Истерический невроз (истерия)

Истерия (син.: истерический невроз) — форма общего невроза, проявляющаяся разнообразными функциональными двигательными, вегетативными, чувствительными и аффективными расстройствами, характеризующаяся большой внушаемостью и самовнушаемостью больных, стремлением любым путем привлечь к себе внимание окружающих.

Истерия как болезнь известна с глубокой древности. Ей приписывалось много мифического и непонятного, что отражало развитие медицины того времени, господствующие в обществе идеи и верования. Эти данные сейчас имеют лишь общепознавательный характер.

Сам термин «истерия» произошел от греч. hystera — матка, так как древнегреческие врачи полагали, что эта болезнь встречается только у женщин и связана с нарушением функции матки. Блуждая по телу с целью удовлетворения, она якобы сдавливает себя, другие органы или идущие к ним сосуды, что и вызывает необычные симптомы болезни.

Клинические проявления истерии, согласно дошедшим до нас медицинским источникам того времени, также были несколько иными и более выраженными. Однако ведущим признаком были и остаются истерические припадки с судорогами, нечувствительность отдельных участков кожи и слизистых оболочек, головная боль сжимающего характера («истерическая каска») и давление в горле («истерический ком»).

Истерический невроз (истерия) проявляется демонстративными эмоциональными реакциями (слезы, смех, крик). Могут быть судорожныгиперкинезы (насильственные движения), преходящие параличи, потеря чувствительности, глухота, слепота, потеря сознания, галлюцинации и др.

Основная причина истерического невроза - психическое переживание, приведшее к срыву механизмов высшей нервной деятельности. Нервное напряжение может быть связано с каким-нибудь внешним моментом или внутреличностным конфликтом. У таких лиц истерия может развиваться под влиянием ничтожного повода. Возникает заболевание или внезапно под влиянием тяжелой психической травмы, или чаще, под влиянием длительной травмирующей неблагоприятной ситуации.

Истерический невроз имеет следующие симптомы.

Чаще заболевание начинается с появления истерических признаков. Обычно припадок провоцируется неприятными переживаниями, ссорой, душевным волнением. Припадок начинается с неприятных ощущений в области сердца, ощущения «комка» в горле, сердцебиения, чувства недостатка воздуха. Больной падает, появляются судороги, чаще тонические. Судороги носят характер сложных хаотических движений, по типу опистотонуса или, другими словами, «истерической дуги» (больной становится на затылок и пятки). Во время припадка лицо или краснеет, или бледнеет, но никогда не бывает багрово-красным или синюшным, как при эпилепсии. Глаза закрыты, при попытке их открыть больной еще больше зажмуривает веки. Реакция зрачков на свет сохраняется. Нередко больные рвут на себе одежду, бьются головой о пол, не причиняя себе значительных повреждений, стонут или вьжрикивают какие-то слова. Судорожному припадку нередко предшествует плач или смех. Приступы никогда не возникают у спящего человека. Не бывает ушибов или прикусов языка, непроизвольного мочеиспускания, отсутствует сон после припадка. Сознание сохранено частично. Больной о припадке помнит.

Одним из частых явлений истерии является расстройство чуствительности (анестезия или гиперестезия). Это может выражаться в виде полной потери чувствительности в одной половине туловища, строго по средней линии, от головы до нижних конечностей также повышением чувствительности и истерическими болями. Часто бывают головные боли, а классическим симптомом при истерии является ощущение «вбитого гвоздя».

Наблюдаются расстройства функции органов чувств, которые проявляются в преходящих нарушениях зрения и слуха (скоропроходящие глухота и слепота). Могут быть речевые нарушения: утрата звучности голоса (афония), заикание, произношение по слогам (скандированная речь), молчание (истерический мутизм).

Двигательные нарушения проявляются параличами и парезами мышц (в основном конечностей), вынужденным положени конечностей, невозможностью выполнять сложные движения.

Больным присущи черты характера и особенности поведения: эгоцентризм, постоянное стремление быть в центре внимания, брать ведущую роль, изменчивость настроения, плаксивость, капризность, склонность к преувеличениям. Поведение больного отличается демонстративностью, театральностью, в нем отсутствуют простота и естественность. Создается впечатление, что больной доволен своей болезнью.

Истерия начинается обычно в юношеском возрасте и протекает хронически с периодическими обострениями. С возрастом симптомы сглаживаются, а в климактерическом периоде обостряются. Прогноз благоприятен при устранении ситуации, которая вызвала обострение.

В средневековье истерия считалась не болезнью, требующей лечения, а бесоодержимостью, перевоплощением в животных. Больные страшились церковных обрядов и предметов религиозного культа, под влиянием которых у них возникали судорожные припадки, они могли лаять по-собачьи, выть по-волчьи, кудахтали, ржали, квакали. Наличие у больных нечувствительных к боли участков кожи, что нередко встречается при истерии, служило доказательством связи человека с дьяволом («печать дьявола»), и таких больных сжигали на кострах инквизиции. В России подобное состояние рассматривалось как «кликушество». Такие больные могли вести себя спокойно в домашней обстановке, но считалось, что в них вселился бес, поэтому в силу большой внушаемости в церкви нередко возникали припадки с выкрикиваниями — «выкликание».

В Западной Европе в XVI и XVII вв. были своеобразные истерии. Больные собирались толпами, плясали, причитали, шли к часовне святого Витта в Цаберне (Франция), где считалось возможным исцеление. Такая болезнь носила название «большая хорея» (фактически истерия). Отсюда и возник термин «пляска святого Витта».

В XVII в. французский врач Шарль Лепуа наблюдал истерию и у лиц мужского пола, что опровергало роль матки в возникновении болезни. Тогда же возникло предположение, что причина кроется не во внутренних органах, а в мозгу. Но характер поражения головного мозга, естественно, был неизвестен. В начале XIX в. Брикл считал истерию «мозговым неврозом» в виде нарушений «чувствительных восприятий и страстей».

