Основные законы диалектики

Диалектика как наука — сложная система, элементами которой являются принципы, законы и категории, находящиеся в многообразных взаимосвязях и взаимозависимостях.

Согласно традиции, сложившейся в XX веке в отечественной философии, принято выделять три всеобщих закона:

  1. закон единства и борьбы противоположностей, 
  2. закон перехода (взаимоперехода) количественных изменений в качественные,
  3. закон отрицания отрицания.

Остальные законы философии относятся к её категориям и интерпретируются как формы рационального познания, содействующие созданию общей картины мира. Целесообразно отметить, что законы диалектики существуют только в неразрывном единстве друг с другом, они реализуются как взаимосвязь граней (аспектов) единого процесса развития, представляя возможность постигать этот процесс во всём богатстве его содержания. По сфере действия законы делятся на специфические, общие и всеобщие, по материальному субстрату — на законы развития природы и общества.

Единство законов материалистической диалектики основано на общности принципа, составляющего фундамент всей диалектики, — принципа единства и борьбы противоположностей, это единство проявляется в том, что тот или иной предмет, явление представляют собой некоторое качество, как единство противоположных тенденций и сторон (север — юг, запад — восток, день — ночь, жара — холод, весна — осень, молодость — старость, богатство — бедность, самец — самка, мужчина — женщина).

Решающими пунктами в исследовании и понимании развития с позиций диалектики выступают: поиск источника и движущих сил этого развития (закон взаимодействия противоположностей); объяснение механизмов развития (закон перехода количественных изменений в качественные) и, наконец, выявление направленности развития (закон отрицания отрицания).

В процессе достижения этой триединой цели исследователям открывается понимание скачкообразного характера развития природы, общества и мышления человека. Вот почему анализ диалектики как учения о развитии будет неполным без исследования противоречия как источника и движущей силы развития.

Что же представляет собой противоречие? Ответ на этот вопрос предполагает учитывать не только статику, но и динамику взаимоотношения противоположностей.

Противоположные стороны единства находятся в двойственном отношении. Проникая друг в друга, они определяют бытие объекта как данной целостности, но одновременно и взаимно исключают друг друга, отрицают, «борются» между собой, стараясь «подавить» иную сторону и, в результате, разрушить имеющееся единство, разрушить бытие объекта. В фундаменте материи (физическом мире) наука сталкивается с тремя важнейшими видами противоречий: между прерывностью и непрерывностью, частицами и античастицами, притяжением и отталкиванием.

Исследование физико-химических форм движения материи даёт возможность разграничить основные типы противоречий, к которым относят противоречия движения, или функционирования, материальных тел, и противоречия развития, обусловленные их изменением во времени. В качестве примера последних можно привести геологическое развитие или процесс усложнения углеродистых (органических) соединений.

База ассимиляции и диссимиляции (лат. assimilatio — уподобление, сопоставление и dissimilatio — расподобление), являющаяся основным противоречием жизни, способствует возникновению контрадикторных тенденций в развитии организмов: наследственности, которая стремится сохранить существующий тип обмена веществ, и изменчивости, вызывающей нарушение программ наследственности в процессе приспособления к меняющимся условиям внешней среды.

Ассимиляция и диссимиляция друг без друга не существуют, находясь во взаимообусловленном единстве. В то же время, те или иные конкретные условия способствуют преобладанию одной из участвующих в «борьбе» сторон, в частности, в растущем организме доминирует ассимиляция, в стареющем — диссимиляция. Однако пока организм сохраняет свою целостность, пока он живёт, противоположные стороны взаимодействуют.

Объект, как единство противоположностей, обладающих в силу этого обстоятельства сходными чертами, тем самым выступает носителем тождества (предельным случаем равенства) противоположностей, означающего момент их совпадения. В мире, который существует, тождество постоянно предстаёт как «конкретное тождество», то есть тождество в общем при различии в единичном и особенном. Отметим, что в реальности общее существует только в отдельном и через отдельное; следовательно, тождество существует в различии и через различие.

