Психическая травма и психическое развитие в детском возрасте

Наиболее существенные, яркие, драматичные изменения психического и социального функционирования наблюдаются на ранних этапах жизненного пути человека. При этом возникает вопрос: в какой степени эти трансформации могут детерминироваться ситуацией, в которой оказывается ребенок, и какова роль психотравмирующего фактора в нарушении психического развития? Попытку оценить роль последствий травматического стресса для психического развития ребенка предприняли Роберт Пинос и его коллеги. Анализируя травматический опыт у детей, они выделяют следующие факторы, активно вмешивающиеся в процесс психического развития в детском возрасте (Тарабрина Н. В., 2001):

  1. объективные характеристики травмирующего события, а также субъективные реакции ребенка в этой ситуации;
  2. частота и интенсивность напоминаний об этом опыте;
  3. вторичные проблемы и стрессы в повседневной жизни ребенка.

Категория развития является фундаментальной категорией и важнейшим методологическим принципом психологической науки. Суть этого принципа заключается в том, что развитие понимается как универсальный способ существования психических явлений. Изучение того или иного психического феномена необходимо рассматривать в динамике, в процессе его становления или трансформации. Однако в современной психологии не существует единого понимания природы, механизмов, условий и сущности психического развития. Понимание природы психического развития представлено многочисленными теориями, акцентирующими внимание на отдельных характеристиках или детерминантах (причинах) психического развития. Так, например, с точки зрения эволюционной модели развития Герберта Спенсера развитие — это плавный непрерывный процесс количественных изменений. Биогенетические теории развития психики предполагают, что психический онтогенез — это развертывание пре-формированных или заданных генетически способностей (С. Холл, К. Геттчинс). С точки зрения диалектической модели причиной развития считается противоречие внутри самой системы по Л. С. Выготскому — противоречие между социальной ситуацией развития и психологическими новообразованиями на каждом возрастном этапе), а сам процесс развития характеризуется качественными изменениями, имеет сложную организацию во времени. Особый интерес для психологии экстремальных и кризисных ситуаций представляет адаптационная или интеграционно-равновесная модель развития. С точки зрения адаптационного подхода к развитию равновесие между организмом и средой возникает как исходный момент и как конечная цель развития. В жизни человека это равновесие постоянно нарушается, что приводит к активности и, следовательно, к развитию. Равновесная модель психического развития представлена, например, в работах Ж. Пиаже. Изучая природу интеллекта, Ж. Пиаже основное функциональное назначение психики человека видел в уравновешивании отношений между организмом и средой. При этом интеллект, понимаемый как особый вариант когнитивного поведения и включающий процессы психической ассимиляции и аккомодации, великий психолог считал самой совершенной, но не единственной формой психической адаптации. Вопрос о соотношении психического развития и адаптационных процессов чрезвычайно важен для понимания особенностей функционирования психики ребенка или подростка в условиях психической травматизации. Однако в современных исследованиях этот вопрос не является окончательно решенным и фигурирует скорее на уровне постановки проблемы.

Для того чтобы подойти к рассмотрению этого вопроса, необходимо остановиться на проблеме сложности и многогранности психического развития, а также рассмотреть вопрос о детерминации психического развития.

Психическое развитие представляет собой формирование функциональных систем, изменение качества отдельных психических функций, процессов состояний, свойств (Ломов Б. Ф., 1984; Регуш Л. А., 2006; Мамайчук И. И., 2000).

Психическое развитие

  • характеризуется неравномерностью и гетерохронностью. Отдельные психические функции, свойства и системы формируются асинхронно, что приводит к появлению сенситивных периодов;
  • является кумулятивным процессом, в ходе которого происходит накопление изменений, что, в свою очередь, определяет качественные трансформации в психике;
  • предполагает наличие двух разнонаправленных, но в то же время взаимосвязанных тенденций: дифференциацию и интеграцию психических процессов, состояний и свойств;
  • характеризуется цикличностью, имеет сложную организацию во времени, предполагающую выделение возрастных стадий со своим особым темпом и содержанием;
  • представляет собой сквозной процесс, т. е. процесс последовательного формирования неразделимых, но многокомпонентных, иерархически организованных взаимодействующих структур;
  • детерминируется социальными и биологическими факторами, значимость которых в осуществлении трансформаций в психической сфере меняется с течением времени (Ломов Б. Ф., 1984).

