Психопатология неврозов

Внимание. У больных, страдающих неврозами, имеются нарушение концентрации и устойчивости внимания, быстрая истощаемость и замедленность переключения внимания. Рассеянность, невозможность сосредоточиться на какой-либо деятельности, быстрая утомляемость являются также составной частью астении, типичной для неврозов.

Память. У этих больных отмечаются нарушения механического запоминания. Другие наиболее часто встречающиеся мнестические расстройства, как правило, связаны с эмоциональными нарушениями. Предполагается, что имеющиеся до начала психогенного заболевания особенности памяти могут блокировать адекватную адаптацию личности в связи с невозможностью использования прошлого опыта.

Наряду с запоминанием, у больных нарушается воспроизведение и забывание, меняется соотношение непосредственной и опосредованной памяти. События, вызвавшие невроз, для большинства больных оказываются не спрогнозированными (Менделевич В. Д., Плещинская В. Т., 2002). Несмотря на то что определенные ситуации у будущих невротиков тяжело переживаются, т. е. носят психотравматический характер, они исключают эти ситуации из прогноза. Таким образом, у больных оказывается нарушенным процесс непреднамеренного запоминания событий жизни. Им не удается запомнить собственные прогнозы событий и их фактический ход.

Мышление и воображение. При невротической депрессии процесс мышления замедляется. При обсессив-ных неврозах появляются навязчивые мысли и воспоминания. Эмоциональные реакции невротика беспорядочны, внутренне противоречивы или неуместны по отношению к действительности, что означает их оценку и понимание неправильными (Фурст Дж. Б., 1957).

Больные неврозом в связи с особенностями своего мышления с трудом анализируют происходящие события, не могут ни критично, ни иронично оценить свои слабости. Большинство из них «фиксированные абсолюты». У невротика узок горизонт видения, т. е. его понимание и осмысление жизненных ситуаций очень специфично.

Стиль мышления невротика носит оттенок догматичности. Жизнь строго регламентирована, ранжирована. Многое из происходящего не имеет оттенков и оценивается либо как черное, либо как белое.

Игнорирование невротиками других решений конфликтных отношений, кроме заведомо выбранного, является «островковым дефектом внутреннего зрения», показателем их своеобразного миропонимания.

Большинство невротиков неспособно идти на компромиссы, проявлять гибкость при изменении жизненных обстоятельств. Упрямство и затруднения в пере-ключаемости с одного на другое, нежелание соотносить изменившиеся ситуации со своими принципами — особенности мышления, предрасполагающие к возникновению невротических расстройств.

Несправедливо абсолютизированными могут стать семейные, производственные, любовные, дружеские отношения и т. д.

Невротики иначе, чем здоровые и другие больные, понимают личностные качества и чувства. Так, ревность для них — проявление любви, а не отсутствие уверенности в себе (как, например, у больных шизофренией) или желание контролировать партнера (у наркоманов). Любовь для них — боль, терпение, страдание, здоровые же понимают это чувство как взаимопонимание, способность сосуществовать с другим человеком, считаться с его точкой зрения, поступками; приватное волнение, восторг, радость, наслаждение.

Интеллект. H. J. Eysenck и S. Rachman указали на роль особенностей интеллектуального функционирования в происхождении неврозов. У людей со средним интеллектом невроз развивается реже, чем у лиц с более высоким или низким ИК.

Повышение вероятности интрапсихических конфликтов связано как с мотивационными, так и с информационными процессами. При необычных обстоятельствах важную роль приобретает когнитивная (связанная с анализом и сопоставлением информации) оценка ситуации и реакция индивида на эту оценку (Березин Ф. Б., 1988). Истинный медиатор общего адаптационного синдрома, лежащий в основе развития неврозов, когнитивен.

Трудная жизненная ситуация никогда не адресуется к психике только по эмоционально-волевым каналам. Ситуация всегда преобразуется и в рассудочной деятельности человека. Таким образом, содержание и качество целостной реакции на ситуацию определяется возможностями полной и адекватной оценки ее индивидом (Ушаков Г. К., 1987).

По мнению некоторых авторов, у невротиков неудовлетворительная способность к обучению и усвоению нового. Их практическую беспомощность в отсутствие расстройств мышления и интеллекта E. Bleuler обозначил как «относительное слабоумие». Контраст между высоким интеллектом и беспомощностью в решении жизненных практических задач, связанный с невозможностью всесторонней оценки обыденных явлений, способствует возникновению невроза.

