Экзистенциальное направление в психологии

Экзистенциальное направление в психологии возникло в Европе в первой половине ХХ в. на стыке двух тенденций. С одной стороны, появление его было продиктовано неудовлетворенностью многих психологов и терапевтов господствовавшими тогда детерминистскими взглядами и установкой на объективный, научный анализ человека. С другой — мощным развитием экзистенциальной философии, которая проявляла большой интерес к психологии и психиатрии. В результате в психологии появилось новое течение, представленное такими именами, как К. Ясперс, Л. Бинсвангер, М. Босс, В. Франкл и др. Важно отметить, что влияние экзистенциализма на психологию не ограничилось появлением собственно экзистенциального направления — очень многие психологические школы в той или иной мере ассимилировали эти идеи. Особенно сильны экзистенциальные мотивы у Э. Фромма, Ф. Перлса, К. Хорни, С. Л. Рубинштейна и др.

Экзистенциальная психология (терапия) в узком смысле выступает как хорошо осознаваемая и последовательно реализуемая принципиальная позиция. Первоначально это собственно экзистенциальное направление (в узком смысле) именовалось экзистенциально-феноменологическим или экзистенциально-аналитическим и представляло собой чисто европейский феномен. Но после Второй мировой войны экзистенциальный подход получил широкое распространение и в США. Причем там в число его наиболее ярких представителей вошли некоторые лидеры третьей, гуманистической, революции в психологии (которая, в свою очередь, во многом опиралась на идеи экзистенциализма) — Р. Мэй, Д. Бюджентал и др.

Экзистенциалистский взгляд на человека берет свое начало из конкретного и специфического осознания уникальности бытия отдельного человека, существующего в конкретный момент времени и пространства. Экзистенция («существование») происходит от латинского existere — «выделяться, появляться». Этим подчеркивается, что существование — не прозябание, не статистический процесс, а динамический. Внимание экзистенциалистов, в отличие от представителей других направлений, переключается с объекта на процесс. Таким образом, сущность — это некая фикция, а существование — это постоянно изменяющийся процесс. Тогда понятно, что разница в понятиях «сущность» и «существование» в данном случае раскрывается несколько иначе.

Впервые термин был употреблен датским философом и теологом С. Кьеркегором, прожившим короткую и трагическую жизнь в мучительных попытках философского и теологического самопознания. Идейным истоком экзистенциализма стала феноменология Гуссерля. Философско-методологическими предпосылками развития экзистенциального направления в психологии явились труды М. Бубера, Ж. П. Сартра, М. Хайдегге-ра. Среди экзистенциалистов можно провести четкую разграничительную линию: одни из них (Ясперс, Марсель, Бердяев, Шестов) являются истинно религиозными, другие (Хайдеггер, Сартр, Камю) считали себя атеистами. Деление это можно считать принципиальным, поскольку одни из них видели смысл всего в Боге, другие же находили его в самой жизни, в ее процессе. До сих пор попытки изложить полный обзор теории экзистенциализма не увенчались успехом. Дело в том, что трудов в духе этого направления по философии, литературе, психологии и психиатрии огромное множество, но между ними существует большое количество разногласий. Однако есть один момент, который объединяет всех экзистенциальных мыслителей — это вера в реальность свободы личности.

Экзистенциальная психология — наука о том, как человеческая судьба зависит от отношения человека к жизни и смерти, а следовательно, и к смыслу своей жизни, поскольку первые две категории неминуемо приводят к третьей.

Основные проблемы, интересовавшие экзистенциалистов, — это проблема жизни и смерти, проблема свободы и ответственности, проблема общения и одиночества, а также проблема смысла жизни. Они выполняют динамическую функцию по отношению к человеку — побуждают развитие его личности. Но столкновение с ними болезненно, поэтому люди склонны защищаться от них, что зачастую приводит к иллюзорному решению проблемы. Люди должны начать переоценивать ценности, стараться не совершать тривиальных, типичных, лишенных оригинальности, бессмысленных поступков, глубже понимать смысл жизни в настоящем, стать свободными от внешних и внутренних обстоятельств.

Экзистенциалисты в свою теоретическую основу вкладывали основные принципы гуманистической психологии, произведения таких авторов, как Гегель, Достоевский, Ницше, Сартр и др. Особое влияние на развитие экзистенциальной идеи оказал постулат Гегеля о том, что обстоятельства и влечения управляют человеком ровно настолько, насколько он им позволяет. Отсюда было сделано два очень важных вывода.
1. Обстоятельства и влечения действительно могут управлять человеком.
2. Человек может им не позволить сделать этого.

