Развитие идей этнопсихологии в России

Большую практическую значимость исследований по этнопсихологии можно считать актуальной всегда.

Идеи Ивана Грозного, Петра I, Екатерины II, великих русских ученых М.В.Ломоносова, В.Н.Татищева, Н.Я.Данилевского, известных публицистов и писателей-демократов    В.Г. Белинского, А.И.Герцена, Н.Г.Чернышевского, русских писателей А.С.Пушкина, М.Ю.Лермонтова, Н.А.Некрасова, Л.Н.Толстого и многих других говорили о серьезном внимании к народу, его психологии и психологических различиях, существующих в быту, традициях, обычаях, проявлениях общественной жизни представителями различных этнических общностей, населявших Россию.

Н.Г.Чернышевский считал, что каждый народ имеет «свой патриотизм», свою психологию, которые проявляются в конкретных делах его представителей. Ему принадлежит заслуга в глубоком анализе соотношения национального и социального в духовной жизни народов нашего государства. Чернышевский внес вклад и в разработку теории этнопсихологии. По его мнению, каждый народ представляет такое соединение людей, которые схожи между собой по степени умственного и нравственного развития. Он подчеркивал, что национальный характер есть некоторая итоговая сумма проявления разных качеств представителей того или иного народа, которые не наследственны, а является результатом исторического развития и форм его повседневного бытия. В структуру национального характера Н.Г.Чернышевский предлагал включать умственные и нравственные особенности людей, связанные с разностью их языка, своеобразием образа жизни и обычаев, спецификой теоретических убеждений и образования. Он оставил нам и любопытные национально-психологические характеристики представителей различных этнических общностей, дал критический анализ «ходячих» представлений (ложных гетеростереотипов) о характере народов, которые оказывают отрицательное влияние на межнациональные отношения.

Итак, основные «этнопсихологические» идеи Н.Г.Чернышевского, оставшиеся в науке:

  • психология и психологическое своеобразие конкретной этнической группы проявляются в продуктах ее деятельности;
  • национальный характер понимается как совокупность проявления разных качеств у представителей одного и того же народа, приобретенных ими в ходе исторического развития и совместной деятельности и не имеющих наследственной природы;
  • своеобразие национального характера того или иного народа объясняется различием используемых ими языков, образа жизни и обычаев и образованием, а это, в свою очередь, обусловливает своеобразие их психологических и национальных черт;
  • существуют так называемые «народные» стереотипы, которые понимаются как ложные представления о том или ином народе (например, предубежденное отношение к народам Кавказа и др.), что оказывает негативное влияние на межнациональные взаимоотношения.

Русский историк Н.И.Надеждин, занимавшийся этнографией, выдвигал идею о том, что различия между национальными характерами этносов обусловлены природно-климатическими факторами, т.е. неодинаковыми природными условиями жизни на территории, где проживают те или иные народы. 

Снова вспомним упомянутого выше К.Д.Кавелина. Он выдвигал в качестве метода исследования национально-психологических особенностей того или иного этноса изучение продуктов его культурной и исторической деятельности: памятников старины, традиций, верований.

К.М.Бэр говорил о кросс-культурном изучении особенностей характера и психологии различных народов и считал, что серьезное влияние на их специфику оказывает политическая система страны, в которой проживает данный народ. 

А.А. Потебня, русский филолог-славист, в рамках своего труда по языкознанию, занимался исследованием механизмов формирования этнопсихической специфики интеллектуально-познавательных особенностей того или иного народа и высказал целый ряд интереснейших мыслей:

  • •язык не только является отличительным признаком того или иного народа, но и способствует формированию этого этноса;
  • национально-психологическое своеобразие этноса заключается в том, какие приемы мышления выражаются в его языке;
  • мысль формируется благодаря языку, а так как все языки отличаются друг от друга, то и мышление различных народов имеет свои отличительные особенности, т.е. национальное своеобразие [мышления] обусловлено своеобразием языка, на котором говорит данный народ;
  • утрата народом своего языка может привести к потере и своего национального характера и своеобразия, к денационализации;
  • проблемы в построении межнационального взаимодействия часто обусловлены игнорированием специфики мышления народов;
  • способом закрепления и усиления ощущения эт-нопсихического своеобразия народа является культура и образование;
  • задачей этнической психологии является изучение соотношения развития индивидуального и народного, а также рассмотрение национальных психологических и языковых особенностей как результата общих правил жизни данного народа.

