Диалектика биологического и социального в человеке. Критики биологизаторских и социологизаторских концепций

Проблема соотношения биологического и социального в человеке привлекала исследователей на всех этапах человеческого развития. И сейчас она находится в центре внимания философии и других наук. Особый интерес к ней вызван величайшими открытиями в области генной инженерии.

С открытием в апреле 2000 г. в США генома человека был совершен переворот в представлениях о живом организме, полностью изменено лицо медицины.

По прогнозам специалистов, на смену привычным прививкам придут генетические вакцины и можно будет навсегда покончить с такими неизлечимыми болезнями, как рак, СПИД, болезнь Альцгеймера, диабет, астма и др.

Управление генетической наследственностью по-новому ставит проблему соотношения биологического и социального в человеке и раскрывает для нас иные ракурсы ее рассмотрения.

Вместе с тем в осмыслении данного вопроса сложилась определенная традиция, которая в основаниях своих укоренена в понимании того, как взаимосвязаны между собой в целом природное и социальное бытие.

Здесь важно подчеркнуть, что биологическое в человеке предстает не как параллельный и абсолютно автономный по отношению к социальному бытию мир, а располагается в самой сфере социального как исток и фундаментальная основа. Природа выступает в качестве начального уровня иерархическою бытия человека, который заключает в себе необходимые естественные свойства, являющиеся одновременно и частью природы и ее высшим продуктом. Человек создает свой культурный и социальный мир на определенных природных основаниях, которые выступают своеобразным строительным материалом для создания человеком материальных и духовных ценностей, опредмечивания его знаний, взглядов и идей.

Взаимодействие биологического и социального в человеке никогда не может считаться законченным и выступать в завершенной форме. Их единство состоит в бесконечном наполнении биологического социальным содержанием, в опосредовании И преобразовании природного общественными факторами, поскольку человеческие предметы не являются природными в том виде, как они непосредственно даны в природе. Биологические структуры и функции под воздействием социальных факторов (в частности, трудовой деятельности) модифицировались и достигли более высокого уровня развития, нежели у представителей животного мира. Они «очеловечились», стали социализированными и уже не выступают в «чистом» виде. Через человека происходит одухотворение природного мира, в человеке пересекаются все круги бытия: в нем встречаются и дополняют друг друга культура и природа. «....Природа с господствующим в ней слепым интеллектом или инстинктом, - писал С. Булгаков, - только В человеке осознает себя, становится зрячею. Природа очеловечивается, она способна стать периферическим телом человека, подчиняясь его сознанию и в нем осознавая себя. В этом смысле человек есть центр мироздания....».

Биологическое начало социализируется в человеке в том смысле, что человек развивает и направляет свои природные качества в русло потребности социальной жизни. Социальное, преобразуя биологическое с учетом индивидуальных задатков человека, определяет его целостную интегральную природу. Уровень развития общества во многом зависит от того, насколько оно предоставило человеку возможность гармоничнее и полнее раскрыть свои положительные природные свойства.

Рассматривая диалектику соотношения биологического и социального, важно установить, что в человеке предопределяет его естественные, генетические предпосылки, и какова роль и значение для его становления и развития социальной среды.

Здесь важно отметить, что человек является частью природы, т.е. естественным телесным существом. Он рождается, испытывает потребности в пище, продолжает жизнь в потомстве
и в конечном итоге умирает.

К биологическим факторам становления человека относятся свойства нервных процессов, когда тот или иной тип нервной системы определяет индивидуальные качества человека. Например, сильный тип нервной системы способствует формированию у человека холерических тенденций (энергичность, стойчивость, целеустремленность, боевитость, склонность к риску), а слабый тип, связан с проявлением меланхолических тенденций в характере человека (робость, чувствительность, тактичность, уступчивость, ответственность). Высокая подвижность нервных процессов определяет такие качества, как лабильность, живость, активность, непостоянство, неустойчивость, то, что характерно для сангвиников. И наоборот, инертный тип способствует формированию индивидуальных черт с ярко выраженной флегматической тенденцией (медлительность, ригидность, склонность к традиционализму и консерватизму).

Существенным биологическим фактором, влияющим на формирование человека, выступает функциональная асимметрия мозга. Доминирование правового полушария (перцептивных образов, эмоциональных отношений, невербальных знаковых функций) способствует становлению конкретно-образного мышления, а доминирование левого полушария (мыслительных понятий, рациональных оценок) способствует становлению словесно-абстрактного, т.е. рационального мышления.

Определенную роль в становлении человека и его характера играют железы внутренней секреции. Так, доминировав гормонов мужского типа способствует формированию твердости, жестокости, деловитости, мужского склада ума, а гормоны женского типа определяют мягкость характера, артистичность, женского склада ума.

Биологическими факторами, а точнее сказать, генетическим аппаратом наследственности во многом предопределяются умственные способности человека, его одаренность, талант, гениальность, черты харизматичности и т.п.