Роль различий становится значимее по мере возрастания сложности форм движения материи, но и капли воды, которые часто служат образцом полной идентичности, по сути дела, таковыми не являются. Другой «элементарный» пример: электроны, которые будучи элементарными частицами, одновременно схожи и отличны. По массе и по заряду они в основном тождественны, в то же время, согласно «запрету Паули»430 (один из фундаментальных принципов квантовой механики), в каждом ансамбле не может быть двух электронов, обладающих одинаковым набором квантовых чисел; каждый электрон имеет «свой» набор этих чисел, характеризующих его состояние, т. е., и два электрона в данной системе оказываются не полностью тождественными.

Процесс борьбы противоположностей характеризуется непрерывным изменением в их соотношении. Одна из сторон, являясь до определённого времени ведущей стороной противоречия, впоследствии может трансформироваться в подчинённую. Подобная «рокировка» подразумевает прохождение через момент относительного равновесия противоположностей; движение просто не могло бы происходить, если бы они постоянно уравновешивали друг друга, т. е. находились в состоянии покоя.

Таким образом полагается, что для диалектики равновесие противоположностей предстаёт переломным моментом их противоборства, именно через него совершается переход противоположностей друг в друга.

Разрешаясь, противоречия возникают на новой основе. При этом следует учитывать, что частичное разрешение противоречия даёт основание говорить о произошедших количественные изменения, а его разрешение в основном знаменует переход в новое качество. Следовательно, качество связано с сущностью предмета, а количество относится прежде всего к его внешней форме. При этом необходимо иметь в виду, что жёсткого разграничения изменений на качественные и количественные нет. Они, как правило, зависят от точки отсчёта и достаточно относительны.

Не будет ошибкой утверждение о том, что категории качества и количества непосредственно «вырастают» из тождества и различия. Как отмечалось, качественные различия определяются как существенные и необходимые, а количественные полагаются несущественными и случайными. Данные определения следует признать в достаточной степени правомерными, фиксирующими связь рассматриваемых категорий с категориями сущности и явления, необходимости и случайности, так как во всех этих категориальных парах фиксируется связь всеобщего с единичным через бесконечную лестницу особенного.

Когда же начинается выяснение соотносительности количества и качества, то проявляется уже означенная нами закономерность: одно и то же различие, будучи существенным в одном отношении, оказывается несущественным в другом. Говоря иначе, различие качественное в пределах сущности данного n-го порядка выступает как различие количественное в отношении сущности более глубокой, то есть n + 1-го и далее порядка. В частности, сравнение общества и природы свидетельствует о высокой степени глубокого качественного различия, на его фоне различия между фазами и эпохами человеческой истории выглядят как бы несущественными, подобно количественным различиям внутри качественно новой — социальной — формы движения материи.

Нельзя не отметить, что категория качества отражает устойчивое взаимоотношение составных элементов объекта, благодаря чему появляется возможность отличать его от других подобных. При этом противопоставление качества и свойства ведёт к заблуждению, связанному с неправомерным отождествлением качества с отдельным.

Факты многокачественности и многообразия свойств объекта не отрицают его целостности. Качества отдельно взятого объекта составляют более или менее сложную систему, в которой синтезированы общие, особенные и единичные черты, выражаемые с помощью количественных и качественных характеристик.

Постепенным нарастанием, накоплением количественных изменений процесс развития представляется только до определённого момента, когда в результате совокупного действия этих изменений происходит изменение более глубокое, качественное. В сущности, переход совершается не из количества в качество, а из старого в новое качество. Если же при сохранении старого качества происходят количественные изменения, то переход от старого качества к новому реализуется одновременно с переходом от количественных изменений к изменениям качественным. Такое качественное изменение именуется скачком.

«Классической» иллюстрацией закона перехода количественных изменений в качественные, вошедшей в учебники по философии, являются изменения агрегатных состояний воды при превращении её в пар и лёд. Мы полагаем, что ещё один пример, связанный с получением образования в школе и вузе, станет таким же ясным и наглядным: накапливая знания и формируя определённые компетенции, переходя из класса в класс, с курса на курс в течение нескольких лет, школьник получает аттестат о среднем образовании, а студент — диплом бакалавра или магистра; эти документы удостоверяют новое качество, новую ступень развития человека.

Суть скачка заключается в том, что силы и тенденции, направленные на нарушение устойчивости объекта, начинают преобладать над силами, поддерживающими сохранение этой устойчивости. Скачок принято квалифицировать как «перерыв постепенности». Исходя из сфер распространения мгновенной и постепенной форм скачка, та и другая являются всеобщими, универсальными.

