Этнопсихология США и Европы в XX веке

Вторая половина XIX в. В развитии этнопсихологии связана с началом изучения таких будущих направлений этнопсихологии как народное творчество, брак и семья у различных народов, специфика норм права, общественного строя различных стран и народов. Теории «народного духа», о которых мы говорили выше, те самые, согласно которым каждый народ изначально обладает некоторыми духовными качествами, раз и навсегда определяющими его возможности, идеологически оправдывали исторически сложившееся разделение наций на господствующие и подчиненные, великие и малые, развитые и отсталые. На смену этим теориям, понятно, в связи с их несостоятельностью, пришла биологическая интерпретация национального характера, согласно которой он [характер] рассматривался как нечто обусловленное генетически и передающееся по наследству. При этом допускалось неправомерное смешение национальных особенностей с расовыми. В отличие от нации — общественно-исторической общности, раса является естественноисторическим образованием, и, в силу этого, принадлежащим к ней индивидам действительно свойственна относительная общность генов. Генетические различия проявляются не только в определенных внешних признаках (цвет кожи, тип волос и т. п.), но и в особенностях протекания, в пределах общечеловеческой нормы, некоторых физиологических процессов. На этом основании некоторые ученые утверждали, что разные расы обладают и генетически обусловленными (а, следовательно, принципиально неустранимыми путем воспитания) психологическими особенностями. Однако тщательное исследование показало, что содержание психических процессов, специфическая направленность способностей, структура потребностей и интересов зависят не только и не столько от биогенетических, сколько от социально-культурных факторов. Особо острые споры вызвал (и, как ни странно, до сих пор вызывает) вопрос об умственных способностях представителей различных этнических групп, сыгравший немаловажную роль в формировании расистских взглядов некоторых ученых, литераторов конца XIX в.

Возникновение этнопсихологии в США связано с именем Франца Боаса16, хотя он и не участвовал непосредственно в разработке цикла проблем «психология, культура и личность». Тем не менее, Боас способ-способствовал распространению в США некоторых идей европейских ученых, которые известны как одни из первых создателей психологического направления в социологии и в этнографии (Вундт и др.). Лекция Ф.Боаса «Психологические проблемы в антропологии», посвященная 20-летию Кларкского университета, стала важным историческим рубежом в развитии психологии как фактора в этнологии. Она была организована президентом университета Г.С.Холлом, бывшим студентом В.Вундта. Холл, поддерживавший распространение психологии и психоанализа в США, пригласил на юбилей университета З.Фрейда, К.Г.Юнга и других известных представителей психоаналитической психологии.

В 1913 году вышла книга Зигмунда Фрейда «Тотем и табу», оказавшая большое влияние на возникновение психологического направления в этнологии США. В этой книге Фрейд применяет свой психоаналитический метод в анализе этнографического материала. Фрейдистские концепции были популярны в Америке и раньше, но данная книга послужила образцом для психоаналитического исследования в этнографии. Идеи Фрейда оказали значительное воздействие на отдельных представителей психологического направления в этнологии США. В его становление и развитие свой вклад внесли также бихевиоризм и гештальтпсихология. 

В США этнопсихология практически отождествлялась с неофрейдистской теорией, пытавшейся вывести свойства национального характера из так называемой базовой (или модальной) личности, которая, в свою очередь, ассоциировалась с типичными для данной культуры методами воспитания детей. Американская этнопсихология в начале — середине XX в., представителями которой являются А.Кардинер, М.Мид, Р.Мертон, Р.Линтон, в качестве основы использовала идею модели «среднего лица», идентифицируя отдельных индивидов через культуру, поведение и другие социальные факторы и вырабатывая обобщенный вывод об их психологии.

