Чужая речь в тексте: способы передачи, примеры

Чужая речь — это включение высказываний другого лица в авторский текст. Различают три типа чужой речи: прямая, косвенная и несобственно-прямая.

Прямая речь предполагает дословное, буквальное воспроизведение чужой речи с сохранением лексических и синтаксических ее особенностей, а также с точным соблюдением эмоционально-экспрессивных характеристик чужого высказывания. Важной составляющей этой синтаксической конструкции являются авторские слова, призванные ввести в текст не принадлежащее автору высказывание. Таким образом, прямая речь состоит из двух частей: вводящие слова автора и высказывание другого лица.

Когда она от нас отошла, тогда я шепнул Григорию Александровичу: «Ну что, какова?» — «Прелесть! — отвечал он. — А как ее зовут?» — «Ее зовут Бэлою», — отвечал я (Л.).

Слова автора, как мы видим, могут предварять речь героя (препозиция), могут ее прерывать (интерпозиция), могут заключать речь другого лица (постпозиция).

Я рубашку не успел выгладить, а мама говорит: «Пиратскими делами по ночам заниматься успеваешь, а на хорошее дело времени нет». Я говорю: «То дело тоже было хорошее». А она: «Хорошее, да?» И — бэмс меня полотенцем по шее. Я под стол — раз! Голову высунул, а она по тому краю стола — бэмс!Я с другого конца — она тоже. Я тогда засел и жду. Потом спрашиваю: «Можно уже вылезать ?» А мама говорит: «Лучше сиди, я еще не успокоилась» (А. Крапивин).

Как мы видим, наиболее естественно авторские слова включают глаголы речи, в том числе характеризующие особую манеру речеведения: прошептал, заорал, выдохнула и т.д.

—    Может, кончится все это когда-нибудь? Дальше-то получше будет? — неизвестно у кого спросил Турбин.
Священник шевельнулся в кресле.
—    Тяжкое, тяжкое время, что говорить, — пробормотал он, — но унывать не следует...
(Булг.)

Подготавливать чужую речь могут и глаголы мысли (подумал, решил, вспомнил, сообразил), чтобы передать не только внешнюю, реально высказанную речь, но и внутреннюю речь героя или рассказчика. Особенно уместно это бывает в повествовании от первого лица. Например, в «Театральном романе» М. А. Булгакова часто встречаются такие конструкции.

«Это естественно, — помыслил я, — не может он в таком виде пройти по Москве в ХХвеке».
«Какие у него траурные глаза, — я начинал по своей болезненной привычке фантазировать. — Он убил некогда друга на дуэли в Пятигорске, — думал я, — и теперь этот друг приходит к нему по ночам, кивает при луне у окна головою».

Слова, сопровождающие прямую речь, могут передавать мимику, пластику, сопутствующую речи: улыбнулся он, повернулась она ко мне; могут передавать способ речеведения: отрезал он, попытался он увести разговор в сторону, уточнила она, услышал я его исполненный чувства голос, раздался его окрик, пробормотал он в ответ, доносилось из темноты (примеры из книги В. Пелевина «Чапаев и Пустота»).

Авторские слова можно разнообразить, включая в них обстоятельства образа действия, характеризующие манеру речи. Например, у Булгакова: сказал он тенором, а не басом; сурово объяснил он; строго осведомился он; сказал я твердо; сказал строго Рудольфи; воскликнул я хрипло; начал я мямлить с достоинством.

В чем же выигрышная сторона прямой речи? Что дает дословная передача чужого высказывания? В художественной литературе это возможность создать речевую самохарактеристику действующего лица — дать представление о его социальном положении, культурном уровне, нравственном облике, наконец.

При том что авторская речь ориентирована по преимуществу на норму, и на норму именно письменной речи, на ее фоне устные реплики героев ярче проявляют особенности устного высказывания.

И как его, негодника, любит!.. Сколько раз говорила я ей: «Бросьте его, матушка Наталья Андреевна!» — «Не могу, родная Акулина Саввишна, — ведь она меня, сизая голубка, всегда по имени и отчеству величает, — не могу. Покинуть его — пуще чем с светом божьим расстаться» (Лажеч.).

