Ипохондрический невроз

Ипохондрия (греч. hypochondria — область тела под хрящевыми отделами ребер, подреберья; в древности полагали, что данная болезнь связана с расстройствами в подреберье) — ненормально преувеличенное опасение за свое здоровье, патологическая убежденность в наличии болезни при отсутствии самого заболевания. Данное расстройство было впервые описано древнегреческим врачом Гиппократом (460—377 гг. до н.э.), а римский врач и естествоиспытатель К. Гален (129—201 гг.) предложил название morbus hypochondriacus (дословно болезнь подреберья) и полагал, что причина заболевания кроется в данной области.

Уже в начале XIX в. было установлено, что ипохондрия не является болезнью внутренних органов, а относится к психическим расстройствам. В начале XX в. ипохондрию стали рассматривать как синдром, возникающий при различных заболеваниях. Подобной точки зрения некоторые авторы придерживаются и поныне, а выделение ипохондрического невроза остается спорным, хотя он включен в Международную классификацию болезней IX и X пересмотров. Свидетельством таких противоречий является тот факт, что в последнем издании БМЭ в статье «Неврозы» (1981) ипохондрический невроз не выделен, как он не выделяется и в «Справочнике по психиатрии» (1985), а ипохондрия описывается как «ипохондрический синдром» в виде различных вариантов: фобический, депрессивный, бредовой и др. В зарубежной литературе англо-американские и немецкие авторы признают существование ипохондрического невроза. Такой же точки зрения придерживаются отечественные психиатры В. В. Ковалев (1979) и А. М. Свядощ (1982). Ряд других отечественных авторов рассматривает невротическую ипохондрию в рамках истерии, невроза страха, неврастении.

Установлено, что ипохондрический невроз проявляется преимущественно в подростковом возрасте, хотя может быть и у детей до 15 лет. Он обычно возникает у лиц с тревожно-мнительными чертами характера. Психотравмирующими факторами могут бьть неправильное воспитание по типу гиперопеки с акцентуацией внимания родителей на здоровье ребенка, тяжелые заболевания близких, а также острые психотравмы, когда ребенок или подросток является свидетелем внезапной смерти других и у него возникают опасения за свое здоровье. Этому способствует соматическая ос-лабленность вследствие общесоматических и инфекционных заболеваний.

Примером ипохондрического невроза у ребенка 14 лет может послужить одно из наших наблюдений.

Мама привела на прием Олега, 14 лет, у которого уже второй год отмечаются боли в области сердца, неприятные ощущения в подложечной области с отрыжкой и повышением температуры до 37,7 °С при волнении. Это состояние якобы возникло без видимой причины.

Из расспроса установлено, что ребенок от позднего брака (мать родила его в 38 лет), масса тела при рождении 2250 г., находился в отделении недоношенных. Затем до 2 лет болел простудными заболеваниями и несколько раз пневмонией. Мать, педагог по образованию, оставила работу и 10 лет занималась только воспитанием сына. Он окружен заботой и вниманием, выполнялись все его требования. В контакт со сверстниками вступал редко из-за боязни получить дополнительную инфекцию. Детские дошкольные учреждения не посещал. Ребенку, со слов матери, прививались доброта, честность и порядочность с позиции классической педагогики.

Основные разговоры дома сводились к здоровью ребенка. Он спал только с мамой, чему отец первоначально противился, но затем перестал обращать внимание. При малейшей жалобе мальчик осматривался специалистами различных рангов, а при несовпадении их мнения все это подробно обсуждалось дома с глубокой критикой советской медицины. Ребенку неоднократно записывались электрокардиограммы и электроэнцефалограммы, проводилось ультразвуковое исследование внутренних органов и «на всякий случай» сделали компьютерную томографию головного мозга. Никаких существенных нарушений выявлено не было.

По поводу воспитания сына начались споры с отцом, из-за которых мать очень переживала, но не шла ни на какие уступки. На этом фоне у матери появились сердцебиение и боли в области сердца, она стала раздражительной, периодически испытывала головные боли, артериальное давление то повышалось, то снижалось. Разлад в семье нарастал, и родители развелись, когда ребенку было 11 лет. Сын очень переживал уход отца. Мама ушла работать в ту школу, где обучался сын. Она отводила его в школу и приводила домой, чтобы уберечь «от всякого хулиганья».