Глубоко научное изучение истерии было проведено Ж. Шарко (1825—1893) — основоположником французской школы невропатологов. Вместе с ним работали над данной проблемой 3. Фрейд и известный невропатолог Ж. Бабинский. Была четко установлена роль внушений в происхождении истерических расстройств, подробно изучались такие проявления истерии, как судорожные припадки, параличи, контрактуры, мутизм (отсутствие речевого общения с окружающими при сохранности речевого аппарата), слепота. Было обращено внимание, что истерия может копировать (симулировать) многие органические болезни нервной системы. Шарко назвал истерию «великой симулянткой», а еще раньше, в 1680 г., английский врач Сиденгам писал, что истерия подражает всем болезням и «является хамелеоном, который беспрестанно меняет свои цвета».

Еще и на сегодняшний день в неврологии используются такие термины, как «Шарко малая истерия» — истерия с двигательными расстройствами в виде тика, тремора, подергивания отдельных мышц: «Шарко большая истерия» — истерия с выраженными двигательными расстройствами (истерические припадки, параличи или парезы) и (или) нарушения функций органов чувств, например слепота, глухота; «Шарко истерическая дуга» — приступ генерализованных тонических судорог у больных истерией, при которых тело больного истерией выгибается с опорой на затылок и пятки; «Шарко истерогенные зоны» — болезненные точки на теле (например, на затылке, руках, под ключицей, под молочными железами, на нижней части живота и др.), давление на которые может вызвать истерический припадок у больного истерией.

Причины возникновения и механизмы развития истерического невроза

Согласно современным воззрениям, в возникновении истерического невроза важная роль принадлежит наличию истерических черт личности и психического инфантилизма как фактору внутренних условий (В. В. Ковалев,1979), в чем, несомненно, существенная роль отводится наследственности. Из внешних факторов В. В. Ковалев и другие авторы придавали значение семейному воспитанию по типу «кумир семьи» и другим видам психотравмирующего воздействия, которые могут быть весьма различными и в определенной степени зависят от возраста ребенка. Так, в младшем детском возрасте истерические расстройства могут возникнуть в ответ на острый испуг (чаще это кажущаяся угроза жизни и благополучию). В дошкольном и младшем школьном возрасте подобные состояния в ряде случаев развиваются после физического наказания, при выраженном недовольстве родителей поступком ребенка или категорическом отказе выполнить его просьбу. Подобные истерические расстройства носят обычно временный характер, они могут не повториться в последующем, если родители поймут свою ошибку и будут более бережно относиться к ребенку. Следовательно, речь не идет о развитии истерии, как болезни. Это лишь элементарная истерическая реакция.

У детей среднего и старшего (фактически, у подростков) школьного возраста истерия обычно возникает вследствие длительно действующей психотравмы, которая ущемляет ребенка как-личность. Давно подмечено, что различные клинические проявления истерии чаще наблюдаются у изнеженных детей со слабой волей и невосприимчивостью к критике, не приученных к труду, не знающих слов «нельзя» и «надо». У них доминирует принцип «дай» и «хочу», имеется противоречие между желанием и реальной действительностью, недовольством своим положением дома или в детском коллективе.

Механизм возникновения истерического невроза И. П. Павлов объяснял преобладанием подкорковой деятельности и первой сигнальной системы над второй, что четко сформулировано в его работах: «... истерический субъект живет в большей или меньшей степени не рассудочной, а эмоциональной жизнью, управляется не корковой деятельностью, а подкорковой...».

Клинические проявления истерического невроза

Клиника истерии весьма разнообразна. Как было указано в определении данной болезни, она проявляется двигательными вегетативными, чувствительными и аффективными расстройствами. Эти нарушения в различной степени выраженности могут быть у одного и того же больного, хотя иногда имеет место только один из приведенных симптомов.

Клинические признаки истерии наиболее выраженны у подростков и взрослых. В детском возрасте она менее демонстративна и часто моносимптоматична.

Отдаленным прообразом истерии могут быть состояния, часто встречаемые у детей первого года жизни; ребенок, который еще осознанно не произносит отдельных слов, но уже может самостоятельно садиться и сидеть (в 6—7 месяцев), протягивает к маме свои ручки, выражая этим желание, чтобы его взяли. Если мать по каким-то причинам не выполняет эту бессловесную просьбу, ребенок начинает капризничать, плакать, а нередко забрасывает головку назад и падает, кричит, дрожит всем телом. Стоит взять его на руки, как он быстро успокаивается. Это есть не что иное, как самое элементарное проявление истерического припадка. С возрастом проявление истеричности все более усложняется, но цель остается прежней — добиться своего «хочу». Она лишь может дополняться противоположным желанием, «не хочу», когда ребенку предъявляются требования или даются поручения, которые он выполнять не хочет. И в чем больше категоричной форме предъявляются эти требования, тем выраженнее и многообразнее реакция протеста. Семья, по образному выражению В. И. Гарбузова (1977), становится для ребенка настоящим «полем битвы»: борьба за не разделенную ни с кем любовь, внимание, заботу, центральное место в семье, нежелание иметь братика или сестричку, отпускать от себя родителей.

При всем разнообразии истерических проявлений в детском возрасте наиболее часто встречаются двигательные и вегетативные расстройства и относительно редко чувствительные нарушения.

Двигательные нарушения. Можно выделить отдельные клинические формы истерических расстройств, сопровождающихся двигательными нарушениями: припадки, в том числе респираторные аффективные, параличи, астазия-абазия, гиперкинезы. Они обычно сочетаются с аффективными проявлениями, но могут быть и без них.

Истерические припадки — основное, наиболее яркое проявление истерии, которое позволило выделить эту болезнь в отдельную нозологическую форму. Следует отметить, что в настоящее время как у взрослых, так и у детей практически не встречаются или наблюдаются исключительно редко развернутые истерические припадки, которые были описаны Ж. Шарко и 3. Фрейдом в конце XIX в. Это так называемый патоморфоз истерии (как и многих других заболеваний) — стойкое изменение клинических проявлений болезни под влиянием факторов окружающей действительности: социальных, культурных (обычаи, мораль, культура, образование), успехов медицины, профилактических мероприятий и др. Патоморфоз не относится к числу наследственно закрепленных изменений, что не исключает проявлений в первоначальном виде.