Происхождение невротических расстройств связано с неспособностью личности предвосхищать ход событий и поведением во фрустрирующих ситуациях, что обусловлено преморбидными особенностями, т. е. антиципационной несостоятельностью.

Эмоции, аффекты, чувства. В клинической картине неврозов аффективные расстройства являются основными. Наиболее часто наблюдаются депрессия, слабодушие, страхи, фобии, ангедония, тревога.

Повышенный уровень тревожности способствует нарушению адаптации в условиях фрустрации. Тревожное состояние в зависимости от нарастания интенсивности подразделяется на:

  1. ощущение внутренней напряженности (настороженность, душевный дискомфорт);
  2. гиперестезические реакции;
  3. собственно тревогу;
  4. страх;
  5. переживание неотвратимости надвигающейся катастрофы;
  6. тревожно-боязливое возбуждение.

Проявления эмоциональных расстройств находятся в зависимости от этапа неврозогенеза.

На первых этапах обнаруживается разочарование (52 %), растерянность (аффект недоумения) — 54 % и обида (82 %). При неврастении и истерии преобладает «чувство обиды» (87 и 85 % соответственно). При обсессивном неврозе чаще встречается «чувство разочарования» (64,3 %), при неврастении — 43,9 %, при истерии — 60 %. У последних нередко обнаруживается «аффект недоумения». Все перечисленные эмоциональные расстройства чаще возникали после неожиданных психических травм. При этом обида встречалась наиболее часто — у 88,7 %, разочарование — у 64 %, растерянность — у 53,7 %.

На втором этапе обида, тоска и страх были у 42,1 % больных. Душевная боль, отчаяние, тревога, усталость — у 31,7 %. Бесперспективность существования, опустошенность, печаль, подавленность, обездоленность — у 26,2 %. Эти переживания входили в состав следующих синдромов: депрессивного (32 %), тревожно-депрессивного (22,6 %), фобического (16 %), истерического (14,7 %), ипохондрического (14,7 %) (Березин Ф. Б., 1988).

Мотивация, волевая деятельность, поисковая активность. Блокирование потребности (либидо) в условиях социума с морально-нравственными регламентациями и фатальностью приводит личность к неврозу (Freud S., 1923).

Патогенные невротические наклонности отличаются иллюзорностью, карикатурностью, лишенностью свободы, спонтанности, смысла и утилитарной нацеленности на безопасность и решение всех проблем. Среди этих наклонностей — честолюбие, потребность в любви, партнере, в необходимости заключить свою жизнь в узкие рамки, стремление к власти, контролирование себя и других людей посредством разума, потребность в эксплуатации других людей, общественном признании, восхищении своей особой, самодостаточности, достижении совершенства и неуязвимости. Основой неврозогенеза становится конфликт нескольких невротических наклонностей, когда следование одним наклонностям препятствует осуществлению других (Horney K., 1993).

У больного неврозом преобладает внешний локус контроля, полезависимость, а также внешняя мотивированность во всех сферах жизни. Эти потребности определяют стилистические особенности личности. Невротики зависимы от мнений и оценок «значимых других», конформны в отношении общепринятых традиций и авторитетов. Они очень тревожны и уязвимы в ситуации неуспеха, свой успех приписывают не собственным способностям, а везению.

Потребности невротика не обладают устойчивой опредмеченностью и существуют скорее в форме навязчивого влечения, чем социально опосредованного зрелого мотива. Эти потребности отличаются способностью к трансформации, защитной мимикрии, что выявляется только при психотерапии или при проективном исследовании. Так, фрустрированная потребность в любви может выступить в виде противоположного чувства — враждебности, отвержения (Соколова Е. Т., 1989).

«Одновершинность» мотивационной сферы в сочетании с узостью содержания ведущей деятельности может привести к ипохондрическому развитию личности, создать сложности при построении системы замещающей деятельности. «Много-вершинность» мотивационной сферы создает большие возможности для замещения, построения новой ведущей деятельности.

В. С. Ротенбергом и В. В. Аршавским (1984) невроз понимается как следствие неразрешенного интрапсихического мотивационного конфликта при недостаточной эффективности механизмов психологической защиты. Фактический отказ от поиска способов реализации вытесненного мотива приводит к невротическому типу реагирования. Невротическая тревога — результат отказа от поиска, когда невротические механизмы защиты выступают в роли своеобразной психологической компенсации. Таким образом, при формировании ипохондрических или фобических расстройств появляется возможность для поисковой (вторичной) активности. Так, хождение по врачам открывает возможности, позволяющие избегать ситуаций, вызывающих страх. Этот поиск направлен не на устранение самой неприемлемой ситуации, а только ее последствий, т. е. тревоги.

Диссонанс между прогнозируемыми и реальными результатами может стать дополнительной причиной для интрапсихического конфликта и еще одним источником невроза. Стремление индивида к какой-нибудь цели, от достижения которой его удерживает страх или другой негативный стимул, ассоциирующийся с желаемой целью или ее окружением. Это конкуренция между равно выраженными потребностями достичь цели и избежать связанного с ней же отрицательного стимула. Пример — конфликт между путем и результатом.

Потребностно-мотивационный аспект невротических расстройств отражает повышенную значимость эмоционально-волевого комплекса в происхождении неврозов.

Сознание и самосознание. Самосознание больного неврозом характеризуется следующими параметрами:

  1. Степенью когнитивной сложности и дифференцированности образа «Я», измеряемой числом и характером связи осознаваемых личностных качеств: чем больше своих качеств вычленяет человек и относит к своему «Я», чем сложнее и обобщеннее эти качества, тем выше уровень его самосознания.
  2. Степенью отчетливой выпуклости образа «Я», его субъективной значимости для личности. Этот параметр характеризует как уровень развитости рефлексии, так и содержание образа «Я» в зависимости от субъективной значимости тех или иных качеств. Субъективная значимость качеств и их отражение в образе «Я» и самооценке могут маскироваться действием защитных механизмов.
  3. Степенью внутренней цельности, последовательностью образа «Я» и, как следствие несовпадения реального и идеального образа «Я», противоречивости или несовместимости отдельных его качеств.
  4. Степенью устойчивости, стабильности образа «Я» во времени.
  5. Мерою самопринятия, положительного или отрицательного отношения к себе, установкой «за» или «против» себя (Соколова Е. Т., 1998).

Изучение самосознания у больных неврозами важно для диагностики и разработки терапии, а также реабилитации.

Когнитивное оценивание, фрустрационная толерантность и стрессоустойчивость. Для понимания неврозогенеза важно изучение того, каким образом личности удается справиться с жизненными трудностями, совладать с неожиданными негативными событиями, к каким стратегиям прибегают люди, чтобы адаптироваться к ним или предотвратить порождаемые ими эмоциональные нарушения. Люди не просто фиксируют деятельность других, но и «воспринимают» или понимают, что собираются делать другие, что они хотят, что «замышляют». Неверные ответы чреваты последствиями. Неточное распознавание намерений или действий других приведет к будущим недоразумениям, на которые возникнет реакция. Это не исключает нежелания расстаться с неадекватным приписыванием причин, потому что подобная атрибуция оправдывает собственное поведение или сохраняет представление о себе и окружающем мире (Heckhausen H., 1966).

Выявление типов личностей, предпочитающих при определенных условиях конкретные «техники» жизни, отнюдь не означает, что именно человек определяет свое поведение в той или иной ситуации. Свойства личности и особенности ситуации взаимопреломляются. В определенных ситуациях стрессоустойчивость, стойкость, реалистический подход и хорошо развитый механизм когнитивного оценивания позволяют личности гибко выбирать разные стратегии в меняющихся обстоятельствах. В тех же обстоятельствах у личности другого типа мгновенно возникают страх, предчувствие неудачи, сильно снижается мотив достижения — иными словами, человек не может стать буфером или модератором на пути стрессовой ситуации. Оценка ситуации как драматической, очень трудной вызовет не преобразующую стратегию, а уход, акцептацию события и коррекцию ожиданий. Психологическое своеобразие личности обуславливает неоднозначное влияние на нее трудных ситуаций, но ее типологические характеристики создают предпосылки для предсказания поведения и переживаний в условиях стресса и напряжения.

