Русский либеральный консерватизм XIX в.

Константин Дмитриевич Кавелин (1818-1885) — знаменитый писатель, публицист, правовед, историк, философ, политолог, общественный деятель. Родился в Москве в дворянской семье. Образование получил в Московском университете, где изучал право, философию, историю. В 1848 г. Кавелин переезжает в Петербург; работая в канцеляриях Министерства внутренних дел и учебных заведений, активно занимается публицистической деятельностью в журналах «Современник», «Отечественные записки». В 1857 г. Кавелина приглашают на кафедру гражданского права Петербургского университета. В ближайшие годы К. Д. Кавелин становится профессором Московского университета по кафедре государственного права.

Центральная проблематика в научных исследований Кавелина — соотношение личностного и государственного начал, частной и общественной собственности. Изучая особенности, варианты путей исторического развития Запада и России, Кавелин в статье «Взгляд на юридический быт древней России» (1847) указывает на различные условия, в которых формируется или может формироваться и развиваться личность. По Кавелину, личностное начало получило свое развитие только при Петре I, «когда Россия, тесно сближаясь с Европой, стала жить умственно, нравственно, деятельностно. Стремясь дать в гражданском обществе свободу, простор человеку, личность, развитая до определенных пределов, пересоздавала это общество». Преобладание государства над личностью Кавелин выражал в словах: «Все делалось у нас сверху вниз». Отсутствие закрепления юридических прав и свобод ставило развитие личностного начала в зависимость от характера правителя, того, кто придет к власти.

В основе развития личности, по Кавелину, лежат «потребности индивидуума к свободной деятельности», свободному выбору, свободному выражению своего отношения к общественным интересам, идеалам, своего отношения к миру. Стремление индивида реализовать эти потребности всегда и во все времена ограничивались необходимыми рамками конкретных исторических и социальнополитических условий.

Как политический мыслитель он большое внимание уделяет анализу сущности современного государства и его права, высказывая свою позицию по актуальному вопросу общественно-политической жизни — освобождения крестьян.

Основные позиции либерала-теоретика по крестьянскому вопросу были изложены в знаменитой «Записке об освобождении крестьян в России» (1858), а также в статьях «Взгляды на русскую сельскую общину» (1859), «Дворянство и освобождение крестьян» (1862). В этих работах речь шла о положении статуса личности крестьянина в условиях, когда в России, благодаря реформам, открывалась возможность массового распространения частной собственности и ее исключительного права монополизировать все стороны общественной жизни, в том числе и сельской.

Западники (Е. Корш, Б. Чичерин) выступали, в сущности, за упразднение общинного землевладения как пережитка, рожденного крепостным правом. Славянофилы (А. Кошелев, Д. Самарин) видели в сельской общине хранительницу устоев, опору национальных форм хозяйствования. Славянофилы обвиняли западников в том, что те не поняли специфики русской общины, приняв ее за аналог западноевропейской безземельной общины как простого административного устройства.

Имели свою позицию по этому вопросу и революционные демократы, социалисты. Они выступали против права собственности и наследования, но были сторонниками сохранения общинного землевладения, сельской общины, видели в ней прообраз будущей коммуны, возможность ускорения социального развития.

Позиция Кавелина в принципе отличалась от всех вышеуказанных позиций, хотя и имела точки соприкосновения с каждой из них. В статье «Взгляд на сельскую общину», излагая свои юридические основания реформирования деревни, он подчеркивал большое значение для России развития капиталистических отношений, личной собственности и духа предпринимательства. Однако Кавелин отмечает и негативные теневые стороны этого начала: стремление к беспрерывному, безграничному расширению и увеличению, личная выгода, стяжание, ничем не умеряемая конкурентная борьба интересов, ниспровергающая все административные стеснения и препоны.

Выступая в защиту сохранения общины, он очень хорошо понимал ее социальное и политическое значение: наличие у крестьян собственности, выгодно отличает их от обезземеленного, бездомного сельского и городского пролетариата западных стран. Такая особая форма общественного быта, по сравнению с Западом, по существу исключала условия для революционных и демократических движений в России.