Закон перехода количества в качество содержит в себе представление о мере как философской категории, указывающей границу интервала количественных различий (и изменений), в пределах которого данное качество способно модифицироваться, сохраняя при этом свои существенные характеристики. За счёт изменения размеров, числа, скорости движения, порядка связи элементов, степени развития и т. д. количественные характеристики в рамках меры могут меняться. Вместе с тем, в корне не верно представление о том, что мера обязательно имеет резкие границы. Её, как категорию, характеризует динамичность структуры, способной изменяться от одного строго фиксированного значения количества, цепко связанного с определённым качеством, до непрерывного интервала значений, не имеющего таких границ. Усилия по определению во всех случаях точной границы меры столь же напрасны, как и её игнорирование под тем предлогом, что эту границу, якобы, нельзя точно обнаружить, и, следовательно, нет возможности провести качественное различие между сосуществующими объектами или стадиями процесса. Однако существуют универсальные меры, всеобщие принципы структурной организации, которые позволяют вещам и процессам любого уровня бытия — от атома до мысли человека — наилучшим образом сочетать количественный и качественный формат, гармонизировать отношения частей и целого в рамках любой системы.

Что касается социального прогресса на уровне формационного анализа431, то он предстаёт сложным, непрерывно-прерывным, «двухфазным» процессом, в котором периоды количественных, несущественных изменений завершаются скачком в новое «формационное» качество. В социально-философском смысле понятию эволюции тождественно понятие развития.

Заметим, что эволюция, не исключая качественных изменений, лишь подчеркивает процессуальность постепенного перехода к ним. К тому же в этом развитии возникают не только количественные, но ещё и необратимые качественные изменения, включая в том числе те, что составляют сущность революции.

В этом отношении целесообразно говорить об эволюции нашей галактики, солнечной системы, планеты Земля, животного и растительного мира, человеческой цивилизации, чьих-либо воззрений и т. п. Длительный период о развитии существовало представление только как о прогрессе. Однако отметим, что в реальных процессах развития природы и общества эволюция допускает как прогрессивные, так и регрессивные изменения. В то время как отличительной чертой революционных преобразований выступает их неразрывная критериальная связь с прогрессом.

Итак, количество и качество находятся в диалектическом единстве. Не существует количества, которое лишено качества, и нет качества без количества. Выражает эту взаимообусловленность и противоречивое единство категория «мера», как единство качественной и количественной определённости объекта, как диапазон количественных изменений, в пределах которого сохраняется данное качество.

В древнейшие времена в орбиту философской мысли был включён вопрос о ритмичности и направленности мирового процесса. Созерцая периодичность смены дня и ночи, чередование времён года, повторяемость лунных фаз, приливов и отливов, цикличность, с которой происходит жизненно-биологическая размерность (рождение, детство, отрочество, юность, зрелость, старость, смерть) земного пути человека, мыслители прошлого возводили её в ранг всеобщей мировой закономерности. Так, например, величайший интеллектуал Пифагор и его сторонники, пифагорейцы, представлявшие одну из первых идеалистических школ Древней Греции, убеждённые в непрерывной периодичности всех земных событий, утверждали, что существует «мировой год» (его продолжительность у тех или иных авторов различна, в частности, у Пифагора он равен 10800 годам), по истечении которого все вещи должны возвратиться в исходное состояние. Дух цикличности пронизывает и философские взгляды учёных-афинян Платона и Аристотеля.

В философских трудах Гегеля природа и общество представлены как единый процесс исторического прогрессивного развития. Объединяя круги времени с одновременным поступательным движением, мы, как и он, получаем спираль, именуемую законом отрицания отрицания.

По Гегелю, господство одной из противоположностей характеризует противоречие, движущее вперёд развитие. Переход в «свою противоположность» свидетельствует о том, что доминирует вторая сторона, а первая становится подчинённой. Если борьба противоположностей продолжается, то это ведёт к возвращению в первоначальное состояние. Повторное отрицание знаменует не просто возвращение к господству первой противоположности над второй, отныне уже обе они и их единство становятся другими. В силу этого третья фаза данного цикла оказывается первой ступенью нового цикла — и так до бесконечности.

