Аддиктивное поведение подростков

Наркотическая зависимость возникает не сразу, ей предшествует аддиктивное поведение, т. е. злоупотребление различными психоактивными веществами, включая алкоголь и курение табака, до того, как от них сформировалась физическая зависимость. Этот термин (понятие) происходит от англ. addiction — «пагубная привычка», что должно указывать на необходимость воспитательных, а не медицинских мер. Это нарушение поведения развивается двумя путями. В первом случае подростки пробуют различные психоактивные вещества: бензин, клей, затем алкогольные напитки, не гнушаясь при этом предложенными таблетками или сигаретами с марихуаной. Во втором случае наблюдается злоупотребление только каким-нибудь одним токсическим веществом (бензином, алкоголем). Раннее сосредоточение на одном психоактивном веществе обычно связано с недоступностью других. Этапы развития аддиктивного поведения:

  1. первые пробы — начало аддиктивного поведения; на данном этапе возможен отказ от продолжения экспериментирования с психоактивными веществами из-за неприятных ощущений, страха пристраститься или угрозы наказаний;
  2. поисковый «полинаркотизм» — наступает тогда, когда за первыми пробами наступают повторные; 
  3. выбор предпочитаемого вещества — завершение поисков.

Модели аддиктивного поведения

В основе развития и закрепления аддиктивного поведения лежат общие механизмы (модели).

Атарактическая (успокаивающая) модель — это один из наиболее распространенных вариантов применения психоактивных веществ (наркотиков) с целью достижения душевного спокойствия (12—15,4 % среди алкоголизирующихся). Их употребление направлено на снятие нервного напряжения, на то, чтобы расслабиться, успокоиться, забыться, уйти от неприглядной или опасной действительности, от неразрешимых жизненных проблем. Подростки свою алкоголизацию (наркотизацию) объясняют следующим образом: «Чтобы быть спокойнее» (5,7—7,7 % среди алкоголизирующихся). В других случаях доминирующим мотивом оказывается высокий уровень аффективной напряженности, преобладание пониженного настроения нередко с раздражительностью, мрачностью.

Недостаточно приспособленные, плохо адаптирующиеся к новой среде подростки находятся в связи с неудовлетворенностью своими отношениями с окружающими в постоянном психическом напряжении. Им приходится искать пути гармонизации своего положения. Не умея нормализовать свои отношения с окружающими, подростки используют психоактивные вещества для того, чтобы заменить психологические механизмы межперсональных отношений. Применяющие данные вещества говорят, что делают это, «чтобы было легче разговаривать с людьми» (1,9—2,5 % среди алкоголизирующихся).

Модель — употребление психоактивных веществ для изменения эмоционального состояния: тревоги, депрессии, апатии. Цель в этом случае — улучшить настроение, добиться эмоционального комфорта в трудных и тем более критических для подростка жизненных ситуациях (разрыв с членами семьи, утрата значимой фигуры, разочарование в любви, дружбе). Пристрастие к психоактивным веществам может возникнуть как способ самолечения на начальных этапах невротических или психотических расстройств, иногда еще во время отсутствия явной симптоматики.

Коммуникативная модель может возникнуть в связи с неудовлетворенными потребностями в общении, любви, доброжелательности. Прием психоактивных веществ облегчает общение со сверстниками своего и противоположного пола. Преодолевается чувство замкнутости, стеснительности, появляется уверенность в своих возможностях. «Принимаю для того, чтобы легче общаться с другими людьми», — говорит подросток (3,2—4,5 % среди алкоголизирующихся). Имеются сведения, что до 30 % всех алкоголиков начинают с привычки принимать «допинг» перед общением, в особенности с лицами противоположного пола. К этому средству чаще всего прибегают замкнутые, тревожно-мнительные, эмоционально ранимые подростки.

Активирующая модель. В одних случаях подростки применяют психоактивные вещества с целью достижения переживаний подъема сил, бодрости, оживления активности. Будучи неуверенными в своих силах и возможностях, имея сниженную самооценку, подростки пытаются достичь прямо противоположного — уверенности, бесстрашия, раскованности. В опьянении становится легче реализовать истинные и воображаемые способности, совершить «выдающиеся поступки». В других случаях таким же образом достигается выход из состояния скуки, душевной пустоты и бездействия. Алкоголизация, например, может создать у подростка впечатление прекрасной приспособленности и вполне удовлетворительной самореализации. В этом случае подросток может сказать: «Принимаю спиртное, потому что мне приятно быть немного пьяным» (8,2—12 %).