Если сравнивать истерические припадки, с одной стороны, у взрослых и подростков, и с другой — в детском возрасте, то у детей они носят более элементарный, простой, рудиментарный (как бы недоразвитый, сохраняющийся в зачаточном состоянии) характер. Для иллюстрации будет приведено несколько характерных наблюдений.

Бабушка привела на прием трехлетнего Вову, который, по ее словам, «болен нервным заболеванием». Мальчик часто бросается на пол, колотит ножками, плачет. Такое состояние наступает при невыполнении его желаний. После приступа ребенка укладывают в постель, около него часами сидят родители, затем покупают много игрушек и тут же выполняют все его просьбы. Несколько дней назад Вова был с бабушкой в магазине, просил ее купить шоколадного мишку. Зная характер ребенка, бабушка хотела выполнить его просьбу, но не хватило денег. Мальчик начал громко плакать, кричать, затем упал на пол, бился головой о прилавок. Дома были подобные приступы до тех пор, пока его желание не было исполнено.

Вова — единственный ребенок в семье. Родители большую часть времени проводят на работе, а воспитание ребенка полностью поручено бабушке. Она очень любит своего единственного внука, и у нее «разрывается сердце», когда он плачет, поэтому все прихоти мальчика выполняются.

Вова — живой, подвижный ребенок, но очень упрям, а на любые поручения дает стандартные ответы: «не буду», «не хочу». Родители расценивают такое поведение как большую самостоятельность.

При осмотре со стороны нервной системы не обнаружено никаких признаков ее органического поражения. Родителям дан совет не обращать внимания на подобные приступы, игнорировать их. Совет врачей родители выполнили. Когда Вова падал на пол, бабушка выходила в другую комнату, и приступы прекратились.

Второй пример — истерический припадок у взрослого. Во время моей работы невропатологом в одной из районных больниц Беларуси однажды зашел в наше отделение главный врач и сообщил, что мы должны на следующий день пойти на овощную базу и перебрать картошку. Все мы молча, но с воодушевлением (раньше нельзя было иначе) встретили его распоряжение, а одна из санитарок, женщина около 40 лет, упала на пол, выгнулась дугой и затем стала биться в судорогах. Мы знали о наличии у нее подобных припадков и оказали необходимую в таких случаях помощь: побрызгали холодной водой, похлопали по щекам, дали понюхать нашатырный спирт. Через 8— 10 минут все прошло, но женщина испытывала большую слабость, не могла сама передвигаться. Ее отвезли домой на больничной машине и, разумеется, она не пошла работать на овощную базу.

Из рассказа больной и разговоров ее знакомых (женщины всегда любят посудачить) выяснено следующее. Она росла в деревне в зажиточной и трудолюбивой семье. Окончила 7 классов, училась посредственно. Родители рано приучили ее к труду по хозяйству и воспитывали в жестких и требовательных условиях. Многие желания в подростковом возрасте подавлялись: запрещалось ходить на посиделки со сверстниками, дружить с ребятами, посещать танцы в деревенских клубах. Всякие протесты в этом плане встречали запрет. Девушка испытывала ненависть к родителям, особенно к отцу. В 20 лет вышла замуж за разведенного односельчанина, который был значительно старше ее. Человек этот был ленив и имел определенную страсть к выпивке. Жили отдельно, детей не было, домашнее хозяйство было запущенным. Через несколько лет развелись. Часто вступала в конфликты с соседями, которые пытались чем-то ущемить «одинокую и беззащитную женщину».

Во время конфликтов с ней случались припадки. Односельчане стали ее сторониться, лишь с несколькими подругами находила общий язык и взаимопонимание. Вскоре ушла работать санитаркой в больницу.

В поведении очень эмоциональна, легковозбудима, но старается сдерживать и скрывать свои эмоции. На работе в конфликты не вступает. Очень любит, когда ее хвалят за хорошую работу, в таких случаях трудится, не покладая рук. Любит помодничать на «городской манер», пококетничать с больными мужского пола и поговорить на эротические темы.

Как видно из приведенных данных, причин для невроза было более чем достаточно: это и ущемление сексуальных влечений в детстве и в юношеские годы, и неудачно сложившиеся семейные отношения, и материальные трудности.

Насколько мне известно, истерических припадков у этой женщины не было в течение 5 лет, по крайней мере на работе. Состояние ее было вполне удовлетворительным.

Если проанализировать характер истерических припадков, то может сложиться впечатление, что это простая симуляция (притворство, т.е. имитация болезни, которой нет) или аггравация (преувеличение признаков существующего заболевания). В действительности же это болезнь, но протекающая, как образно пишет А. М. Свядощ (1971), по механизму «условной желательности, приятности для больного, или «бегство в болезнь» (по 3. Фрейду).

Истерия — это способ защитить себя от сложных жизненных ситуаций или достичь желаемой цели. Истерическим припадком больной стремится вызвать сочувствие у окружающих, они не наступают, если нет посторонних лиц.

В истерическом припадке нередко видна определенная артистичность. Больные падают, не получая ушибов и повреждений, нет прикусов языка или слизистой полости рта, недержания мочи и кала, что часто встречается при эпилептическом припадке. И все же их отличить не так просто. Хотя в ряде случаев могут быть индуцированные расстройства, в том числе за счет поведения врача во время припадка у больного. Так, Ж. Шарко во время демонстрации студентам истерических припадков обсуждал при больных их отличие от эпилептических, обращая особое внимание на отсутствие непроизвольного мочеиспускания. Когда в следующий раз он продемонстрировал того же больного, то тот во время припадка помочился.