Касса номер три — это не та, куда он подходил. Если бы была та, Егор сказал бы той женщине в окошечке... сказал бы: «Значит, все же нашелся один билет? Эх, вы. Как же так получается? А сидишь — строгую из себя изображаешь, справедливую». «Вам же сказали: нет билетов!» А один звонок — и билет, оказывается, есть. Значит, так надо говорить: «Для вас — нету» (Шукш.).

В прямой речи героев возможны, как мы видим, междометия, обращения, эмоционально-оценочные элементы, характерный для устной речи синтаксис: неполные предложения, эллипсис; богато представлена эмоциональная интонация — вопросительная и восклицательная. Налицо преимущества прямой речи в передаче психологического портрета героя, в обрисовке его настроения.

Конструкция с прямой речью может не только передавать устное обращение, но и ссылаться на письменные источники. Такую ссылку принято называть цитатой. Цитирование, как правило, оформляется по всем законам построения прямой речи. Есть вводящие слова автора и есть дословная передача чужого высказывания, дословная выдержка из какого-нибудь текста. Однако если диалог пришел в художественную литературу из устного общения, то цитирование — это атрибут прежде всего научной речи. Именно в научных произведениях выработалась такая важная функция цитирования, как достижение подлинности, документальности, точности, достоверности текста.

Вот примеры обычных для научной речи способов введения цитаты в текст: Рубен Александрович Будагов сформулировал это положение следующим образом.; по этому поводу решительно высказал свое мнение И. А. Бодуэн де Куртене...; в статье «Язык и народность» А. А. Потебня писал.; характерны, например, сетования писателя А. Югова в книге «Судьбы родного слова»; так, Б. Н. Головин следующим образом определяет функциональные стили...

Цитирование в научных произведениях является важной составляющей текста: ссылка на источники и прежде всего на первоисточники придает исследованию документальный характер. Цитата зачастую является важным аргументом в споре, подтверждающим мысль автора. Или же, наоборот, в цитате содержится мысль оппонента, отталкиваясь от которой автор формулирует свою позицию. Многоголосие научного текста, художественность суждений углубляют текст, делают его многомерным, объемным, авторская мысль становится более убедительной.

Не обходится без цитат и официально-деловая речь. Тексты документов также с необходимостью ссылаются на параграфы циркуляров, письма деловых партнеров, решения административных органов и т.д. Назначение цитат здесь более узкое — дать точную и необходимую справку, ссылку на источник.

Итак, все речевые сферы пронизаны сочетанием авторской и чужой речи.

Косвенная речь — это не буквальное и дословное воспроизведение чужой речи, а лишь передача ее содержания. Например: Он сказал: «Ну иди же, я приду позднее, а ты подождешь меня». Такая прямая речь в ковенной превращается в следующее высказывание: Он сказал, чтобы я шел и подождал его и что он придет позднее. Косвенная речь — в любом стиле речи — приобретает форму сложноподчиненного предложения с придаточным изъяснительным: Я слышал, что ... Ученый утверждает, что ... Нам сообщили, что ... Алеша говорил, что ... Меня попросили, чтобы ... Он спросил, приедут ли ... За главной частью, которая играет роль вводящих авторских слов, следует переложение чужой речи в виде придаточного предложения.

Что теряет косвенная речь по сравнению с прямой? Чем индиви-дуальнее прямая речь, тем меньше от нее остается в косвенной. Чем стандартизованнее, нейтральнее чужая речь, тем сохраннее она при передаче ее содержания.

В приведенном примере значительной трансформации подвергается состав прямой речи: выпадают частицы, междометия (ну, же); повелительное наклонение заменяется сослагательным, имплицитно выраженным целевым союзом (чтобы); рокировке подвергаются и личные местоимения (второе лицо заменяется первым, первое — третьим).

Возьмем в качестве примера текст от третьего лица, не устного, а письменного характера, лишенный экспрессии, с нормативным синтаксисом. В. Г. Костомаров считает, что газетный текст пользуется без ограничений всеми языковыми средствами. Здесь, как мы видим, возможности прямой и косвенной речи смыкаются: достаточно снять союз и использовать двоеточие и кавычки, как косвенная речь превратится в прямую.

Возьмем несколько примеров из газеты «Русский репортер»:

Один предприниматель из Луганска говорит, что не существует проблемы защиты русского языка, — людям важнее работа и зарплата.

Саша рассказывает, что недавно снимался у Никиты Михалкова в бунинском «Солнечном ударе».

Про нынешнюю войну говорить не хочет, все больше про учение Рериха и что Одесса — место силы.

Члены группы вспоминают, что она начала работать спустя всего три месяца после родов.

В чем же преимущества косвенной речи, почему газетный текст отдает ей явное предпочтение перед прямой? Дело упирается в площадь газетного листа. Именно незначительный объем газеты поневоле заставляет журналиста быть кратким, лаконичным, избавлять текст от ненужных подробностей, а также снимает неуместную для информационных жанров экспрессию. Косвенная речь дает содержательную выжимку из чужой речи, передает лишь существо вопроса.

От косвенной речи следует отличать так называемую полупрямую речь, представляющую собой сплав косвенной и прямой речи.

Рассмотрим примеры:

Кругом говорили, что «ах, какая красота!».
Сказал, что вы здоровы, что, мол, ему сделается.
Спрашивала, что неужели мы боимся.
А потом просит, чтобы ладно уж, давайте мне на рассмотрение.
А сам думает, что куда там — мне не справиться.

Особенность этих построений заключается в том, что в них реализуется эффект обманутого ожидания, невыполненного обещания. Заявлена конструкция косвенной речи: главная часть сложноподчиненного предложения и союз придаточного изъяснительного. А затем — внутри придаточного — происходит своеобразный слом фразы, обнаруживаются элементы прямой речи: «недопустимая» лексика, «разговорный» синтаксис, экспрессивные средства (интонация, междометия и т.д.). Это естественная черта устной разговорной речи, а в письменных текстах такая конструкция является средством имитации живой, непринужденной речи, выступает как речевая характеристика героя. Но без специального стилистического задания полупрямая речь — это отклонение от нормы, просторечие.

И наконец, еще один способ передачи чужой речи — самый неявный, самый тонкий и требующий виртуозного мастерства писателя и высокой квалификации читателя — это несобственно-прямая речь.

Возьмем отрывок из рассказа Т. Толстой. Речь идет о мальчике, которого воспитывает бабушка, без родителей, прививает ему хорошие манеры и растит его, по сути дела, в искусственной обстановке, лишая ребенка детства. Зато благовоспитанный мальчик очень нравится бабушкиным подружкам. Ребенку шесть лет. Его зовут Петя, но он учит немецкий язык, и бабушка называет его на немецкий манер «Петерс». Так и называется рассказ.

Глупое прозвище — Петерс — так к нему на всю жизнь и прилипло.

Мамаша Петерса — бабушкина дочь — сбежала в теплые края с негодяем, папаша проводил время с женщинами легкого поведения и сыном не интересовался...

Вечером, взяв в постель плюшевого зайца, он рассказывал ему про свою будущую жизнь — как он будет гулять когда захочет, дружить со всеми детьми, как приедут к нему в гости мама с негодяем и привезут сладких фруктов, как папины легкие женщины будут летать с ним по воздуху наяву, словно во сне. Заяц верил.

В этом тексте наблюдается смена точек зрения. Авторская речь здесь как бы перемежается с речью бабушки (сбежала с негодяем; мамаша, папаша; женщина легкого поведения; сыном не интересовался) — это ее лексика, ее оценки; а затем с речью мальчика (мама с негодяем) — без всякой негативной оценки, как простое и единственное наименование этого человека; папины легкие женщины — здесь уже даже привносится положительная оценка в детском понимании выражения «женщины легкого поведения».

К восприятию речи мальчика читатель более или менее подготовлен самой ситуацией разговора ребенка с игрушкой. Здесь конструкция вначале совпадает с построением косвенной речи — это сложноподчиненное предложение с однородными придаточными. Но повествование ведется от 3-го лица, а не от 1-го, как было бы в прямой речи.