Гедонистическая модель. Употребление психоактивных веществ используется также и для получения удовольствий, переживания приятных ощущений, психического и физического комфорта. Вызванный в таком случае на откровенность подросток признается, что делает, потому что ему это нравится (36,9—48,6 %). При этом стремятся создать фантастический мир галлюцинаторных образов, пережить состояние эйфории. Так, например, происходит при вдыхании ингалянтов. Стремление к получению удовольствий с помощью токсических средств возникает из-за невозможности и неумения развлечь себя иным образом (с помощью спортивной, творческой и иной активности). Если наркотическое опьянение дает желаемое наслаждение, то это довольно быстро приводит к формированию болезненного пристрастия. Чаще всего по этому пути идут гипертимные и неустойчивые подростки.

Конформная модель. Стремление подростков подражать, не отставать от сверстников, быть принятыми группой может привести к употреблению психоактивных веществ именно с этой целью. Чтобы для собственного утверждения пережить принадлежность к группе, укрепить свой социальный статус, подростки вынуждены разделять со своими товарищами всю их активность, в том числе и касающуюся психоактивных веществ. Подросток говорит: «Я делаю это, потому что мои друзья тоже пьют». Развитие этой модели связано со стремлением подражать лидерам, некритически перенимать все, что касается коллектива, к которому принадлежит подросток.

Манипулятивная модель. Психоактивные вещества используются для манипулирования другими, для их эксплуатации, для изменения ситуации в собственную пользу, для достижения тех или иных преимуществ. Истероидные подростки, например желая покрасоваться, привлечь к себе внимание своей необычностью, способностью «много выпить», добиться лидирующего положения, охотно пользуются наркотиками и алкоголем. Эпилептоидные подростки посредством психоактивных веществ пытаются подчинить себе ситуацию, успешно выступить в роли лидера.

Компенсаторная модель определяется необходимостью компенсировать какую-либо неполноценность личности, дисгармонии характера, мотивационной сферы. У подростков, которые плохо переносят конфликты и любые трудности в школе и дома, возникает наибольший риск закрепления аддиктивного поведения как формы реагирования на любые жизненные проблемы. Такая форма поведения создает впечатление разрешения трудностей и помогает избежать неприятных переживаний (Исаев Д. Д., Журавлев И. И., Дементьев В. В. [и др.] 1992).

Употребление психоактивных веществ способствует увлечению постоянно слушать современную ритмическую и обязательно громкую музыку, азартными играми, пристрастию к игральным автоматам, сексуальному экспериментированию и беспорядочным половым контактам.

Формирование аддиктивного поведения в значительной степени связано с групповой психологической зависимостью, т. е. с появлением потребности к употреблению психоактивного вещества только тогда, когда собирается «своя компания». Не меньшее значение для ее формирования имеют существенно сниженные адаптивные возможности подростков, обусловленные эмоциональной неустойчивостью, недостаточным самоконтролем поведения, низкой самокритичностью, неразвитой рефлексией, эгоцентричностью, неуверенностью в себе или чрезмерной переоценкой собственного «Я», бегством от реальности, инфантильностью, чувством неспособности справиться с трудностями, отсутствием устойчивых интересов и увлечений.

Первые эпизоды наркотизации и алкоголизации у младших подростков 12—13 лет связаны, как правило, с трудной семейной или школьной ситуацией, безнадзорностью, некритичным отношением к поведению окружающих. Так как в этом возрасте наиболее доступны лекарственные и бытовые средства (бензин, клей, зубные пасты, таблетки и др.) и в то же время имеется заблуждение, что они менее вредны и опасны, то именно с них начинается аддиктивное поведение.

Наиболее опасный возраст для начала экспериментирования с любыми психоактивными веществами — 14—15 лет. Старшие подростки (16—17 лет) реже начинают употреблять психоактивные вещества.

Типы акцентуаций подростков с аддиктивным поведением

Для наилучшего понимания развития привыкания подростков к психически активным веществам приходится учитывать не только возраст, но и особенности их характера (акцентуации).

Гипертимные подростки, отличающиеся преобладанием приподнятого настроения, жаждой деятельности, повышенной словоохотливостью, неугасимым оптимизмом, склонностью к риску, острым ощущениям, неразборчивостью в выборе знакомств, податливы влиянию приятелей из стихийно формирующихся групп и легко соблазняются на предложения алкоголя, токсических веществ и наркотиков. Все психоактивные вещества, вызывающие подъем настроения, созвучны личности, и подростки легко становятся на путь их употребления. Для этих подростков характерно стремление попробовать как можно больше разных предлагаемых им препаратов.

У подростков с постоянным наличием преобладающего сниженного настроения нередко возникает желание добиться его улучшения с помощью алкогольных напитков или стимуляторов. Однако эти средства чаще всего не дают желаемого результата. Более того, алкоголь нередко углубляет депрессию. Стимуляторы же у этих подростков скорее вызовут тревогу и беспокойство, чем поднимут настроение. Успокаивающие (транквилизаторы) улучшают настроение и уменьшают степень актуальности жизненных трудностей, в связи с чем к ним возникает пристрастие.

Живо на все реагирующие, с легко меняющимся настроением и впечатлительные подростки начинают употреблять ингалянты или алкогольные напитки под влиянием референтной группы, от которой они сильно зависят. Эйфоризирующее действие ингалянтов, способствующее оживлению фантазий, делает эти вещества особенно привлекательными для них. Возможность «забыться» на некоторое время, «отключиться» от реальности, исправить настроение еще один повод для их использования.

Нерешительные, сомневающиеся, мнительные, пугающиеся всего нового, постоянно тревожные подростки, обнаружив, что успокаивающие или другие психоактивные средства способны смягчить переживания, связанные с предстоящими или воображаемыми трудностям, могут прибегать к их поддержке при определенных ситуациях.

У подростков с выраженной интравертированностью, пребывающих в вымышленном мире собственных схем и фантазий, склонных к уединенности, психоактивные вещества стимулируют фантазирование или облегчают столь трудный для них процесс общения. В этой связи они легко привыкают к опийным препаратам, а в младшем подростковом возрасте — к ингалянтам.

Значительный процент среди наркотизирующихся и алкоголизирующихся подростков составляют такие, которые склонны к бурным вспышкам аффекта, неожиданным действиям и поступкам, решению конфликтов с помощью грубой физической силы. В состоянии опьянения они утрачивают контроль над своим поведением, затевают ссоры, вступают в конфликты, в драках наносят тяжелые повреждения. С первого опыта знакомства с алкоголем или другими токсическими веществами стремятся добиться «полного отключения». Начиная употреблять те или иные наркотические вещества, легко оказываются в рабской зависимости от них.

Истероидные подростки характеризуются эгоцентризмом, капризностью, демонстративностью, интриганством, потребностью в признании, самовосхвалением. Они, будучи легко внушаемыми, бездумно подчиняются всем предлагающим попробовать сигареты, напитки, любые психоактивные вещества. Они обнаруживают особую склонность к стимуляторам, привлекательными для них могут оказаться и алкоголь, и опиаты, и транквилизаторы. Способствует возникновению у них пристрастия стремление покрасоваться, продемонстрировать свою выносливость к спиртным напиткам, показать свою способность «всех перепить».

У подростков слабовольных, неспособных к самостоятельности, постоянно ищущих удовольствий, праздности и развлечений, самый высокий риск аддик-тивного поведения. Не будучи в силах занять себя сами, они все время нуждаются в стимуляции. В своем стремлении к наслаждениям, они, однажды попробовав психоактивное вещество, легко становятся на путь их постоянного использования, как правило не отдавая предпочтения ни одному из них.

Аддиктивное поведение, порожденное неблагоприятными биологическими и социально-психологическими факторами, ими же и осложняется, нарушая образ жизни подростков. Чем дольше они потребляют психоактивные вещества, тем больше расстраиваются их отношения с окружающими. Свою потребность в положительных эмоциях подростки удовлетворяют за счет психоактивных веществ, которые «заслоняют» все остальные интересы, расстраивая прежние взаимоотношения и препятствуя созданию новых. Потеряв эмоциональные связи с близкими людьми, они переживают полное душевное благополучие, так как оказываются неспособными критически осмыслить сложившуюся ситуацию.

Группа поддерживает и даже культивирует отклоняющееся (девиантное) поведение.

Девиантное поведение — поведение психически здорового человека, отклоняющееся от принятых в обществе норм межличностных отношений, действий, поступков и высказываний. Оно проявляется в правонарушениях, бродяжничестве, сексуальных девиациях, суицидальных намерениях, демонстрациях и покушениях. Фактически все виды такого поведения сочетаются с аддиктивным. Более того, злоупотребляющие психоактивными веществами подростки подвержены влиянию членов своей группы, под ее воздействием выбирают тот или иной вид асоциального поведения. Эти подростки плохо учатся, не участвуют в семейных делах. Такое поведение сначала связано с ухудшением прилежания, нарушением чувства долга и ответственности. Однако к этому вскоре могут присоединиться выраженные явления психической слабости (астении) с характерными для нее расстройством внимания, снижением памяти, трудоспособности. Не посещая учебных занятий, не помогая по дому, эти подростки должны организовать свое время, но именно этого они и не умеют. У них нет увлечений, они не посещают кружки или спортивные секции. Они теряют друзей, прекращают отношения с соучениками, вступают в конфликт с педагогами школы.

ПЕРЕХОД АДДИКТИВНОГО ПОВЕДЕНИЯ В СИНДРОМ ЗАВИСИМОСТИ (БОЛЕЗНЬ)

Вероятность того, что злоупотребляющий каким-нибудь психоактивным веществом подросток заболеет синдромом зависимости (алкоголизмом, наркоманией или токсикоманией), различна. Если подросток злоупотребляет одним из опиатов (морфин), то риск развития наркомании составит от 19 до 42 %. Намного выше риск при внутривенном употреблении наркотиков. Среди обследованных подростков, склонных к выпивкам, через 10 лет лишь у 12 % был диагностирован алкоголизм.

Риск перехода аддиктивного поведения в синдром зависимости (болезнь) определяется рядом факторов. Из социальных факторов наиболее известные — доступность психоактивного вещества, «мода» на него, степень грозящей ответственности за злоупотребление, влияние группы, к которой принадлежит подросток.

Из психологических факторов следует упомянуть тип акцентуации характера (о чем сказано выше), привлекательность возникающих ощущений и переживаний, выработку гедонистической установки, постоянное стремление к получению удовольствий, страх причинить вред самому себе, отсутствие социальных интересов, стремление к самоутверждению.

А., 16 лет, из обеспеченной семьи. Слабовольный, легко подпадающий под чужое влияние, с неустойчивыми интересами, добрый. Учащийся 1-го курса училища при консерватории. Попав в группу подростков, употреблявших наркотики, решил не отставать от них и стал вдыхать пятновыводитель, испытывая при этом галлюцинации. В дальнейшем вместе с другими вводил себе адафен, пенталгин, курил план, принимал кодеин, ноксирон, барбамил, омнопон, промедол. Развилась зависимость, при прекращении приема появились синдромы отмены («ломало» суставы, возникала депрессия). Только под сильным давлением родителей согласился лечь в больницу для лечения.

К биологическим факторам можно отнести в первую очередь природу самого вещества, которым злоупотребляют, врожденную непереносимость или высокую устойчивость к тому или иному психоактивному веществу, наследственную отягощенность алкоголизмом (наркоманией), органическое повреждение головного мозга в предшествующих возрастах, хронические болезни печени.

Ранняя алкоголизация — злоупотребление алкоголем подростками, знакомство с опьяняющими дозами алкоголя в возрасте до 16 лет и более или менее регулярное употребление спиртных напитков без признаков зависимости. Степень злоупотребления оценивается по частоте выпивок и количеству выпитого, а также по возникающим в связи с этим социально-психологическим трудностям. Ранняя алкоголизация — это одна из форм подросткового девиантного (отклоняющегося) поведения. Она практически всегда сочетается с пренебрежением учебой и работой, с делинквентностью (мелкими правонарушениями, не достигающими степени преступления), уходами из дома, а иногда и со злоупотреблением другими психоактивными веществами (парами бензина, пятновыводителей и др.).

Ранний (подростковый) алкоголизм — формирование синдрома зависимости (болезни) в возрасте до 18 лет.

Темы: Аддикция, Подростки
Источник: Исаев Д. Н., Психиатрия детского возраста: психопатология развития: учебник для вузов. — СПб. : СпецЛит, 2013. — 481 с.
Материалы по теме
Причины и последствия компьютерной зависимости в подростковом возрасте
Гагай, В.В.: Компьютерная зависимость подростков как социально- психологическая проблема...
Определения и классификации отклоняющегося поведения подростков
Визель Т.Г., Девиантное поведение подростков. Теории и эксперименты
Интеллектуальное развитие подростка
Волков Б.С., Психология подростка: учебное пособие. — М.: Академический проект, 2017. —240 с...
Причины и условия преступлений несовершеннолетних и молодежи
Старков О. В., Криминология: Общая, Особенная и Специальная части: Учебник.— СПб.:...
Психологические особенности подростковых девиаций
Усова Е.Б. Психология девиантного поведения. Мн., 2010
Гэмблинг
Короленко Ц.П., Психосоциальная аддиктология
Характеристика подросткового возраста
Крутецкий В.А., Психология подростка
Подростковый возраст
Дарвиш О.Б., Возрастная психология
Оставить комментарий