Лечение общих неврозов

Основным принципом лечения любых заболеваний является устранение причины, вызвавшей болезнь. Например, при воспалении легких, плеврите, туберкулезе назначаются антибиотики; при наличии инородного тела производится его удаление. В медицине этот принцип лечения носит название этиотропная терапия (от греч. aitia — причина). Проводится также патогенетическое и симптоматическое лечение. При этом первое включает комплекс лечебных мероприятий с учетом механизмов развития болезни, а второе — устранение различных проявлений болезни, или симптомов.

С указанных позиций следует подходить и к лечению неврозов, учитывая ряд особенностей причинно-следственных взаимоотношений. Эти особенности имеют свою специфичность, присущую только данной патологии. Так, при неврозах, возникших под влиянием острой психотравмы, например выраженном испуге, устранять уже нечего, ибо он исчез, вызвав ряд эмоционально-поведенческих нарушений, которые могут продолжаться в течение длительного времени. Но даже отсутствующая причина продолжает действовать на человека, и одно лишь воспоминание о ней вызывает страх и опасения, что усугубляет течение болезни. В таких случаях этиотропный принцип лечения сводится к тому, чтобы больной отреагировал на причину невроза как на индифферентный раздражитель или критически отнесся к случившемуся, когда причина заболевания ему не индифферентна.

Если невроз возникает вследствие хронической психотравмы или фактора эмоциональной депривации, которые в большинстве случаев обусловлены ненормальными внутрисемейными отношениями, остающимися таковыми и после развития невроза, то их необходимо устранить как ведущую причину болезни. Казалось бы все просто: есть причина — устрани ее. Однако здесь возникают непреодолимые трудности в плане выявления этих причин. Ведь родители в большинстве случаев не понимают, что их ненормальные взаимоотношения и неправильное воспитание ребенка являются главным причинным фактором невроза, а если и понимают, то не говорят об этом, чтобы «не выносить сор из избы». За четыре десятилетия врачебной и научной работы мне не приходилось видеть, чтобы родители прямо указывали на это. Они причину невроза у ребенка ищут в другом месте, обычно вне семьи: влияние улицы, плохой компании, детского сада, школы и т.д., и лишь окольным путем или с помощью конкретных вопросов можно получить какое-то представление о взаимоотношениях в семье и принципах воспитания ребенка. Но изменить обстановку в семье и отношение к своему потомству очень трудно, а порой практически невозможно. Ведь большинство родителей считают себя идеальными воспитателями, ссылаясь нередко и на семейные традиции («нас тоже так воспитывали»).

В подобной ситуации основная цель врача — смягчить действие психотравмы, раскрыть родителям основную причину невроза (лучше, если это сделано после посещения семьи и уточнения некоторых аспектов взаимоотношений), и пусть родители сами делают необходимые выводы. Можно также посоветовать временно изъять ребенка из психотравмирующей ситуации, например, отправить его в деревню пожить с дедушкой и бабушкой, особенно летом, если есть такая возможность и там нормальные семейные отношения.

В ряде случаев смягчить действие перенесенной психотравмы очень трудно. К примеру, фактор вакуума, когда ребенок или чаще подросток не достиг цели, хотя было приложено максимум усилий и ограничений себя в других аспектах жизни. В такой ситуации терапевтическим методом врача и родителей является выработка у ребенка силы воли, мужества, трудолюбия и настойчивости в достижении поставленной ранее цели или сосредоточение его интересов на другом не менее значимом направлении.

Приведенные здесь краткие данные говорят о том, что этио-тропное лечение неврозов, воздействующее на причину болезни, не может осуществляться медикаментозными методами терапии, физиотерапией, массажем и другими общепринятыми методами лечения органических заболеваний. Ведь невроз не сопровождается конкретными морфологическими изменениями структуры головного мозга. Это изменения в духовной жизни человека, и лежат они вне сферы материального, а причину болезни нельзя измерить какими-то числовыми единицами, зафиксировать объективно и сохранить для наглядности.

Изменения в сфере духовной жизни человека необходимо лечить такими же методами воздействия, ибо приходится лечить не тело, а душу, используя психологические (психотерапевтические) методики.