Роль реформаторского государства Кавелин видел:

  • в обеспечении сохранности землевладения за сельским населением;
  • в устранении препятствий, искусственно замедляющих естественный рост народа;
  • в создании надлежащей пропорции между частной собственностью и поземельной;
  • в организации переселений, мелкого поземельного кредита, перекупки земель, состоящих в частной собственности, под общинные земли;
  • в ограждении от социальной анархии, афер, спекуляций, мелочной опеки со стороны крупных собственников и чиновников и т. д.

Взгляды Кавелина на государство и его роль в жизни общества выходили за пределы анализа общинного землевладения. Как теоретик-государственник, он глубоко понимал роль и значение государства как организации человеческого общежития. Согласно его концепции, общество и государство — живой организм и функционирует по своим законам дифференциации (расчленения) и интеграции (централизации).

Подобно тому как у любого живого развитого организма отдельные органы обособляются от деятельности других, так и в развитом государственном организме каждый орган, каждая точка живут, кроме общей, своей особой жизнью. Последствия большого расчленения (дифференциации) государства (противостояние правительства народу, народа — правительству, сословные привилегии, обособление суда, казны, администрации, эгоизм, равнодушие к общественным делам, крестьянские разделы и т. п.) грозят ему разрушением и распадом. Особенно это опасно для большого государства, где непосредственное единение людей нарушается обширностью территории, разноплеменностью нации, принадлежностью к разным конфессиям, раздутым до беспредела бюрократическим аппаратом.

В контексте этих размышлений формировалась кавелинская идея о местном самоуправлении. Он хорошо понимал, что управлять страной такого масштаба, как Россия, невозможно силами одной бюрократии, без участия заинтересованных в управлении лиц, особенно на местах, в провинциях. Поэтому решение проблемы местного самоуправления Кавелин ставил в зависимость от решения другой проблемы — проблемы правящего в стране сословия как главного субъекта проведения реформ в России.

Большое внимание Кавелин уделял вопросам государственного строительства и в первую очередь реформированию государственных учреждений России. Он считал, что для успешного решения социальных проблем необходимо реформировать всю «обветшалую, полуазиатскую, полукрепостническую» бюрократическую систему, начиная с центральных и особенно мелких административных учреждений. Чрезмерная зацентрализованность власти, которая основана на принципе мелочной регламентации местной жизни из центра, безграничный бюрократический произвол, не знающий никакой управы, не только дискредитируют власть в стране, но и являются тормозом всякого прогресса.

В статье «Бюрократия и общество» Кавелин пишет:

«У нас нет ничего похожего на государственные учреждения, которые пользовались бы авторитетом и доверием страны и могли в минуты, подобные настоящей, выносить на своих плечах всю тяжесть положения и ограждать государство и династию от опасности».

В устройстве госучреждений Кавелин выделяет следующие крупные недостатки:

  • преобладание в высшем государственном управлении единоличной власти над коллегиальными, отсюда рассогласованность действий и произвол;
  • все высшие госучреждения составляются из одних военных и гражданских чиновников, людей, которые «всю жизнь провели в положении управляемых, смотрели на дело сверху вниз, не зная, что делается внизу»;
  • коллегиальные госучреждения (сенат, госсовет, комитет министров) лишены возможности непосредственно докладывать государю о нуждах страны и мерах их удовлетворения, этим правом пользуются министры, которые в своих докладах, искажая действительность, проводят интересы своих ведомств;
  • право возбуждать законодательные и общие административные вопросы принадлежало не коллегиальным органам верховной власти, а исполнительным.

Чтобы преодолеть административный произвол, как считает Кавелин, нет необходимости введения в стране конституции, парламента, достаточно законного порядка, одинакового для всех, справедливого суда, обеспечивающего всех и каждого, справедливого закона о печати, предоставляющего возможность каждому высказать свои мысли. Нам «нужно сколько-нибудь сносное управление... хоть тень общественной свободы... нужны прочные государственные учреждения, состоящие из лучших людей».

Итак, из всех его теоретических построений о государственном устройстве, о роли и значении государства в реформировании общества вытекает практическая задача — создание правового государства, юридически организованной власти, защищающей интересы лица, личности, создающих условия для свободного осуществления гражданами своих свободных прав.