Известный русский историк В.О.Ключевский говорил, что психологию русского человека нельзя понять, не изучив природных, социальных и экономических условий его развития, которые породили в национальном характере россиян совершенно своеобразные, часто противоречивые, но, в то же время, взаимно дополняющие друг друга качества: чувство риска, склонность пытать счастье, надеяться на удачу, осмотрительность и расчетливость, умение положиться на свои собственные силы, уклончивость и неровность поведения .

В конце 60-х годов XIX в. известный русский публицист и социолог Н.Я.Данилевский опубликовал фундаментальную работу «Россия и Европа», в которой, в альтернативу западным ученым, предложил своеобразную концепцию подхода к выявлению и классификации этноспецифических отличий людей. По его мнению, существует десять культурноисторических типов в общей, но отнюдь не единой (взаимосвязанной) человеческой цивилизации, возникших в силу своеобразного и самостоятельного исторического пути развития. Все они отличаются друг от друга тремя основными характеристиками:

  • этнопсихологическими (на языке Данилевского «племенными» качествами, которые выражаются в специфике «психического строя» народов);
  • различиями в исторически сложившихся формах и способах воспитания, предполагающих объединение людей в конкретные единые этнические общности;
  • различиями в «духовном начале» (религиозными особенностями психики).

Н.Я. Данилевский выделял в качестве одного из культурно-исторических типов славянский и последовательно рассматривал все его основные характеристики, сравнивая (и противопоставляя) с европейским (романо-германским) типом. По его мнению, отличия этих типов могут и должны быть найдены в трех сферах духовной жизни их представителей: умственной, эстетической и нравственной. Для отыскания их своеобразия он предлагал избрать путь не простого описания общечеловеческих качеств, а выявления и последующего изучения таких черт национального характера людей, которые накладывают отпечаток и активно функционируют в их исторической и общественной действительности, во всей национальнокультурной жизни народа и поэтому являются существенными, важными, реально проявляющимися у всех представителей данного культурно-исторического типа.

Выдающийся русский психолог Г.И. Челпанов, высоко оценивая значение для [социальной] психологии собранных ранее русскими учеными материалов и обобщенных результатов исследований, призывая к продолжению данной работы, писал:

«В России накоплен богатейший этнографический материал (Труды Академии наук, Географического общества, любителей естествознания и пр.), который вследствие незнакомства западных ученых с русским языком, не использован для целей коллективной психологии...» .

Русский ученый В.С.Соловьев пришел к выводу, что понять своеобразие национального характера русских можно только в том случае, если тщательно изучить их идеалы и ценностные ориентации, которые кардинально отличны от мотивации представителей других этнических общностей. С его точки зрения, идеал русского народа не есть «могущество», власть, являющиеся побудительной силой для других наций, не есть богатство, материальное процветание, свойственные, по его мнению, например англичанам, не есть красота и «шумная слава», характерные для французов. Не столь важно для русских оставаться самобытным народом, верным традициям глубокой старины. Эта черта, присущая англичанам, в России, считал B.C. Соловьев, есть только у староверов. И даже идеал честности и порядочности, поддерживаемый, например, немцами не есть та ценность, которой реально дорожит русский народ. Русским присущ «нравственно-религиозный идеал», который, по его мнению, характерен не только для России, так как подобные ценности лежат в основе мировоззрения, например, индийцев. Однако в отличие от них, у русских стремление к «святости» не сопровождается тем самобичеванием и аскетизмом, которые являются непременным атрибутом в Индии. B.C.Соловьев полагал: если какой-либо народ пожелает похвалить свою нацию, то он хвалит ее за то, что ему близко, за то, что для него важно и значимо, тем самым в похвале отражая некие важные основания, по которым можно судить о наличествующих в обществе ценностях и идеалах. Концепция B.C.Соловьева была достаточно прогрессивной для своего времени, когда не были разработаны методики изучения социальных установок и ценностных ориентаций, однако она ориентировала ученых, в том числе, психологов и социологов, на изучение мировоззренческих феноменов.