Психотерапия неврозов
Основным (доминирующим) методом лечения неврозов является психотерапия, которая в большинстве случаев проводится в сочетании с назначением медикаментозных препаратов, использованием различных физических факторов (физиотерапия) и некоторых других способов.

Что же такое психотерапия в научном понимании? О ней много говорят в обычном житейском обиходе как о методе убеждения и внушения. В принципе это верно, но недостаточно полно.

Согласно определению известного психотерапевта В. Е. Рож-нова (1974), «психотерапия есть комплексное лечебное воздействие с помощью психических средств на психику больного, а через нее на весь его организм с целью устранения болезненных симптомов и изменения отношения к себе, своему состоянию и окружающей среде». В более сокращенном виде психотерапия представляет собой «планомерное психическое воздействие на сознание больного с лечебной целью или для коррекции его поведения» (Н. Г. Шумский, 1989). Основным средством психотерапии является речь, поэтому иногда ее называют речевой терапией, что в принципе не совсем верно. Психотерапия в основном осуществляется путем речевого контакта психотерапевта и пациента. Однако, как указывает А. М. Свядощ (1998), имеет значение не только речь врача, но и сопутствующие ей мимика, жесты, интонация и весь облик говорящего. К тому же психотерапия может осуществляться и опосредованно через телевидение, радио, звукозапись и другие технические средства.

В недалеком прошлом у нас широко практиковалась телевизионная психотерапия путем «счета до тридцати или взмахивания руками». Это было то время, когда нам прививались единая идеология и единая цель, чему соответствовала и единая для всех психотерапия. А ведь каждый человек как индивидуальность требует к себе особого, индивидуального подхода. В этой связи следует полностью согласиться с мнением известных белорусских психотерапевтов В. Т. Кондрашенко и Д. И. Донского (1993), которые утверждают, что наиболее эффективным психотерапевтическим воздействием обладают живое слово и непосредственное общение врача с больным.

Зарождение психотерапии и ее истоки кроются в глубокой древности. Ее возраст равен возрасту врачевания. Поэтому существует неисчислимое множество различных психотерапевтических приемов — свыше 3000, однако, к сожалению, нет единой международной классификации методов психотерапии. Даже в отдельных странах эти классификации различны и построены на основании теоретических воззрений и личного опыта конкретных ученых.

Чтобы разобраться в этом необъятном количестве информации В. Т. Кондрашенко и Д. И. Донской выделяют методы и форму (технику) психотерапии. Под методом следует понимать общий принцип лечения, вытекающий из понятия сущности болезни. Наличие конкретной болезни и представлений о механизме ее возникновения породило конкретные методы психотерапевтического воздействия. Например, представление 3. Фрейда о неврозе как о неудовлетворенной или подавленной в раннем детском возрасте сексуальности ребенка (или приятных для него переживаний, застрявших в подсознании) послужило основой для психоанализа как метода психотерапии.

Каждый метод может иметь различные формы, или способы реализации. Например, метод убеждения (рациональная психотерапия) может проводиться в виде индивидуальной беседы или занятий с группой, чтения лекции и т.д. Комплекс разных методов, объединенных единым подходом к лечению, образует систему, или направление психотерапии.

Наиболее часто используемыми методами психотерапии являются: суггестивная психотерапия (от лат. suggestio — внушение) — внушение в состоянии бодрствования, естественного сна, гипноза и др.; самовнушение (аутосуггестия) — внушение, направленное на определенные стороны собственной психической деятельности, функции нервной системы и внутренних органов с целью устранения имеющихся расстройств; рациональная психотерапия — доступные пониманию больного разъяснения причины и сущности болезни, отдельных ее клинических проявлений с приведением доказательств безопасности заболевания с целью формирования отношения к своему состоянию и мобилизации сил на выздоровление; групповая психотерапия — занятия с группой больных, имеющих сходные заболевания, что обычно сопровождается положительным влиянием пациентов друг на друга; игровая психотерапия — используется обычно в детском возрасте, в том числе у дошкольников, проводится путем игр с простыми и сложными сценами, применяется для перевоспитания личности и отреагирования на различные переживания; семейная психотерапия — проводится со всеми членами семьи одновременно, кроме больного ребенка, что позволяет выявить дефекты воспитания, наметить пути их устранения и нормализовать внутрисемейные взаимоотношения; условно-рефлекторная психотерапия — выработка условного рефлекса, например движения конечности больного истерическим параличом, в ответ на индифферентный раздражитель, который сочетается с безусловно-рефлекторным неприятным воздействием (электрический ток, покалывание и др.).