Для психологии экстремальных и кризисных ситуаций наиболее важным является вопрос о специфике детерминации психического развития в психотравмирующей ситуации.

Традиционно рассмотрение детерминант психического развития подразумевает проблему соотношения биологического и социального. Удельный вес биологических и социальных факторов на разных этапах психического онтогенеза представлен неодинаково. По мере взросления ребенка изменяются роль и характер взаимосвязей между социальными и биологическими факторами психического развития. Если на ранних этапах психогенеза большую роль играют биологические параметры, то более поздние этапы развития детерминируются в большей степени социальными факторами. В последние годы в качестве отдельного патогенного фактора, детерминирующего отклонения в психическом развитии ребенка, называют психическую травмати-зацию. Причем одни исследователи отводят психотравмирующему фактору важную роль в появлении анатомо-физиологических предпосылок нарушений развития (устойчивых изменений в биохимических процессах, нарушений центральной и вегетативной нервной системы). Другие относят психотравмирующие обстоятельства к социальным детерминантам психического развития.

Исследователи, изучающие психическое развитие в пренатальный (до рождения ребенка) период, считают, что психика ребенка может травмироваться еще до рождения. При этом в качестве психотравмирующего фактора может выступать эмоциональное состояние матери: при длительных стрессовых состояниях беременной женщины возможны негативные влияния на формирующийся мозг ребенка. Отрицательные эмоции вызывают биохимические изменения в организме беременной женщины, что становится причиной болезненных эффектов в развитии головного мозга плода. Эндокринная система ребенка формируется очень рано, человек, еще не родившийся на свет, на гормональном уровне может переживать все состояния своей матери. Оказалось, что при стрессе матери во второй половине беременности у плода изменяется динамика сердечных сокращений, усиливается или снижается двигательная активность, наблюдается реакция сосания пальца. Перинатальный стресс нарушает систему регуляции физиологических систем и органов плода, закрепляется родовым стрессом и всей последующей жизнью. У людей, чьи отцы умерли до рождения, отмечается наличие сложных психологических проблем, склонность к развитию алкоголизма, большая вероятность деликвентных поступков и психопатологических расстройств. Психическая травматизация может быть связана с нежелательностью ребенка вообще и непринятием его по полу. В этом случае у ребенка оказывается внутриутробно повреждена реактивность — защитные силы организма. Авторы отмечают, что нежеланные дети при прочих равных условиях всегда отличаются в психическом и физическом развитии от детей желанных. У них наблюдается повышенная возбудимость, капризность, беспокойный сон, патологические привычные действия, например пристрастие к сосанию пальца и онанизм. По замечанию авторов, во взрослом состоянии такие дети пополняют ряды больных неврозами, а также лиц с личностными аномалиями.

Результаты исследований последствий воздействия травматического стресса показывают, что интенсивное и продолжительное стрессовое воздействие может привести к изменениям в нейронах коры головного мозга, блокаде синаптической передачи, гибели нейронов коры головного мозга, изменениям в биохимических процессах (Тарабрина Н. В., 2001). Такие нарушения могут быть катастрофическими для психического развития ребенка, особенно на ранних стадиях, когда основные структуры и функции головного мозга еще не сформировались. Последствия таких нарушений могут проявляться в выраженных нарушениях развития клинического уровня (проявлениях дизонтогенеза). Например, у детей, переживших насилие, нередко отмечается синдром «неспособности расцвести» — низкий уровень интеллектуального развития, сочетающийся с отставанием в физическом созревании: отставание в росте, отсрочка в наступлении половой зрелости. Предполагают, что в условиях жестокого обращения нарушается действие нейрогормонов, совместно управляющих секрецией гипофиза и ростом интеллекта (там же). У детей, длительно проживающих в палаточных лагерях беженцев, также было обнаружено отставание в когнитивном, эмоциональном и речевом развитии по сравнению с нормой.