Респираторные аффективные припадки. Данная форма припадков известна также, как спастический плач, плач-рыдания, приступы задержки дыхания, аффект-респираторные припадки, судороги ярости, плач гнева. Главное в определении — респираторный, т.е. относящийся к дыханию. Припадок начинается с плача, вызванного отрицательным эмоциональным воздействием или болью.

Плач (или крик) становится все более громким, дыхание учащается. Внезапно во время вдоха дыхание задерживается вследствие спазма мышц гортани. Голова обычно запрокидывается кзади, вздуваются вены на шее, возникает синюшность кожных покровов. Если это длится не более 1 минуты, то появляются лишь бледность и небольшая синюшность лица, чаще только носо-губного треугольника, ребенок делает глубокий вдох и на этом все прекращается. Однако в некоторых случаях задержка дыхания может продолжаться несколько минут (иногда до 15—20), ребенок падает, частично или полностью теряет сознание и могут быть судороги.

Данный вид припадков наблюдается у 4—5% детей в возрасте 7—12 месяцев и составляет 13% всех судорог у детей до 4 лет жизни. Респираторные аффективные припадки подробно нами опи* саны в «Медицинской книге для родителей» (1996), где указана их связь с эпилепсией (в 5—6% случаев).

В данном разделе отметим лишь следующее. Респираторные аффективные припадки чаще встречаются у мальчиков, чем у девочек, они психогенно обусловлены и являются часто встречающейся формой примитивных истерических реакций у детей раннего возраста, обычно исчезают к 4—5 годам. В их возникновении определенную роль играет наследственная отягощенность подобными состояниями, что, по нашим данным, имело место у 8—10% обследованных.

Что делать в подобных случаях? Если ребенок плачет и «заходится», то можно его побрызгать холодной водой, шлепнуть или встряхнуть, т.е. нанести другой выраженный раздражитель. Нередко этого бывает достаточно и припадок дальше не развивается. Если же ребенок падает и возникают судороги, то его следует положить на кровать, придержать голову и конечности (но не удерживать их насильно), чтобы избежать ушибов и повреждений, и вызвать врача.

Истерические парезы (параличи). В плане неврологической терминологии парез — ограничение, паралич — отсутствие движений в одной или нескольких конечностях. Истерический парез или паралич — это соответствующие расстройства без признаков органического поражения нервной системы. Они могут захватывать одну или несколько конечностей, чаще бывают в ногах, а иногда ограничиваются только частью ноги или руки. При частичном поражении одной конечности слабость может ограничиться только стопой или стопой и голенью; в руке это будет соответственно кисть или кисть и предплечье.

Истерические парезы или параличи встречаются значительно реже приведенных выше истерических двигательных нарушений.

В качестве примера приведу одно из личных наблюдений. Несколько лет назад меня попросили проконсультировать девочку 5 лет, у которой несколько дней назад парализовало ноги. Кем-то из врачей предполагалось даже заболевание полиомиелитом. Консультация была срочной.

Девочку принесли на руках. У нее совершенно не двигались ноги, она не могла даже пошевелить пальцами стопы.

Из расспроса родителей (анамнеза) удалось установить, что 4 дня назад девочка стала без видимой причины плохо ходить, а вскоре не могла совершать ни малейшего движения стопами. При подъеме ребенка подмышки ноги свисали (болтались). Когда приставляли ноги к полу, они подгибались. Она не могла садиться, а посаженная родителями тут же валилась набок и назад. При неврологическом обследовании не было обнаружено органических поражений нервной системы. Это наряду с многими предположениями, которые складываются в процессе осмотра больного, наводило на мысль и о возможности истерического паралича. Быстрое развитие этого состояния потребовало выяснить его связь с определенными причинами. Однако родители их не находили. Стал уточнять, чем она занималась и что делала несколько дней накануне. Родители снова отметили, что это были обычные дни, они работали, девочка находилась дома с бабушкой, играла, бегала, была веселой. И как бы между прочим мама отметила, что купила ей коньки и уже несколько дней водила учиться кататься. При этом у девочки изменилось выражение лица, она как-то вроде встрепенулась и побледнела. На вопрос, нравятся ли ей коньки, неопределенно пожала плечами, а на вопрос, хочет ли она ходить на каток и стать чемпионкой по фигурному катанию, вначале ничего не ответила, а потом тихо сказала: «Не хочу».

Оказалось, что коньки были ей несколько велики, она не могла на них стоять, катание не получалось, она постоянно падала, а после катка побаливали ноги. Следов ушибов на ногах не обнаружено,хождение на каток продолжалось несколько дней с минимальными сдвигами. Очередное посещение катка было назначено на день начала болезни. К этому времени у девочки появился страх перед очередным катанием, она стала ненавидеть коньки, боялась кататься.

Причина паралича стала ясной, но как ей помочь? Выяснилось, что сна любит и умеет рисовать, ей нравятся сказки про хороших животных, и разговор перешел на эти темы. Тут же был «поставлен крест» на коньках и катании, и родители твердо пообещали отдать коньки племяннику и каток больше не посещать. Девочка оживилась, охотно беседовала со мной на нравящиеся ей темы. Я же во время беседы поглаживал ее ноги, слегка массируя. Понял также, что девочка внушаема. Это дает надежду на успех. Первым делом удалось добиться, чтобы она лежа немного упиралась ногами в мои руки. Это получилось. Затем она смогла самостоятельно сесть и посидеть. Когда и это удалось, попросил ее, сидя на диване и опустив ноги, прижать их к полу. Так постепенно, этап за этапом, она начала стоять самостоятельно, вначале пошатываясь и подгибая колени. Затем, с перерывами на отдых, начала немного ходить, а в конечном итоге почти хорошо прыгать то на одной, то на другой ноге. Родители все это время сидели молча, не проронив ни слова. После завершения всей процедуры сказал ей с оттенком вопроса «Ты здорова?» Она вначале пожала плечами, затем ответила «да». Отец хотел взять ее на руки, но она отказалась и пошла с четвертого этажа пешком. Я наблюдал за ними незаметно. Походка у ребенка была нормальной. Больше они ко мне не обращались.