А.Кардинер — исследовал особенности психики и личности людей, принадлежащих к различным этническим, расовым и культурным группам. Разработал психодинамическое понимание национального характера. Изучал положение негров в системе американской демократии, проблемы агрессивности, воспитания, религии. Считал, что формирование личности осуществляется под влиянием культуры и различных социальных институтов, развитие которых в свою очередь обусловливается географическими, экономическими, этническими и прочими факторами. Создал концепцию базисной структуры личности, полагая, что эта структура и типичные черты группового характера, свойственные всем индивидам данной культуры или субкультуры, являются продуктом специфического способа воспитания людей (в особенности, в период детства). Считал, что понятие «базисная структура личности» является эффективным операциональным инструментом анализа в социальных науках. На основе психоаналитически ориентированного сравнительного анализа культур Кардинер пришел к выводу, что культурное развитие в значительной мере определяется используемыми обществом методами выживания и самосохранения. Он также установил и продемонстрировал связь между религией и детскими переживаниями. Кардинер полагал, что в каждой конкретной культуре религиозные системы представляют собой своеобразный слепок с переживаний ребенка, связанных с родительским воспитанием. Он отмечал, что при наличии относительной универсальности понятия божества, способы, И при помощи которых люди домогаются божественной помощи, изменяются в зависимости от специфики детских переживаний и особых жизненных целей, определяемых обществом.

М.Мид исследовала отношения между различными возрастными группами в традиционных (папуасы, самоа и др.) и современных обществах, детскую психологию с позиций так называемой этнопсихологической школы. Явилась первым этнографом, для которого мир детства стал основным предметом изучения. Она собрала огромнейший материал о социализации детей в примитивных культурах, в частности, народов Океании. С именем М.Мид связан и ряд новых научных идей — о природе родительских чувств, соотношении материнских и отцовских ролей, происхождении мужских и женских инициации. Мид — основатель этнографии детства как самостоятельной научной дисциплины, В своих трудах она показала большое разнообразие культур различных народов, а также решающую роль культуры в формировании социальных установок и поведения людей. В 1944 г. Мид основала Институт сравнительной культурологии, который представлял собой некоммерческую организацию, где исследовалось поведение, обычаи, психология и социальная организация во всех культурах мира.

Р.Мертон считал, что группа, членом которой он является, обеспечивает индивиду значимую систему координат для самооценки. Но сравнивающий индивид не замкнут в пространстве собственной группы, он движется среди множества групп. Он является членом некоторых из этих групп, и не является членом других, но, тем не менее, знания имеет как о тех, так и о других, хотя обычно в разной степени. Кроме того, он может сравнивать свое положение с положением целых статусных категорий, заданных по статусной характеристике: например, солдаты, или женатые мужчины, или лица, имеющие определенный уровень образования, круг ровесников, земляки и т.д. Соприкосновение человека со всеми этими группами в современном весьма открытом обществе происходит постоянно, в особенности в периоды, когда усиливается движение и перемещение больших масс людей: войны, революции, кризисы. Психологические и социальные сложности и кризисы, связанные с процессом перехода индивида из одной группы в другую (как для самого индивида, так и для группы, «отпускающей» и «принимающей» его) — это проблемы глубокого уровня анализа.

Р.Линтон в работе «Изучение человека» (1936) предпринял попытку достичь синтеза антропологии, психологии и социологии в рамках единой дисциплины, изучающей человеческое поведение во всей его полноте. В этой работе культура понималась как совокупность форм поведения, общих для большинства членов общества и усваиваемых ими в процессе обучения. Культура разделялась на внешнюю (доступные наблюдению поведенческие аспекты культуры) и скрытую (установки, эмоции, ценности и т.д., лежащие в основе культурного поведения). Для анализа социальных явлений и процессов Линтон разработал концепцию статусов и ролей, оказавшую большое влияние на структурно-функциональную социологию и этнологию в США. Статус (или позиция) понимался как структурная единица и определялся как место индивида в социальной структуре, характеризующееся совокупностью определенных прав и обязанностей; статус может быть предписан индивиду от рождения (например, в кастовой системе) или достигаться усилиями индивида. Роль определялась как динамический аспект статуса. Целостная совокупность идеальных ролей образует социальную систему. В 1937-1945 годах Линтон сотрудничал с А. Кардинером. Итогом их сотрудничества была разработка концепции базисных типов личности.