Некоторые авторы рассматривают психотравмирующий фактор как одну из характеристик социальной детерминанты развития. Такое представление о детерминантах психического развития и возможных отклонениях в психическом развитии в условиях психической травматизации отражено в теоретической модели психического развития Н. Семаго, М. Семаго, созданной для решения практических вопросов диагностики. Авторы предлагают трехкомпонентную модель анализа психического развития, состоящую из трех уровней: каузального, уровня базовых составляющих развития, феноменологического. Каузальный уровень включает нейробиологический фактор, нейропсихологический фактор (особенности пространственно-функциональной организации мозговых систем) и социальную ситуацию (социальные условия) развития.

Нейробиологический фактор представляет собой актуальное состояние центральной и периферической нервной системы организма и всех соматических систем, включая эндокринную и соединительно-тканную и т. д. Нейропсихологический фактор отражает специализацию полушарий мозга, особенности корково-подкорковых связей.

«Социальные условия развития включают в себя такие характеристики, как внутрисемейная ситуация, межличностные отношения ребенка, особенности образовательной среды, пренебрежительное отношение к ребенку, в том числе проблемы педагогической запущенности, проблемы двуязычия ребенка; предполагают учет этнических различий в условиях вынужденного переселения, внутренней и внешней иммиграции, анализ условий “попадания” ребенка в ситуацию природных, техногенных и социальных катастроф» (Семаго Н., Семаго М., 2010).

Современные исследователи говорят о сложности, неоднозначности связей между психотравмирующими факторами и детерминацией отклонений в психическом развитии. Психотравмирующий фактор, являясь внешним в развитии ребенка, при определенных условиях может превратиться во внутренний фактор психического развития, определяя формирование специфических, обусловленных психической травмой психологических новообразований. При этом одни патогенные факторы способны сразу вызвать выраженные расстройства, другие проявляются в виде отдаленных последствий. Одни и те же причины могут приводить к различным отклонениям в психическом развитии, с другой стороны — различные сходные психотравмирующие факторы могут определять сходные отклонения в психическом развитии. Конечный результат патогенной детерминации психического развития в этом случае зависит от многообразных комбинаций опосредующих переменных, таких как интенсивность и экспозиция, длительность неблагоприятного воздействия психотравмирующего фактора в сочетании с другими биологическими и социальными переменными, возраст, пол, особенности психологической конституции ребенка, возможность получать специализированную медицинскую и психологическую помощь и т. д. Сочетание таких психотравмирующих внешних и внутренних переменных можно рассматривать как специфическую «социальную ситуацию развития» экстремального или кризисного уровней, определяющую психологические новообразования — отдаленные последствия травматических стрессовых ситуаций.

Таким образом, понятие «социальная ситуация развития» и понятие «трудные жизненные ситуации» экстремального и кризисного уровней оказываются совместимы с точки зрения внешних и внутренних параметров, объективных и субъективных составляющих, а также в связи с возможностью дезадаптационных нарушений, отклонений в психическом развитии. Последствиями включения в социальную ситуацию развития психотравмирующих факторов являются «уклонение в психическом развитии, проявляющееся в различных формах отклонений, имеющих медицинское или психологическое содержание». Проблемами нарушенного, аномального развития занимаются особые отрасли психологии и психиатрии — психология аномального развития, специальная психология, детская психопатология. В рамках этих дисциплин выделяют общие и специфические закономерности, параметры и виды различных отклонений в развитии (Л. С. Выготский , Г. Е. Сухарева, В. В. Ковалев, М. С. Певзнер, В. И. Лубовский, В. В. Лебединский, Н. Я. Семаго, М. М. Семаго и др.).

В клинической психологии и детской психиатрии существуют различные классификации отклонений в психическом развитии. Классификации построены по разным основаниям и чаще всего представляют собой обобщенный эмпирический опыт, накопленный учеными-медиками и психологами. Наиболее популярной классификацией нарушений психического развития является классификация В. В. Лебединского, которая представляет собой расширенную версию классификаций отечественных детских психиатров. В. В. Лебединский выделяет 6 вариантов дизонтогенеза: психическое недоразвитие, задержанное психическое развитие, поврежденное, дефици-тарное, искаженное, дисгармоничное. Н. Семаго, М. Семаго уточняют и дополняют классификацию В. В. Лебединского, предлагая более дробную классификацию вариантов психического дизонтогенеза. Как правило, типы отклоняющегося развития, предложенные медиками и клиническими психологами, с одной стороны, успешно используются в практике психологов в диагностических целях, с другой — имеют медицинское содержание и свой аналог в классификационных системах болезней МКБ-9 и МКБ-10. Однако существующие на практике варианты отклонений в развитии не исчерпываются только клиническими случаями, гораздо чаще в реальной жизни встречаются различные виды отклонений в развитии, приводящие к нерезко выраженным нарушениям функционирования индивида на социальном, психологическом или (и) физиологическом уровнях. Представляется возможным выделение вариантов отклоняющегося развития доклинического уровня на основании решения вопроса о нормальном и отклоняющемся развитии, при этом проблема нормативности психического развития может представлять собой частный случай решения сложной и более широкой проблемы «норма — патология». Любое отклонение с точки зрения среднестатистической, социальной, функциональной, идеальной, индивидуальной или адаптационный нормы может рассматриваться как изменение в направлении развития («уклонение в развитии» в терминах В. Штерна, Л. С. Выготского, «отклонение в развитии» в терминах Н. Семаго, М. Семаго).

Опираясь на понятие нормы, М. Семаго и Н. Семаго предлагают следующее определение отклоняющегося развития. Отклоняющееся развитие — «...отклонение формирования всей иерархической структуры психического развития или ее отдельных составляющих (психических функций, функциональных систем) за пределы социально-психологического норматива (социальной нормы), определяемого для конкретной образовательной, социокультурной, этнической ситуации вне зависимости от знака этого изменения (опережения или запаздывания.)» (Семаго М., Семаго Н., 2010).

Содержательная сторона понятия «отклоняющееся развитие» носит психологический характер, в отличие от содержательной стороны понятия «дизонтогенез» (аномальное развитие), которое имеет медицинское содержательное наполнение. Такие нарушения могут представлять собой отклонения в развитии, связанные с появлением отдельных симптомов психических и соматических расстройств, девиаций в поведении и социальном функционировании.

Примером нарушений развития клинического уровня могут служить психогенные развития личности (дисгармонический вид дизонтогенеза, по классификациит В. В. Лебединского). Данное расстройство возникает в ответ на хроническую психическую травму и характеризуется повторными реактивными состояниями, проявляющимися чаще всего в подростковом возрасте в условиях неблагоприятной, травмирующей семейной обстановки. Такая обстановка характеризуется часто жестоким обращением с ребенком, пренебрежением к его потребностям, сексуальными злоупотреблениями.

Примером отклонений развития доклинического уровня могут служить результаты исследования личностных особенностей подростков в условиях постоянной психогенной травматизации.

Исследуя личностные особенности подростков, воспитывающихся в алкогольных семьях, автор выделяет характеристики семей, отягощенных алкогольной зависимостью, а также специфические особенности личности подростков — детей родителей-алкоголиков, которые могут представлять собой доклинический уровень нарушений в личностном развитии. К характерным особенностям семейного функционирования в семьях лиц, злоупотребляющих алкоголем, автор относит:

  1. размытость семейных границ, амбивалентность, неупорядоченность, непредсказуемость, что проявляется в различных аспектах жизни семьи;
  2. отрицание негативного характера событий, происходящих в семье;
  3. отношение к детям в семье по типу эмоционального отвержения с недостаточным удовлетворением потребностей ребенка;
  4. проблемы созависимости с формированием низкой самооценки и чувства вины у членов семьи, не страдающих алкогольной зависимостью.