Коммуникативная компетентность предполагает ситуативную адаптивность и свободное владение вербальными и невербальными средствами социального поведения, умение быстро и адекватно ориентироваться в многочисленных и разнообразных коммуникативных ситуациях, овладение эффективной техникой общения. Она определяет стрессоуязвимость человека. Коммуникативная компетентность предопределяет осознание:

  1. собственных потребностей и ценностных ориентаций;
  2. своих перцептивных умений (предубеждений);
  3. готовности воспринимать новое во внешней среде;
  4. своих возможностей в понимании норм и ценностей других социальных групп и культур;
  5. своих чувств и психологических состояний в связи с воздействием факторов внешней среды (Емельянов Ю. Н., 1985).

Роль коммуникативной компетентности в неврозогенезе связана с невозможностью индивида правильно и точно понимать, воспринимать поведение и поступки окружающих людей (т. е. видеть за ними то, что фактически имеется, и не усматривать психотравмирующее воздействие) и адекватно реагировать на жизненные события. Понятие коммуникативной компетентности спаяно с понятием прогностической (антиципационной) компетентности. Предвосхищение поведения и высказываний участника общения, готовность к многовероятному реагированию на это гармонично входит в структуру коммуникативной компетентности.

Психическая ригидность и фиксированные формы поведения. Психическая ригидность — неспособность личности изменять свое поведение в соответствии с изменениями ситуации, приверженность к однотипному образу действий, негибкость. Предполагается при этом застреваемость аффекта, фиксация на однообразных объектах и неизменность их эмоциональной значимости. В ситуации психоэмоционального напряжения отличительной особенностью поведения под влиянием тревоги, страха, фрустрации может оказаться его негибкость, утрата пластичности, свойственной в нейтральной обстановке.

При нарушении пластичности нервных процессов, отвечающих за «внутреннюю тенденцию к перемене тактик вероятностного прогнозирования», появляется опасность возникновения невротических симптомов.

По мнению Н. Eysenck (1970), существует 5 типов ригидности:

  1. моторная — трудность перестройки привычных движений и двигательных навыков;
  2. сенсорная — пролонгирование ощущения после прекращения действия стимула;
  3. эмоциональная — продолжение чувствований после прекращения действия эмоциогенных стимулов;
  4. персеверация представлений памяти;
  5. персеверация в сфере мышления — инерция суждений, установок, способов решения задач.

Фиксированные формы поведения или стилевые характеристики поведения индивида играют важную роль во взаимоотношениях человека с трудностями жизни, в процессах совладания с ситуацией. Индивидуальный стиль интерпретаций и реагирования на совладание с психотравмирующей ситуацией имеет большое значение для формирования невротических расстройств. Индивидуальный стиль реагирования — параметр индивидуального поведения, характеризующий способы взаимодействия человека с различными сложными ситуациями, проявляющийся либо в форме психологической защиты от неприятных переживаний, либо в виде конструктивной активности, направленной на разрешение проблемы (Либин А. В., 1999). Потенциальный невротик склонен к шаблонному и стереотипному реагированию, что затрудняет его адаптацию.

Ключевые слова: Психопатология, Невроз
Источник: Исаев Д. Н., Психиатрия детского возраста: психопатология развития: учебник для вузов. — СПб. : СпецЛит, 2013. — 481 с.
Материалы по теме
Истерический невроз (истерия)
М. Н. Мисюк, В. В. Максименко. Основы медицинских знаний: Учебно-методический комплекс для...
Внутриличностные конфликты и невроз
Г.Г. Шанько. Неврозы у детей - Минск.: Харвест, 2007
Невротические синдромы: виды, симптомы
Психиатрия: Учебник - Под редакцией В. К. Шамрея, А. А. Марченко: Санкт-Петербург, СпецЛит...
Религия как невроз
...
Что такое невроз?
Г.Г. Шанько. Неврозы у детей - Минск.: Харвест, 2007
Неврастения
Психиатрия: Учебник - Под редакцией В. К. Шамрея, А. А. Марченко: Санкт-Петербург, СпецЛит...
Системные неврозы
...
Неврозы и неврозоподобные состояния
М. Н. Мисюк, В. В. Максименко. Основы медицинских знаний: Учебно-методический комплекс для...
Комментарии
Материал еще никто не прокомментировал. Станьте первым, кто это сделает!
Оставить комментарий