Мотивационная сфера личности

Человек рождается с основными органическими потребностями. Потребности высших уровней (по А. Маслоу) приобретаются по мере общего развития организма и психики.

Мотивационная сфера личности имеет следующие вехи развития.
Первый год жизни: основные интересы, на основе которых развивается мотивационная сфера личности ребенка, связаны с восприятием предметов. В сферу его интересов попадают те, которые привлекают его внимание своей яркостью и незнакомыми звуками. Попытки взять эти предметы. Наблюдаются и зародыши эмоциональных переживаний: ребенок улыбается, испытывая удовольствие от контакта со взрослыми. Можно говорить о неосознанной потребности во впечатлениях.

1,5-2 года: расширение спектра интересов через повышение двигательной активности. Ребенок производит самостоятельные манипуляции с предмета ми (рассматривает их, вращая в руках, периодически бросает их на пол, отслеживая их полет и звук при ударе, и др.). В основе его зарождающихся потребностей лежат неустойчивые интересы и эмоциональная насыщенность желаний. Начинает формироваться ценностная сторона мотивационной сферы личности: он в состоянии отличать плохое от хорошего. Ярче проявляются мотивы позитивного взаимодействия со взрослыми людьми.

От 3 до 5 лет: формирование собственных потребностей, связанных с предметным миром игрушек, который существенно расширился благодаря контактам ребенка со взрослыми и сверстниками. Важнейшую роль при этом играет речь. Начинается развитие социальных потребностей через интерес к играм с другими детьми. В играх проявляются первые признаки личности ребенка: умение оценивать окружающих людей по шкале «хороший - плохой, добрый - злой», лидерские замашки, трудолюбие. Появляются мотивы достижений успеха и избегания неудач. Проявляется склонность к соперничеству. Взрослым приходится часто отвечать на их вопросы типа «А почему?». Среди этих вопросов иногда появляются и такие, которые ставят взрослых в тупик («А почему я родился не тетей?»).

Возраст начальных классов школы: резкий рост интересов к знаниям, к школе как к процессу трудовой деятельности, к миру вообще. Для ребенка здесь все одинаково интересно: и поведение сверстников, и поведение учителя, и оценки в тетрадях, и возня в перерывах между уроками. Пробуждаются чувства долга и ответственности за учебу, хотя истинный мотив здесь маскируется стремлением получить хорошую отметку или похвалу.

Возраст средних классов школы: здесь характерна резкая смена интересов, особенно в сфере отношений со сверстниками. Это период «переходного, критического возраста» от детства к отрочеству, период «пустыни отрочества» (по Л. Толстому), период полового созревания и появления ярких влечений. Свергаются прежние идолы и авторитеты, а новые формируются на основе собственных представлений, что обеспечивает им определенную устойчивость. Эгоистическая направленность личности чаще преобладает над коллективистской. Подросток начинает осознавать свои социальные роли в учебном коллективе Растут его интересы, затрагивающие внешкольную сферу. Он задумывается над своим «дворовым» статусом, делает попытки самосовершенствования через занятия различными видами спорта, музыкой. Налицо рост потребности в признании другими людьми. Уровень осознанности собственных мотивов получает сильный импульс.

Возраст старших классов школы: рост потребностей в интеллектуальном, физическом и нравственном самосовершенствовании. Человек задумывается о будущем, своем месте в жизни. При этом происходит дифференциация интересов и даже их резкое ранжирование. На первом месте оказываются те интересы и потребности, которые соответствуют представлениям индивида о своем будущем, о своей профессии. Все большее место в мотивационной сфере личности занимают потребности в самореализации. Интенсивно формируются потребности в справедливости.

Юношеский и последующий за ним возраст актуализирует интересы, связанные в первую очередь с профессиональной деятельностью, отношением полов, семьей и т.п.

