Ревность к объекту сексуальной любви и ее причины

Особое положение занимает ревность, проявляемая в отношениях между полами. Она связана с чувством любви и поводом для нее служит тот факт, что кто-то любит не нас, а другого (или делает вид, чтобы раззадорить и помучить партнера). Здесь ревность имеет двойное значение. Она может говорить об истинном чувстве, и таким образом, в меру выраженная, способна укреплять взаимоотношения, предлагая партнеру чувствовать уверенность. Но она может быть поводом для ругани или даже насилия, когда собственное достоинство любящего становится сильно уязвленным, оскорбленным и ревность переживается особенно остро.

Вот как описал чувство ревности А. С. Пушкин:

Простишь ли мне ревнивые мечты,
Моей любви безумное волненье?
Ты мне верна: зачем же любишь ты
Всегда пугать мое воображенье?
Окружена поклонников толпой,
Зачем для всех казаться хочешь милой,
И всех дарит надеждою пустой
Твой чудный взор, то нежный, то унылый?
Мной овладев, мне разум омрачив,
Уверена в любви моей несчастной,
Не видишь ты, когда в толпе их страстной
Беседы чужд, один и молчалив,
Терзаюсь я досадой одинокой;
Ни слова мне, ни взгляда... друг жестокий!
Хочу ль бежать, — с боязнью и мольбой
Твои глаза не следуют за мной.
Заводит ли красавица другая
Двусмысленный со мною разговор, —
Спокойна ты; веселый твой укор
Меня мертвит, любви не выражая.
Скажи еще: соперник вечный мой,
Наедине застав меня с тобой,
Зачем тебя приветствует лукаво?..
Что ж он тебе? Скажи, какое право
Имеет он бледнеть и ревновать?..
В нескромный час меж вечера и света,
Без матери, одна, полуодета,
Зачем его должна ты принимать?..
Но я любим... Наедине со мною
Ты так нежна! Лобзания твои
Так пламенны! Слова твоей любви
Так искренно полны твоей душою!
Тебе смешны мучения мои;
Но я любим, тебя я понимаю.
Мой милый друг, не мучь меня, молю:
Не знаешь ты, как сильно я люблю,
Не знаешь ты, как тяжко я страдаю.

Многие думают: «Если я не изменяю, то моему партнеру не о чем беспокоиться». И считают ревность партнера надуманной. Но надуманность — это следствие отсутствия знаков внимания, экономии на комплиментах, равнодушного отношения к эмоциональной жизни партнера.

Точка зрения

Теперь уже в так называемых интеллигентных кругах изменой начинают считать не столько половое общение, сколько то, что другого индивида находят лучшим, более талантливым, красивым, даровитым и т. д. Иными словами, центр тяжести перемещается на психические струны и соответственно с этим изменяется сама природа ревности. Теперь для ревности уже не нужно физиологической измены. В старину, например в Средние века, рыцари и бароны считали, что все обстоит благополучно, если жена не могла изменить физиологически. Пусть она любит другого, пажа, трубадура, рыцаря и др., это не важно. Важно, чтобы она не могла «изменить». А для того, чтобы этого не могло быть, они, отправляясь из дому, надевали на чресла жены особый пояс, запирали его на замок, ключ брали себе и если «запор» оставался целым по возвращении, считали, что все обстоит хорошо. Теперь дело обстоит иначе. Достаточно простого заявления, что супруга любит другого, что другой лучше, достаточно взгляда, улыбки, простого намека — чтобы ревность могла возникнуть без всякой половой измены. Мало того, последняя даже может иметь место, но раз «психически» влюбленный(ая) принадлежат друг другу и находят друг друга лучшими, — ревности может и не быть. Говоря коротко, в силу очерченных причин — сама ревность психологизируется. Раньше она возникала благодаря предпочтению одного «самца» другому (или «самки»), теперь она возникает благодаря предпочтению одного человека другому, причем может иметь место первое и, однако, ревности может и не быть, так как предпочтение самца не всегда означает теперь предпочтение человека. Сама же по себе половая близость, раз из нее вычеркнуты психические элементы любви, становится бесполезной или малоценной и потому не должна вызывать ни трагедий, ни тех надрывов, которые она вызывала до сих пор.

Одним из следствий вышеуказанных положений является обесценение физиологической любви. Это обесценение влечет за собой радикальное изменение во взглядах на «измену» и на «верность» в любви. А последнее, в свою очередь, вызывает постепенное превращение ревности из физиологической в психическую.