Борис Чичерин

Борис Николаевич Чичерин (1828-1904) — один из самых представительных русских мыслителей либерально-консервативного направления, основатель русской государственной школы. По характеристике Бердяева, Чичерин был «единственный философ либерализма», «редкий в России государственник», сочетавший в себе природный дар философа, юриста, политолога. Родился в семье богатого и родовитого тамбовского помещика. Образование получил в Московском университете, где изучал право, философию, историю. Мировоззрение Чичерина формировалось под сильным влиянием выдающегося профессора истории Т. Н. Грановского, к которому он был «близок и обязан ему большею половиною своего духовного развития».

Он — автор фундаментальных философских и политико-правовых исследований: «Очерки Англии и Франции» (1858), «О народном представительстве» (1866), «Положительная философия и единство науки» (1880), «Собственность и государство» в двух частях (1882-1883), «Курс государственной науки» в трех частях (1894-1898), «Философия права» (1900), «История политических учений» в пяти частях (1869-1902) и др. Большой интерес представляют три тома воспоминаний Б. Н. Чичерина. С его именем связано создание оригинальной и цельной философско-политической и правовой системы европейского уровня. Методологической основой анализа современных социально-политических процессов, по Чичерину, является логика и метафизика в ее развитой и совершенной форме. В этом сказывается сильное влияние на него идей Гегеля, которые он подверг сложной и оригинальной переработке.

Доктрина «охранительного» либерализма Чичерина появилась на свет не только под влиянием социально-философской мысли Э. Бёрка, А. Токвиля, Д. С. Милля и других великих либералов и консерваторов. Включение Чичериным консервативного начала в либеральную программу, в сущности, было продиктовано условиями самой российской действительности, особенностью самодержавного строя. Как и Кавелин, Чичерин в сильном консервативном элементе политической власти видел основу крепкого государственного порядка, который, в свою очередь, становится важнейшим условием внедрения и развития законной свободы. В этом понимании необходимости единства силы власти и законной свободы, по мысли Чичерина, и заключен подлинный смысл доктрины «охранительного» либерализма.

Используя государственную власть, ее законодательную деятельность в качестве «рационального средства» водворения этого единства, Чичерин определил меру и границы ее усиления и ослабления с учетом особенностей русского самодержавия. Например, с позиции «охранительного» либерализма Чичерин сформулировал закон силового регулирования власти, т. е. закон, регулирующий, в зависимости от социальных условий, необходимость усиления или ослабления власти: «Чем меньше единства в обществе, чем труднее связать общественные стихии, тем сильнее должна быть власть, и наоборот, правительство может расслабить вожжи по мере того, как общество крепнет, соединяется и получает способность действовать самостоятельно». Таким образом, соединение двух начал (либерального и консервативного) в единой доктрине «охранительного либерализма», или либерального консерватизма, осуществлено впервые в теоретически обоснованной форме.

К концу второй половины XIX в. «охранительный» либерализм Чичерина и связанная с ним проблематика личности, собственности и государства развиваются и углубляются на основе огромного переработанного материала предшествующей социально-философской и политической мысли. Вершиной развития человеческой мысли, последним словом рационалистической философии Чичерин считает Гегеля, величайшей заслугой которого, как он полагает, было создание им глобальной философской системы, открытие диалектических законов развития мирового бытия, а себя называет сторонником объективно-идеалистического мировоззрения, метафизической концепции универсализма, соединяющей рационализм и реализм.

Чичерин, подобно Гегелю, свои представления о внутренней свободе личности как сферы проявления субъективной нравственности конкретизирует в учении о собственности. Он дает юридическое обоснование необходимости автономности института собственности от государства на основе идей естественного права, ставя правовые преграды против злоупотребления государством властью в отношении собственности.

«Вторжение государства в область собственности и стеснение права хозяина распоряжаться своим имуществом всегда есть насилие и неправда».

И поскольку частная собственность является «идеалом всякого гражданского быта», делает вывод Чичерин, она «подлежит особому охранению со стороны государства». Итак, в охранении собственности, а следовательно, и свободы личности Чичерин видит основную функцию государства.

Большая угроза свободе и собственности, по его мнению, исходит от социалистов, ибо при социализме эти величайшие ценности обращаются в призрак, а государство, обобществляя все средства производства (землю, капитал, предприятия), насильственно подавляя природу личности, «неизбежно вызовет негативное стремление у каждого максимально пользоваться общественным достоянием, т. е. быть иждивенцем. Разрушая религиозную нравственность, порождая эксплуатацию добросовестного недобросовестным, сильного слабым, такое государство превращает человека в добровольного раба общества». На этом основании Чичерин полностью отказывает коммунизму в праве на существование.

Чичерин дает оригинальную, отличную от Гегеля, структуру «человеческих союзов». В чичеринской трактовке сфера объективной нравственности включает четыре различных союза: семья — гражданское общество — церковный союз — государство (вместо трех по Гегелю: семья — гражданское общество — государство). Отношение между независимыми союзами, согласно теории «человеческих союзов» Чичерина, строятся на основе четырех формальных юридических начал человеческого общежития — власти, закона, свободы и цели. Важнейшую цель союзов Чичерин определяет формулой, идущей от Д. Локка, И. Бентама, Б. Констана: «не лица существуют для учреждений, а учреждения для лиц».

Чичерин большое внимание в своих исследованиях уделял социально-философскому и политическому анализу верховного политического союза — государства, рассматривая его сущность, формы государственного устройства, проблемы отношения государственного и личностного начал, вопросы реализации политической свободы.

Сущность государства, по Чичерину, определяется следующими признаками и чертами. Государство представляет «организацию народной жизни, сохраняющуюся и обновляющуюся в непрерывной смене поколений. Государство есть союз, союз целого народа, имеющего свою территорию, единый закон. В нем народ становится юридическим лицом. Оно управляется верховной властью, его целью является всеобщее благо». Государство образуется как результат общей воли и высшего политического сознания народа, способного «разумно и добровольно подчиняться верховной власти и поддерживать ее всеми силами». Образованный союз возникает на основе естественного закона, связывающего личную свободу с природой человека.

Сущность политического союза (государства) Чичерин рассматривает в соотношении с гражданским обществом, под которым он понимает «совокупность отношений, принадлежащих к частной сфере и определяемых частным правом». Государство и гражданское общество — два противоположных, но «равно необходимых элемента человеческого сожительства». Это особый мир человеческих отношений: с одной стороны, люди являются носителями частных отношений, с другой — членами общего духовного сожительства, всегда должны существовать, не уничтожая друг друга. Без первых исчезает самостоятельность, следовательно и свобода лица, без последних исчезает единство. Государство как вершина общественного здания, опирающаяся на гражданское общество и зависимая от него, сводит все самостоятельные индивидуальные потребности и интересы (материальные, духовные, научные) к высшему органическому единству.

Мысли Чичерина о зависимости и опоре государства на гражданское общество не совпадают с гегелевским пониманием отношений государства и гражданского общества. По Гегелю, гражданское общество как сфера частной собственности и индивидуальных интересов корпораций, общин, сословий должно быть подчинено интересам государства2. Чичерин, в отличие от Гегеля, склонен усилить в системе этих отношений элемент частного, делая его, в сущности, автономной, независимой от государственной власти и от политических целей сферой.

Уделяя большое внимание характеристике различных форм правления (монархии, аристократии, демократии и смешанной форме — конституционной монархии), Чичерин рассматривает проявление их содержания и направленности в зависимости от конкретных исторических условий и от состояния народного духа (сознания). При анализе этих форм Чичерин отдает предпочтение конституционной монархии. Именно в ней, считал он, наиболее полно воплощается идея свободы и идеал человеческого общежития.

Неоднозначную оценку дает Чичерин демократической форме правления. Влияние идей демократии, считает он, поистине огромно, каждый человек в демократическом обществе является носителем определенной доли верховной власти, он политически ни от кого не зависит. В условиях демократии открыт простор энергии человека, его умственным и физическим способностям... В демократическом обществе «общегосударственный порядок» составляет «венец гражданского развития человека». Однако демократия, считает Чичерин, лишь отчасти выражает сущность свободы. Она проявляет себя только в свободе политической. Демократия «нигде не может быть идеалом человеческого общежития. Она может быть только переходящей ступенью исторического развития»1.