Состояние здоровья матери ухудшилось, боли в сердце стали почти постоянными, и было несколько своеобразных кризов продолжительностью 20—30 мин, во время которых все тело била дрожь, сжимало сердце, трудно было дышать, а затем возникало учащенное мочеиспускание. Во время криза она «умирала» и испытывала страх смерти. Все это было на глазах ребенка. Невролог поликлиники диагностировал у нее вегетативно-сосудистую дис-тонию со смешанными кризами. Получала необходимое лечение.

Ребенок очень боялся маминых кризов, всегда вызывал «скорую помощь», а мать волновалась и высказывала вслух опасения, как бы ее болезнь «не передалась сыну по наследству».

Вскоре у мальчика появились аналогичные нарушения, он стал пугливым, нарушился сон, при быстрой ходьбе и непродолжительном беге было тяжело дышать, покалывало сердце, периодически во время маминого криза повышалась температура тела. Однажды, когда «переел» мороженого и пирожных, появились отрыжка, тяжесть в животе. Постепенно такое состояние стало возникать после небольшого приема пищи и даже вне еды. Любил поговорить с мамой о болезнях, измеряли друг другу давление. Разговоры в домашних условиях больше касались медицины, чем учебы, которая из хорошей стала посредственной. Однако маму это особенно не волновало, главное, по ее мнению,— это здоровье.

Мальчик стал прислушиваться к работе своих внутренних органов: щупал пульс и считал количество сердцебиений, проверял у себя некоторые вегетативные пробы, по наличию неприятных ощущений и болей в животе находил то гастрит, то холецистит, а по урчанию в животе подозревал о наличии чего-то в кишечнике. Естественно, что его зондировали, и неоднократно, осматривали желудок «японским зондом». А в заключениях врачей звучали диагнозы то вегетативно-сосудистой дистонии, то невротических реакций, то общего невроза с ипохондрическими нарушениями.

Естественно, что физкультурой в школе мальчик не занимался, мать добилась, чтобы его раньше отпускали домой, со сверстниками дружбы не было, и его обзывали маменькиным сынком.

В данном случае несомненны проявления ипохондрического невроза, а причин для этого было достаточно: преморбидный патологический фон (соматическая ослабленность), психотравма в семье (развод), неправильный тип воспитания и акцентуация внимания на болезненных проявлениях, их подробный и ненужный анализ. Мать своими болезнями индуцировала сына, а тот отвечал ей взаимностью.

В. В. Ковалев различает два варианта возникновения и течения ипохондрического невроза. Первый из них обусловлен хронической психотравмирующей ситуацией, на фоне которой возникают тревожность и мнительность, появляются опасения за свое здоровье. Постепенно к этому присоединяются нарастающие вегетативные нарушения в виде сердцебиения, онемения конечностей, нехватки воздуха, головных болей и т.п. При этом имеют место астенические истерические расстройства. Такое состояние часто носит длительный характер, личность «уходит в болезнь», нарастают ипохондрические расстройства, мнительность, тревога и опасения.

При втором варианте под влиянием психотравмы возникают страхи ипохондрического характера. Они постепенно теряют приступообразный характер, становятся более постоянными. В этом случае невроз страха с тревожно-ипохондрическими признаками сменяется ипохондрическим неврозом.

Следовательно, ипохондрический невроз на одном из этапов развития имеет признаки невроза страха и навязчивых страхов; встречаются также различные астенические синдромы. Однако в отличие от невроза страха ипохондрические страхи не носят характера выраженных приступов, они являются реальной опасностью. Нет стремления преодолеть эти страхи, что свойственно для невроза навязчивых состояний. При истерии также может быть ипохондрический синдром, но он носит условную приятность и желаемость для больного, являясь «бегством в болезнь», чтобы защитить себя от трудных жизненных ситуаций.

Больной ипохондрическим неврозом верит в свою болезнь, которая кажется ему очень серьезной, нераспознанной, любит обследоваться и не верит тем врачам, которые не находят «ничего серьезного» или считают, что эти жалобы «от нервов» и советуют обратиться к психиатрам или неврологам. Чем раньше это будет сделано, тем больше гарантий на успех.

Ипохондрические расстройства могут быть проявлениями и неврозоподобного состояния вследствие перенесенных ранее, обычно в легкой форме, органических мозговых нарушений или соматической патологии (см. ниже «неврозоподобные состояния»). Однако при этом нет облигатного (обязательного, непременного) признака неврозов — психотравмирующей конфликтной ситуации.

Источник: 
Г.Г. Шанько. Неврозы у детей - Минск.: Харвест, 2007