А всегда ли так легко удается вылечить истерический паралич? Конечно, нет. Повезло мне и ребенку в следующем: раннее обращение, установление причины заболевания, внушаемость ребенка, правильное реагирование на психотравмирующую ситуацию.

В данном случае был явный межличностный конфликт без всяких сексуальных наслоений. Если бы родители вовремя прекратили посещение катка, купили ей коньки по размеру, а не «на вырост», возможно, не было бы подобной истерической реакции. Но, как знать, хорошо то, что хорошо кончается.

Астазия-абазия в дословном переводе означает отсутствие возможности самостоятельного (без поддержки) стояния и ходьбы. При этом в горизонтальном положении в постели активные и пассивные движения в конечностях не нарушены, сила в них достаточная, координация движений не изменена. Встречается при истерии преимущественно у лиц женского пола, чаще в подростковом возрасте. Мы наблюдали подобные случаи у детей, как мальчиков, так и девочек. Предполагается связь с острым испугом, который может сопровождаться слабостью в ногах. Могут быть и другие причины данного расстройства.

Приведем несколько наших наблюдений. Мальчик 12 лет поступил в детское неврологическое отделение с жалобами на невозможность самостоятельно стоять и ходить. Болен в течение месяца.

Со слов родителей, перестал ходить в школу через 2 дня после того, как пошел с отцом на длительную прогулку в лес, где испугался внезапно вспорхнувшей птицы. Сразу же подкосились ноги, посидел и все прошло. Отец дома подтрунивал над ним, что трусливый и физически слабый. Подобное было и в школе. На насмешки сверстников болезненно реагировал, переживал, пытался при помощи гантелей «накачать» силу мышц, но через неделю охладел к этим занятиям. Первоначально лечился в детском отделении районной больницы, где был правильно поставлен диагноз астазия-абазия психогенного гене-за. При поступлении в нашу клинику: спокойный, несколько медлительный, в контакт вступает неохотно, отвечает на вопросы односложно. К своему состоянию относится индифферентно. Со стороны нервной системы и внутренних органов патологии не выявлено, в постели садится и сидит самостоятельно. При попытке поставить на пол не сопротивляется, но ноги сразу подгибаются, как только коснется ими пола. Весь обвисает и падает в сторону сопровождающего персонала.

Вначале естественные потребности справлял в постели на судно. Однако вскоре после насмешки сверстников попросил отводить его в туалет. Было отмечено, что по пути в туалет неплохо опирается ногами, хотя требовалась двусторонняя поддержка.

В стационаре проводились курсы психотерапии, принимал ноо-тропные препараты (аминалон, затем ноотропил), рудотель, дарсонвализацию ног. Лечению поддавался плохо. Через месяц мог ходить по отделению с односторонней помощью. Нарушения координации существенно уменьшились, оставалась выраженная слабость в ногах. Затем еще несколько раз лечился в стационаре психоневрологического диспансера. Через 8 месяцев от начала болезни походка полностью восстановилась.

Второй случай более своеобразный и необычный. В нашу детскую неврологическую клинику поступила девочка 13 лет, которая до этого в течение 7 дней находилась в реанимационном отделении одной из детских больниц, куда была доставлена «скорой помощью». А предыстория этого случая была такова.

Родители девочки, жители одной из союзных республик бывшего СССР, часто приезжали торговать в Минск. В последнее время они живут здесь около года, занимаясь своим бизнесом. Их единственная дочь (назовем ее Галей — у нее действительно русское имя) жила с бабушкой и тетушками у себя на родине, ходила в 7-й класс. Летом приехала к родителям. Здесь ее встретил 28-летний уроженец той же республики, и она ему очень понравилась.

В их стране давно был обычай воровать невест. Эта форма заполучить жену в настоящее время стала более распространенной. Молодой человек познакомился с Галей и ее родителями, и вскоре ее, как рассказывала Галина мама, украл и увез на свою квартиру, где они пробыли трое суток. Затем родителям было сообщено о случившемся и, со слов мамы, якобы согласно обычаям мусульманских стран, украденная женихом девушка считается его невестой или даже женой. Этот обычай был соблюден. Молодожены (если их можно так назвать) стали жить вместе на квартире жениха. Ровно через 12 дней Гале утром стало плохо: появились боли внизу живота слева, болела голова, не могла подняться, а вскоре перестала говорить. Была вызвана «скорая помощь» и больную отвезли в одну из детских больниц с подозрением на энцефалит (воспаление головного мозга). Естественно, что врачу «скорой помощи» не было ни слова сказано о предшествующих событиях.

В больнице Галю осматривали многие специалисты. Данных, свидетельствующих об остром хирургическом заболевании, не установлено. Гинеколог находил болезненность в области яичника слева и предполагал наличие воспалительного процесса. Однако девочка не вступала в контакт, не могла стоять и ходить, а при неврологическом обследовании вся напрягалась, что не позволило судить о наличии органических изменений нервной системы.

Проводилось всестороннее клиническое и инструментальное обследование внутренних органов и нервной системы, в том числе компьютерная и магнитно-резонансная томография головного мозга, которые не выявили органических расстройств.

В первые дни пребывания девочки в стационаре к ней в палату сумел войти и ее «муж». Увидев его, она стала плакать, что-то выкрикивать на своем языке (русский знает крайне плохо), вся затряслась и замахала руками. Его быстро вывели из палаты. Девочка успокоилась, а на следующее утро стала самостоятельно садиться и беседовать с мамой. Вскоре посещения «мужа» переносила спокойно, но в контакт с ним не вступала. Врачи заподозрили что-то неладное, и возникла мысль о психическом характере болезни. Матери пришлось рассказать некоторые детали случившегося, и через несколько дней девочка была переведена к нам на лечение.

При осмотре установлено: высокого роста, стройная, несколько склонная к полноте, хорошо развиты вторичные половые признаки. На вид можно дать 17—18 лет. Известно, что у женщин Востока раньше наступает половое созревание, чем в нашей климатической зоне. Несколько настороженна, невротична, в контакт вступает (через мать как переводчика), жалуется на головные боли сжимающего характера, периодически наступающие покалывания в области сердца.

При ходьбе несколько заносит в стороны, пошатывается во время стояния с вытянутыми вперед руками (проба Ромберга). Ест хорошо, особенно острые блюда. Возможность беременности не доказана. В палате адекватно ведет себя с окружающими. Во время посещения жениха уединяются и долго о чем-то беседуют. Спрашивает у мамы, почему он не приходит ежедневно. А в общем состояние заметно улучшается.

В данном случае явно видна истерическая реакция в виде аста-зии-абазии и истерического мутизма — отсутствие речевого общения при сохранности речевого аппарата и его иннервации.

Причиной состояния явилась ранняя половая жизнь ребенка со взрослым мужчиной. Возможно, в этом плане были и какие-то другие обстоятельства, о которых девушка вряд ли расскажет своей матери и тем более врачу.

Истерические гиперкинезы. Гиперкинезы — разнообразные по внешним проявлениям непроизвольные, избыточные движения в различных частях тела. При истерии могут быть как простыми — дрожание, вздрагивание всем телом или подергивание различных мышечных групп, так и весьма сложными — своеобразные вычурные, необычные движения и жесты. Гиперкинезы могут наблюдаться в начале или в конце истерического припадка, возникать периодически и без припадка, особенно в трудных жизненных ситуациях, или наблюдаются постоянно, особенно у взрослых или подростков.

В качестве примера приведу одно личное наблюдение, или свою, «первую встречу» с истерическим гиперкинезом, которая имела место в первый год моей работы районным невропатологом.

На центральной улице нашего небольшого городского поселка в маленьком частном домике жил с матерью один молодой человек 25—27 лет, у которого была необычная и странная походка. Он поднимал ногу, сгибая ее в тазобедренном и коленном суставах, отводил в сторону, затем вперед, вращая стопой и голенью, а затем штампующим движением ставил на землю. Движения были одинаковыми как с правой, так и с левой стороны. Этого человека часто сопровождала толпа детворы, повторяя его странную походку. Взрослые привыкли к этому и не обращали никакого внимания. Знали этого человека во всей округе из-за странностей ходьбы. Он был стройным, высоким и подтянутым, всегда ходил в военном кителе защитного цвета, штанах-галифе и начищенных до блеска сапогах. Понаблюдав за ним в течение нескольких недель, я сам подошел к нему, представился и попросил прийти на прием. Он отнесся к этому без особого энтузиазма, но все-таки явился в назначенный срок. Узнал от него лишь то, что подобное состояние продолжается в течение нескольких лет и наступило без видимой причины.

Исследование нервной системы ничего плохого не выявило. На каждый вопрос он отвечал кратко и обдуманно, говорил, что очень переживает из-за своей болезни, которую многие пытались вылечить, но никто не добился даже минимального улучшения. О своей прошлой жизни говорить не хотел, не видя в ней ничего особенного. Однако по всему было видно, что он не допускает вмешательства ни в свою болезнь, ни в свою жизнь, отмечалось лишь, что он артистически демонстрирует всем свою походку с какой-то гордостью и презрением к мнению окружающих и насмешкам детей.

Я узнал от местных жителей, что родители больного живут здесь давно, отец ушел из семьи, когда ребенку было 5 лет. Жили очень бедно. Мальчик окончил строительный техникум и работал на стройке. Был эгоцентричным, самолюбивым, терпеть не мог чужих замечаний, часто вступал в конфликты, особенно в тех случаях, когда речь шла о его личных качествах. Познакомился с разведенной женщиной «легкого» поведения и старше его по возрасту. Поговаривали о свадьбе. Однако вдруг все расстроилось, якобы на сексуальной основе, об этом рассказывала его бывшая знакомая кому-то из очередных своих кавалеров. После этого ни одна из девушек и женщин не хотела с ним иметь дела, а мужчины посмеивались над «слабаком».

Перестал ходить на работу и несколько недель не выходил из дому, а мать никого не пускала в дом. Затем его увидели во дворе со странной и неуверенной походкой, которая зафиксировалась на многие годы. Получил вторую группу инвалидности, мать же получала пенсию за выслугу лет. Так и жили вдвоем, кое-что выращивали на своем небольшом огороде.

Меня, как и многих врачей, лечивших и консультировавших больного, интересовал биологический смысл такой необычной ходьбы со своеобразным гиперкинезом в ногах. Он рассказывал лечащему врачу, что при ходьбе половые органы «прилипают» к бедру, и он не может сделать правильный шаг, пока не наступит «разлипание». Возможно, так и было, но в последующем он уходил от обсуждения данного вопроса.

Что же здесь произошло и каков механизм истерического невроза? Очевидно, что болезнь возникла у человека с истерическими чертами личности (акцентуация по истерическому типу), психотравмирующую роль сыграла подостро действующая конфликтная ситуация в виде неполадок на работе и в личной жизни. Человека везде преследовали неудачи, создающие противоречие между желаемым и возможным.

Больного консультировали все ведущие неврологические светила того времени, работавшие в Беларуси, он неоднократно обследовался и лечился, но эффекта не было. Даже сеансы гипноза не возымели положительного действия, а психоанализом в то время никто не занимался.

Понятна психологическая значимость для данного человека его истерических расстройств. Фактически это был единственный способ получения инвалидности и возможности существования без работы.

Лишился бы он этой возможности, и все бы пошло прахом. А работать он не хотел, да и, видимо, уже не мог. Отсюда глубокая фиксация данного синдрома и отрицательное отношение к лечению.