Все чаще стал использоваться забытый отечественными психотерапевтами психоанализ 3. Фрейда (вернее, не столько забытый, сколько не соответствующий нашим «передовым» идеологическим воззрениям). Интересное высказывание по этому поводу приводят В. Т. Кондрашенко и Д. И. Донской: «Став материалистами, мы «выбросили на помойку» все, что так или иначе несло в себе идеалистические начала, в том числе и учение о психоанализе.... В итоге в некоторых аспектах психотерапии, например в гипнологии, по сравнению с зарубежными психотерапевтами мы продвинулись несколько дальше, а в других, особенно в части недирективных методов, несомненно, отстали.

Было бы неверно думать, что две трети психотерапевтов Канады или Америки заблуждаются, а мы безоговорочно правы. Необходимо искать точки соприкосновения. А для этого требуется глубокое исследование теоретической базы зарубежной психологии и психотерапии. Иначе мы просто не поймем сущности многих зарубежных психотерапевтических методик, которые до сего дня чаще всего просто механически копируются».

Конечно, в прошлом можно было просто забыть 3. Фрейда и вообще ничего не писать о его воззрении на неврозы и предложенном им методе психоанализа. Но гений этого ученого прорывается через железный занавес запретов и забвения. И теперь лишь с иронией приходится читать в работах известных психиатров и психотерапевтов о том, что «умозрительность и несостоятельность» метода психоанализа «были убедительно доказаны рядом советских и зарубежных авторов». Не будем приводить ни авторов этих строк, ни тех советских ученых, которые «громили» 3. Фрейда и фрейдизм, пусть это остается на их совести, тем более, что в другие аспекты психиатрии они внесли весомый вклад.

Среди методов психиатрии, используемых в настоящее время для лечения неврозов в детском и юношеском возрасте, наиболее часто применяются суггестивная, рациональная, коллективная (групповая), игровая, семейная психотерапия и наркопсихотерапия.

С одной стороны, психотерапия, как ведущий метод лечения неврозов у детей, должна проводиться не только специально подготовленными психотерапевтами, но и врачами общего профиля. Врач любой профессии, занимающийся лечением детей, должен обладать общими знаниями по психотерапии. Их не обязательно осваивать на специальных курсах повышения квалификации (конечно, желательно, при наличии такой возможности), ибо основы психотерапии должны быть присущи каждому душевному и порядочному человеку. Это такие качества, как доброта, забота о ближнем, любовь к людям, чувство милосердия и сострадания к больным и немощным, готовность оказать помощь нуждающимся в ней. Пусть это будет «элементарная» психотерапия, проводимая не по специальным методам и приемам, а лишь по велению души: умение внимательно выслушать больного, сказать ему доброе слово, вселить надежду на положительный исход. Нередко священник или пожилая женщина, умудренная жизненным опытом, оказывают большее положительное влияние на больного, чем посредственный психотерапевт. Однако это одна сторона вопроса, касающаяся психотерапевтических аспектов любого метода лечения.

С другой стороны, нужны квалифицированные врачи-психотерапевты, знающие сущность той патологии, при которой они оказывают положительное воздействие. Психотерапевт, занимающийся лечением детей, должен иметь четкое представление о возрастных анато-мо-физиологических особенностях ребенка, знать основы детской неврологии и психиатрии, ориентироваться в соматической патологии. Это позволит оказать положительное воздействие не только на отдельные признаки болезни (жалобы), но и на болезнь в целом с учетом индивидуальных особенностей пациента.

Психотерапия неврозов должна начинаться с первого посещения врача. Она требует способности расположить к себе больного ребенка и его родителей, умения выслушать их жалобы, создать доверительные отношения. Уже во время первой беседы должно создаться общее представление-сгличности родителей, обстановке в семье и их отношении к ребенку, что может дать общее впечатление о характере психотравмирующего воздействия.

Психотерапевтический подход к детям и взрослым имеет существенные различия. Если взрослые (зрелая личность) излагают жалобы с пониманием их чуждости, неадекватности и желания избавиться от имеющихся расстройств, то ребенок раннего и дошкольного возраста (развивающаяся личность) не понимает своего дефекта и жалобы описать не в состоянии. Подобное весьма часто наблюдается и у детей раннего школьного возраста. Следовательно, анализируются не жалобы больного, а жалобы на больного.

В случае присутствия на приеме обоих родителей в личной беседе с ними (без больного) выясняются особенности воспитания ребенка и при наличии явно неправильной микросоциально-психологической атмосферы в семье в тактичной форме даются советы по устранению дефектов воспитания. Это и-есть начало семейной психотерапии, которая может быть продолжена в домашних условиях в присутствии всех взрослых членов семьи.

Следует учитывать особенности мышления детей первых шести лет жизни. Оно носит не абстрактный, а конкретный, в основном чувственный характер. Об этом писал еще В. М. Бехтерев в 1911 г. Он считал более целесообразным метод несловесного (вербального), а «чреспредметного» внушения как ведущего психотерапевтического воздействия. Подобной точки зрения придерживаются и современные психиатры и психотерапевты, в частности В. В. Ковалев и М. И. Буянов. Они советуют широко использовать метод отвлечения, переключения, игровую психотерапию, культурно-массовые мероприятия в сочетании с лечебной педагогикой. Последняя представляет собой совокупность методов воспитания и обучения детей с органическими и психогенно обусловленными нарушениями с целью правильного формирования личности.

Одним из принципов психотерапии в детском возрасте является широкое привлечение родителей к проводимым мероприятиям, особенно того из них, к которому ребенок больше привязан.

В ряде случаев весьма эффективной является игровая психотерапия, которая может быть директивной, когда психотерапевт руководит игрой в нужном направлении, и недирективной (спонтанной), когда психотерапевт не вмешивается в игру детей, не руково<£ дит ими и не интерпретирует результаты, а лишь создает нормальную и приятную атмосферу. В последнее время большое внимание уделяется недирективным методам психотерапии, в том числе и во время игры.

А. И. Захаров (1985) считает, что спонтанные (недирективные) и направляемые (директивные) врачом игры представляют собой две взаимно дополняющие фазы единого игрового процесса. Их объединяет предоставленная детям самостоятельность, возможность проявить себя, находить правильный путь в создавшейся ситуации, взаимно влиять друг на друга, что снижает внутреннюю напряженность, страх и агрессивность.

Особенности психотерапии в детском возрасте обусловлены не только своеобразием выбора метода лечения. Они имеют и ряд трудностей, особенно на начальном этапе, во время первой встречи больного ребенка, его родителя (или родителей) и врача. Если психотерапевт при лечении взрослых имеет контакт только с больным, с которым необходимо установить взаимопонимание и доверие, то в детском возрасте необходим, с одной стороны, контакт с родителями, а с другой — контакт с ребенком с учетом его возраста и характера невротических расстройств. Особенно трудно с детьми раннего возраста, которых нередко пугали врачом или вообще медработником в белом халате, делающим уколы. Они могут войти в кабинет с плачем, упираются, пытаются уйти, противятся осмотру. В таком случае не нужна спешка. После получения общего впечатления о ребенке его можно оставить в коридоре с одним из родителей или (лучше) с третьим сопровождающим лицом, а беседу провести с обоими родителями, чтобы потом между ними не было недоразумений или конфликтов в плане выполнения рекомендаций по воспитанию. Можно также наблюдать за ребенком, дать ему свободу действий, особенно при наличии в кабинете ярких игрушек или других предметов, которые могут вызвать интерес больного.

Несколько проще с детьми школьного возраста, с которыми можно войти в контакт, провести беседу в зависимости от ситуации и интересов ребенка. Если ребенок понимает характер своего дефекта и желает от него избавиться, психотерапевтическая работа может проводиться непосредственно с ним. В иных случаях главным исполнителем психотерапевтических мероприятий являются родители, понимающие необходимость оздоровления семейной микросреды, если имеют место дефекты воспитания. Можно также использовать различные виды семейной или игровой психотерапии.