Известный русский философ и историк Н.А. Бердяев также пытался изучить и объяснить своеобразие национальной психологии русских. Особенности «души России» (выражение Н.А.Бердяева), отличающейся, согласно его взглядам, таинственностью, мистичностью и иррациональностью, проявляются по-разному: с одной стороны, русские самый аполитичный, «безгосударственный» народ в мире, но, в то же время, в России до 1917 г. была создана одна из самых мощных государственных бюрократических машин, угнетавшая присущую народу свободу духа и подавлявшая личность. Весьма специфичным, по мнению Н.А.Бердяева, является и отношение русских к другим народам: русская душа внутренне интернациональна, даже «сверхнациональна», уважительна и терпима к другим нациям и народностям. Ученый считал Россию самой «не шовинистической страной в мире», миссия которой — освобождать других. Противоречивость национального духа русского народа, по мнению Н.А.Бердяева, проявляется в другом: одной из важнейших и отличительных черт русской души он называл ее «бытовую свободу», отсутствие мещанства, погони за прибылью и страсти к наживе, благосостоянию, столь характерных для стран Запада. В этом смысле, тип странника, искателя Божьей правды, смысла жизни, не связанного земными делами и заботами, представлялся ему наиболее внутренне естественным состоянием русской души. Однако и в этом отношении русский дух все же не реализовывал себя в естественной форме. Более того, обогащение одних за счет других, наличие купцов-стяжателей, чиновников и крестьян, ничего не желающих, кроме земли, присутствие тотального консерватизма, инертности и лени свидетельствуют о том, что исконные черты русской души подвергаются деформации, заменяются иными, противоположными в корне чуждым и ее характеру и собственной природе ценностями. Конечно, многие взгляды Бердяева были противоречивы и субъективны, однако его подход к констатации и анализу состояний русской души, черт начального характера поражает своей глубиной и многогранностью и до сих пор вызывает интерес этнопсихологов.

Итак, отечественная этническая психология становится вполне развитой, самостоятельной наукой: разработана прогрессивная и убедительная для того времени теоретическая и методологическая основа для осмысления сущности и своеобразия национально-психологических феноменов, под которыми понимались конкретные особенности функционирования черт национального характера различных народов, формирующиеся под воздействием природно-климатических условий, религии, обычаев и нравов их существования и проявляющиеся в действиях, поступках, поведении их представителей. Это позволило начать эффективное изучение национально-психологических особенностей большинства этнических общностей страны, а затем использовать полученные данные в управлении населением, регулировании межнациональных отношений, обучении и воспитании людей и т.д.

Выдающийся русский психолог И.М.Сеченов, оставивший в наследство следующим поколениям теорию рефлексов поведения человека, внимательно следил за результатами прикладных исследований этнографов, всячески поддерживал их стремление всесторонне изучить этнические характеристики психики народов страны. Вместе с тем, он считал, что последние надо изучать не только и не столько по продуктам духовного развития народа, но и с использованием специальных психологических методик изучения личности.

Известный русский (и советский) психиатр и психолог, организатор и руководитель Психоневрологического института и Института по изучению мозга и психической деятельности, В.М. Бехтерев тоже не обошел вниманием вопросы этнической психологии. Он пришел к выводу, что каждая нация имеет свой темперамент и свои своеобразные черты характера, а также специфические особенности умственной деятельности, которые закрепляются и соответственно передаются биологическим путем. Но все же остальные этнопсихологические характеристики имеют социокультурную природу и зависят, по его мнению, от общественного развития и уклада жизни, сложившегося в ходе культурного генезиса. В.М. Бехтерев призывал исследовать коллективную и индивидуальную психологию и деятельность людей как представителей конкретных этнических общностей. При этом он резко критиковал и понятийный аппарат, использовавшийся В.Вундтом и другим западным психологом Г.Лебоном, подчеркивая, что они проявляли субъективизм, говоря о «народной душе», «народном чувстве» и «народном духе». Он противопоставлял им свою точку зрения на проблему изучения национально-психологических особенностей людей, полагая, что ею должна заниматься особая наука — коллективная рефлексология. В своих работах В.М.Бехтерев одним из первых в России обратился к вопросу о роли и значении символики у различных народов. Согласно его взглядам, жизнь любой этнической группы и нации в том числе, полна символизма. В качестве национально специфичных символов может использоваться широкий круг предметов и явлений: язык и жесты, флаги и гербы, герои войны, подвиги исторических лиц, выдающиеся исторические события. Эти символы выступают средством согласования интересов и совместной деятельности людей, тем самым объединяя их в единую общность.