Вегетативные нарушения. Вегетативные расстройства при истерии обычно касаются нарушения деятельности различных внутренних органов, иннервация которых осуществляется за счет вегетативной нервной системы. Это чаще боли в сердце, эпигастральной (подложечной) области, головные боли, тошнота и рвота, чувство кома в горле с затруднением глотания, нарушение мочеиспускания, вздутие живота, запоры и др. Дети и подростки особенно часто испытывают покалывание в сердце, чувство жжения, нехватки воздуха и страха смерти. При малейшем волнении и различных ситуациях, требующих умственного и физического напряжения, больные хватаются за сердце, глотают лекарства. Свои ощущения они описывают как «мучительные, страшные, ужасные, непереносимые, жуткие» боли. Главное — привлечь к себе внимание, вызвать сострадание у окружающих, избежать необходимости выполнять какие-то поручения. И, повторяю, это не притворство и не аггравация. Это своеобразная болезнь у определенного типа личности.

Вегетативные нарушения могут быть и у детей раннего и дошкольного возраста. Если, к примеру, ребенка пытаются насильно покормить, то он с плачем жалуется на боли в животе, а иногда во время плача от неудовольствия или нежелания выполнить какое-то поручение ребенок начинает часто икать, затем возникают позывы на рвоту. В таких случаях родители обычно сменяют гнев на милость.

В силу повышенной внушаемости вегетативные нарушения могут возникать у детей, которые видят болезнь родителей или других лиц. Описаны случаи, когда ребенок, увидев задержку мочеиспускания у взрослого, сам перестал мочиться, и даже приходилось спускать мочу катетером, что приводило к еще большей фиксации данного синдрома.

Это общее свойство истерии — принимать формы других органических заболеваний, имитируя эти болезни.

Вегетативные нарушения часто сопутствуют другим проявлениям истерии, например, могут быть в промежутках между истерическими припадками, но иногда истерия проявляется только в виде разнообразных или стойких однотипных вегетативных расстройств.

Чувствительные нарушения. Изолированные чувствительные нарушения при истерии в детском возрасте встречаются исключительно редко. Они выраженны у подростков. Однако и у детей возможны изменения чувствительности, обычно в виде ее отсутствия в определенной части тела с одной или с обеих сторон. Одностороннее снижение чувствительности на боль или ее повышение всегда распространяется строго по средней линии тела, что отличает данные изменения от изменений чувствительности при органических заболеваниях нервной системы, которые обычно не имеют четко очерченных границ. Такие больные могут не чувствовать части конечности (руки или ноги) с одной или обеих сторон. Могут встречаться истерическая слепота или глухота, но они более присущи взрослым, чем детям и подросткам.

Аффективные нарушения. В плане терминологии аффект (от лат. affectus — душевное волнение, страсть) означает относительно кратковременное, выраженное и бурно протекающее эмоциональное переживание в виде ужаса, отчаяния, тревоги, ярости и других внешних проявлений, что сопровождается криком, плачем, необычными жестами или угнетенным настроением и снижением психической активности. Состояние аффекта может быть физиологическим в ответ на резко выраженное и внезапно наступившее чувство гнева или радости, что обычно адекватно силе внешнего воздействия. Оно кратковременное, быстро преходящее, не оставляющее длительно сохраняющихся переживаний.

Все мы периодически радуемся хорошему, переживаем огорчения и невзгоды, которые часто встречаются в жизни. Например, ребенок нечаянно разбил дорогую и любимую вазу, тарелку или испортил какую-то вещь. Родители могут накричать на него, пожурить, поставить в угол, проявить на некоторое время индифферентное отношение. Это обычное явление, путь привития ребенку запретов («нельзя»), необходимых в жизни.

Истерические аффекты носят неадекватный характер, т.е. не соответствуют содержанию переживания или возникшей ситуации. Они обычно резко выражены, внешне ярко оформлены, театрализованны и могут сопровождаться своеобразными позами, рыданиями, заламыванием рук, глубокими вздохами и т.д. Подобные состояния могут возникать накануне истерического припадка, сопровождают его или наступают в промежутке между приступами. В большинстве случаев им сопутствуют вегетативные, чувствительные и другие расстройства. Нередко на определенном этапе развития истерии могут проявляться исключительно эмоционально-аффективными расстройствами, к которым в большинстве случаев присоединяются и другие нарушения.

Другие расстройства. Среди других истерических расстройств следует отметить афонию и мутизм. Афония — отсутствие звучности голоса при сохранении шепотной речи. Она преимущественно носит гортанный или истинный характер, встречается при органических, в том числе воспалительных, заболеваниях (ларингит), при органических поражениях нервной системы с нарушением иннервации голосовых связок, хотя может быть психогенно обусловлена (функциональная), что в ряде случаев имеет место при истерии. Такие дети говорят шепотом, иногда напрягая лицо, чтобы создать впечатление невозможности нормального речевого общения. В ряде случаев психогенная афония наступает только в определенной ситуации, например, в детском саду при общении с воспитателем или на уроках в школе, в то время как при разговоре со сверстниками речь более громкая, а в домашних условиях она не нарушена. Следовательно, имеет место речевой дефект лишь на определенную ситуацию, чем-то неугодную ребенку, в виде своеобразной формы протеста.

Более выраженной формой речевой патологии является мутизм — полное отсутствие речи при сохранности речевого аппарата. Он может встречаться при органических заболеваниях головного мозга (обычно в сочетании с парезами или параличами конечностей), тяжелых психических заболеваниях (например, при шизофрении), а также при истерии (истерический мутизм). Последний может быть тотальным, т.е. отмечается постоянно в различных условиях, или избирательным (элективным) — наступает только в определенной ситуации, например, при разговоре на определенные темы или в отношении конкретных лиц. Тотальный психогенно обусловленный мутизм часто сопровождается выразительной мимикой и (или) сопутствующими движениями головы, туловища, конечностей (пантомимика).