Сорокин П. 1994. С. 264

Причинами возникновения ревности Е. Хетфилд и Г. Уолстер (Hatfield, Walster, 1977) считают чувство ущемленной гордости и осознание нарушения прав собственности. Именно угроза самооценке, по мнению П. Саловея (Salovey, 1991), является главным фактором возникновения ревности. При этом чем более значима для самооценки субъекта та или иная область и чем выше способности соперника в этой области, тем сильнее субъект испытывает ревность (Bers, Rodin, 1984; De Steno, Salovey, 1996; Sharpsteen, 1995).

Конкретными причинами реакции ревности может быть, к примеру, флирт или слишком теплый разговор партнера с другим человеком, что может восприниматься как опасность для собственных взаимоотношений с ним.

За последние двадцать лет предлагались различные модели описания причин и механизма ревности, включая понимание ревности как эволюционно обусловленной реакции (Buss, Larsen, Westen, Semmelroth, 1992), черты личности (Bringle, 1991), результата воспринимаемого несоответствия в ценности взаимоотношений (Buunk, 1991), как социокультурного явления (Bryson, 1991; Hupka, 1991) и, наконец, как защиты самооценки в близких партнерских взаимоотношениях (Salovey, 1991; Salovey, Rothman, 1991). Только первая из этих моделей в какой-то степени перекликается с теорией врожденного эдипова комплекса у Фрейда, порождающего неизбежную ревность к родителю своего пола, остальные же теории рассматривают ревность как продукт и/или характеристику достаточно сложного социального взаимодействия.
Бреслав Г. М. 2004. С. 363

Прогуливаясь с любимым человеком, ревнивец подозрительно озирается; он не позволяет любимому человеку прихорашиваться, поскольку считает, что это может служить приманкой для «соперника». Он старается никогда не упускать из виду любимого человека, а если расстается, то поручает друзьям следить за ним и даже нанимает частного сыщика.

Ревность связана с имевшейся ранее уверенностью человека в любви близкого человека и с его представлением, что только он вправе обладать им. Результатом этого является посягательство на личную свободу любимого, деспотизм, подозрительность. Нередки аффективные вспышки ревности, могущие привести к трагическим последствиям. Вследствие ревности любовь переходит в ненависть. Тогда человек стремится любым способом причинить страдания, оскорбить и унизить любимого им человека. Подобная ненависть часто остается подавленной и проявляется в виде измывательства над возлюбленным.

Ревность — это источник мук для любящего и обид для любимой.

Карло Гольдони

Не думаю, что на свете есть страдания, унизительнее ревности.

Анатоль Франс

Нам приятна ревность лишь тех, кого мы сами могли бы ревновать.
Стендаль

Беспочвенная ревность возникает и там, где между партнерами, живущими в гражданском браке, не оговариваются заранее правила отношений. Один видит их длительными и серьезными, а другой считает себя свободным, так как не давал никаких обещаний. Чтобы избежать подобного конфликта, нужно прояснить ожидания свои и партнера, оговорить взаимные обязательства.

Источник: 
Ильин Е. П., Психология любви. — СПб.: Питер, 2013. — 336 с.: ил.
Темы: 
Материалы по теме
Виды и реакции ревности, их классификация
Ильин Е. П., Психология любви. — СПб.: Питер, 2013. — 336 с.: ил.
Мужская и женская ревность: в чем разница
Ильин Е. П., Психология любви. — СПб.: Питер, 2013. — 336 с.: ил.
Способы преодоления ревности
Ильин Е. П., Психология любви. — СПб.: Питер, 2013. — 336 с.: ил.
Ревнивая личность
Ильин Е. П., Психология любви. — СПб.: Питер, 2013. — 336 с.: ил.
Зависть и ревность
Е. П. Ильин: Психология зависти, враждебности, тщеславия: Питер; Санкт-Петербург; 2014
Что такое ревность?
Ильин Е. П., Психология любви. — СПб.: Питер, 2013. — 336 с.: ил.
Есть ли польза от ревности?
Ильин Е. П., Психология любви. — СПб.: Питер, 2013. — 336 с.: ил.
Личностные и индивидные особенности, способствующие ревности
Ильин Е. П., Психология любви. — СПб.: Питер, 2013. — 336 с.: ил.
Оставить комментарий