Считая ее недостаточной, Линтон разработал концепцию статусной личности. В последних работах Линтона («Древо культуры», «Культура и психические нарушения») рассматривались проблемы, связанные с биологическими основами культурного поведения, с существованием универсальных ценностей, общих для всех культур и народов.

Полагаем, что следует упомянуть и замечательного ученого Дж.Фрэзера, внесшего огромный вклад в изучение тотемизма, магии и трансформации  религиозных верований на протяжении истории человечества. В 12-томном труде «Золотая ветвь» он систематизировал фактический материал по первобытной магии, мифологии, тотемизму, анимизму, табу, религиозным верованиям, фольклору и обычаям разных народов. В основу его исследований были положены три принципа: эволюционное развитие, психическое единство человечества и фундаментальная противоположность разума предрассудку.
 
В 70-90-е годы этнопсихологические исследования на Западе приняли форму кросскультурного изучения представителей различных национальных общностей в процессе общения, взаимодействия и взаимоотношений с ними. В частности, были проведены исследования под руководством в Аргентине, Чили, Индии, Израиле, Пакистане, Нигерии. С 1951 по 1990 гг. было разработано около 40 тыс. межкультурных учебных программ для студентов, военнослужащих, правительственных чиновников и т.д. С 1977 г. результаты этих исследований публикуются в журнале «International Journal of Intelcultural Relations». Была основана профессиональная ассоциация — «Society for Intercultural Education, Training and Research» (SIETAR).

В настоящее время этнопсихология преподается и исследуется во многих университетах США (Гарвардском, Калифорнийском, Чикагском) и Европы (Кембриджском, Венском, Берлинском). Она постепенно выходит из кризиса, которые переживала в 80-е годы прошлого века.

Большое место в современной зарубежной (и отечественной) этнопсихологии занимает проблема соотношения психологии и культуры. Оговоримся сразу, что в нашу задачу не входит специально останавливаться на определении понятия «культура», но обойти данный вопрос нельзя, если мы хотим уяснить взаимосвязи психологии народа и его культуры: эти две категории разноплановы, но сложность разделения их заключается в том, что они в какой-то своей части совпадают или, во всяком случае, сближаются. Это позволяет, во многих случаях, определить психологию этнической общности через ее культуру, а факты культуры через психический склад. Р.Бенедикт часто повторяла: «Психология народа — это его культура». При изучении любой общности с любой целью надо учитывать все факторы, которые непосредственно не определяют культуру, но оказывают на нее влияние и испытывают ее влияние на себе. Многие ученые допускали ошибку, пытаясь объяснить культуру через другие явления, такие, как расовая принадлежность или климат. Необходимо учитывать, что биологические особенности, число членов общества, экология не в состоянии определить поведение людей, если это поведение уже не обусловлено социальной организацией, производительными силами и ходом исторического развития. Ум, мораль не наследуются так, как группа крови, цвет кожи и другие расовые признаки. Человеческие способности распределены независимо от расовых признаков, и различие в IQ обусловлено не расовой принадлежностью, а социальной средой и образовательными возможностями. 

Итак, психический склад народа не есть его культура, но культура отражает психическую специфику народа. Потому-то в зарубежной этнопсихологии изучение идет от следствий к причинам, хорошо видимое всегда привлекает и создает иллюзию понятного. Однако, четко осознавая следствия, мы пока не в состоянии достаточно полно представить сумму вызывающих их причин. Психология этноса — явление вечно текущее, изменяющееся, живое, непосредственно присущее в каждый отрезок времени конкретной общности и выделяющее ее среди других. Психология выражает себя со всех сферах повседневной человеческой деятельности и оттого кажется неуловимой, пока ей не придается ощутимость в результатах деятельности. Застывая в культуре, прошлое продолжает воздействовать на членов общности, оживляя для новых поколений прошлый психический опыт. Культура, таким образом, выступает передатчиком информации, и можно этим понятием обозначать систему субстантивированной информации о психическом опыте этнической общности — носителе данной культуры.

И еще: влияние экологии, т.е. среды (прежде всего географической), в которой развивается жизнь человеческих коллективов, на складывание социальноисторических условий и психических особенностей общности было подмечено значительно раньше, чем влияние остальных факторов. Логично предположить, что в пределах единого хозяйственно-культурного типа процесс взаимопроникновения, взаимовлияния элементов культуры на определенных этапах социально-экономического развития значительно выше, чем вне этих пределов, то есть, между народами — представителями разных хозяйственно-культурных типов. Более того, примерно одинаковый уровень исторического развития этнических общностей в сходных географических условиях создает и сходные предпосылки формирования их психических качеств. Такое предположение наводит на мысль (требующую дальнейшего подтверждения) о существовании значительных по территории областей с идентичным экологическим окружением, психический склад населения которых может иметь немало общих элементов независимо от расовых или этнических границ. При этом наличие таких элементов не исключает возможности более или менее заметных различий в психологии этнических общностей внутри каждого типа. В качестве примера, в какой-то мере подтверждающего данную точку зрения, можно привести Индостанский субконтинент. Экологические условия в этом районе повсюду приблизительно одинаковы, уровень социально-экономического развития и исторические условия также. С. той или иной степенью точности допустимо предположить здесь существование единого психического типа, несмотря на различие в языках и даже в физическом облике населения. В то же время, внутри этого типа при более тщательном наблюдении легко выделять по психическим особенностям бенгальца, маратха, тамила и т. д. Данные явления интересны и тем, что они сообщают характер дополнительной причинной зависимости факторам влияния среды на формирование психической специфики. Действительно, при изучении психических особенностей отдельных этнических общностей не следует упускать из виду возможность объединения по психологическому признаку населения крупных географических районов с аналогичными экологическими условиями, уровнем общественного развития и близостью исторических судеб.

Любопытные попытки сегодня свести в одно результаты наблюдений психологии одного народа на протяжении длительного периода времени в зарубежной науке, к сожалению, отличаются тем, что авторы их все же не учитывают исторических перемен, не прослеживают характер психических изменений за определенный период, ограничились разбором явлений в статике. Хотя достоинство этого метода заключается в том, что он позволяет сопоставить точки зрения представителей близких культур, способных судить примерно одинаково (правда, ошибки и в этом случае не исключены).

Ключевые слова: Этнопсихология
Источник: Этнопсихология: иллюстрированный учебник для студентов высших учебных заведений (бакалавриат, магистратура) / Б. Р. Мандель. — М.-Берлин: Директ-Медиа, 2015. — 412 с.
Материалы по теме
История этнопсихологии в изменяющемся мире: начало
Этнопсихология: иллюстрированный учебник для студентов высших учебных заведений (бакалавриат...
Развитие идей этнопсихологии в России
Этнопсихология: иллюстрированный учебник для студентов высших учебных заведений (бакалавриат...
Предмет, методы, проблематика современной этнопсихологии: междисциплинарная основа
Этнопсихология: иллюстрированный учебник для студентов высших учебных заведений (бакалавриат...
Основные (базовые) понятия этнопсихологии — термины, категории, принципы
Этнопсихология: иллюстрированный учебник для студентов высших учебных заведений (бакалавриат...
Сущность, своеобразие и механизмы функционирования этнопсихологических феноменов
Этнопсихология: иллюстрированный учебник для студентов высших учебных заведений (бакалавриат...
Национально-психологические особенности и свойства народов и наций
Этнопсихология: иллюстрированный учебник для студентов высших учебных заведений (бакалавриат...
Этнопедагогика и этнопсихология — единство, общность и особенности
Этнопсихология: иллюстрированный учебник для студентов высших учебных заведений (бакалавриат...
Этнопсихологические проблемы искусства
Этнопсихология: иллюстрированный учебник для студентов высших учебных заведений (бакалавриат...
Комментарии
Материал еще никто не прокомментировал. Станьте первым, кто это сделает!
Оставить комментарий