телесные дефекты, дефекты речи и др.);
-психологические факторы - это психопатологии или акцентуации характера. Данные отклонения выражаются в нервно-психических заболеваниях, психопатии, неврастении, пограничных состояниях, повышающих возбудимость нервной системы и обуславливающих неадекватные реакции подростка;
-социально-психологические факторы. Они выражаются в дефектах школьного, семейного или общественного воспитания, в их основе - игнорирование половозрастных и индивидуальных особенностей детей, приводящее к нарушениям процесса социализации.

Другие авторы предлагают следующую классификацию факторов девиантного поведения:
• Индивидуальные факторы, действующие на уровне психобиологических предпосылок асоциального поведения, которые затрудняют социальную адаптацию индивида.
• Психолого-педагогические факторы, проявляющиеся в дефектах школьного и семейного воспитания.
• Социально-психологические факторы, раскрывающие неблагоприятные особенности взаимодействия несовершеннолетнего со своим ближайшим окружением в семье, на улице, в учебно-воспитательном коллективе.
• Личностные факторы, которые, прежде всего, проявляются в активно-избирательном отношении индивида к предпочитаемой среде общения, к нормам и ценностям своего окружения, к педагогическим воздействиям семьи, школы, общественности, а также в личных ценностных ориентациях и личной способности к саморегулированию своего поведения.
• Социальные факторы, определяющиеся социальными и социально-экономическими условиями существования общества (Гриценко А.В., 2003).

Исследователями выделяются следующие внутренние, психологические факторы, которые могут приводить к совершению преступлений несовершеннолетними:
- потребность в престиже, в самоуважении (по некоторым данным, у несовершеннолетних правонарушителей наблюдается преждевременное развитие этой потребности в 12—13 лет, причем она развита сильнее, чем у их законопослушных сверстников);
- потребность в риске;
- наличие так называемых искусственных потребностей;
- эмоциональная неустойчивость;
-  агрессивность;
- наличие акцентуации характера (к «группе риска» относят гипертимную, истероидную, шизоидную и эмоционально-лабильную акцентуации);
- отклонения в психическом развитии;
-  низкое самоуважение;
- неадекватная самооценка и др..

Каждый из этих факторов, в свою очередь, требует объяснения истоков происхождения. Так, английский психолог М.Аптер считает, что потребность в риске проявляется ярко не у всех людей, а лишь у тех, которые характеризуются доминированием процессуальной мотивации, которая, в свою очередь, связана с такими свойствами нервной системы, как сила, высокая активность и низкая реактивность.

И.Ю.Борисов предлагает теорию «гедонистического риска», определяя его как «особый прием психологического воздействия на потребностную сферу, при котором актуализация потребностей достигается путем создания опасных, угрожающих их удовлетворению ситуаций». Целью «гедонистического риска» является получение чрезвычайно сильных, амбивалентных переживаний, возникающих в момент опасности. Таким образом, подросток или юноша реализует потребность в риске просто и быстро - провоцируя угрозу своему физическому благополучию (например, участвуя в драках) или своей самооценке (для этого необходимо услышать от окружающих «пусковой» вопрос: «А тебе слабо?..»). Это объясняет многие формы отклоняющегося поведения — особенно те, которые кажутся «немотивированными».

Ю.Е.Алешина и Е.В.Лекторская, изучая процесс усвоения половой роли, пришли к выводу о том, что многочисленные проявления отклоняющегося поведения подростков мужского пола связаны со сложностями становления половой идентичности, маскулинности. Существование в нашем обществе двойного стандарта по отношению к требованиям, предъявляемым к маскулинности и фемининности, «жесткий» набор качеств, входящий в стереотип «настоящего мужчины», засилье женщин в воспитательном процессе, отсутствие реальных сфер деятельности для воспитания таких истинно мужских качеств, как инициативность, смелость и т. п., — все это приводит молодого человека к поиску альтернативных сфер проявления мужественности — уходу в асоциальное поведение (Алешина Ю.Е., Лекторская Е.В., 1984). Некоторые исследователи приходят к выводу о том, что резкий рост девиантного поведения несовершеннолетних женского пола, зафиксированный в последние несколько лет, свидетельствует о снижении степень принятия женской социальной роли, о готовности девочек-подростков к поведению по мужскому типу. Помимо специфических женских форм отклоняющегося поведения, девушки принимают мужские стереотипы девиантного поведения и часто их поступки имеют мужской характер (Буйневич Т.В., 2004). Следует заметить, что отклоняющееся поведение в форме безнравственного, аморального, неэстетичного поведения практически не имеет гендерных различий (Менделевич В.Д., 2001). Ю.М.Антонян, Л.В.Перцова, Л.С.Саблина (1991) отмечают, что причины делинквентного поведения девочек заключены в семье, которая не контролирует их сексуальную активность, не формирует у них стиль жизни, манеры держаться, присущих традиционно женщине черт пассивности, заботливости, чувствительности. В гендерном аспекте подростковая делинквентность в статистике представлена крайне редко и только в общем виде. Однако отмечается, что усилия социальных учреждений должны быть направлены на воспроизведение такой идеологии семьи, которая бы выполняла функции контроля и справлялась с задачами социализации.