Интересны в целом для развития этнопсихологических идей в нашей стране работы Д.Н.Овсянико-Куликовского, ученика и последователя А.А.Потебни, стремившегося выявить и обосновать механизмы и средства формирования психологического своеобразия наций. Основной работой, посвященной этой проблеме, стала «Психология национальности» (1922). Согласно его концепции, главными факторами формирования национальной психики являются элементы интеллекта и воли, а элементы эмоций и чувств в их число не входят. Д.Н. Овсянико-Куликовский считал, что национальная специфика коренится в особенностях мышления, и искать эти особенности нужно не в содержательной стороне интеллектуальной деятельности и в ее результативности, а в бессознательных компонентах психики человека. Язык при этом выступает стержнем народной мысли и психики и является особой формония и сбережения психической энергии народов. Ученый пришел к выводу, что все нации можно разделить условно на два основных типа: активные и пассивные — в зависимости от того, какая из двух видов воли — «действующая» или «задерживающая» — преобладает у данного этноса. Каждый из этих типов, в свою очередь, можно разложить на ряд разновидностей, подтипов, отличающихся друг от друга определенными этноспецифичными добавочными элементами. Например, к пассивному типу ученый относил психологию русских и немцев, различающихся вместе с тем присутствием у русских элементов волевой лени. К активному типу он относил английский и французский национальные характеры, различающиеся присутствием у французов излишней импульсивности. Кончено, многие идеи Д.Н.Овсянико-Куликовского были и эклектичны, и недостаточно аргументированы, и, возможно, являлись следствием неудачного применения идей Фрейда, однако потом они натолкнули исследователей этнической психологии на в достаточной мере объективный анализ интеллектуальных, эмоциональных и волевых национально-психологических особенностей людей.

Особая заслуга в привлечении широкой общественности к проблемам этнической психологии принадлежит А.Е.Снесареву. Он впервые разработал и в 1920 году начал читать в Академии генерального штаба курс лекций «Психология войны», в котором содержались обобщения относительно учета в процессе подготовки личного состава армии его национальнопсихологических особенностей.

Л.С.Выготский, выдающийся советский психолог, основатель культурно-исторической школы в отечественной психологии, пришел к выводу, что психическая деятельность человека в процессе культурно-исторического развития формируется под влиянием орудий труда, вызывая тем самым принципиальную перестройку ее внутреннего содержания. Основным методом исследования в этнической психологии он предложил считать инструментальный метод, суть которого состоит в исследовании поведения людей в тесной взаимосвязи с тенденциями исторического, социокультурного и национального развития, в анализе структуры и динамики «инструмен-ных актов» психики человека. К объекту этнической психологии Л.С. Выготский предлагал относить и «психологию примитивных народов», подразумевая под этим сопоставление психической деятельности современного «культурного» человека и первобытного «примитива». Он считал необходимым проведение обширных кросскультурных исследований и прежде всего по сравнительному изучению психологии представителей «традиционных» и «цивилизованных» обществ. Специфика подхода Л.С.Выготского к выявлению своеобразия психики различных народностей и этнических групп заключалась в том, что, в противовес принятым и давно уже применявшимся тестовым испытаниям конкретных индивидов, в центр анализа он предлагал ставить исследование особенностей национальной среды их обитания и деятельности, ее структуры, специфики развития, которые и определяют динамику содержания всего того, что обуславливает этническое своеобразие психических процессов личности и групп людей . Кроме того, он пришел к очень важному выводу о том, что изучать психику детей нужно не на основе сопоставления ее с психикой среднестатического «стандартного» ребенка, а с учетом сравнительного анализа психологии взрослого человека той же национальной общности. Идеи Л.С. Выготского оказали большое влияние на развитие не только этнической психологии, но и всей психологической науки. С позиций культурно-исторической концепции Л.С.Выготского в конце 20-х годов XX в. была подготовлена программа научно-исследовательской работы по педологии национальных меньшинств. Ее особенность заключалась в том, что в центр исследования ставилось тщательное изучение национальной среды, ее структуры, динамики, содержания, всего того, что и определяет этническое своеобразие психических процессов.

Под руководством другого выдающегося советского психолога, одного из основателей нейропсихологии А.Р.Лурии в 1931-1932 гг. была осуществлена практическая проверка идей культурно-исторического подхода во время специальной научной экспедиции в Узбекистан, задачей которой являлся анализ социально-исторического опыта формирования психических познавательных процессов некоторых народов Средней Азии. В ходе исследования А.Р.Лурией была выдвинута и доказана гипотеза, согласно которой изменения общественно-исторического уклада, характера общественной жизни (практики и т.п.) конкретного народа вызывают коренную перестройку психических познавательных процессов людей, имеющую вместе с тем своеобразную специфику. Отсюда — функционирование не закрепившихся еще в общественном сознании нарождающихся норм и правил поведения опосредовано традиционными формами психической деятельности людей, свойственными им как представителям конкретной этнической общности. Проведенные эксперименты по изучению психических познавательных процессов (восприятия, мышления, воображения), а также содержания форм самоанализа и самооценки [в частности, узбеков], выявили определенную трансформацию их психики под воздействием новых социальных отношений, однако изменялись при этом не закономерности психической деятельности людей, а механизмы влияния на нее внешних факторов. Материалы этой экспедиции, в силу специфических политических условий развития нашего государства, были опубликованы только через 40 лет, однако уже тогда, в 30-е годы, даже их частичное обсуждение в ограниченных аудиториях ученых привело к определенным сдвигам в подходе к изучению этнопсихологических феноменов.

В 30-50 годах XX в. развитие этнической психологии, как и некоторых других наук в нашей стране, приостановилось в силу утверждения культа личности И.В.Сталина. И хотя сам он считал себя единственно верным толкователем теории национальных отношений в стране и написал немало работ по этому вопросу, все они вызывают сегодня определенный скептицизм и должны быть правильно оценены с современных научных позиций.

Более того, совершенно очевидно, что некоторые направления сталинской национальной политики совершенно не выдержали испытания временем. Например, взятая по его указанию ориентация на формирование в нашем государстве новой исторической общности — советского народа позже не оправдала возлагавшихся на нее надежд. Более того, нанесла вред процессу формирования национального самосознания представителей многих этнических общностей нашей страны, поскольку бюрократы от политики в государстве слишком рьяно и прямолинейно претворяли в жизнь эту важную, но, возможно, слишком рано провозглашенную задачу. То же самое можно сказать и о результатах денационализации вузовского и школьного образования: игнорировалось этническое своеобразие представителей большинства народов нашей страны, которое, конечно же, не могло исчезнуть по мановению волшебной палочки. Отсутствие конкретных прикладных этнопсихологических исследований в эти годы, репрессии по отношению к тем ученым, которые их осуществляли, отрицательно сказались на состоянии науки. Упущено много времени и возможностей! Первые публикации по этнопсихологии начали появляться лишь в 60-х годах. Развитие социальных наук в этот период, увеличение числа и изменение качества теоретических и прикладных исследований привели к всестороннему изучению сначала общественной, затем политической жизни страны, сущности и содержания человеческих взаимоотношений, деятельности людей, объединенных в группы и коллективы, среди которых большинство были многонациональными. Особое внимание ученых привлекло общественное сознание людей, в котором немаловажную роль играет и национальная психология. Одним из первых на необходимость исследования национальной психологии еще в конце 50-х годов обратил серьезное внимание Б.Ф.Поршнев, автор работ «Принципы социально-этнической психологии», «Социальная психология и история» и др. Главной методологической проблемой этнопсихологии он считал выявление причин, которые обусловливают существование национально-психологических особенностей людей. Борис Федорович критиковал тех ученых, которые стремились выводить своеобразие психологических особенностей из физических, телесных, антропологических и других подобных черт, считая, что необходимо искать объяснение специфических характеристик психического склада нации в исторически сложившихся конкретных экономических, социальных и культурных условиях жизни каждого народа . Б.Ф. Поршнев полагал, что необходимо исследовать традиционные форм и виды труда, формирующие особенности национального характера. Особо подчеркивал, что необходимо выявлять связи языка с глубинными психическими процессами, указывал, что письмо иероглифическое и письмо фонетическое вовлекают в работу разные зоны коры головного мозга. Он также советовал изучать механизмы общения, в частности, мимику и пантомимику, считал, что даже и без применения точных специальных методов легко заметить, как в сходных ситуациях представители одной общности улыбаются во много раз чаще, чем другой. Б.Ф. Поршнев подчеркивал, что суть дела не в количественных показателях, а в чувственно-смысловом значении движений лица и тела. Он предупреждал, что не следует увлекаться составлением для каждой этнической общности социально-психологического паспорта, то есть перечня характерных для нее и отличающих ее от других психических черт. Можно ограничиться лишь узким кругом существующих признаков психического склада конкретной нации, составляющих ее действительную специфику. Кроме того, Поршнев исследовал механизмы проявления «суггестии» и «контрсуггестии», проявляющиеся в межнациональных отношениях.

Изучением этнопсихологических феноменов к концу XX века стали заниматься многие науки: философия, социология, этнография, история, психология: отечественная философия, и социология, продолжая разрабатывать теорию наций и национальных отношений, заинтересовались методологическим обоснованием сущности и содержания национальной психопсихологии как явления общественного сознания. И этнография (этнология) на основе осмысления огромного материала, накопленного в ходе полевых исследований, начала заниматься обобщением (на теоретическом уровне) данных о своеобразии психологии представителей различных этнических общностей. Социальная психология и военная психология специализировались на сравнительном анализе национальнопсихологических особенностей представителей различных общностей. Такой серьезный интерес многих наук к этнической психологии и национальнопсихологическим особенностям людей, с одной стороны, способствовал качественному развитию представлений о них, а, с другой, порождал определенные различия в решении кардинальных методологических проблем этой области знаний — в результате складывались два подхода к их пониманию и исследованию.

Представители философии, истории, социологии стремились изучать этнопсихологические феномены, как правило, лишь на теоретическом уровне осмысления социальных явлений. Естественно, они сумели выработать и уточнить понятийный аппарат этнической психологии как науки, способствовали появлению работ по всестороннему анализу национальной психологии как явления общественного сознания в широком плане — в соотношении с идеологией, классовой психологией и другими феноменами. Однако они уделяли большое внимание анализу структуры национальной психологии, а не механизмам и специфике ее функционирования. Такая позиция, конечно, правомерна, и на том этапе развития знаний сыграла положительную роль. Вместе с тем, подобный подход не обеспечивал возможности выявления своеобразия психологии представителей разных наций и не гарантировал появления обоснованных данных для понимания закономерностей проявления национально-психологических особенностей людей. Сторонники функциональноисследовательского подхода в понимании проблем этнической психологии, в число которых входили, в основном, отечественные психологи и этнографы, напротив, уделяли внимание эмпирическому изучению собственно психологических характеристик представителей различных национальных общностей и формулированию на этой основе конкретных теоретических и методологических положений. Важность функционально-исследовательского подхода объясняется именно направленностью на выявление специфики проявления национально-психологических особенностей людей в их практической деятельности.