Однако сама лексика и эмоционально-оценочный слой речи целиком принадлежат герою, а не автору. А концовка: «Заяц верил» — полностью переводит автора на позицию ребенка.

Что касается речи бабушки, то она не вводится никакими специальными средствами. Ее голос мы слышим только за счет того, что по самой природе художественного повествования речь автора ориентирована на норму — норму словоупотребления, синтаксическую норму и на стилистическую нейтральность. Появление в тексте яркооценочных слов, слов со сниженной стилистической характеристикой — это признак смены точки зрения.

Попробуем сформулировать дефиницию такого сложного явления, как несобственно-прямая речь. Несобственно-прямая речь — это сплав речи персонажа и автора, несущий черты и прямой, и косвенной речи. От прямой речи — сохранение эмоционально-экспрессивной и лексической особенности речи персонажа; от косвенной речи — правила замены местоимений и личных форм глаголов (т.е. формально речь ведется от автора). Несобственно-прямая речь не использует никаких специальных способов ввода чужой речи (в редких случаях прибегает к кавычкам) и за счет этого сохраняет естественность авторского повествования, с одной стороны, и интонации и нюансы, свойственные прямой речи, — с другой.

Именно отсутствие четких границ между авторским повествованием и речью героя требует от читателя внимательного и грамотного чтения и умения опознать, отличить, дифференцировать одно от другого. Приведем здесь еще один пример — из повести Юрия Трифонова «Дом на набережной», чтобы читатель смог самостоятельно проследить, где кончается автор и начинается герой и какие средства — лексические и синтаксические — используются для этого сложного эксперимента.

Тут она показала что-то несусветное. Что-то о том, как трудно понять человека, но наступает минута, почему-то она говорила «ночная минута», и человек открывается. Что-то о своей матери, которая была ясновидящей и умела предсказывать будущее. Он помнит, что вдруг испугался: а что если она тоже ясновидящая и прочитала его намерения?

Вот и объяснение холода. Но она, словно отвечала на его мысли, сказала, что лишена такого дара и не знает, как сложатся его отношения с Соней, не хочет вмешиваться, однако ей кажется ... Она думает с тревогой ... Проклинает тот день ... Что это была за галиматья, что за сплав озлобления, нелепицы и безумия!Конечно, эта женщина была больна. Сонярас-сказывала, что, когда у матери повышалось давление и близился приступ стенокардии, с ее психикой творилось неладное. Ему хотелось уйти, и он вскочил со словами:

— Я принесу вам воды!

Но она, схватив его за руку, не пустила.

Несобственно-прямая речь является яркой приметой современной прозы и публицистики. И, при том что несобственно-прямая речь как художественный прием зародилась еще в XIX в. (мы можем найти примеры и у Пушкина, и у Достоевского, и у Толстого), именно сейчас проза и публицистика выработала изощренные формы сочетания прямой, косвенной и несобственно-прямой речи.

Источник: 
Русский язык и культура речи. Синтаксис: Учеб. пособие для студентов вузов / Под ред. Г. Я. Солганика. — М.: Издательство «Аспект Пресс», 2018. — 256 с.
Материалы по теме
Типы речи текста (Я, ТЫ, ОН)
Русский язык и культура речи. Синтаксис: Учеб. пособие для студентов вузов / Под ред. Г. Я....
Текст как продукт речевой деятельности
Зимняя И.А., Лингвопсихология речевой деятельности
Художественный текст прозаический и стихотворный
Валгина Н.С. Теория текста
Речь детей раннего возраста
Абдурахманов Р.А., История психологии
Фонема и звук
Норман Б.Ю. - Теория языка. Вводный курс, 2004
Речевая интенция
Львов М.Р., Основы теории речи: Учеб. пособие для студ. высш. пед. учеб. заведений. — М.:...
Речь, как психический познавательный процесс
Т.Л. Рыжковская. Основы психологии и педагогики - Минск.: Изд-во МИУ, 2010
Содержание и доказательство в учебной речи
Риторика. Вводный курс : [электронный ресурс] учеб. пособие / В.И. Аннушкин. - 5-е издание,...
Оставить комментарий