Вместе с тем нельзя абсолютизировать роль естественных биологических начал в человеке, что характерно для представителей различных биологизаторских концепций, в рамках которых обосновывается генетическая предопределенность поведения человека: его «врожденная» агрессивность, жесткость, стремление к власти, развязыванию войн и т.п.

Биологизаторские концепции довольно разнообразны. Вспомним, что один из основателей социологии Огюст Конт считал биологию фундаментом социологии. Многообразие социальной активности он объяснял «инстинктивными импульсами». Это также дарвинизм, который распространял действие законов естественного отбора на общество и пытался исчерпать ими особенности общественной жизни, а также фрейдизм, подчеркивающий ведущую роль в психической деятельности человека бессознательного начала и оправдывающий врожденные качества (например, агрессивность). Замечательный ученый Шарль Фуръе законом социального движения считал закон влечения страстей. Одной из наиболее распространенных в западных странах биологизаторских концепций является позиция социобиологии. Эта научная дисциплина накопила обширный материал, свидетельствующий о том, что в живой природе существуют разные формы организации подобно обществу (защита местожительства, иерархическая структура стада, передача опыта и др.). Один из ее основоположников Э.О. Уилсон склонен объявить все социальные и гуманитарные науки лишь специализированными разделами биологии, поведение социального существа предлагает объяснить, исходя только из генетической предопределенности.

В плане критики биологизаторских теорий важно подчеркнуть, что определяющую роль в формировании человека играет социальная среда: развитие науки и техники, культура общества, Специфика политической системы, его демократичности, цивилизованности, свободы прав человека и средств массовой информации и т.п. Вне общества человек не может развиваться. К. Маркс справедливо указывал, что ни борода, ни кровь не образуют сути человеческой организации. Человек есть отражение тех многообразных отношений и связей, которые существуют в обществе, что, однако, не дает оснований для отождествления человека с социальными факторами его жизнедеятельности. Человек не является слепком простым отражением социального окружения. Если бы это было так, то все люди одной культуры мало чем отличались бы друг от друга. Социальная среда «лепила» бы одинаковых людей. Но в том-то дело, что каждый человек индивидуален, своеобразие проявляется в психологии, мышлении, присущем в внутреннем мире. Общество во многом формирует человека, он при этом не оказывается сырым и податливым материал вроде глины или пластилина. Напротив, можно предположить, человек во всем богатстве присущих ему качеств и сам оказывает воздействие на характер общества, в котором он живет. Вот почему при определении сущности человека следует исключить социологизаторское о нем представление.

К сожалению, на протяжении ряда десятилетий в нашей отечественной философской и психологической науке доминирующее значение имел социологизаторский подход к рассмотрению сущности человека. С одной стороны все истинно человеческое (интеллект, талант, природные задатки, моральные качества, эстетические чувства, эмоции, воля) рассматривалось в однозначной зависимости от условий реального бытия и того социального окружения, в котором находился человек. С другой стороны приоритетными считались не общечеловеческие, а социальные и, прежде всего, классовые ценности. Над индивидуальным интересом человека всегда превалировал общественный интерес, всецело подчиняя себе его самобытность, индивидуальность и уникальность неповторимых свойств и качеств. В социологической науке утвердилось одномерное, среднестатическое представление о человеке в его деиндивидуализированном, обезличенном виде. Я рамками исследования оказался сам человек, с многообразным набором присущих ему индивидуальных свойств: темпераментом и характером, способностями, профессиональными склонностями и умениями, мотивами поведения и т.п.

При рассмотрении человека как биосоциального существа следует учитывать не только психологические характеристики, но и духовное состояние.

Духовная жизнь и ее ценности стоят иерархически выше всех остальных ценностей человека. Это означает, что человек является таковым, когда он через свое индвидуальное бытие позволяет действовать силам более высоким, чем он сам, например, совести, вере, чести, милосердию, свободе и т.д. Как писал С. Франк: «Человек — есть существо, укорененное в сверхчеловеческой почве- таково единственное значимое определение существа человека». Эти воззрения о духовной сущности человека разделяет и Николай Бердяев. «Через внутреннюю работу личности и нации, через выработку качеств характера, - писал он, - утверждается человеческая социальность».

Следовательно, говоря о человеке, пытаясь понять его, оценить его поступки, мы должны учитывать его триединую природу, Ибо «магическое» триединство основных качественных характеристик (природное, социальное, духовное) свойственно любому из нас как нормальному представителю человеческого рода.

Источник: 
Н.В. Рябоконь. Философия УМК - Минск.: Изд-во МИУ, 2009
Комментарии
Аватар пользователя без имени
без имени (Анонимно)

Спасибо огромное за эту статью, да ещё и с автором. Для заключительной части моей контрольной просто клад информационный.