Тотальный истерический мутизм в детском возрасте встречается исключительно редко. Описаны отдельные казуистические его случаи у взрослых. Механизм возникновения данного синдрома неизвестен. Общепринятое ранее положение о том, что истерический мутизм обусловлен торможением речедвигательного аппарата, не содержит никакой конкретизации. По мнению В. В. Ковалева (1979), элективный мутизм обычно развивается у детей с речевой и интеллектуальной недостаточностью и чертами повышенной тормозимости в характере при повышенных требованиях к речевой и интеллектуальной деятельности во время посещения детского сада (реже) или школы (чаще). Подобное может встречаться у детей в начале пребывания в психиатрическом стационаре, когда они молчат на занятиях, но вступают в словесный контакт с другими детьми. Механизм возникновения данного синдрома объясняется «условной желательностью молчания», которое защищает личность от психотравмирующей ситуации, например, вступать в контакт с непонравившимся воспитателем, отвечать на уроках и т.д.

В случае наличия у ребенка тотального мутизма всегда следует проводить тщательное неврологическое обследование с целью исключения органического заболевания нервной системы.

Источник: 
М. Н. Мисюк, В. В. Максименко. Основы медицинских знаний: Учебно-методический комплекс для студентов специальности - ПСИХОЛОГИЯ. - Минск.: Изд-во МИУ, 2009
Комментарии
Аватар пользователя Олег
Олег (Анонимно)

Подскажите пожалуйста кто-нибудь. У моей жены регулярные истерические припадки. Классика жанра: по любому мелочному спору начинает смеяться, орать, рыдать, биться головой о стену либо об пол, рвать себе волосы на голове, однако увечий никогда себе не наносит. Пытался, по-разному, остановить не получалось никогда, короче всё как выше описано. Всё очень серьёзно, никакого смеха. Лечиться не хочет. Я боюсь за сына(9 лет), т.к. езжу в командировки. А соседи сказали заявят на неё в органы соц. опеки, что бы лишить материнства. Что по этому поводу говорит закон?????????? Я то развожусь, этот вопрос решён.

Аватар пользователя Светлана Николаевна
Светлана Николаевна (Анонимно)

Психопатов надо оставлять иначе себе всю жизнь отравите , пока они на вас психуют

Аватар пользователя Vita-minka
Vita-minka (Анонимно)

Не оставляйте вашу супругу, ради сына, не бросайте её. Всё поправимо если будете её лечить и относится с нужным пониманием. Только нужно побольше терпения и любви. Бросить всегда просто.

Аватар пользователя павел
павел (Анонимно)

Очень знакомая история. Симптомы схожие у моей девушки теперь уже бывшей. Искал ответв на вопросы и теперь все становится на свои места. Очень хотелось все исправить и наладить отношения. Со второго шанса понял что уже нервы здают у самого. Больно это .Пришлось раставаться чтобы не делать друг дружке больно.

Аватар пользователя Lusi
Lusi (Анонимно)

страшно...и все понятно...после такого приступа муж всегда собирает вещи и уезжает,благо есть квартира...4-й раз за 10 лет в такой ярко выраженной форме...и ждет,когда я приеду за ним....ужас,а я геморою себе мозг, что не так со мной. И всегда до или после и каждый день его изводит мама разговорами по телефону...и так 3-й брак, 3 детей,с разными проблемами в здоровье на нервной почве, хорошо,что у нас нет общих...и его мама мне внушала,что ее сын любит,когда его хвалят...а сейчас возраст климактерический,значит, еще и обострение и неизвестно, что завтра ждет...всегда чувствовала его внутреннее напряжение,считывание окружающей ситуации...по поведению мамы понимаю,что она все знала,и манипулировала этим состоянием в свою пользу...те же симптомы случились в поликлинике,когда ему делали укол,болючий...Сбежалось все хиррургическое отделение,вкл.заведующую,и никто не знал,что надо просто побрызгать водой?....там он устроил судорги конечностей,лёжа на спине и воя,как женщина...красивый,статный мужик.....мне врач сказал -забирайте своего принца,он нуждается в повышенном внимании и больше к нам не приводите,лечите дома...Тогда, дома уже, плакала от безысходности....чтобы он не видел,така любовь-така любовь...Романтичный,красивый,эротичный, сказка для наивных дурочек....была. Развожусь. Забыла о себе, ушла с работы, бросила творчество, ушел сын к своему папе жить, спрятались все мои родственники и друзья....Начала чистку своей квартиры от старой мебели, хлама, навожу порядок не только в мыслях, больно, но последний припадок стоит перед глазами,хорошо,что без травм, после 1-го раза в самом начале,когда он притронулся,предупредила о последствиях...вот и понятно-а припадок-то под контролем,хотя со стороны,действительно,кажется,что белая горячка...Последние сомнения ушли. Нет. Живу дальше,восстанавливаюсь, налаживаю отношения с сыном,ищу работу, рисую:-)возобновляю свои любимые пробежки. иду на курсы английского. вспоминать буду без идеализации, как опыт,чтобы не столкнуться с этим в будущем,начала носить крестик,готовлюсь на исповедь и хочу следующего дня,в этом еще все пока свежо....и напоминает почему-то о лучшем,о любви...а это был психоз:-)

Аватар пользователя Анна
Анна (Анонимно)

У меня сынуля истеричка. И это видимо к 4-5 годам не отпустит, судя по его отцу. После 4 лет брака могу сказать однозначно:психов надо бросать сразу! Не тратить на них свои драгоценные минуты жизни. И не рожать от них детей.

Аватар пользователя Гость
Гость (Анонимно)

Основные симптомы психопатии

Эмоциональные и межличностные особенности
• болтливость и поверхностность;
• эгоцентричность и претенциозность;
• отсутствие чувства вины и сожаления;
• отсутствие эмпатии;
• коварство и склонность к манипулированию окружающими;
• поверхностность эмоций.

Хаэр, Роберт Д.
ПУГАЮЩИЙ МИР ПСИХОПАТОВ

Аватар пользователя Тимур
Тимур (Анонимно)

Спасибо,было очень познавательнр и интересно.. С моей сестренкой случилились исторические судороги , после того как родители поругались , я так испугался , не знал что делать,думал это эпилепсия , а потом быстро пришла в себя..