Воля является одним из ключевых понятий экзистенциализма. А. Шопенгауэр одним из первых экзистенциалистов обращается к этому понятию, утверждая, что человек может наделить жизнь смыслом и представить ее так, как ему нужно, если у него есть воля. Получается, что, признавая неуловимость реального бытия, в то же время признается реальность воздействия наших представлений и возможность волевого управления ими.

Представители данного направления критикуют Фрейда, Юнга, Адлера за то, что у них человек зависим от влечений, а Уотсона, Торндайка — за зависимость от окружающей среды и несвободу. В рамках экзистенциального направления, наоборот, личность обладает свободой выбора, а каждая ситуация открывает для человека возможность найти свое наилучшее применение, и это является для человека смыслом.

Особо рассматривается проблема связи человека с миром. С точки зрения этой теории попытка понять человека отдельно от его мира — онтологическая ошибка. Не существует человека без мира (бытия), точно так же не существует и мира без человека.

Основным постулатом экзистенциальной теории стали слова Гёте:
Принимая человека какой он есть, мы делаем его хуже;
принимая его таким, каким он должен быть,
мы помогаем ему стать таким, каким он может быть.

Экзистенциалисты понимают природу «бытия» таким образом, что бытие включает в себя «бытие в будущем». Мы не запираем человека в настоящем, а даем ему возможность для изменения и динамики. Все свойства человеческой личности понимаются экзистенциалистами как процессы, а не как «состояния» или «черты».

Не менее важно с точки зрения данного направления и осознание своего способа существования. Только в экстремальных ситуациях возникает ощущение экзистенции — подлинного существования (аутентичности). Аутентичность является одним из ключевых понятий экзистенциальной психологии, это свобода быть самим собой. Мы ощущаем аутентичность в минуты горя, радости, высшего блаженства, восторга, когда освобождаемся от всех масок. Здесь проявляется наша сущность.

Особое отношение сложилось у экзистенциалистов к кризисным жизненным ситуациям, которые помогают человеку переосмыслить свою жизнь. Хорошей иллюстрацией данного утверждения будет отрывок из произведения В. Г. Короленко «Дети подземелья», в котором главный герой впервые сталкивается с «загадкой жизни и смерти». «О да, я помнил ее (о матери. — С. Т.)!.. Когда она, вся покрытая цветами, молодая и прекрасная, лежала с печатью смерти на бледном лице, я, как зверек, забился в угол и смотрел на нее горящими глазами, перед которыми впервые открылся весь ужас загадки о жизни и смерти».

На уровне инстинкта мы боимся смерти. Но по существу мы боимся не смерти вообще, а ранней смерти, когда чувствуем, что жизненная программа неестественно прервана, гештальт не завершен.

Еще одно принципиальное положение экзистенциализма — единство объекта и субъекта. Б. В. Зейгарник полагает, что объектом науки, по мнению экзистенциалистов, должен стать субъект, который выступает не как продукт социальных отношений или биологического развития, а как неповторимая личность, познание которой достигается только через интуитивное переживание. Между воспринимающим и воспринимаемым нет резкой границы, объект и субъект как бы вливаются друг в друга, и объективного восприятия быть не может, оно всегда искажено.

Таким образом, отправной точкой экзистенциализма является человек как личность. От остальных его обособляют свобода, ответственность, право выбора, смысл жизни.

Яркий представитель данного направления — Виктор Франкл (1905-1997), автор логотерапии и экзистенциального анализа, объединенных общим названием Третья венская школа психотерапии. Пройдя первую (психоанализ Фрейда) и вторую (индивидуальную психологию Адлера) венские школы, Франкл встал на путь создания собственной. Термин «логотерапия» Виктором Франклом был предложен еще в 20-е гг., впоследствии в качестве равноценного использовался термин «экзистенциальный анализ». Стоит отметить, что сам термин «логос» для Франкла — не просто «слово», не просто вербальный акт, а квинтэссенция идеи, смысла, т. е., по сути, это и есть сам смысл.

Особое внимание Франкл уделяет «пограничным» ситуациям и положениям, когда человек оказывается перед лицом неизвестного заболевания или в концентрационном лагере, — так он получает возможность познать смысл и ценность своего существования. Слова Ницше: «Если есть ЗАЧЕМ жить, можно вынести почти любое КАК», стали своеобразным девизом экзистенциальной психологии.