В начале 60-х годов на страницах журналов «Вопросы истории» и «Вопросы философии» прошли дискуссии по проблемам национальной психологии, после которых отечественные философы и историки (в 70-е годы) начали активно разрабатывать теорию наций и национальных отношений, уделяя приоритетное внимание методологическому и теоретическому обоснованию сущности и содержания национальной психологии как явления общественного сознания. В это же время подключаются к изучению этнопсихологии ученые-этнографы, занимавшиеся обобщением результатов полевых изысканий и более активно изучавшие этнографические характеристики народов мира и нашей страны. Продуктивно этнопсихологическая проблематика стала разрабатываться военными психологами, которые основной упор делали на изучение национально-психологических особенностей представителей зарубежных государств. В 80-90-е годы в стране начали складываться научные коллективы и школы, занимающиеся проблемами собственно этнической психологии и этносоциологии. В Институте этнологии и антропологии РАН длительное время работает сектор социологических проблем национальных отношений во главе с Л.М.Дробижевой. В Институте психологии РАН в лаборатории социальной психологии была создана группа, исследовавшая проблемы психологии межнациональных отношений, возглавляемая П.Н. Шихиревым. В Академии педагогических и социальных наук в отделении психологии В.Г.Крысько была создана секция этнической психологии. В Санкт-Петербургском Государственном университете под руководством А.О. Бороноева плодотворно работает над проблемами этнической психологии коллектив социологов. Вопросы этнопсихологических особенностей личности разрабатываются на кафедре педагогики и психологии Университета дружбы народов, возглавляемой А.И.Крупновым. Под началом В.Ф. Петренко проводятся этнопсихо-семантические исследования в МГУ им. М.В. Ломоносова. Д.И.Фельдштейн возглавляет Международную Ассоциацию содействия развитию и коррекции межнациональных отношений. Серьезными теоретико-аналитическими обобщениями в области кросскультурной психологии занимается Б.А.Душков57 58.

Особую роль среди исследователей истоков национального своеобразия народов нашего государства сыграл Л.Н.Гумилев, разработавший своеобразную концепцию происхождения этносов и психологии людей, к ним принадлежащих, отраженную в целом ряде его работ.

Гумилев считал, что этнос — явление географическое, всегда связанное с ландшафтом, который кормит приспособившихся к нему людей и развитие которого зависит, в то же время, от особого сочетания природных явлений с социальными и искусственно созданными условиями. Вместе с тем, он всегда подчеркивал психологическое своеобразие этноса, определяя последний как устойчивый, естественно сложившийся коллектив людей, противопоставляющий себя всем прочим аналогичным коллективам и отличающийся своеобразными стереотипами поведения, которые закономерно меняются в историческом времени. Для Л.Н. Гумилева этногенез и этническая история не являлись идентичными понятиями. По его мнению, этногенез — это не только начальный период этнической истории, но и четырехфазный процесс, включающий возникновение, подъем, упадок и умирание этноса. Жизнь этноса, считал он, подобна жизни человека, как и человек, этнос смертен. Эти представления выдающегося российского ученого до сих пор вызывают споры и критику со стороны его оппонентов, однако если [когда-нибудь] последующее развитие этносов и его исследования подтвердят цикличность их существования, то это позволит по-новому взглянуть на формирование и передачу национально-психологических особенностей представителей конкретных национальных общностей. Этническая история, по мнению Л.Н.Гумилева, дискретна (прерывна). Импульсом, приводящим в движение этносы, считал он, является пассионарность. Пассионарность — понятие, употреблявшееся ученым для объяснения особенностей процесса этногенеза. Пассионарностью могут обладать как отдельные личности, принадлежащие к конкретному этносу, так и этнос в целом. Пассионарным личностям присущи исключительная энергичность, честолюбие, гордость, чрезвычайная целеустремленность, способность к внушению. По мнению Л.Н. Гумилева, пассионарность выступает атрибутом не сознания, а подсознания, является специфическим проявлением нервной деятельности, которое фиксируется в истории этноса особенно важными событиями, качественно изменяющими его жизнь. Такие трансформации возможны при наличии пассионарности как особого качества и отличительной характеристики не только у индивида, но и групп людей. Таким образом, пассионарный признак приобретает популяционный и закономерный характер. Пассионариям, считал ученый, характерно посвящение себя одной цели, длительное энергетическое напряжение, соотносимое с пассионарным напряжением всего этноса. Кривые роста и падения пассионарного напряжения являются общими закономерностями этногенеза. Концепция Л.Н. Гумилева специфична, но психологи постоянно находят в ней немало нового в силу того, что пассионарность и специфика этногенеза этнической общности помогают понять многие феномены, выводить и достаточно точно осмысливать закономерности формирования, развития и функционирования национальнопсихологических особенностей людей.