Здесь не будут описываться методики проведения психотерапевтических мероприятий, так как они изложены в специальных руководствах и книгах по правильному воспитанию детей.

При наличии у ребенка эмоционально-поведенческих расстройств необходимы в каждом случае подробное неврологическое обследование и консультация педиатра для выявления органических нарушений нервной системы и соматической патологии.

Психотерапия во многих случаях сочетается с назначением медикаментозных препаратов, т.е. проводится комплексное лечение. Первоначально (до 1950-х годов) широко использовали различные сочетания брома и кофеина для нормализации процессов возбуждения и торможения в коре полушарий головного мозга, успокаивающие средства растительного происхождения, а также снотворные в небольшой дозировке. С середины 50-х годов XX в., после введения в клиническую практику новых психофармакологических (психотропных) средств, оказывающих специфическое воздействие на психическую деятельность, последние стали применяться для лечения психических заболеваний и невротических расстройств. Так, в детском и подростковом возрасте для подавления тревоги, страха, беспокойства В. В. Ковалев (1979) рекомендовал назначать транквилизаторы, или успокоители, — хлозепид (элениум, напотон), си-базон (седуксен, диазепам), триоксазин; при депрессивном неврозе — антидепрессанты типа амитриптилина и его аналогов; при неврастении и других неврозах с выраженной астенизацией — психотропные препараты стимулирующего действия (сиднокарб, центендрин, нуредал).

В связи с синтезом новых психотропных средств арсенал используемых препаратов для лечения неврозов значительно расширился. Согласно данным А. М. Свядоща (1998), почти все существующие препараты психотропного действия (их уже насчитывается несколько сот) назначались для лечения неврозов. Автор рекомендует применять для лечения неврозов транквилизаторы, нейролептики, антидепрессанты и психостимуляторы. Из транквилизаторов А. М. Свядощ наиболее часто использует производные
бензодиазепина: хлордиазепоксид (элениум, либриум), диазепам (седуксен, валиум), оксазепам (тазепам), нитразепам (эуноктин, радедорм), мекротан (мекробамат, андаксин) и триоксазин. Все
они могут назначаться для лечения различных клинических форм общих неврозов, при которых имеют место чувство тревоги, страха, эмоциональной напряженности, вегетативные расстройства, нарушение
сна или депрессивные состояния.

При выраженных депрессивных расстройствах, проявляющихся вялостью, апатией, пониженным настроением, чаще всего используются имизин (имипрамин, мелипрамин, тофранил), амитриптилин (триптизол), азафен, пиразидол, ниаламид (нуредал).

Для стимуляции психической деятельности А. М. Свядощ рекомендует прежде всего фенамин (бензедрин, амфетамин, симпатии), меридил (риталин, центедрин), а также настойку женьшеня, экстракт элеутерококка, левзеи, настойку лимонника, заманихи, стеркумса, аралии, а также пантокрин.

Наиболее редко назначаются нейролептики (антипсихотические средства, большие транквилизаторы) — группа психотропных средств, оказывающих тормозящее влияние на функции центральной нервной системы: аминазин, резерпин, трифтазил, галоперидол, тиоридазин (меллерил, сонапакс). К сожалению, они часто вызывают различные осложнения, а поэтому должны применяться в небольших дозах.

Такое обилие препаратов психотропного действия, которые могут быть использованы для лечения неврозов, объясняется следующими обстоятельствами.
- Многообразие эмоционально-поведенческих и вегетативных расстройств при общих неврозах.
- Различная индивидуальная переносимость препаратов не только одной химической группы, но даже одного состава, производимых различными фармацевтическими фирмами.
- Наличие при неврозах ряда сопутствующих соматических расстройств, при которых использование некоторых лекарственных средств (особенно нейролептиков) является противопоказанным или нежелательным. Следует также учитывать индивидуальный подход врачей к лечению неврозов. К тому же эффект лечения психогенно обусловленных болезней зависит не только (или не столько) от действия препарата, но и от того, как он преподнесен больному неврозом. А преподнести его следует с уверенностью, что под влиянием данного медикамента наступит улучшение. Следовательно, речь идет о медикаментозном лечении с психотерапевтическим уклоном. Это наглядно проявляется в так называемом
плацебо-эффекте (лат. placebo— понравилось, удовлетворю) — прием фармакологически индифферентного вещества, напоминающего по внешнему виду и вкусу лечебное средство, может давать выраженный терапевтический эффект, что имеет место при неврозах в 20 — 40 % случаев.