Сам В. Франкл прошел с 1942 по 1945 г. пять концлагерей, в которых потерял родителей, жену и брата. Трагические события его жизни, несомненно, обогатили его как психолога: «Когда человек перестает видеть конец какого-то временного отрезка своей жизни, он не может поставить себе никакой дальнейшей цели, никакой задачи; жизнь тогда теряет в его глазах всякое содержание и всякий смысл. И наоборот, стремление к какой-либо цели в будущем составляет ту духовную опору, которая так нужна узнику лагеря, так как только эта духовная опора в состоянии уберечь человека от падения под влиянием отрицательных сил социальной среды, уберечь его от полного отказа от самого себя».1 По мнению В. Франкла, «латинское слово "finis" означает как "конец", так и "цель"».

Именно смысл и ответственность определяют психическое здоровье человека и гармонию между составляющими человеческого естества, считает Франкл. Личность должна быть сосредоточена на проблеме, на чем-то объективном, что стоит делать. Задача заставляет забыть об удовлетворении влечений, удовольствиях, гордости, защите. Здесь и очевидна связь с ответственностью.

Франкл вводит термин экзистенциальный вакуум, обозначающий пустоту, отсутствие смысла жизни, переживаемое человеком. Следствием экзистенциального вакуума является массовая невротическая триада: депрессия, наркомания, агрессия. Самое главное, что помогает жить, — это смысл жизни. Осознание неизбежности смерти меняет жизнь человека. Когда он осознает это, он становится более ответственным за свою жизнь, считает Виктор Франкл. При этом человек обладает определенной свободой, которую не может отнять у него никто.

Одним из ярких представителей экзистенциальной терапии является Дж. Бюдженталь, который назвал свою терапию жизнеизменяющей. Важнейшие положения его подхода заключаются в следующем.
1. За любыми частными психологическими трудностями в жизни человека лежат более глубокие (и не всегда ясно осознаваемые) экзистенциальные проблемы свободы выбора и ответственности, изолированности и взаимосвязанности с другими людьми, поиска смысла жизни и ответов на вопросы: что я есть? что есть этот мир? и т. д. Терапевт проявляет особый экзистенциальный слух, позволяющий ему за фасадом заявленных проблем и жалоб клиента уловить эти скрытые экзистенциальные проблемы и призывы. В этом и состоит смысл жизнеизменяющей терапии: клиент и терапевт совместными усилиями пытаются помочь первому понять способ, которым он отвечал на экзистенциальные вопросы своей жизни, и пересмотреть некоторые из ответов таким образом, чтобы сделать жизнь клиента более аутентичной и более полноценной.

2. Данный подход основывается на признании человеческого в каждом человеке и изначальном уважении к его уникальности и автономии. Это также означает осознание терапевтом того, что человек в глубинах своей сущности безжалостно непредсказуем и не может быть познан до конца, так как сам может выступать источником изменений в собственном бытии, разрушающих объективные предсказания и ожидаемые результаты.

3. В центре внимания терапевта находится субъективность человека, та, как говорит Дж. Бюдженталь, внутренняя автономная и интимная реальность, в которой мы живем наиболее искренне. Субъективность — это наши переживания, стремления, мысли, тревоги и все, происходящее внутри нас и определяющее то, что мы делаем вовне, а главное — что мы делаем из того, что там с нами случается. Субъективность клиента — главное место приложения усилий терапевта, а его собственная субъективность — главное средство помощи клиенту.

4. Не отрицая большого значения прошлого и будущего, данное направление ведущую роль отводит работе в настоящем с тем, что в данный момент действительно живет в субъективности человека, что актуально «здесь и теперь». Именно в процессе непосредственного переживания, в том числе и событий прошлого или будущего, могут быть услышаны и полноценно осознаны экзистенциальные проблемы.

5. Экзистенциальный подход задает скорее определенную направленность, локус осмысления терапевтом происходящего в терапии, нежели определенный набор техник и предписаний. По отношению к любой ситуации можно занять (или не занять) экзистенциальную позицию. Поэтому этот подход отличается удивительным разнообразием и богатством используемых психотехник, включая даже такие, казалось бы, «нетерапевтичные» действия, как совет, требование, инструктаж и т. д.