Л.Б. Шнейдер приводит следующий перечень конкретных причин отклоняющегося поведения несовершеннолетних:
- стремление получить сильные впечатления;
- заболевания;
-повышенная возбудимость, импульсивность, неумение контролировать себя;
- неблагополучная ситуация в семье;
- стремление к самостоятельности и независимости;
- недостаток знаний родителей о том, как справляться с трудными педагогическими ситуациями;
- отставание в учебе;
- пренебрежение со стороны сверстников;
- непонимание взрослыми трудностей детей;
- недостаточная уверенность ребенка в себе;
- отрицательная оценка взрослыми способностей детей;
- стрессовые жизненные ситуации;
- напряженная социально-экономическая ситуация в жизни ребенка  (плохая обеспеченность, безработица родителей);
- примеры насилия, жестокости, безнаказанности, получаемые из СМИ;
- чрезмерная занятость родителей;
- конфликты с родителями;
- обилие запретов со стороны родителей (педагогов);
- постоянные нарекания, брань в семье;
- слабость интеллектуальной сферы ребенка;
- повышенная коммуникативность детей;
- низкий уровень эмоционально-волевого контроля;
- одиночество, непонимание другими;
- излишний контроль, авторитарность родителей (педагогов);
- неспособность детей сопротивляться вредным влияниям;
- генетическая предрасположенность;
- неравномерность психофизического и полового созревания;
- отсутствие навыков социального поведения;
- снижение культуры, интеллектуального уровня;
- масса свободного времени;
- скука;
- желание обратить на себя внимание;
- неполные семьи;
- экономическая нестабильность;
- влияние улицы.

 Среди традиционных причин, обусловливающих проблему девиантного поведения, в психологии вычленяются следующие:
- во-первых, сказываются внутренние трудности переходного возраста, начиная с психогормональных процессов и заканчивая психической перестройкой (Ф.Дольто, Д.И.Фельдштейн, Э.Эриксон);
- во-вторых, пограничность и неопределенность социального поведения и положения (Л.Б.Филонов, Е.В.Васкэ);
- в-третьих, противоречия, обусловленные перестройкой механизмов социального контроля: детские формы контроля, основанные на соблюдении внешних форм и послушания, уже не действуют, а взрослые способы, предполагающие сознательную дисциплину и самоконтроль, еще не сложились и не окрепли (А.Бандура, А.Е.Личко, В.А.Петровский, Л.Б.Шнейдер, Э.Г.Эйдемиллер).

Социальными факторами, способствующими девиантному поведению, считаются следующие: школьные трудности, травматические жизненные события, влияние девиантной группы. При этом, одним из важнейших факторов девиантного поведения  являются девиантные сверстники. Наличие девиантной группы:
- облегчает совершение девиантных действий, если личность к ним внутренне не готова;
- обеспечивает психологическую подготовку, поддержку и поощрение в таких действиях;
- уменьшает эффективность личных и социальных контрольных механизмов, которые могли бы затормозить проявление девиантных склонностей (Шнейдер Л.Б., 2005).

К индивидуально-личностным факторам, способствующим девиантному поведению, относятся: локус контроля, низкий уровень самоуважения, негативное самовосприятие. Локус контроля – понятие, характеризующее локализацию причин, исходя из которых человек объясняет свое поведение и наблюдаемое им поведение других людей. У девиантных подростков локус контроля, как правило, экстернальный (Визель Т.Г., 2005; Кулагина И.Ю., 2005). Низкий уровень самоуважения проявляется в том, что, не найдя признания в привычной для себя среде (семья, школа), подросток пытается в антисоциальных группах повысить свой психологический статус у сверстников, найти такие способы самоутверждения, которых у него не было в семье и школе.

Одной из причин девиантного поведения является негативное самовосприятие. Негативное самовосприятие подростков складывается из трех различных, но взаимосвязанных видов опыта:
-во-первых, они считают, что не имеют личностно-ценностных качеств или не могут совершить личностно-ценные действия и, напротив, обладают отрицательными чертами или совершают отрицательные действия;
-во-вторых, они считают, что значимые для них другие не относятся к ним положительно или относятся отрицательно;
-в-третьих, они не обладают или не умеют эффективно использовать механизмы психологической защиты, позволяющие снять или смягчить последствия первых двух элементов субъективного опыта (Шнейдер Л.Б., 2005).

