Психическая травма и ее последствия в детском возрасте

Тяжелая психотравмирующая ситуация может стать причиной психического расстройства, предболезненного состояния, нарушений адаптации или отклонения в развитии в детском возрасте. Однако проблема причинной обусловленности последствий переживания психотравмирующих ситуаций неоднозначна. Одни психотравмирующие обстоятельства способны сразу вызвать выраженные расстройства, другие являются причиной отдаленных последствий. Отдельные симптомы, свидетельствующие о травматических переживаниях у детей и подростков, могут появляться сразу же после травмирующих событий, другие — через значительный промежуток времени.

Психиатры обследовали 20 детей через 7-10 дней после землетрясения в Крыму. Оказалось, что в отличие от взрослых у детей наблюдаются рудиментарные, сглаженные реакции в ответ на психическую травму. Как правило, вслед за ощущениями, вызванными землетрясением (ощущения шаткости почвы), у детей наблюдались моторные реакции без грубых психотических нарушений.

У некоторых детей признаки переживания событий, связанных с терактом, могут возникнуть спустя несколько недель после трагических событий. Так, у девочки 7 лет, пострадавшей во время теракта в Беслане и получившей механические травмы и ожоги, переживания были связаны с болезненными лечебными процедурами и хирургическими вмешательствами. У нее наблюдались раздражительность, плаксивость, нарушения сна, страхи предстоящих оперативных вмешательств. Внешние признаки переживаний, связанных непосредственно с терактом, отсутствовали. Однако через 2-3 недели после беслановских событий девочка испытала сильную жажду и употребляла воды в 2-2,5 раза больше своей обычной нормы, отказывалась есть твердую пищу (Вартапетян В.Л., Сухарев И. П., Гаврикова Е. В., 2008).

Состояния, связанные с переживанием травматического стресса, могут быть временными, преходящими или принимать хронический характер. Тяжелая психотравмирующая ситуация может стать причиной психического расстройства, предболезненного состояния, отклонений в развитии. Травматический опыт и недостаточная зрелость адаптационных механизмов в детском возрасте могут явиться причиной дезадаптационных проявлений клинического или доклинического уровней.

Девочка, 8 лет, была помещена в больницу в состоянии обездвиженности. Она неподвижно лежала на кровати с закрытыми глазами, отвечала еле слышным голосом, лицо было маскообразным, бледным. Из анамнеза известно, что девочка из хорошей семьи, развивалась по возрасту. За день до госпитализации она пришла из школы. Дома никого не было, должна была прийти бабушка. Зная это, девочка в ответ на звонок открыла дверь. Ворвались двое пьяных мужчин устрашающего вида. Один из них был с пистолетом. Они стали кричать на девочку, угрожать ей, требовали найти деньги. Девочку спас вовремя подоспевший сосед. Через час пришла мать и нашла девочку скованной, дрожащей, озирающейся, не отвечающей на вопросы. Ее пытались уложить в постель — она кричала, плакала, звала на помощь. Мать дала ей валериановые капли, и на некоторое время девочка уснула. Ночью несколько раз вскакивала, плакала, звала на помощь, во сне обмочилась. Утром жаловалась на головную боль, вся горела. В контакт почти не вступала, сознание было неясным. Испытывала жуткий страх, была уверена, что ее или ее мать убьют. Девочка до вечера лежала, сжавшись в комок. При любом обращении к ней вскрикивала «убьют, убьют!», отказывалась есть. Так продолжалось в течение трех дней. На третий день мать вызвала психиатра. В больнице в первый день — скованна, малоподвижна, почти не разговаривала. После лечения состояние нормализовалось — успокоилась, мимика стала живой и выразительной, общалась со сверстниками. Свое состояние объясняла «страхом перед дядьками». На 3-й день пребывания в больнице остались только склонность к тахикардии, покраснению, потливости, страх закрытых помещений (Гурьева В. А. 1996).