Много внимания Чичерин уделял проблемам реализации политической свободы в российском обществе путем организации системы представительного правления, свободных учреждений, соединения выборных с людьми, опытными в государственных делах.

Внимательное изучение эволюции взглядов Чичерина приводит к пониманию того, что здравый смысл, основанный на блестящем знании исторической обстановки и состояния общественного духа российского народа, подсказывает каждый раз меру реализации свободы, возможной при данных конкретно-исторических условиях России. Чичерин был решительным сторонником разумной умеренности, противником односторонности, крайности и сиюминутных необдуманных решений, никогда не стремился считать созревшим то, что не созрело. Он хорошо понимал, что строительство новой государственности всегда таит в себе опасность породить разнузданность страстей и анархию интересов, что немедленно бы привело к торжеству реакции, «которая могла уничтожить не только едва зародившуюся политическую свободу, но и юные преобразования, не успевшие еще упрочиться в народной жизни». Россия избежала такого кризиса, ибо это понимали и «верхи».

По выражению Чичерина, «державная рука сохранила свое собственное произведение... новые преобразования сделались неотъемлемою принадлежностью народной жизни».

В других своих произведениях, в частности в работе «Собственность и государство», он объясняет трудности в установлении свободы по сравнению с Западной Европой. Они заключаются в том, что на Западе общественное устройство устанавливается само собой, а в России это привносится государством «сверху». Поэтому упрочить свободу в обществе, привыкшем единственно к власти, где к тому же «свобода проявляется еще своим первым младенческим лепетом и совершает свои первые робкие шаги... составляет одну из самых трудных исторических задач».

Но уже позже, в одной из последних своих работ — «Россия накануне двадцатого столетия» (1900), Чичерин, уделяя большое внимание анализу основных этапов развития либерализма в России, четко выразил свою конституционалистскую позицию и враждебность к самодержавию, определив главную задачу XX столетия. Он писал:

«Самодержавная власть превратилась в игралище личных интересов самого низменного свойства. Оставаться при нынешнем близоруком деспотизме, парализующем всенародные силы, нет возможности... Здание, воздвигнутое Александром II, должно получить свое завершение; установленная им гражданская свобода должна быть закреплена и упрочена свободою политической. Рано или поздно, тем или другим путем это свершится, но это непременно будет, ибо это лежит в необходимости вещей. Сила событий неотразимо приведет к этому исходу. В этом состоит задача двадцатого столетия».

Источник: 
Под ред. А. К. Голикова, Б. А. Исаева, История политических учений: Учебник для вузов. Стандарт третьего поколения. Для бакалавров. — СПб.: Питер, 2012. — 432 с.
Материалы по теме
Политические теории русского неолиберализма XX в.
Под ред. А. К. Голикова, Б. А. Исаева, История политических учений: Учебник для вузов....
Русский политический консерватизм XIX в.
Под ред. А. К. Голикова, Б. А. Исаева, История политических учений: Учебник для вузов....
Русский консерватизм XX в.: Тихомиров, Ильин
Под ред. А. К. Голикова, Б. А. Исаева, История политических учений: Учебник для вузов....
Особенности русского либерализма XIX в.
Под ред. А. К. Голикова, Б. А. Исаева, История политических учений: Учебник для вузов....
Русский демократический либерализм XIX в.
Под ред. А. К. Голикова, Б. А. Исаева, История политических учений: Учебник для вузов....
Политический либерализм в России XIX в. Декабристы
Под ред. А. К. Голикова, Б. А. Исаева, История политических учений: Учебник для вузов....
Русское революционное и либеральное народничество XIX в.
Под ред. А. К. Голикова, Б. А. Исаева, История политических учений: Учебник для вузов....
Консерватизм и неоконсерватизм
Соловьев А.И., Политология: Политическая теория, политические технологии:. Учебник для...
Оставить комментарий