Таким образом, мотивационная сфера личности формируется и развивается в непосредственной связи с той системой деятельности и общественных отношений, в которую он вовлекается но мере взросления. Статистически верной оказывается фраза: каждому возрасту - своя мотивационная сфера личности. Личность, проходя сквозь годы, встречается с различного рода кризисными явлениями. Вот как описывал мотивационный кризис «сорокалетних» Е. Евтушенко:

  • Сорокалетъе - странная пора,
  • когда еще ты молод и не молод
  • и старики тебя понять не могут,
  • и юность, чтоб понять, - не так мудра.
  • Сорокалетъе — страшная пора,
  • когда измотан с жизнью в поединке
  • и на ладони две-три золотинки,
  • а вырытой пустой земли — гора.
  • Сорокалетъе - дивная пора,
  • когда, иную открывая прелесть,
  • умна, почти как старость, наша зрелость,
  • но эта зрелость вовсе не стара.

Эти процессы имеют спады и взлеты по «ассортименту» интересов; по глубине и продолжительности существования. Но они никогда не прекращаются. Особенно это характерно для людей, сохраняющих активность во всех возрастах. Так, установлен факт сохранения мотива достижения, ориентированный на содержательную сторону деятельности, у образованных людей в возрасте 70-80 лет.

Мотивационная сфера личности не только имеет тенденцию к развитию, но и подвержена разрушающим воздействиям различного типа. К таким воздействиям относятся прежде всего факторы неудовлетворения потребностей, желаний, интересов, влечений индивида. Именно они становятся причинами расстройств мотивационной сферы, проявляющихся в неврастении, истерии и неврозах навязчивых состояний. Иногда нарушения этой сферы вызываются некоторыми заболеваниями (маниакальным психозом, эпилепсией, шизофренией и т.д.). Общим же Проявлением всех этих недугов является факт изменения личности человека и, естественно, стратегии его поведения и особенности поступков.

При неврастении мотивационные расстройства чаще всего связаны с сужением потребностной сферы (нерешительность, тревожность ожидания чего-то нового, тяготение повседневными обязанностями, снижение сексуальных влечений). При истерии мотивационная сфера личности поворачивается как бы внутрь личности человек пытается играть придумаинук им самим роль (чаще всего роль страдальца, неизлечимого больного), склонен к фантазированию и тревожности по поводу, но чаще без такового.

Невроз навязчивых состояний привносит в мотивационную сферу личности различного рода навязчивые идеи (мысли), страхи (фобии — осознаваемые, но непреодолимые неадекватные переживания страхов публичных выступлений, открытого пространства и др.) и навязчивые действия (обсессии).

Навязчивые мысли проявляются в поведении в виде бесплодных когнитивных переживаний типа «почему Земля круглая, а трава зеленая», а также в виде затруднений при принятии решений, болезненных сомнений в правильности того, что уже сделано.

Фобии привносят в мотивационную сферу мотиваторы, которые до болезни совершенно не оказывали влияния на поведение человека. Он даже может избегать тех мест, где должен присутствовать в обязательном порядке, может львиную долю своего свободного времени посвящать борьбе со своим мнимым уродством («симптом зеркала»).

Навязчивые действия порождают в мотивационной сфере индивида различного рода стремления, которым очень трудно противостоять. Они проявляются, например, в:
- потребности постоянно произносить нецензурные слова (копромания — от «копро» - грязь);
- стремлении к поджогам без осознанных мотивов (пиромания) ;
- тяге к воровству без малейшего испытания нужды в украденных вещах (клептомания);
- неумеренной тяге к еде, непреодолимой прожорливости практически без пережевывания пищи (булимия);
- резком снижении потребности в пище из-за чрезмерной озабоченности своим весом (анорексия).

Дефект мотивации проявляется и в детском аутизме, связанном с дефицитом побуждений к активности любого типа.

Деформация мотивационной сферы личности происходит и при различного рода заболеваниях. Так, при всех видах психопатии общим является резкое ослабление управляющей функции мотивов, особенно в тех ситуациях, где поведение должно регулировать чувство совести. Для возбудимого типа психопата («тирана семьи») характерны махровая эгоистическая направленность, грубый произвол, склонность к тирании, завышенные требования к другим. Тормозные психопаты (астенические «самоеды») отличаются Потребностной тревожностью, приводящей к нерешительности, комплексу неполноценности, педантичности, уходу от действительности. Истерические психопаты, страдающие «синдромом Мюнхгаузена», способны заменять свои мотивы столь сильными сиюминутными образами воображения, что последние приобретают ощущение реальности. Дальше их поведение строится на нереальной основе и принципе: «не быть, а казаться».