Основными векторами восприятия выраженности болезненных проявлений у детей, переживших психическую травму, и критериями разделения клинического и доклинического уровней дезадаптации в условиях психической травматизации у ребенка, имеющего опыт переживания экстремальных или кризисных ситуаций, выступают категории нормы и патологии. Интуитивное представление о норме, как правило, совпадает с представлением о здоровье, в том числе с представлением о психическом здоровье. Однако содержательное определение нормы как теоретического конструкта сложнее и требует мультидисциплинарного подхода.

К дезадаптационным проявлениям доклинического уровня относят состояния предболезни (нерезко выраженные отдельные симптомы болезненного состояния с признаками нерезко выраженной дезадаптации в социальной сфере), проявления общего девиантного синдрома дезадаптации, нерезко выраженные отклонения в психическом развитии. Примером дезадаптационных нарушений доклинического уровня может служить преневротическое состояние, отражающее транзиторные реакции невротического уровня в связи с психической травмати-зацией, либо постепенный переход от здоровья к развернутой форме невроза. В детском возрасте невротические проявления могут наблюдаться как появляющиеся и быстро проходящие аффективные, фобические, псевдосоматические отдельные нарушения. Признаками преневротического состояния в детском возрасте являются: повышенная истощаемость, снижение мотивации к учебе, сниженная работоспособность, поведенческие нарушения в виде излишней суетливости.

Отмечаются также признаки вегетативной лабильности: сердцебиения, потливость, повышенная чувствительность к холоду или жаре, непереносимость громких звуков. Отмечаются также снижение аппетита и нарушения сна.

Другим примером дезадаптационных нарушений доклинического уровня может служить синдром, являющийся предвестником болезненных или поведенческих нарушений в детском и подростковом возрасте, — общий девиантный синдром адаптации (ОДСА). ОДСА — это когнитивные, эмоциональные, поведенческие нарушения донозологического уровня, затрудняющие адаптацию. Симптомы ОДСА неспецифичны, полиморфны. Симптомокомплекс ОДСА включает в себя нарушения познавательной деятельности, снижение интеллектуальной продуктивности, трудности сосредоточения, неуверенность в себе, тревожность, мотивацию, избегание неуспеха, отсутствие источников социальной поддержки, пессимистическое отношение к миру, пониженное настроение, неудовлетворенные потребности в общении, пониженную активность, низкую продуктивность деятельности, конфликтность, замкнутость.

К дезадаптационным проявлениям клинического уровня относят синдром ПТСР, нервно-психические расстройства, выраженные проявления дизонтогенеза (задержки психического развития психогенного генеза, психогенные патологические формирования личности), психогенные нарушения.

Термин «психогении» (психогенные расстройства, психогенные заболевания, психогенные реакции) принят в отечественной психиатрии как обобщающее понятие, отражающее связь заболевания с психогенной травмой.
Под психогениями понимают обратимые (функциональные, излечимые) расстройства психической деятельности, возникающие в ответ на воздействие психической травмы и подчиняющиеся определенным закономерностям клинического оформления, течения и исхода.
Психогении являются самыми частыми заболеваниями в детском и подростковом возрасте. По данным ВОЗ, 45 % всех психических заболеваний у детей связаны со стрессами. Спектр клинических форм психогенных расстройств в детском возрасте широк и разнообразен.

Основными клиническими формами психогений являются психореактивные состояния и неврозы. В международной классификации болезни (МКБ-10) эти расстройства детского и подросткового возраста соответствуют рубрикам «эмоциональные расстройства, специфические для детского возраста» и «расстройства социального функционирования с началом, специфическим для детского возраста».
Психогенные реакции (реактивные состояния) — это кратковременные расстройства психотического или непсихотического уровней. Реактивные состояния развиваются вслед за сверхсильными травмами и сопровождаются эмоциональными расстройствами: страхом, паническими и депрессивными реакциями.
К психогенным реакциям психотического регистра относят аффективно-шоковые реакции двух вариантов: первый — реакции, сопровождающиеся состояниями страха вплоть до паники, хаотического двигательного возбуждения при аффективно суженном сознании. В поведении это проявляется тем, что дети мечутся, громко кричат, не реагируют на обращение. Второй — реакции, сопровождающиеся страхом с выраженной речедвигательной заторможенностью вплоть до психогенного ступора. Поведенческие проявления второго варианта шоковой реакции обнаруживаются, например, в феномене «мнимой смерти» — дети цепенеют, застывая в одной позе.

Неврозы развиваются в особо значимых для ребенка ситуациях, возникают чаще при хронической психической травматизации и проявляются под влиянием особо значимого для ребенка психотравмирующего события и личностной предрасположенности к невротическорму реагированию. Еще со времен Кречмера известно, что психическая травма должна подходить к личности травмированного как ключ к замку — только в этом случае возможно появление невротических симптомов.

Невроз — это функциональные болезненные состояния, возникающие в условиях незавершившейся психотравмирующей ситуации, вызвавшей резкое эмоциональное перенапряжение (с иррадиацией в соматические процессы) и непреодолимую личностную потребность в ликвидации создавшегося положения (Семке В. Я., 1988).

В детском возрасте невроз — это психогенное заболевание развивающейся личности в условиях патогенного фактора, осложняющего процесс развития и способствующего нарастанию нервно-психического напряжения у родителей и ребенка (Захаров А. И., 1988). В МКБ-10 для детского и подросткового населения не предусмотрена рубрика, соответствующая невротическим расстройствам — все неврозы детского возраста отнесены к тревожным и поведенческим расстройствам.

Девочка М., 14 лет. Ранний медицинский анамнез отягощен, однако девочка росла и развивалась по возрасту. Мать девочки тревожно-мнительная. Девочка росла робкой, плаксивой, плохо ела и спала. В школу была определена вовремя, успешно училась, отличалась тревожностью, неуверенностью в себе. К матери была очень привязана, тревожилась, если та задерживалась хотя бы на час. В возрасте 11 лет перенесла сразу несколько психических травм (погибли в автокатастрофе ее отец, сестра и брат). Тяжело переживала, испытывала тоску, ночные кошмары, затем стала еще больше тревожиться за жизнь матери, появился животный страх потерять ее. Стала бояться городского транспорта. Испытывала при поездках удушье. Пристально следила за сообщениями об автокатастрофах. В дальнейшем у нее стали повторяться приступы страха, сопровождавшиеся сильным напряжением, дрожью, потливостью, сердцебиением, затруднением дыхания, резкой бледностью. В периоды приступов испытывала паническую тревогу, уверяла, что ее ждет какая-то большая беда. В беседе с врачом высказывала различные соматические жалобы, находила у себя признаки страшных заболеваний (Гурьева В. А., 1996).

Одной из наиболее частых форм невроза является невроз страха, проявляющийся, в частности, в невротическом страхе за жизнь и здоровье. Такой страх возникает чаще после психической травмы, связанной с болезнью или смертью близких.

Последствия переживания травматических ситуаций могут проявляться в виде психосоматических расстройств. Психосоматические заболевания имеют значительную распространенность среди детей и подростков. У 40-68 % пациентов педиатров выявляются психосоматические расстройства (Исаев Д. Н., 2004).

Психосоматические расстройства — расстройства функций органов и соматических систем, в происхождении и в течении которых ведущая роль принадлежит воздействию психотравмирующих факторов (накоплению отрицатепьных эмоций). Происхождение психосоматических расстройств современные исследователи связывают с негативным влиянием социальных, биологических и психологических вредностей.

Выделяют значительное число факторов, участвующих в генезе психосоматических расстройств:

  • неспецифическую наследственную и врожденную отягощенность соматическими нарушениями;
  • наследственную предрасположенность к психосоматическим заболеваниям;
  • изменения в деятельности центральной нервной системы;
  • личностные особенности;
  • психическое и физическое состояние ребенка во время действия психотравмирующего события;
  • неблагоприятный фон семейной ситуации;
  • особенности психотравмирующих событий.

К психосоматическим расстройствам, наблюдаемым в детском и подростковом возрасте, относят:

  1. психосоматические реакции (головные боли, расстройства сна, энурез, рвота и т. д.). Психосоматические реакции возникают непосредственно вслед за переживаемыми событиями;
  2. функциональные психосоматические нарушения — расстройства деятельности желудочно-кишечного тракта, сердечно-сосудистой системы, органов дыхания. Такие расстройства продолжительны, но не сопровождаются органическим поражением внутренних органов и систем. Подобные расстройства связывают обычно с однократными или хроническими психотравмирующими событиями в жизни ребенка;
  3. психосоматические болезни — язвенная болезнь желудка и двенадцатиперстной кишки, коронарная болезнь сердца, бронхиальная астма, нейродермит, ревматоидный артрит и др. Для психосоматических заболеваний характерны нарушения структуры внутренних органов.

Проявления отдаленных последствий травматического стресса у детей совпадают в общих чертах с характеристиками посттравматических переживаний у взрослых и могут быть описаны согласно классификатору DSM-IV и МКБ-10, пятью критериями: А, Б, В, Г и Д (Тарабрина Н. В., 2001). В то же время особенности посттравматического стресса имеют свою специфику в детском возрасте и определяются особенностями возрастного развития и незрелостью защитно-компенсаторных систем организма и личности ребенка.

Критерии посттравматического стресса включают в себя общие со взрослыми и специфические для детского населения проявления.

  1. Ребенок или взрослый был участником или свидетелем травмирующего события и испытал интенсивный страх, беспомощность или ужас. В международных классификациях психических расстройств к таким травмирующим событиям относят угрозу смерти или серьезных повреждений по отношению к себе или к другим людям. У детей могут вызвать страх, беспомощность, ужас и другие ситуации, например насилие, хирургическое вмешательство, вынужденная разлука с родителями. Эмоциональные реакции страха и беспомощности у детей сопровождаются дезорганизацией поведения с признаками ажитации или агрессивности (критерий А).
  2. К общим признакам травматического стресса у детей и взрослых относят повторное переживание травматического события в форме повторяющихся и непроизвольно всплывающих в сознании воспоминаний о событии, повторяющихся кошмарных сновидений, в повторяющихся действиях и чувствах, обманах восприятия, пережитых во время травматического события. Специфика симптомов повторных переживаний у детей заключается в том, что пережитые травматические события находят выход в детских играх и рисунках. Сюжеты детских игр и рисунков отражают содержание травмирующих событий. Например, дети, пережившие госпитализации и хирургические вмешательства, часто играют в больницу, во врачей. Столкнувшиеся со смертью могут играть в похороны и т. п. Особенностью игровых действий в этом случае является то, что игра носит повторяющийся, однообразный, монотонный характер без элементов развития и катарсиса.

Алеша Ж., 12 лет. Поступил на гастроэнтерологическое отделение с жалобами на нечетко локализованные боли в животе в связи с приемом пищи, тошноту, рвоту. Сниженный аппетит в течение двух месяцев. Анамнез, клинико-лабораторные и эндоскопические исследования свидетельствуют о функциональных расстройствах желудка, дискинезии желчевыводящих путей. Мальчик родился недоношенным, часто болел простудными заболеваниями, с раннего возраста ребенок характеризовался как впечатлительный, ранимый, боязливый. До 7 лет воспитывался в условиях мелочной опеки, с первого класса школы родители начали предъявлять к мальчику повышенные требования. После того как мальчик был переведен в новую школу со спортивным уклоном, у него возник конфликт с учительницей, которая унижала мальчика перед сверстниками за отсутствие способностей. Во время очередного конфликта у ребенка возникла рвота, которая стала повторяться на каждом уроке математики и даже при случайной встрече с учительницей в школе, позднее появились боли в животе.

Травматическая игра значительно отличается от обычной имитационной игры — в обычных условиях игра сопровождается положительными эмоциями. Травматическая игра характеризуется однообразием и, отражая элементы травматической ситуации, вызывает тревогу и страх. Обычная игра является целесообразным поведением — служит развитию и социализации ребенка. Так, ролевая игра включает в себя широкий диапазон ролей (мама, папа, врач, воин и др.) и отличается импровизациями. Травматическая игра в точности повторяет сюжет травмы. Ребенок здесь играет самого себя, переживая при этом отрицательные эмоции. Травматическая игра нецелесообразна. Имитационная игра в обычных условиях наблюдается у детей в возрасте от 3 до 12 лет. Травматическая игра может продолжаться и в последующие годы, а у взрослых она видоизменяется в травматическую деятельность. Например, при наличии у человека способностей к изобразительной деятельности это может воплотиться в специфических сюжетах картин и рисунков. Феномен повторных переживаний у детей может наблюдаться в форме кошмарных сновидений, о которых ребенок в силу своего возраста не всегда может рассказать. Взрослые, наблюдающие за ребенком, могут судить о наличии у ребенка повторных переживаний по косвенным признакам: трудности засыпания, сноговорение, крик во сне, вскакивание с постели, хождение во время сна, пробуждение с плачем. Кошмарные сны и связанные с ними реакции у детей, имеющих травматический опыт, как правило, носят повторяющийся в течение длительного времени характер. Это один из признаков непреодоленного травматического опыта (критерий Б).

3.    У детей и взрослых возможны интенсивные негативные переживания, сопровождающиеся физиологической активностью при столкновении с ситуацией, напоминающей о травматическом событии. У детей могут появиться страхи, опосредованно связанные с травматическими событиями и кажущиеся взрослым немотивированными. Например, у детей, перенесших сложное и болезненное лечение, часто наблюдается так называемый страх белых халатов. У детей, переживших госпитализацию, могут наблюдаться страх разлуки с родителями, «цепляющееся» поведение. У детей, оказавшихся заложниками и переживших трагедию в Беслане, отмечался страх бородатых мужчин, напоминавших террористов (критерий В).

4.    У детей и взрослых возможны реакции избегания всего, что может быть связано с травмой (избегания мыслей, разговоров, мест, людей, прежних видов деятельности — т. е. того, что способно напомнить о травматическом событии в прошлом). У детей и взрослых может наблюдаться блокировка общей способности к реагированию, феномен оцепенения, застывания — поведенческие проявления, не наблюдаемые до травмы. Дети могут на длительное время утратить приобретенные ранее навыки. Например, ребенок, овладевший речью, перестает разговаривать, теряет приобретенные ранее навыки опрятности. Могут возникать ощущения отдельности, отчужденности от других взрослых и детей, возникает изменение временной перспективы: дети не могут представить себе ближайшее будущее, не видят себя в отдаленной перспективе взрослыми (критерий Г).

5.    У детей и взрослых могут наблюдаться нарушения привычной деятельности, снижение интереса к ранее предпочитаемым вещам и занятиям. У детей могут наблюдаться проблемы в учебе, возникать конфликтные ситуации в школе и в среде сверстников (критерий Д).

У ребенка развитие посттравматического стресса проходит 5 фаз:

  1. фаза тревоги — немедленная реакция на событие, чаще проявляется в тревожном, ажитированном поведении;
  2. фаза отрицания — здесь возможно проявление таких симптомов, как психогенная амнезия, нарушения сна: прерывистый сон, бессонница, двигательная расторможенность, импульсивность, психосоматические расстройства;
  3. фаза навязчивости — для этой фазы характерны повышенная физиологическая и эмоциональная возбудимость, нарушения сна, эмоциональная лабильность;
  4. фаза прорабатывания — в ней ребенок может частично или полностью осознать причины случившегося, принять неизбежность потерь;
  5. фаза завершения — этап возрождения к жизни. На этом этапе появляется интерес к жизни, способность строить планы на будущее.

Некоторые авторы отмечают, что ПТСР отличаются большей распространенностью среди детского населения. При широком обследовании населения обнаружилось, что ПТСР у взрослых людей колеблется в диапазоне от 1 до 14 % с вариативностью, связанной с методами обследования, особенностями популяции, частотой травматических событий в популяции (Тарабрина Н. В., 2001), в то время как вероятность возникновения синдрома ПТСР у детей, переживших любые виды травмирующих событий, составляет 36 % (Трубицина Л. В., 2012). Скрининговое обследование учащихся старших классов обычной школы Л. В. Трубициной показало, что у 29 % детей наблюдаются клинические признаки симптомологии ПТСР. У детей процесс переживания психологической травмы часто отличается большей тяжестью и приобретает неблагоприятное течение. Например, в лонгитюдном исследовании, проведенном зарубежными исследователями, изучались симптомы ПТРС у детей, переживших дорожно-транспортное происшествие, по истечении 3-4 месяцев после аварии. Оказалось, что у 35 % этих детей наблюдаются отдельные симптомы ПТСР средней и выраженной степени. Проведенное ЮНИСЕФ и правительством Хорватии обследование 5000 школьников показало, что свыше трети детей-эмигрантов имели признаки стрессового расстройства с высоким риском психического заболевания.

В США в 1996 г. 938 детей и подростков в возрасте до 21 года получили повреждения в дорожно-транспортных происшествиях, 25 % этих детей страдают от ПТСР. У половины детей 8-16 лет, попавших в ДТП, развились ПТСР, а также другие психические расстройства: большое депрессивное расстройство, тревожное расстройство. У 17 % этих детей симптомы ПТСР сохранялись и через полгода. 80 % детей с диагностированными пограничными расстройствами подвергались травме, чаще всего сексуальному насилию или жестокому обращению, или были свидетелями причинения вреда родственнику или близкому человеку, у трети этих детей выявлено ПТСР (там же).

Травматические переживания могут приводить к отдаленным последствиям, не только в форме ПТСР, но и в форме нарушений доклинического уровня, в частности в форме отдельных симптомов ПТСР. Например, в Хорватии выявилась клинически особая картина ПТСР у детей-эмигрантов: у них преобладали симптомы избегания и в меньшей степени проявлялись симптомы возбуждения. Тяжесть последствий психической травматизации может зависеть от разных факторов: содержательной характеристики травмы, характера психотравмирующих событий. Наиболее травматичной для детей оказывается ситуация, когда ребенок становится свидетелем причинения вреда родителям или другим близким людям. В этом случае чаще всего развивается развернутая картина ПТСР. У детей, побывавших в ситуациях, связанных с военными действиями, и у детей, оказавшихся в потоке беженцев, распространенность ПТСР составляет 15-50 %, а у детей, переживших физическое, сексуальное насилие или дорожно-транспортное происшествие, — 20-43 %. Выраженность последствий травмирующих событий зависит также от других факторов — тяжести травмирующих событий, индивидуально-психологических особенностей пострадавшего. При этом разнообразие и специфичность симптоматических проявлений ПТСР, как показывают современные исследования (Падун М. А., Котельникова А. В., 2012), в большей степени связаны с тяжестью травмы и индивидуальной уязвимостью человека.

Современные исследователи подтверждают также положения психоанализа о связи между возрастом пострадавших на момент получения психической травмы и тяжестью ее последствий. В исследованиях, посвященных изучению особенностей ПТСР в детском возрасте, показано, что у детей дошкольного возраста синдром ПТСР чаще всего проявляется в симптомах повторного переживания или эмоционального оцепенения, что обнаруживается преимущественно в виде игровых действий. В игровой ситуации навязчиво воспроизводятся элементы событий, отражающих наиболее эмоционально значимые содержательные характеристики травмы. Например, после перенесенной природной катастрофы дети настойчиво воспроизводили в игровых действиях одну и ту же ситуацию, связанную с гибелью и похоронами людей. Нарушение игровой деятельности может отражать и симптомы, связанные с блокировкой эмоциональных реакций, снижением позитивных чувств, интереса к деятельности. При этом у детей наблюдается распад игровой деятельности или полное ее отсутствие. Симптомы повышенной возбудимости могут проявляться в нарушениях, снижении устойчивости и способности к концентрации внимания. Для данного возраста наиболее типичными последствиями травматических ситуаций являются регрессивное поведение (энурез, страх разлуки с родителями, страх перед незнакомыми людьми, утрата имевшихся навыков), раздражительность. У детей школьного возраста появляются проблемы в учебе и общении. Им свойственны поведенческие нарушения от депрессии до агрессии. У подростков также отмечаются различные соматические жалобы, по результатам медицинских осмотров не имеющие органической природы. Как один из симптомов ПТСР у них может появляться вина выжившего. Результаты многолетних наблюдений за пострадавшими от землетрясений (по данным исследований, проведенных под руководством Л. Наджаряна) показывают, что существуют выраженные различия форм посттравматической психопатологии в различных возрастных группах. У детей младшего возраста и младенцев (0-5 лет) в 70 % случаев преобладали нарушения речи или ее развития, сочетающиеся с другими формами проявления ПТСР, неврологическими синдромами, поведенческим негативизмом и энурезом. У детей 6-12 лет ведущими болезненными проявлениями становятся ПТСР и энурез, дополняемые расстройствами речи, неврологическими нарушениями и тиками (которые в совокупности охватывали 78 % патологии). У подростков (13-18 лет) к проявлениям симптомов ПТСР, сочетающимся с неврологическими нарушениями, энурезом и тиками, присоединяются симптомы депрессии (Решетников М. М., 2006).

Таким образом, экстремальная или кризисная ситуация в жизни ребенка может привести к срыву адаптационных возможностей, феномену психической травмы. Явление психической травмы имеет давнюю историю изучения в медицине и психологии, но до сих пор не имеет однозначного толкования. Психическую травму отождествляют либо с травматическим событием, которое ее вызывает, либо с психическим состоянием, вызванным этим событием, либо с последствиями переживания травматических событий. В рамках психоаналитической школы разрабатывалось понятие детской психической травмы, были сформулированы важные положения, имеющие существенное значение для развития современной теории психической травмы. Данные положения подтверждаются современными эмпирическими исследованиями и психотерапевтической практикой.

Итак, травматический опыт и недостаточная зрелость адаптационных механизмов в детском возрасте могут привести к дезадаптационным проявлениям как клинического уровня, к которым относят синдром ПТСР, нервно-психические расстройства, выраженные проявления дизонтогенеза (задержки психического развития психогенного генеза, психогенные патологические формирования личности), так и доклинического уровня — это состояния предболезни, проявления общего девиантного синдрома дезадаптации, нерезко выраженные отклонения в психическом развитии.

Ключевые слова: Дети, Психотравма
Источник: Психология кризисных и экстремальных ситуаций: учебник / под ред. Н. С. Хрусталёвой. — СПб.: Изд-во С.-Петерб. ун-та, 2018. — 748 с.
Материалы по теме
Травматическая ситуация и психическая травма у детей
Психология кризисных и экстремальных ситуаций: учебник / под ред. Н. С. Хрусталёвой. — СПб...
Специфика переживания травматических ситуаций в детском возрасте
Психология кризисных и экстремальных ситуаций: учебник / под ред. Н. С. Хрусталёвой. — СПб...
Психическая травма и психическое развитие в детском возрасте
Психология кризисных и экстремальных ситуаций: учебник / под ред. Н. С. Хрусталёвой. — СПб...
Терапия аллергии на молоко у детей
...
Гиперактивность у детей
Г.Г. Шанько. Неврозы у детей - Минск.: Харвест, 2007
Внимание у детей с задержкой психического развития
Психология детей c задержкой психического развития / О. В. Защиринская — «Санкт-...
Характеристика раннего детского возраста
Петровский А.В., Возрастная и педагогическая психология
Развитие речи у детей дошкольного возраста
Раттер М., Помощь трудным детям
Комментарии
Материал еще никто не прокомментировал. Станьте первым, кто это сделает!
Оставить комментарий