Девиантное поведение вначале, как правило, бывает немотивированным. Подросток просто хочет соответствовать требованиям общества, но по каким-то причинам (конституциональное факторы, социальные условия, неумение правильно определить свои идентичности и роли, противоречивые ожидания значимых других, недостаток материальных ресурсов, противоречивые ожидания значимых других, плохое овладение нормальными способами социальной адаптации) он не может этого сделать. Это отражается в его самосознании и толкает на поиск самореализации в других направлениях. В соответствии с этим принято различать первичную девиацию (ненормативность) и вторичную (как подтверждение ненормативности и утверждение собственно девиантного поведения). Девиантные поступки увеличивают привлекательность совершающего их подростка для других, которые принимают такой стиль поведения; совершая антинормативные поступки, подросток привлекает к себе внимание, интерес и т. д. Девиантные действия вызывают отрицательное отношение к санкциям со стороны «нормальных» других, вплоть до исключения девиантного подростка из общения с ними. Это социальное отчуждение способствует активизации общения подростка с девиантной средой, уменьшает возможности социального контроля и способствует дальнейшему усилению девиантного поведения и склонности к нему. Формируется обратная зависимость между отношениями подростка в семье, школе и степенью его вовлеченности в девиантные группы. В результате девиантные поступки из немотививрованных становятся мотивированными. Более того, возникает определенная система социопатических убеждений, руководствуясь которой подросток ведет себя вызывающе деструктивно. В контексте этих убеждений у девиантных подростков вырабатываются определенные девиантные стратегии отношений: самовозвеличивание (демонстрация своей исключительности, конкурентоспособности, принижение других, борьба за власть, терроризирование остальных и контроль над ними); манипулирование добровольной заботой («мне все должны…», «докажи, что ты меня любишь…», «помоги мне, бедному, беззащитному ребенку…»); уход от ответственности и ее отрицание («ты заставил меня это сделать…», «это не моя вина…»); мщение (провокационное, демонстративно-шантажное поведение), выработка и сохранение параноидального взгляда на мир («все ко мне придираются, все меня ненавидят, все против меня…», жалобы вместо преодоления проблем). За поведенческими нарушениями стоит одна из четырех мотивационных целей: привлечение внимания, власть, месть, избегание неудачи.

Психологические исследования В.Н.Иванченко, А.Г.Асмолова, С.Н.Ениколопова показали, что поведенческие нарушения имеют особый личностный смысл, во время их совершения актуализируются смысловые установки. Индивидуальные личностные установки - результат усвоения инвариантов норм, традиций данной субкультуры. Все это относится и к противоправным установкам: готовности к совершению действий, имеющих девиантный характер. Существуют следующие формы противоправных установок:
• готовность к агрессивному поведению во взаимоотношениях с другими людьми, склонность решать проблемы посредством насилия, тенденция использовать унижение партнера по общению в качестве средства стабилизации самооценки;
• готовность к саморазрушающему и самоповреждающему поведению (это поведение направлено на причинение вреда самому себе, с ним связаны такие показатели, как низкая ценность собственной жизни, склонность к риску, выраженная потребность в острых ощущениях, садомазохистские тенденции);
• готовность к аддиктивному поведению (предрасположенность к уходу от реальности посредством изменения своего психического состояния, склонность к иллюзорно-компенсаторному способу решения личностных проблем, ориентация на чувственную сторону жизни, наличие сенсорной жажды и гедонистически ориентированных норм и ценностей);
• готовность к делинквентному (асоциальному) поведению - предрасположенность к вступлению в конфликт с общепринятым образом жизни и правовыми нормами. Этот потенциал в определенных ситуациях легко реализуется в антисоциальном, преступном поведении (Иванченко В.Н., Асмолов А.Г., Ениколопов С.Н., 1992).

Приверженцы концепции социальной дезадаптации личности отстаивают точку зрения, согласно которой девиантной становится личность, неспособная приспособиться к своему социальному окружению. Внутренние противоречия современной личности заложены самой цивилизацией. Во-первых, противоречия между стимулируемыми цивилизацией материальными потребностями и фактическими препятствиями на пути их удовлетворения. Психологическое следствие для человека состоит в постоянном разрыве между желаниями и их осуществлением. Во-вторых, противоречие между декларируемой свободой человека и всеми ее фактическими ограничениями. В итоге личность колеблется между свободой выбора и субъективным чувством полнейшей беспомощности. В-третьих, разрыв между притязаниями человека на успех и его возможностями: не каждый может стать космонавтом, рекордсменом в спорте, звездой в искусстве и т.д. В то же время потребность в доминировании (власти), социальном признании (престиже) и обладании собственностью - естественные социальные потребности личности. Как следствие, из неудовлетворенной потребности рождается эмоциональная отчужденность от людей, враждебность, неосознаваемая тревога и те защиты, которые выстраиваются против нее. В представлениях современного психоанализа один из способов защиты от базальной тревоги - агрессия. В понимании ортодоксального психоанализа она зарождается уже в начальных фазах психического развития как реакция на неудовлетворенную потребность в любви и привязанности к матери или как реакция на незавершенное действие. В оральной фазе развития агрессивность проявляется как желание сосания (пассивная форма) или как укусы материнского соска (активная форма). В анальной фазе - как прекращение управления кишечником, порча (пассивная форма) или как упрямство, злоба, жестокость в отношениях к игрушкам, животным, своим сверстникам (активная форма). В последующих фазах развития усилению агрессивных тенденций способствует энергетическая активность человека, его импульсивность, различные фасилитаторы. Если до пубертатного периода личность не находит нормативно допускаемых обществом способов защиты своего "эго", то реализация агрессивности принимает девиантные формы: физическое и моральное насилие над другим, хищение с целью обладания, разрушение, уничтожение. Осуществляются эти акции в среде со своей субкультурой. В ней проявление этих тенденций одобряется, а сами члены асоциальной группы являются для личности фасилитаторами. Без взаимного отождествления членов группы с подобными себе отчужденными личностями функционирование асоциальной организации невозможно. Каждый член должен воспринимать групповые нормы, ценности, образцы поведения как свои собственные. Своеобразным механизмом, с помощью которого члены асоциальной группы ставят себя на место другого и этим самым как бы видят себя в продолжении другого, выступает идентификация. В подавляющем большинстве криминогенных и асоциальных групп идентификация осуществляется с асоциальными личностными качествами лидера. Характер ценностных ориентаций соответствует негативным оценкам социальных отношений и отвечает основным законам и ценностям криминогенных групп. Идентификация выступает в виде антагонистических межличностных отношений. Она основывается на социальной ингибиции членов группы и поддерживается с помощью насилия и группового давления. Нормы и ценности, сложившиеся в процессе антисоциальной деятельности, также способствуют групповой интеграции.

Воззрения на социальные корни девиантности во всем мире неоднозначны. Апологеты социоцентрических взглядов придерживаются теории дифференциальной ассоциации, под которой понимается принятие личностью и группой одних ценностей и отрицание других. Основывается она на представлениях о множественности факторов, характеризующих социальные процессы. Это культурологические факторы - религиозные и национальные традиции, тип семьи; геофизические факторы - климатические условия, активность Солнца, смена времен года; этнографические - состав и плотность населения; экономические - уровень развития производительных сил, а также жизненный уровень населения; физиологические - пол, возраст человека, перенесенные заболевания, физические дефекты от рождения и т.д. Объяснение причин девиантного, а впоследствии криминального, поведения сводится к неблагоприятному для личности сочетанию этих факторов. Подобное толкование не дает удовлетворительного ответа на вопрос: почему при одинаковых социальных и экономических условиях в одной семье вырастает законопослушный гражданин страны, а в другой - человек с асоциальным поведением. Сторонники социальных теорий маргинализации общества полагают, что интенсивный рост численности городского населения в 60-80 гг. привел к появлению нового контингента городских жителей - выходцев из села и пригородных слободок. Урбанизация населения бывшего СССР породила непредвиденный результат - маргинализацию, когда сельская молодежь в поисках лучшей жизни оказывалась в городском пространстве, чему сопутствовало разрушение культурных норм как в селе, так и в городе. Маргинализация привела к появлению социального слоя, характеристиками которого являются: неопределенность связи с друзьями и постоянный страх быть отвергнутым; серьезные сомнения в своей личностной ценности для общества; тенденция к выраженной психологической агрессии; группирование по этническому, территориальному или национальному признаку и, как следствие, - высокая предрасположенность к криминализации. К этому следует добавить еще один фактор - "расслоение" подросткового поколения, связанное с возникновением элитарных учебных заведений, в которые отбор происходит не по интеллектуальным качествам, а по финансовой наполненности родительского кармана. Сброс молодежи в профессиональные училища, сопровождаемый субъективным чувством социальной ущемленности этой категории учащихся, резко усилил перечисленные характеристики маргинальности. Факторы маргинальности в сочетании с перечисленными предпосылками ведут к возникновению вначале девиантных, а затем и антисоциальных групп с криминальной направленностью. Становление групп несовершеннолетних правонарушителей осуществляется незаметно для окружающих. Пусковым импульсом выступает неудовлетворение социальных потребностей личностей в сфере межличностных отношений. Это продуцирует у подростка субъективное чувство отчуждения от семьи, от социально нормативных групп сверстников и выталкивает его в среду себе подобных. Там он имеет возможность заглушить тревогу от социальной изоляции и удовлетворить свои потребности в эмоциональном благополучии, в интимно-личностном общении, в самоутверждении, престиже, в обладании престижными предметами, в свободе обмена взглядами. Признаками таких групп являются:
- закрытость, автономизация группы;
- высокая степень идентификации каждого члена группы с антисоциальными групповыми нормами и ценностями;
- строгая иерархизованность и стратификация ролевых позиций членов группы;
- выраженность чувства принадлежности группы к категории "мы" и обязательное противопоставление ее категории "они";
- эмоциональная вовлеченность каждого подростка в дела группы и круговая порука;
- наличие собственной субкультуры с деформированными нравственными ценностями;
- чувство социальной ущемленности и жажда социального реванша (Пирожков В.Ф.,  2001; Визель Т.Г., 2005).

Согласно существующей концепции межличностной интеллектуальной зрелости, личность в своем развитии проходит семь последовательных стадий - от первых реакций новорожденного до высшего уровня социальной зрелости. В зависимости от собственных возможностей адаптации к социальной действительности, личность в своем развитии останавливается на одной из этих ступеней. На основе выдвинутой концепции была предложена типология, включающая девять разновидностей личности с девиантным поведением:
- Асоциально агрессивная личность. Выступает с решительными требованиями. Если встречает отказ, то проявляет открытую враждебность и агрессивность. В межличностных отношениях конфликтна.
- Асоциально пассивная личность. Эгоистичная, но не активная. Постоянно жалуется, хнычет. Желаемого достигает посредством капризного поведения. Легко отступает перед запретом.
- Незрелый конформист. Без сопротивления подчиняется тем, кто сильнее его в данный момент.
- Культурный конформист. Без сопротивления подчиняется группе, от которой зависит. В межличностных отношениях уступчив.
- Манипулятор. Пытается подорвать власть тех, кто ею обладает, с целью заполучить ее самому. В межличностных отношениях склонен к авантюризму.
- Невротик. Дает неправомерные выходы своим чувствам. Переживает свою вину, стремится избежать угрызения совести и самопорицания. В отношениях конфликтен.
- Беспокойный невротик. Не может избавиться от сильного эмоционального расстройства, возникшего в результате конфликтной ситуации. Испытывает чувство своей неполноценности и вины.
- Индивид с институциональной эмоциональной реакцией. В межличностных отношениях создает конфликтную ситуацию. Всегда выступает против чего-либо. Моментально реагирует на изменение социальной обстановки. Дает неправомерный выход своим чувствам.
- Культурный идентификатор. Отождествляет себя с преступным миром, афиширует свои антисоциальные взгляды через преступную субкультуру.

 В работе практических психологов хорошо зарекомендовал себя подход к девиациям поведения подростков, основанный на акцентуациях характера. Он разработан А.Е.Личко в Ленинградском психоневрологическом институте им. В.М.Бехтерева. Несовершеннолетние нарушители часто обладают акцентуациями характера, пограничными расстройствами психики, повышенной агрессией, высокой эмотивностью, психозами, неврозами, невротическими изменениями психики, задержками психического развития, патохарактерологическими изменениями личности и т.п. Акцентуация характера - крайний вариант нормы. Понятие акцентуации характера, личности возникло после длительных поисков для адекватного обозначения переходных ступеней между психопатией и нормальным состоянием (В.М.Бехтерев). По данным А.Е.Личко (1999) делинквентное поведение, проявляющееся в про-гулах, мелком воровстве, драках, хулиганстве, отмечается у 40 % подростков, наблюдающихся по поводу нервно-психических нарушений без психоза, главным образом при психопатиях, акцентуациях характера. По данным Н.И.Фелинской (1965), среди обследованных 222 несовершеннолетних правонарушителей, состоящих на учёте в детских комнатах милиции г. Москвы, были обнаружены психозы (1,1%), олигофрения (4%), органические поражения центральной нервной системы (24%), психопатии и психопатические черты (42,8%), алкоголизм (13,2%), психический инфантилизм (4%). В.Л.Васильев (2000) отмечает, что причины, приводящие к психологическим расстройствам, акцентуациям характера, связывают как с органическими повреждениями мозга (асфиксии при рождении, черепно-мозговые травмы, тяжёлые интоксикации), так и с социальными факторами, среди которых на первом месте стоят условия семейного воспитания. Исследование отечественных ученых И.Ф.Мягкова и Ю.В.Юрова (1982), целью которого состояло обследование 151 подростка, учащихся спецшколы для несовершеннолетних правонарушителей, показало, что у 68 % исследуемых имеются различные нервно-психические отклонения: неврозы и невротические проявления после перенесённых органических поражений головного мозга, задержки психического развития, патохарактерологические изменения личности, психопатии, лёгкие степени олигофрении, энурез и т.п. Выборочное исследование А.В.Лебедева (1985) нервно-психического здоровья подростков, состоящих на учёте в ИДН, показало, что у 12% диагностирована психопатия, у 50 % - акцентуация характера. В более чем 60% встречается акцентуация по неустойчивому типу, характеризующаяся расторможенностью, затем по гипертимному типу (около 20%), которая близка по своим поведенческим проявлениям к неустойчивому типу.  На вопрос, каким образом взаимосвязаны природные и социальные факторы в развитии личности, американский психолог Д.Майерс отвечает следующим образом: изучение близнецов и семей с приёмными детьми показало, что генетическим влиянием можно почти на 50% объяснить различия людей в таких чертах характера, как экстравертированность и эмоциональная нестабильность. Другие 50% - это влияние взаимотношений родителей (а не их личности) и восприятие их детским сознанием, влияние сверстников и фактора культуры.

Парциальное присутствие психической ригидности в структуре личности, определяемое у 37%  девиантных подростков, ведет к резкому ограничению вариантов поведения, поведенческим срывам,  трудностям осознания собственных психологических проблем, актуального состояния мотивов и потребностей (Краснова М.А., 2005).

В происхождении отклоняющегося поведения младших подростков влияние группы сверстников иногда больше, чем влияние особенностей личности. Однако исследователи отмечают, что определенные  качества в структуре личности подростка предрасполагают к девиациям, а определенные ситуации развития (фрустрирующие ситуации) и особое стечение обстоятельств  способствуют их проявлению.  Не случайно Х.Ремшмидт (2000), считая регулятором поведения человека его личностные качества, отмечает, что отклоняющееся поведение подростков часто сопряжено с определенным окружением и типом ситуаций.

Г.В.Уварова (1998), рассматривая личностные особенности криминальных подростков, как  мальчиков, так и девочек, отмечает у них отрицательное отношение  к школе и одноклассникам, с которыми они если и общаются, то больше негативно, чем хорошо; ненависть к отличникам; негативную установку к другим людям, чести и достоинству. Для подростков с асоциальным и антисоциальным поведением характерно отчуждение от общепринятых правил социального общежития; отторжение от позитивных социальных ценностей.

На фоне преобладания у делинквентов потребительских тенденций ценностные ориентации имеют прямую связь со структурой их досуга: приобретение спиртного, посещение баров и дискотек, просмотр кинофильмов и телепередач,  отсутствие интереса к чтению книг. Среди современных подростков с отклоняющимся поведением популярны фильмы с уголовной тематикой.

У несовершеннолетних правонарушителей потребность социального престижа теряет свою направленность, перерастая в низшую форму самоутверждения, когда индивид удовлетворяется тем, что становится объектом внимания других людей. Подростку-делинквенту свойственна гипертрофированная потребность в свободе, независимости: ему уже в 12-13 лет невыносима ситуация, когда он должен получать разрешение от других на каждый свой поступок.

Особенности деформации ряда существенных для развития личности в подростковом возрасте психологических характеристик, обусловленность отклоняющегося поведения характерологическими особенностями личности, дисгармоничностью развития характера рассматривались также в работах А.А.Александрова (1973); Е.В.Заики, Н.П.Крейдун, А.С.Ячиной (1990), А.Е.Личко (1973); А.А.Реана (1991). Зафиксированы следующие параметры развития личности подростков с отклоняющимся поведением: отношение к будущему является крайне неопределенным, вплоть до отсутствия содержательной ориентации; будущее выступает как прямое отражение примитивных желаний настоящего; общечеловеческие ценности чаще всего отвергаются; отсутствует интерес к учебе и познанию.  Подростки – делинквенты фактически игнорируются сверстниками, выпадают из круга нормального подросткового общения. Большинство этих подростков живут в семьях с неблагоприятным психологическим климатом. Им свойственны выраженные акцентуации характера, наиболее частые из которых – эпилептоидная, неустойчивая, гипертимная. По данным А.А.Реана, во всех случаях имеется не один,  а два-три пика дисгармоничности в профиле характера подростка. Подавляющее большинство подростков с отклоняющимся поведением – мальчики, среди которых у 50% выражена склонность к алкоголизации; социальные отношения этих подростков имеют высокую конфликтность.