Центральную позицию Бюджентала можно сформулировать следующим образом: при определенных условиях почти любое действие может вести клиента к усилению работы с субъективностью; искусство терапевта как раз и состоит в способности адекватно применять весь богатый арсенал, не переходя при этом к манипулированию.

Именно для становления этого искусства психотерапевта Бюджен-тал описал 13 основных параметров терапевтической работы и разработал методику развития каждого из них.

Теоретическим и идейным лидером экзистенциальной психотерапии принято считать выдающегося американского психолога и психотерапевта Ролло Мэя (1909-1994).

В юные годы он увлекался искусством и литературой, и это увлечение не оставляло Мэя на протяжении всей жизни (его работы написаны великолепным литературным языком). Поначалу Мэй специализировался в области языков, учился в семинарии Теологического общества. Вскоре будущий психотерапевт увлекается идеями А. Адлера, изучает психоанализ, знакомится с Г. Салливеном и Э. Фроммом. Затем, открыв собственную практику, Мэй заболевает туберкулезом, и сознание полной невозможности противостоять болезни (эффективных способов лечения в то время еще не существовало) сильно изменило мировоззрение Ролло Мэя. Тогда он попытался сформировать у себя отношение к болезни как к части своего бытия в данный отрезок времени. Он понял, что беспомощная и пассивная позиция усугубляет течение болезни. Именно на основании собственного опыта борьбы с недугом Мэй делает вывод о необходимости активного вмешательства личности в «порядок вещей», в свою судьбу. Эта установка стала одним из главных принципов его психотерапии.

Мэй уделял особое внимание изучению феноменов страха и тревоги, первым указав, что высокая тревожность не обязательно является признаком невроза. Он разделял тревожность на нормальную и невротичную. Причем нормальная тревожность нужна человеку, так как держит его в состоянии бдительности и ответственности. Вслед за Кьер-кегором Мэй считает, что осознание человеком свободы выбора повышает у него чувство ответственности, которое, в свою очередь, неизбежно вызывает тревожность — озабоченность за эту ответственность выбора. Невротическая тревожность связана же со страхом личной ответственности и стремлением уйти от нее, а значит, и от свободы выбора.

Мэй также рассматривал два вида вины, связанных с удовлетворением или неудовлетворением потребности в свободе. Вслед за К. Роджерсом он внес решающий теоретический и практический вклад в становление психологического консультирования как полноправной специальности. Здесь ученый органично объединяет подходы двух своих основных профессий — пастора и психотерапевта.

Завершая раздел, в котором нами рассматривались концепции личности зарубежных авторов, отметим, что в 1970-х гг. теоретики в области персонологии начали исследовать влияние полового фактора на психологическое развитие женщины. Долгое время изучение жизненного опыта женщин фактически игнорировалось в психологии. Авторы данного подхода — Миллер (1976), Гиллиган (1982) и Джордан (1989, 1991) — выяснили, что главной движущей силой в жизни женщины является стремление к общению, взаимности и отзывчивости. Общение с людьми играет ведущую роль в жизни женщины любого возраста, а уединение и изоляция являются основной причиной страданий. Представители данного направления создали новую схему изучения жизненного опыта человека в контексте его отношений с другими людьми.

Ядром человеческих отношений, по мнению представителей данного направления, являются эмпатия и взаимное доверие. Эмпатия, в свою очередь, включает в себя: мотивацию (стремление узнать другого человека), восприятие (способность воспринимать вербальную и невербальную информацию), эмоции (возможность понимать чувства другого) и познание (способность вынести из общения смысл).

Взаимность подразумевает уважение к жизненному опыту другого, открытость, искренность, которые необходимы для личностного роста людей. Джордан пишет, что развитие происходит благодаря тому, что, пытаясь понять другого, человек расширяет свое сознание и утверждает в себе нечто новое.

Взаимность — это такое отношение к другому человеку, которое предполагает полноту уважения к его жизненному опыту.

Очевидно в связи с этим явное продолжение идей гуманистических психотерапевтов, и прежде всего К. Роджерса.

Итак, каждый крупный теоретик выделил и прояснил отдельные аспекты человеческой личности, каждый из них, по сути, прав в той области, которую он рассматривает наиболее внимательно. Вместе с тем, возможно, их общей ошибкой было предположение, что они обладают единственно правильным и всеохватывающим ответом.

Источник: 
Слотин Т.В., Психология личности
Темы: