Простое предложение. Понятие предактивности

Предложение занимает центральное место в синтаксической системе. Это точка отсчета для всех других синтаксических единиц — ниже по уровню (словоформа и словосочетание) и выше по уровню (сложное синтаксическое целое и текст). Если словоформа и словосочетание являются единицами номинации (они только называют предметы и явления, а не сообщают о них), то предложение, как и единицы более высокого уровня, содержит сообщение о событиях и фактах, качественную характеристику явлений, суждение о происходящем.

Ср.: огонь (слово), в огне (словоформа), в бушующем пламени (словосочетание) — номинативные единицы.

Огонь чрезвычайно опасен (предложение).

Самовозгорание может возникнуть в результате стихийного бедствия, а также при неосторожном использовании электронагревательных приборов. Однако в последнее время участились факты злонамеренных крупномасштабных поджогов. За подобными акциями самоочевидно стоят интересы финансовых воротил (сложное синтаксическое целое).

Спички детям — не игрушка (текст плаката).

Все примеры, приведенные выше, являются единицами коммуникации.
Предложение — это, с одной стороны, формально организованная структурная единица (с членами предложения, их словопорядком и проч.) и, с другой стороны, это коммуникативная единица (высказывание), реализующая языковую функцию общения. Будучи комплексным образованием, предложение характеризуется с разных точек зрения.

ПОНЯТИЕ ПРЕДИКАТИВНОСТИ

Термин «предикативность» произведен от понятия «предикат» (лат. predicat — сказуемое) и может быть понят как «сказуемостность», т.е. возможность передать сообщение, запросить информацию, побудить к действию. Такая возможность возникает за счет того, что говорящий/ пишущий соотносит свое высказывание с той внеязыковой действительностью (фактами, событиями, отвлеченными идеями), которую он отражает своей речью — устной или письменной.

Любое речевое высказывание соотносится:

  • а)    во времени с моментом высказывания — настоящее совпадает с моментом речи, прошедшее предшествует моменту речи, будущее следует за моментом речи;
  • б)    с действующими лицами — 1-е лицо соотносимо с говорящим/ пишущим, 2-е соответствует адресату речи, а 3-е не является участником коммуникации;
  • в)    со значениями реальности/нереальности сообщаемого — изъявительное наклонение воспринимается как реальное, сослагательное как возможное и повелительное как желаемое.

Любая грамматическая категория может быть описана с опорой на составляющие ее значения. Так, категория рода, например, суммирует значения мужского, женского и среднего рода.

Предикативность — это предельно абстрактная категория, и потому ее грамматическое значение может быть описано как семантическое сложение составляющих ее грамматических категорий: синтаксического времени, синтаксического лица, объективной модальности.

Наряду с этими базовыми значениями в семантике предложения может присутствовать субъективная модальность как выражение отношения говорящего к содержанию высказывания.

Рассмотрим поочередно семантические компоненты предикативности.

Синтаксическое время (темпоральность)

В морфологии грамматическое значение времени передается глагольной формой. Личные окончания глагола    у/-ю, -ешь/-ишь, -ет/-ит, -ем/-им, -ете/-ите, -ут,-ют/-ат,-ят — дают значение настоящего/буду-щего времени, а суффикс -л передает значение прошедшего времени.

Однако в синтаксисе далеко не каждое предложение содержит эти глагольные формы, а значение синтаксического времени тем не менее необходимо для понимания описываемой ситуации.

Синтаксическое время — это грамматическая категория, которая базируется на значениях морфологического времени, однако не сводится к нему. В создании этого грамматического значения (темпораль-ности) участвует весь контекст.

Понятно, что прежде всего синтаксическое время в предложении может быть опознано по форме глагольного сказуемого (примеры приводимых ниже заголовков взяты из одного номера «Комсомольской правды»).

Настоящее время:

Народ бежит от доллара к рублю;
Судьи идут пачками на мыло;
Не тонем, так горим;
Новая политэлита хочет есть. А в Питере много лакомых кусков.

Прошедшее время:

В Петербурге родились юбилейные дети;
Авто провалилось под землю;
Инвалидам помогли сыграть в настоящий футбол.

Несовпадение морфологических форм и синтаксических значений времени подтверждает, что структурно-формальные характеристики предложения и коммуникативные задачи высказывания полностью не накладываются друг на друга.

Но и при отсутствии глагольного сказуемого синтаксическое время легко устанавливается по контексту.

Безглагольные предложения, как правило, предполагают синтаксическое настоящее (газетные заголовки):

Российские ветеринары снова в Америке',
Наша позиция — пессимизм мысли и оптимизм воли;
Риск-менеджмент в квартирном масштабе;
Здоровье под сенью любимого сада и т.д.

Однако и здесь контекст вносит свои коррективы. В курсе морфологии говорилось, что глагольная форма настоящего времени может передавать значения настоящего актуального и настоящего абстрактного. Безглагольный вариант синтаксического настоящего времени обладает теми же оттенками, ибо они создаются не самой формой, а именно контекстом.

Рассмотрим пример: Каждому по делам его. Если это газетный заголовок небольшой информационной заметки, то мы вправе ожидать конкретных фактов, которые покажут, кому досталось за их поступки и проступки (актуальное настоящее). Если же подобная фраза стоит в конце статьи, а тем более вынесена в отдельный абзац, то она воспринимается как нравоучение, своеобразная басенная мораль, которая содержит аллюзию на библейский текст (абстрактное настоящее).

В контексте будущего или прошедшего времени безглагольные фразы получают соответствующее значение синтаксического времени.

Вот, например, Виктор Некрасов описывает похороны Ахматовой:

Кругом было несметное количество людей. Ив самом соборе, и вокруг него. И тишина... Неестественная, неправдоподобная тишина...

В первом предложении задано синтаксическое (и морфологическое) прошедшее время, которое распространяется на все последующие безглагольные фразы (неполные предложения).

Для полноты картины приведем пример на будущее (безглагольное) время.

Летом поедем на дачу. А там грибы, рыбалка, приволье...

Синтаксическое лицо (персональность)

В морфологии грамматическое значение лица передается личными местоимениями (я, ты, он, она, оно, мы, вы, они), а также соответствующими личными формами глагола. Соответственно мы имеем значения 1-го, 2-го, 3-го лица в единственном и множественном числе.

Синтаксис значительно расширяет эти возможности.

Во-первых, так же, как и со значениями времени, местоимения и глагольные формы используются в значениях друг друга: авторское мы вместо я, вежливое «докторское» мы вместо ты или вы, подобострастное они или ироническое оне вместо он и т.д. Ср.: «Не понимай... русский говорить...» — «Они не понимают», — ввязался со скамейки регент, хоть его никто и не просил объяснять слова иностранца (Булг.).

А во-вторых, появляются собственно-синтаксические значения, не обозначенные местоимениями: определенности и неопределенности, обобщенности, безличностности.

Определенность неназванного лица проявляет себя в определенноличных предложениях, где форма глагола, стоящего в 1-м, 2-м лице или же в повелительном наклонении, достаточно ясно указывает на производителя действия: Повторяю в сотый раз: надень шарф.

Эта определенность рождается из чисто коммуникативного назначения категории лица в речи. Первое лицо — это отправитель речи, устной или письменной. Второе лицо — это адресат речи, слушающий или читающий, тот, кому направлено сообщение. А третьи лица — это все те, кто не участвует в коммуникации.

Прошедшее время, в котором отсутствуют формы лица, также может проявлять контекстуальное значение неназванного лица. Так, если художественное произведение написано от первого лица, то в нем все неполные предложения (с отсутствием подлежащего) воспринимаются как относящиеся к 1-му лицу:

«На Петровской улице, дом номер такой-то, там ты родился: посмотри». Я посмотрел — никакого впечатления. Дом двухэтажный, кирпичный, зелень у крыльца. Стоял, смотрел, собирался замирать, поддаваться дрожи, — и ничего не вышло (Ол.).

В повествовании же от третьего лица все подобные предложения с прошедшим глагольным временем воспринимаются как относящиеся к 3-му лицу:

Почему так было, он не понимал, хотя раньше задумывался часто. Мучился, изумлялся, ломал себе голову, но потом привык (Триф.).

Соответственно синтаксическое лицо в таких неполных предложениях будет либо 1-м, либо 3-м.

Коммуникативные задачи текста позволяют выражать синтаксическое лицо и при отсутствии какого бы то ни было глагола. Например, синтаксическое 2-е лицо может опираться на форму глагола (настоя-щее/будущее время и повелительное наклонение), а может — на соответствующее местоимение:

Ты, Каштанка, насекомое существо и больше ничего. Супротив человека ты все равно что плотник супротив столяра... (Ч.).

Итак, выраженность значения определенного синтаксического лица так или иначе содержится в семантике фразы, даже если лицо не обозначено существительным (3-е лицо), или местоимением, или личной формой глагола.

Неопределенность лица — это более узкое понятие. Оно может быть выражено неопределенными местоимениями. Например:

В перерыве кто-то из присяжных уже набрался в буфете и кричит на весь зал: «Захочу — обвиню, захочу — оправдаю!» (Шишк.).

Вторая возможность для выражения неопределенного лица — это неопределенно-личные предложения, где деятель никак не обозначен, но формы глагола указывают на конкретных, но не названных исполнителей. Для понимания данных фраз как содержащих значение неопределенного действующего субъекта не требуется никакого контекста.

...В доме хохот и стекла звенят.
В нем шинкуют, и квасят, и перчат,
И гвоздики кладут в маринад (Паст.).

В самом строе предложения заложена необходимая семантика: использование в качестве сказуемых глаголов в форме 3 лица множественного числа дает значение неопределенности. В таких предложениях важен не деятель (размытые «они»), а действие, как и в следующем хрестоматийном примере:

Прочитали вслух указ И царицу в тот же час С сыном в бочку посадили,

Засмолили, покатили И пустили в Окиян... (П.).

Здесь деятель намеренно скрыт: совершается преступление — синтаксическая неопределенность передается использованием глаголов-сказуемых прошедшего времени множественного числа.

Обобщенность лица мыслится в синтаксисе как указание на всякое, любое, безразлично какое действующее лицо или на всех сразу, на полный охват возможных в данной ситуации деятелей:

Дни поздней осени бранят обыкновенно... (П.).

Обобщающее значение лица, как видим, содержится в абстрактных, отвлеченных суждениях, а не в сообщениях о конкретных фактах.

Безличные предложения не подразумевают какого бы то ни было активного деятеля.

Свежо, ветрено, мрачно.
Лодку отнесло от берега.
В комнате душно, неуютно.

Действие происходит само по себе, состояние человека или природы возникает спонтанно. Действующее лицо отсутствует.

Таким образом, к возможностям обозначения трех лиц, которые нам дает морфология, мы получаем в синтаксисе еще четыре значения: определенного невыраженного лица, неопределенного лица, обобщенного лица и значение отсутствия деятеля (безличностность).

Объективная модальность

Объективная модальность устанавливает отношения между содержанием высказывания и объективной реальностью.

В морфологии грамматические значения модальности (реальности, возможности, желательности действия) создаются формами наклонений — изъявительного, сослагательного, повелительного.

В синтаксисе, как уже ясно из предыдущего материала, лексикосинтаксические характеристики предложения уточняют и расширяют эти значения.

Все рассмотренные формы изъявительного наклонения во всех временах дают модальное значение реальности. То есть соответствующие сообщения и суждения воспринимаются нами как реальные.

Ни сослагательное наклонение (модальность возможности), ни повелительное (модальность желательности) не предполагают изменения по временам, однако в высказывании как коммуникативной единице совместно работают значения синтаксического времени и объективной модальности.

И, как известно из курса морфологии, формы наклонений зачастую выступают в значении друг друга.

  • Выступайте, пожалуй, сейчас же (повелительное наклонение выражает модальность желательности; императив всегда соотнесен с будущим).
  • Выступи мы вчера, сегодня бы уже были свободны (форма повелительного наклонения выражает модальность нереализованной возможности; форма императива носит условный характер и соотнесена с прошедшим временем).
  • Эх, выступили бы мы вчера!
  • Эх, выступили бы мы завтра! (форма сослагательного наклонения передает модальность возможности и желательности; значение времени при условном наклонении регулируется за счет обстоятельств времени в том же высказывании или в ближайшем контексте).
  • Выступил бы ты пораньше, пожалуй (форма сослагательного наклонения передает модальность желательности, которая вытеснила семантику возможности действия и соотнесена с настоящим моментом).
  • Эх, выступить бы нам сейчас (завтра)!Нам уж не выступить теперь (форма инфинитива выражает модальность, временные рамки размыты, высказывание воспринимается как вневременное).

Субъективная модальность

Субъективная модальность указывает на отношение говорящего/ пишущего к содержанию высказывания. Такое значение, в отличие от трех вышеназванных, составляющих категорию предикативности, присутствует далеко не в каждом высказывании. Субъективная модальность выражается различными средствами языка, не представляющими собой строгой системы.

Среди этих средств первое место, безусловно, занимает вводность, как наиболее специализированный способ выражения отношения говорящего к высказываемому:

К счастью, погода стояла тихая. Вначале мы плыли вдоль берега, но, во-первых, у самого берега утка не держится, а во-вторых, мы не могли достать убитую птицу (Т.).

Первое вводное слово дает эмоциональную, а остальные два — логическую оценку высказывания.

Вводные слова и выражения специально выработаны языком для выражения субъективной модальности. Но и кроме этого у нас есть немало средств для выражения эмоциональной оценки сообщаемого, сомнения, подчеркивания, экспрессии: это частицы, междометия, порядок слов, интонация, лексико-стилистические и словообразовательные средства.

  • Он здесь (нейтральная фраза, без субъективной модальности — синтаксическое настоящее время, синтаксическое третье лицо, объективная модальность реальности).
  • Да здесь он! (раздражение).
  • Он будто бы уже здесь (сомнение).
  • Он, что, уже здесь? (волнение).
  • Здесь, здесь, куда он денется (пренебрежение).
  • Ой, он уже здесь! (неожиданная радость).
  • Здесь он, как же!(досада).
  • Туточки, не сумлевайтеся (заискивание).

Предложенный комментарий субъективен, в приведенных фразах можно усмотреть иное целеполагание. Вышеприведенные и многие другие средства участвуют в создании субъективной модальности фразы.

Темы: Предложение, Предактивность
Источник: Русский язык и культура речи. Синтаксис: Учеб. пособие для студентов вузов / Под ред. Г. Я. Солганика. — М.: Издательство «Аспект Пресс», 2018. — 256 с.
Материалы по теме
Номинативные предложения
Русский язык и культура речи. Синтаксис: Учеб. пособие для студентов вузов / Под ред. Г. Я....
Определенно и неопределенно личные предложения.
Русский язык и культура речи. Синтаксис: Учеб. пособие для студентов вузов / Под ред. Г. Я....
Обобщенно-личные и безличные предложения
Русский язык и культура речи. Синтаксис: Учеб. пособие для студентов вузов / Под ред. Г. Я....
Структурная схема предложения. Виды предактивной связи
Русский язык и культура речи. Синтаксис: Учеб. пособие для студентов вузов / Под ред. Г. Я....
Классификация предложений в русском языке
Русский язык и культура речи. Синтаксис: Учеб. пособие для студентов вузов / Под ред. Г. Я....
Анализ спроса и предложения
Университетский учебник - Франк Р.Х. - Микроэкономика и поведение
Дополнение и его типы в предложении
Русский язык и культура речи. Синтаксис: Учеб. пособие для студентов вузов / Под ред. Г. Я....
Структурно-семантическая модель сложного предложения
Русский язык и культура речи. Синтаксис: Учеб. пособие для студентов вузов / Под ред. Г. Я....
Оставить комментарий