Е.В.Заика, Н.П.Крейдун, А.С.Ячина (1990) выделяют личностные особенности делинквентных подростков,  свидетельствующие о деформации их характера – так называемый, криминогенный комплекс личности  несовершеннолетнего правонарушителя: наличие конфликтов с окружающими, неприязненное отношение к позиции взрослого; заниженная у 56% подростков потребность в общении, которая выступает средством самоутверждения и компенсации неудовлетворенности своим положением; принятие подростков, состоящих на учете в ИДН, и их групповых норм (от 77 до 99% случаев). Игнорирование девиантов сверстниками с нормативным поведением говорит об их выпадении из круга нормального подросткового общения.

Обобщение результатов эмпирических исследований позволило констатировать  у подростка с девиантным поведением следующие психологические особенности: неприятие педагогических воздействий; неумение преодолевать трудности; игнорирование препятствий; сверхнапряженность; апатичная подчиненность группе с асоциальными установками; сниженная самокритичность, двойной локус контроля; синдром тревожного ожидания, неуверенности в себе, порожденный систематическими учебными неуспехами; негативные установки к учебной деятельности, физическому труду, к себе и окружающим людям; слабость самоконтроля, склонность неадекватно реагировать на фрустрирующие обстоятельства; крайняя степень эгоцентрированности; агрессивность. Особый интерес представляют те данные, которые получены в исследованиях периода социально-экономического кризиса нашего общества.

Анализ причин происхождения девиантного поведения подростков привел к необходимости проведения сравнительного исследования по выявлению личностных особенностей подростков, детерминирующих внутреннюю готовность к совершению отрицательных поступков и проступков, а также ситуации, влияющей на проявление и устойчивость негативных форм поведения подростка.

Отечественная психология, не отрицая влияния врожденных особенностей организма на свойства личности, стоит на позициях того, что человек становится личностью по мере включения в окружающую жизнь. Личность формируется при участии и под воздействием других людей, передающих накопленные ими знания и опыт – не путем простого усвоения общественных отношений, а в результате сложного взаимодействия внешних (социальных) и внутренних (психофизических) задатков развития, представляет собой единство индивидуально-значимых и социально-типических черт и качеств. Следовательно, личность и ее аномалии рассматриваются в социально обусловленной, развивающейся  жизнедеятельности, в смене отношений ребенка к окружающей действительности.

Устоявшимся в психологической и медицинской литературе являются понятия «акцентуации характера» (К.Леонгард, А.Е.Личко, С.Шмишек), «психопатии – социопатии» (В.М.Бехтерев, П.Б.Ганнушкин), которые  обозначают поступки и реакции личности неболезненной природы. Как правило, эти аномалии характера происходят по причине негативных воспитательных воздействий, когда родителями или лицами, их заменяющими, создаются ситуации, в которых выкристаллизовываются и закрепляются негативные, отрицательные черты характера (А.Адлер, А.Бандура, М.Боуен, А.В.Петровский, В.Сатир, И.А.Фурманов и др.). Причиной противоправных поступков могут выступать такие качества личности человека, как жадность, жестокость, хитрость, завистливость, лживость. Причем, эти опасные качества, когда они становятся синергетиками, могут свидетельствовать о "преднастройке" к  непредсказуемым ситуациям с демонстрацией негативных качеств,  провоцировать девиантное и делинквентное поведения. Специфические сочетания черт характера указывают на преобладающий характерологический радикал или тип характера – истерический, шизоидный, эпилептоидный, психастенический, астенический, паранойяльный, – который может определять те или иные отклонения в поведении.

Девиантные формы поведения, базируясь на индивидуально-психологических стереотипах, имеют зависимость от внешних условий, ситуативных моментов, которые способны либо провоцировать, либо блокировать неадекватные формы поведения. Не случайно Ю.В. Кудрявцев (1989) отмечает, что «криминальная личность» отличается от личности с нормативным поведением не каким-то единственным качеством, а симптомокомплексом личностных особенностей, обусловливающих трансситуативное (личностно устойчивое) поведение, а также взаимодействием ситуативных и трансситуативных (личностных) факторов. При этом ситуации преступления (алкогольное опьянение, ссора, спровоцировавшая импульсивную агрессию) являются обычно катализатором, "пусковым механизмом" давно сформировавшихся тенденций личности.  
 
Подавляющее большинство исследователей девиантного поведения подростков отмечают, что им свойственна недисциплинированность, наблюдается недостаточное развитие познавательных качеств: памяти, внимания, абстрактного мышления (так как эти качества у них не упражняются), что часто ведёт к нелогичности мышления. Этому способствует праздный образ жизни, поскольку они не любят трудиться и учиться, но достаточно выражен практический аспект. Случаи правонарушений во много раз чаще совершаются мальчиками, чем девочками, и это более распространено в городах, чем в сельской местности. Общим для всех девиантных подростков является:
1) Преобладание эмоциональной сферы над рациональной.
2) Преобладание отрицательных эмоций над положительными.
3) Отрицательное отношение к учёбе.

Деформация развития воли, и волевых качеств, её отрицательная направленность. В структуре волевого акта налицо выпадение или свертывание этапа планирования (А.И.Ушатиков, 1985), что говорит об   импульсивном характере поведения. Психологический анализ личности девианта показывает, что наряду с мотивационно-волевой деформацией имеет место деформация эмоционально-нравственных черт характера, равнодушие к другим, не развитое чувство стыда (по данным Г.Г.Бочкарёвой (1968), 40% опрошенных несовершеннолетних правонарушителей никогда не испытывали чувство стыда, остальные 60 % испытывали стыд лишь в связи с наказанием, а не в связи с низостью, аморальностью совершённого антисоциального деяния), несамокритичностью, лживостью и грубостью. Большинство отечественных ученых отмечают, что характерной чертой «грудных» подростков является эгоизм, ведущими мотивами поведения становятся их собственные, чаще всего материальные, примитивные потребности, сиюминутные желания и прихоти. У девиантного подростка не развито чувство долга, он не честен и безответственен, имеет отрицательный нравственный идеал. Имеет место подмена нравственных понятий. Они склонны под-даваться влиянию взрослых правонарушителей и подражанию криминальной романтике.

В.Д.Менделевич подчеркивает, что при психопатологических типах девиантного поведения также в большей степени значимы индивидуально-психологические особенности человека, а влияние ситуативных факторов нивелируется. Подводя итоги анализа причин происхождения девиантного поведения, следует отметить единство мнений зарубежных и отечественных ученых о важности семейного воспитания. Семья всегда считалась агентом социализации индивида в обществе. В семье формируются не только социально значимые качества личности, но и свойственные ей оценочные критерии; влияние семьи на подростка сильнее влияния школы, общества в целом. Е.И.Рогов выделяет начальный этап девиантного поведения — психическую депривацию (Рогов Е.И., 2002). Понятие «психическая депривация» (Й..Лангеймер, З.Матейчик, 1984) путём включения в систему научного анализа не только расширило представление о роли средового фактора, но и поставило вопрос о связи между нарушениями социализации и хроническими, конфликтными ситуациями. Это состояние возникает в особых жизненных ситуациях, когда ребёнку не представляется возможным удовлетворить основные психические потребности в течение длительного периода жизни. Проявление психической депривации охватывает широкий диапазон изменений личности: от лёгких странностей до глубоких поражений интеллекта, воли, характера, либо может проявляться в невротических признаках. Полагается, что психическая депривация вызывается нарушением привязанности. Привязанность подразумевает продолжительные, эмоционально насыщенные взаимоотношения, возникающие в период раннего детства между ребёнком и лицом (обычно это мать), осуществляющим первичный уход. Согласно этой концепции младенец глубоко социален с момента рождения, и в тех случаях, когда уход и забота неадекватны, у ребёнка развивается недостаточность в чувствах к себе и другим. При длительной сепарации детей раннего возраста от родителей, первичная эмоциональная реакция носит характер плача и протеста; в последующем следует отказ от еды, неучастие в непосредственном окружении. Когда ребёнок вновь возвращается к родителям, вместо реакции привязанности у него формируется реакция избегания или отмечается амбивалентное, неуверенное отношение и поведение. Формы избегающего (амбивалентного) поведения, однажды сформировавшиеся, имеют тенденцию закрепляться и становиться частью личности, определяют последующие проблемы поведения, плохой контроль импульсов, низкую самооценку.

В отечественной и зарубежной психологии при оценке семейного фактора, начиная с работ Дж. Боулби, Шпица, ведущее значение придаётся отсутствию матери («материнской» депривации). Особая значимость данных явлений наблюдалась у детей, находящихся на интернатном содержании. Согласно концепции Дж. Боулби, нарушения социализации, связанные с отсутствием материнского заботливого отношения к детям в возрасте с рождения до 2 лет, проявляются в задержке их эмоционально-личностного, речевого развития.

Е.И.Рогов определил следующие формы психической депривации
1) Депривация стимульная (сенсорная) — пониженное количество сенсорных стимулов или их ограниченная изменчивость.
2) Депривация значений (когнитивная) - слишком изменчивая хаотическая структура внешнего мира без чёткого упорядочения и смысла, которая не даёт возможности понимать, предвосхищать и регулировать происходящее извне.
3) Депривация эмоционального отношения (эмоциональная) - недостаточная возможность для установления интимного эмоционально отношения к какому—либо лицу или разрыв подобной эмоциональной связи, если такая уже была создана.
4) Депривация идентичности (социальная) - ограниченная возможность для усвоения самостоятельной социальной роли.

Источник: 
Визель Т.Г., Девиантное поведение подростков. Теории и эксперименты