Рассмотрение истории развития отечественной этнической психологии было бы неполным без анализа места и роли своеобразных научных школ (социологической, этнологической, с одной стороны, и психологической — с другой), сложившихся и функционирующих и сегодня в нашей науке:

  • этнопсихологическая школа в отечественной социологии и этнологии — это совокупность направлений развития этнопсихологических взглядов и кросскультурных исследований, предпринятых советскими социологами и этнографами;
  • социологическая школа имеет свой, более абстрактно-обобщенный подход к пониманию этносов и их психики. Она рассматривает последние как определенное единство, объединенное схожестью деятельности и интересов. В понимании особенностей проявления этнопсихологического и его динамики у нее свои представления;
  • этнологическая школа изучает национальные общности, но предмет изучения (по сравнению с этнопсихологией) — быт и культура, демографические характеристики народов (этнопсихологию интересуют закономерности и особенности психики, самосознания, черт национального характера и т.д., которые проявляются в быту, культуре, традициях, поведении представителей национальных общностей).

Но непременно следует сказать, что социологи и этнографы (после развенчания культа личности Сталина) с начала 60-х годов XX в. поставили вопрос о необходимости изучения национальной психологии, предложили направления анализа ее теоретических и методологических проблем, призвали к сотрудничеству в решении этих проблем психологов и затем ученые широко развернули исследования этносоциологиче-ских и национально-психологических характеристик населения страны.

Обязательно надо напомнить о заслугах военных психологов: в центре социологических и психологических исследований в Министерстве обороны РФ был организован и осуществлял многостороннюю исследовательскую деятельность специально созданный отдел изучения межнациональных отношений в вооруженных силах. Представители этнопсихологической школы военной психологии сегодня продуктивно трудятся и осуществляют разнообразные исследования в военных и гражданских вузах страны, в различных министерствах и ведомствах РФ. Военные психологи разработали четкую методологическую и теоретическую концепцию национальной психологии: дали развернутую оценку сущности, содержания и структуры национально-психологических особенностей людей; выработали социально ориентированный и досконально обоснованный подход к формам их проявления в различных видах деятельности. Все это в окончательном итоге способствовало нахождению более эффективных путей, методов и средств не только анализа трудностей межнационального общения и взаимодействия воинов различных национальностей в условиях армейской службы, но и разработки мероприятий (правовых, организационных, социально-психологических и других), позволяющих регулировать отношения между представителями различных этнических общностей, осуществлять профилактику взаимного сотрудничества личного состава в многонациональных воинских коллективах, добиваться их достаточно высокой сплоченности.

Темы: Этнопсихология
Источник: Этнопсихология: иллюстрированный учебник для студентов высших учебных заведений (бакалавриат, магистратура) / Б. Р. Мандель. — М.-Берлин: Директ-Медиа, 2015. — 412 с.
Материалы по теме
Этнопсихология США и Европы в XX веке
Этнопсихология: иллюстрированный учебник для студентов высших учебных заведений (бакалавриат...
Предмет, методы, проблематика современной этнопсихологии: междисциплинарная основа
Этнопсихология: иллюстрированный учебник для студентов высших учебных заведений (бакалавриат...
Основные (базовые) понятия этнопсихологии — термины, категории, принципы
Этнопсихология: иллюстрированный учебник для студентов высших учебных заведений (бакалавриат...
Сущность, своеобразие и механизмы функционирования этнопсихологических феноменов
Этнопсихология: иллюстрированный учебник для студентов высших учебных заведений (бакалавриат...
Национально-психологические особенности и свойства народов и наций
Этнопсихология: иллюстрированный учебник для студентов высших учебных заведений (бакалавриат...
Этнопедагогика и этнопсихология — единство, общность и особенности
Этнопсихология: иллюстрированный учебник для студентов высших учебных заведений (бакалавриат...
Этнопсихологические проблемы искусства
Этнопсихология: иллюстрированный учебник для студентов высших учебных заведений (бакалавриат...
Этноэкономика — неизученные вопросы этнопсихологии
Этнопсихология: иллюстрированный учебник для студентов высших учебных заведений (бакалавриат...
Оставить комментарий