Отрицание органически входит в любой процесс развития как его необходимая сторона. При этом отрицание отрицанию рознь, и мы хотели бы пояснить, что имеем в виду. Допустим, в городе N есть храмовый комплекс, построенный в XVIII веке и признанный объектом культурного наследия. По ряду причин за долгое время он частично разрушился (т. е. разрушение — это первое отрицание, оказанное природными факторами). В наши дни за счёт бюджета и благодаря спонсорской поддержке городских организаций была проведена реконструкция данного сооружения (т. е. восстановление — это второе отрицание как отрицание первого отрицания), в результате объект предстал горожанам в первоначальном облике. Уточним, что диалектическое отрицание имеет место тогда, когда мы на базе старого, прежнего «надстраиваем» нечто новое, современное. Вот почему утверждение, что восстановленный в XXI веке объект идентичен первоначальному, неверно, как и то, что он полностью отличается от постройки XVIII века. С полной уверенностью можно сказать: «Это тот и не тот объект». Таков ответ, основанный на понимании сути закона диалектического отрицания.

Качественная выраженность какой бы то ни было вещи или явления всегда заключает в себе отрицание, так как способствует их отличению от других, отрицает их тождество с другими вещами и явлениями, а также ограничивает во времени и пространстве. Отметим, что ещё в эпоху Нового времени известный философ Бенедикт Спиноза высказался об относительности противоположности утверждения и отрицания: всякое определение, будучи утверждением, одновременно содержит в себе отрицание. Вследствие этого, границы явлений, а значит и отрицания, относительны, а не абсолютны. Лишь для метафизики характерна их абсолютизация.

Проявление закона «двойного отрицания» в неорганической природе ярко выражено в периодическом законе химических элементов, открытом русским учёным Д. И. Менделеевым432. Представленная в нём периодичность изменения свойств элементов как раз и есть по своей сути отрицание отрицания, осуществляющееся в процессе усложнения как атомного ядра, так и строения его оболочки. При возрастании атомного веса повторение свойств атомов и заряда ядра не является абсолютным. Можно вести речь лишь о частичном повторении, так как всякий нижележащий по вертикали элемент данной группы в менделеевской системе отличается большим атомным весом (то есть числом нуклонов в ядре) и количеством электронов вне ядра, а также более сложным строением.

Отличительная особенность действия закона отрицания отрицания в периодической системе химических элементов заключается в том, что подобное «как бы повторение» свойств совершается на всяких ступенях восхождения. По мере движения от простого к сложному, от водорода к последним, наиболее тяжёлым элементам системы, отчётливо выраженная спираль движения все более раскручивается, её «диаметр» стремится к росту.

Ещё одним примером отрицания отрицания является т.н. биогенетический закон, рассмотренный с философской точки зрения. Закон утверждает, что в ходе своего индивидуального, и прежде всего зародышевого, развития, живые организмы повторяют наиболее значимые этапы эволюции всего ряда своих предков, начиная от простейшей одноклеточной формы. При этом, по мере роста степени организации, это повторение (рекапитуляция) становится более «спрямленным».

Особенно явно, всесторонне и многогранно этот закон проявляется в сфере общественных явлений и в области духовной жизни. Каждое новое поколение землян не изобретает колесо, порох или компьютер, а воплощает принцип преемственности как необходимый возврат («повторение — мать учения») к существенным моментам прежних этапов развития, как структурное воспроизводство имевшихся ранее типов социальных связей, способов жизнедеятельности и картин мира. Внимательный взгляд на экономическую, политическую, социальную и духовную историю человечества позволяет увидеть, что те или иные институты и структуры, идеи и традиции, отвергнутые и забытые, возрождаются заново, получают жизнь в изменившихся исторических условиях.

Диалектическое отрицание понимается как момент (один из многих) связи качественно различных состояний процесса, дополняемый преемственностью. Отрицание и сохранение (преемственность) сцеплены как диалектические противоположности, которые образуют единый процесс развития. Повторение тех или иных черт, свойств, этапов пройдённого путём диалектического «снятия» на высшей ступени развития» и принято называть законом отрицания отрицания. Сферой его действия является не всякий следующий один за другим ряд отрицающих друг друга качественно различных ступеней развития. В частности, при превращении льда в воду, а последней опять в лёд налицо два отрицания, но возврат в исходное состояние не выводит в данном случае на более высокий уровень даже при повторении цикла миллионы раз!

Исходя из того, что в развитии природы, общества и мышления имеются общие существенные черты, закон отрицания носит всеобщий характер. Однако всеобщность прогрессивного развития в значительной степени не актуальная, а потенциальная: материя, обладая способностью к прогрессу, далеко не всегда её реализует. Возвращаясь к Гегелю, следует подчеркнуть, что историческая ограниченность его системы кроется в идентификации развития окружающего мира с устремлённым вперёд развитием, имеющим место на нашей планете и являющимся частным процессом по отношению ко всей Вселенной. Сегодня наука и философия отрицают наличие какого-либо преимущественного направления развития в космосе, в противном случае следовало бы признать начало Вселенной и её конец.

Развитие как процесс необратимых качественных изменений осуществляется в сложных комбинациях его форм, таких как прогресс, регресс, стагнация (франц. stagnation, от лат. stagno — делать неподвижным, останавливать). Существующее противоречие прогрессивной и регрессивной тенденций предполагает учёт их взаимопроникновения, поскольку прогрессивное изменение может быть в определённой степени регрессивным и наоборот. Развитие одних видов в прогрессивном направлении в обязательном порядке способствует возникновению условий для регресса в системной организации других, в результате чего прогрессивное в целом развитие живой природы обоснованно вызывает появление в ее отдельных звеньях регрессивных черт. В частности, возникновение и развитие высокоразвитых организмов делает неизбежным паразитирование на них неких более примитивных организмов, такое приспособление с течением времени способствует упрощению их строения. Например, вирусы, у которых отсутствует клеточная структура, возникли от более высокоорганизованных клеточных форм, адаптировавшихся на протяжении жизни многих поколений путём паразитирования в крови и тканях высших организмов.

В методологическом плане в законе отрицания отрицания преобразуется диалектический принцип единства логического и исторического. Этот принцип подхода к предмету устанавливает, что, находящаяся в развитом состоянии система несёт черты присущей ей истории, а потому вне обращения к ней не может быть целостно и системно понята. В то же время, только в развитом состоянии предмета, в логике его функционирования следует искать ключ к рациональному воссозданию его истории и, как следствие, к истории его познания. Воплощение этого требования обретает особенную необходимость, когда предметом исследования оказываются сложноорганизованные и развивающиеся системы живой природы, общества, сферы духа.

И наконец, обобщая изложенное, отметим, что закон отрицания отрицания следует рассматривать как закон диалектического синтеза. Он, во-первых, обеспечивает преобразование систем, возникновение качественно новых явлений и предметов, а во-вторых, предупреждает утрату их генетической связи с предшествующими явлениями и предметами.

А диалектический подход к анализу разнообразных предметов, явлений и процессов, напомним, в целом сводится к:

  1. поиску источников и движущих сил развития (закон единства и борьбы противоположностей),
  2. объяснению механизмов развития (закон взаимосвязи, или взаимоперехода количественных и качественных изменений),
  3. определению направленности развития (закон отрицания отрицания).

Для наилучшего — «фотографического» — схватывания этой триады обратимся к схеме:

Источник: 
Понуждаев, Э. А. Философия: учебное пособие — Москва; Берлин Директ-Медиа, 2019. — 428 с.
Материалы по теме
Диалектика биологического и социального в человеке. Критики биологизаторских и социологизаторских концепций
Н.В. Рябоконь. Философия УМК - Минск.: Изд-во МИУ, 2009
Диалектика идеи
Балашов, Л. Е. - Практическая философия (М., 2007)
Диалектика: что это такое
Понуждаев, Э. А. Философия: учебное пособие — Москва; Берлин Директ-Медиа, 2019. — 428 с....
Исторические формы диалектики
Понуждаев, Э. А. Философия: учебное пособие — Москва; Берлин Директ-Медиа, 2019. — 428 с....
Категории диалектики
Понуждаев, Э. А. Философия: учебное пособие — Москва; Берлин Директ-Медиа, 2019. — 428 с....
Законы диалектики
Философия для «чайников». Учебник для академического бакалавриата: А. Д. Попова, 2018
Категории и альтернативы диалектики
Философия для «чайников». Учебник для академического бакалавриата: А. Д. Попова, 2018
Причина и следствие. Динамические и статистические закономерности
Философия для «чайников». Учебник для академического бакалавриата: А. Д. Попова, 2018
Оставить комментарий