Отмечается, что дети в такой семье могут подвергаться различным видам насилия, глубокой психологической травматизации.

Взрослея, дети из алкогольных семей приобретают определенные личностные особенности: убеждение, что мир — это небезопасное место и доверять людям нельзя; потребность скрывать свои истинные чувства и переживания, чтобы быть принятыми взрослыми; постоянное ощущение эмоционального отвержения взрослыми, заброшенности; чрезмерная ответственность за поведение других людей; отрицательная оценка своей личности в целом.

В исследовании Е. Г. Дозорцевой изучались травматические переживания у подростков, совершивших правонарушения и обучающихся в специальных учебно-воспитательных учреждениях. Оказалось, что для всех подростков с девиантным поведением характерен высокий уровень травматизации в результате физического насилия в семье, сексуального насилия, переживаний в связи со смертью (во многих случаях насильственной) близких, несчастных случаев. Автор отмечает, что часто травматические события у учащихся специализированных учреждений происходят в раннем возрасте, до наступления подросткового периода, что является фактором, провоцирующим дисгармоничное личностное и психосексуальное развитие, приводит к нарушениям социальной адаптации, проявляющимся в девиантном поведении, противоправных и аутоагрессивных поступках (Дозорцева Е. Г., 2006).

В нашем исследовании изучались личностные особенности детей и подростков в связи с травматическими переживаниями, вызванные физическими повреждениями (механические и ожоговые травмы в результате несчастных случаев, дорожно-транспортных происшествий, пожаров) и их последствиями. Оказалось, что травматические переживания, касающиеся самих травматических событий и их клинических последствий (необходимость хирургического и длительного восстановительного лечения после полученной травмы), потенциируют негативное действие друг друга, приводя к наиболее общим и специфическим особенностям в формировании личности, проявляющимся в дисгармонии личностных характеристик, искажениях в формировании самооценочного компонета личности, отклонениях в развитии эмоционально-волевой сферы.

Таким образом, социальная ситуация развития, являясь источником психического развития, в определенных условиях экстраординарного уровня может превратиться в трудную, экстремальную или кризисную ситуацию развития. Последствиями включения в социальную ситуацию развития психотравмирующих факторов является уклонение в психическом развитии, проявляющееся в различных формах отклонений, имеющих медицинское или психологическое содержание.

Ключевые слова: Психотравма, Дети
Источник: Психология кризисных и экстремальных ситуаций: учебник / под ред. Н. С. Хрусталёвой. — СПб.: Изд-во С.-Петерб. ун-та, 2018. — 748 с.
Материалы по теме
Травматическая ситуация и психическая травма у детей
Психология кризисных и экстремальных ситуаций: учебник / под ред. Н. С. Хрусталёвой. — СПб...
Специфика переживания травматических ситуаций в детском возрасте
Психология кризисных и экстремальных ситуаций: учебник / под ред. Н. С. Хрусталёвой. — СПб...
Психическая травма и ее последствия в детском возрасте
Психология кризисных и экстремальных ситуаций: учебник / под ред. Н. С. Хрусталёвой. — СПб...
Психические расстройства детского возраста
Русланов Д.В. Психология: базовая теория и практика. -2-е изд., переработанное и дополненное...
Детство как феномен культуры
Белик А.А., Культурная (социальная) антропология
Психопатологические синдромы детского и подросткового возраста
Справочник по психиатрии / Н.М. Жариков, Д.Ф. Хритинин, М.А. Лебедев. — М.: ООО «...
Эмоциональное развитие детей раннего возраста
Абдурахманов Р.А., История психологии
Суицидальное поведение у детей
Исаев Д. Н., Психиатрия детского возраста: психопатология развития: учебник для вузов. — СПб...
Комментарии
Материал еще никто не прокомментировал. Станьте первым, кто это сделает!
Оставить комментарий