Рекомендации отечественных авторов о возможности использования при неврозах самых различных психотропных средств можно объяснить также теоретическим подходом к лечению вообще. Уже более двух столетий обсуждается вопрос о том, болезнь или больного следует лечить.

В отечественной (русскоязычной) литературе все еще декларируется положение о том, что лечить следует не болезнь, а больного. Этот принцип терапии, сформулированный еще в начале XIX в., был в определенной степени обоснованным в том плане, что причины возникновения многих заболеваний были неизвестны, а лечение проводилось в основном симптоматическими средствами, психотерапией, соблюдением общегигиенических мероприятий, режима труда и отдыха. Объясняли эту концепцию и тем, что «не болезнь принимает лекарства, а больной».

Приведенный принцип лечения не болезней, а больного особенно популяризировался в бывшем СССР в 40—50-х годах, когда любое заболевание рассматривалось с позиции болезни целостного организма, а механизм возникновения большинства заболеваний объяснялся нарушением регулирующих влияний коры полушарий головного мозга, отрицая роль генетических и некоторых других этиологических факторов патологических процессов. Теоретическая подоплека таких воззрений базировалась якобы научении И. П. Павлова, хотя последний не имел к ней никакого отношения.

К настоящему времени установлена абсурдность подобных воззрений, которые нанесли существенный урон проведению рациональной терапии.

Если рассматривать этот вопрос с позиции общебиологических и причинно-следственных взаимоотношений, то несомненно следующее. Нет больного без болезни, ибо лишь она порождает больного, что проявляется нарушением свободы жизнедеятельности человека. Поэтому болезнь всегда первична, а субъективные и объективные ее проявления носят вторичный характер.

Однако лечения только болезни в большинстве случаев бывает явно недостаточно. Известно, что реакция индивидуума на болезнетворную причину бывает различной, как различна реакция больных на медикаментозные средства. Она может быть обусловлена повышенной чувствительностью к определенным препаратам, наличием других заболеваний и состоянием организма в целом, психоэмоциональными особенностями личности, состоянием окружающей среды (загрязненность радионуклидами, токсическими веществами) и многими другими факторами.

Следовательно, оптимальным принципом лечения является не лечение болезни или только больного, а лечение болезни у больного, в одних случаях отдавая предпочтение лечению болезни, в других — больного.

Приведенные данные имеют не только теоретическое, но и практическое значение. В связи со все возрастающим синтезом новых лекарственных препаратов и их аналогов, производимых различными фармацевтическими фирмами под разными названиями, возникает необходимость унификации лечения различных болезней. Если при этом исходить из принципа лечения только больного с его различными индивидуальными особенностями, то отпадает необходимость разработки принципов и методов лечения различных болезней. Это породит хаос и неразбериху, особенно в плане оказания экстренной помощи при угрожающих жизни состояниях, невозможным будет и контроль за правильностью проводимых лечебных мероприятий.

В странах дальнего зарубежья давно проведена унификация обследования и лечения в виде соответствующих протоколов, которые могут быть различными в стационаре и поликлинике, а также на разных этапах оказания медицинской помощи (районная больница, специализированные отделения, республиканские центры).

Наличие конкретных протоколов лечения позволит определить набор основных наиболее эффективных медикаментозных препаратов, а не закупать весь арсенал подобных по действию лекарств,
что имеет существенное экономическое значение.

Медикаментозное лечение неврозов в детском возрасте, по нашим данным, более ограничено выбором психотропных средств, чем у взрослых. Это обусловлено нечеткой представленностью отдельных клинических форм болезни, особенно астенического, ипохондрического и депрессивного неврозов, и в таких случаях состояние больного обычно диагностируется как невротическая реакция. Мы не наблюдали существенного эффекта от антидепрессантов, относительно редко использовали амитриптилин — лишь при наличии гиперсексуальности, из нейролептиков в отдельных случаях назначался сонапакс для купирования выраженного возбуждения, страха и вегетативных расстройств. Для стимуляции психической деятельности использовались преимущественно ноотропные препараты — ноотропил, аминалон (гаммалон), энцефабол (детям раннего и дошкольного возраста), пантогам, а также
стимуляторы растительного происхождения — экстракт элеутерококка жидкий и настойка лимонника (в основном детям среднего школьного возраста).

Наиболее часто нами применялись транквилизаторы. При этом было установлено, что элениум и седуксен, широко применяемые у взрослых для лечения невротических расстройств, плохо переносятся
детьми дошкольного и младшего школьного возраста. Они даже в малых дозах вызывали вялость, заторможенность и сонливость. Хорошим препаратом в прошлом был напотон (аналог элениума), но в последние 20 лет он не поступает в аптечную сеть.

Согласно нашим данным, из группы транквилизаторов наиболее эффективными для лечения неврозов являются медазепам AWD (в прошлом рудотель) и радедорм. Они первоначально назначаются в минимальных дозах, что особенно важно при использовании радедорма во избежание повышенной вялости и сонливости. Такой период адаптации к препарату может длиться 10—15 дней, продолжительность
приема оптимальной дозы обычно составляет 15—20 дней.

В случае легких или умеренно выраженных невротических расстройств с успехом можно использовать лекарственные растения, или фитотерапию (греч. phyton — растение + терапия — лечение). Фитотерапия, как метод лечения при помощи лекарственных растений, известна с глубокой древности и сведения о ней имеются в памятниках древней культуры разных народов и разных стран.

За последние 3—4 десятилетия опубликовано большое количество справочных изданий и руководств, предназначенных как для медицинских и фармацевтических работников, так и для широкого круга населения. Все более повышается интерес больных к лекарственным растениям. Это объясняется тем, что многие хими-отерапевтические препараты, полученные путем химического синтеза, обладают рядом побочных действий: непереносимость препарата и возникновение аллергических расстройств, недостаточная эффективность, привыкание организма и постоянная необходимость повышения дозировки, побочные эффекты (осложнения), развитие психологической зависимости, особенно от длительного приема некоторых психотропных средств.

Нередко приходится слышать от больных, что прием каких-то травок, принимаемых по совету знакомых или так называемых «народных целителей» (людей часто несведущих в фитотерапии), помогает лучше, чем дорогостоящие медпрепараты. Такое воззрение на лекарственные растения как на «безобидные травки» следует признать неверным и сугубо опасным.

Известно, что примерно 30% медикаментозных препаратов изготавливается из растений, 45% получают путем химического синтеза, 3% — из грибов и бактерий (в основном антибиотики), примерно 12% — животного происхождения и 9 — 10 % представляют собой простые неорганические соединения.

Следовательно, большой удельный вес лекарств имеет растительное происхождение. Это в основном препараты для лечения сердечно-сосудистых заболеваний.

В комплексном лечении общих неврозов широко используются различные методы физиотерапии. Цель физиотерапии: нормализация процессов возбуждения и торможения в центральной нервной системе и корково-подкорковых взаимоотношений, улучшение кровоснабжения и метаболизма головного мозга, уменьшение выраженности эмоционально-поведенческих нарушений и вегетативных расстройств. Для этой цели в руководствах по физиотерапии предлагается много различных методик как аппаратной, так и неаппаратной физиотерапии. Среди аппаратных методов физиотерапии рекомендуется использовать общую и местную дарсонвализацию, воздействие импульсными токами низкой частоты (прямоугольные, диаДинамические, синусоидальные модулированные и др.), электростимуляцию, электрофорез лекарственных веществ (в основном на шейно-воротниковую зону и по глазнично-затылочной методике), электросон, общее или местное ультрафиолетовое облучение (А. М. Гурленя, Г. Е. Багель,1989).

Темы: