Акцентуация характера и неврозы

Для характеристики некоторых особенностей крайних типов психически здоровых немецкий психиатр К. Леонгард в 1968 г. предложил термин «акцентуированная личность» (акцентуация личности), что нашло всеобщее признание, а в русскоязычной литературе определяется как акцентуация характера.

Не будем подробно вдаваться в сущность и правильность терминологии (акцентуация личности или характера), отметим лишь следующее. В нашей литературе понятие «личность» рассматривается в более широком плане, чем характер. О сущности личности была речь выше. Характер — это совокупность основных отличительных свойств человека, проявляющихся в особенностях его поведения и отношения к окружающей действительности. В руководстве по психологии Р. С. Немов определяет характер как «совокупность устойчивых черт личности, определяющих отношение человека к людям, к выполняемой работе». Чтобы не вносить лишней путаницы в терминологию, будем использовать применяемый в нашей литературе термин «акцентуация характера». К тому же замена в терминологии одного слова другим не меняет сути дела. В принципе, правильнее было бы использовать терминологию К. Леонгарда, впервые описавшего эту особенность человека (так и положено поступать в науке с позиции общепринятой этики и морали), но в прошлом было несколько другое отношение к зарубежным исследованиям.

Согласно определению А. Е. Личко (1977), акцентуация характера— это крайнее выражение нормы, при-которой определенные черты характера чрезмерно усилены, вследствие чего обнаруживается избирательная уязвимость в отношении определенного рода психогенных воздействий при хорошей и даже повышенной устойчивости к другим. Это не болезнь, а вариант психического здоровья, а поэтому лечения не требует.

Для лучшего понимания сущности акцентуаций будет приведено высказывание А. Е. Личко на IV симпозиуме детских психиатров социалистических стран в одной из первых его работ по данному вопросу (1976): «Черты определенного типа характера могут выступать не постоянно, не во всякой обстановке и не при всех условиях, а лишь в определенных ситуациях или некоторые периоды жизни. Их выявлению особенно способствуют те жизненные трудности, психические травмы, критические состояния, которые адресуются к месту наименьшего сопротивления личности, различному при каждом типе акцентуации. В отличие от психопатий акцентуации характера обычно не препятствуют удовлетворительной социальной адаптации. Срывы адаптации бывают непродолжительными и обусловлены психическими травмами или ответственными ситуациями, которые наносят удар по месту наименьшего сопротивления. В подростковом возрасте эти срывы могут проявляться в виде острых аффективных реакций, патологических нарушений поведения и, наконец, в виде невротических реакций. При длительно действующих неблагоприятных факторах, в условиях хронической психической травматизации, в трудных, долго не разрешающихся обстоятельствах, а также вследствие неправильного воспитания, акцентуации характера могут быть благоприятной почвой для психопатических и невротических развитий».

Следовательно, акцентуации характера являются тем фоном, фактором риска, на котором под влиянием избирательного воздействия психотравм, касающихся уязвимых мест личности, возникают неврозы и другие психические расстройства.

Акцентуации характера проявляются в подростковом возрасте, но начало их формирования (еще без четкой дифференциации) происходит в детстве, поэтому они имеют и для нас, детских неврологов и психиатров, существенное значение.

Различают 12 основных типов акцентуации характера. Будет приведено краткое описание лишь некоторых их них.

Гипертимный тип (гипертимия — повышенное настроение с усилением двигательной и психической активности). Часто проявляется у детей. Они повышенно общительны, неугомонны, склонны к озорству, любят командовать сверстниками, у них, как пишет А. Е. Личко (1989), недостает чувства дистанции по отношению к взрослым. Настроение таких детей и подростков приподнятое, они обладают хорошими способностями, но часто не доводят дело до конца, не любят кропотливый, скрупулезный труд, часто меняют род деятельности, любят прихвастнуть, показать себя в лучшем виде, чем они есть на самом деле, не терпят нравоучений и опеки, бурно реагируют на попытки родителей и воспитателей подчинить их своей воле.

Психастенический тип. Данная разновидность акцентуации характера несколько противоположна вышеописанной. Уже в дошкольном возрасте такие дети робки, нерешительны, пугливы, их движения неловкие и неуклюжие. Часто отмечается боязнь незнакомых людей, темноты, изменений обстановки. Они боятся ответственности, опасаются, как бы чего не вышло плохого и ужасного в будущем с ними или родителями, хотя уже наступившие невзгоды переносят вполне адекватно. Для борьбы со страхами и опасениями они совершают ряд ритуальных движений и действий, не любят ждать и откладывать на будущее, уже принятое решение стараются выполнить немедленно. В случае развития невроза он часто протекает по типу навязчивых состояний.

Истероидный тип. Главной, ведущей чертой данного типа акцентуации является эгоцентризм (в дословном переводе «Я в центре всего»). Указанная особенность поведения, а в дальнейшем и характера проявляется уже в первые годы жизни. Ребенок любым способом и любой ценой желает быть в центре внимания, чтобы им восхищались, восхваляли, почитали. Вся эмоциональная сфера подчинена этому стремлению. При этом эмоции наигранные, театральные, нередко фальшивые. Если не удается достичь восторгов и похвал за хорошие поступки, то может использоваться и обратное: нарушение поведения в школе, участие в скандалах и драках, приписывание себе необычных приключений и похождений из прочитанного или услышанного от других. Возможен даже побег из дому, но чтобы родители в конечном итоге догадались, где он находится. Все поведение такого ребенка или подростка рассчитано на окружающих. Уязвимым местом психики является ущемление собственного «Я».

Шизоидный тип. Это полная противоположность истероидно-му типу акцентуации. Уже с раннего возраста дети предпочитают одиночество, не стремятся к сверстникам, больше общаются*о взрослыми. Они замкнуты и сдержанны, живут в мире своих интересов, увлечений и фантазий. Им трудно найти друга и вступить в контакт в обществе. Такие дети стараются скрыть от других, особенно близких, свои увлечения и фантазии, в то же время легко раскрываются малознакомым лицам, если они чем-то импонируют. Многие дети и подростки занимаются онанизмом и эротическим фантазированием. Обычно черствы и эгоистичны. Не могут переживать чужую радость и печали. Уязвимым местом является попытка других, в том числе родителей, вторгнуться в их мир увлечений и фантазий.

В зависимости от выраженности А. Е. Личко (1973) выделяет две степени акцентуации характера — явную и скрытую. Только первая является крайним вариантом нормы и ее проявления довольно быстро определяются даже при непродолжительном общении. Она обычно начинает развиваться у детей в период становления характера, четко проявляется в подростковом возрасте, а затем постепенно сглаживается. Социальной дезадаптации, как правило, не бывает. Такие люди обычно занимают положение в соответствии со своими способностями и возможностями. Лишь при общении выявляются некоторое своеобразие и странность их характера.

Скрытая акцентуация — это не крайний, а обычный вариант нормы. Она может длительное время ничем не проявляться и возникает лишь в тех случаях, когда психотравма касается «слабого места» в характере данного человека. Остальные психотравмы, даже выраженные и интенсивные, часто не вызывают ни психических расстройств, ни даже скрытых особенностей характера.

На основании статистических исследований Н. Я. Иванова (1978), акцентуация характера несколько чаще встречается у лиц мужского пола. Так, у мальчиков 14—15 лет она имела место в 52% случаев, 16—17 лет — у 62%, частота ее у девушек такого же возраста составила соответственно 42 и 51%. В то же время при неврозах у подростков частота-акцентуаций характера установлена в 89% случаев.

Следовательно, акцентуация характера является тем благоприятным фоном, который способствует возникновению неврозов под влиянием психотравмирующих воздействий.

В заключение к вопросу об акцентуации характера следует отметить, что еще в начале XX в. немецкий психиатр Э. Кречмер подразделял людей с врожденной дисгармонией психических процессов на шизоидов — замкнутость, повышенная ранимость и застенчивость; циклоидов — чередование периодов повышенной и пониженной активности и настроения; эпилептоидов — инертность эмоций, вялость мышления, мелочный педантизм, склонность к аффектам ярости и гнева. Однако эта теория не получила должного признания. Она неприемлема и с деонтологических позиций. Да и сами термины «шизоид», «эпилептоид» носят оскорбительный характер, унижают человека как личность и могут быть причиной конфликтных ситуаций.

К прочим причинам неврозов следует относить все те,патологические воздействия, которые нарушают правильное развитие личности и адекватность ответных реакций индивидуума. Это могут быть неблагоприятные микросоциальные и бытовые условия, являющиеся причиной постоянного эмоционального напряжения, имеют значение перенесенные в прошлом органические заболевания нервной системы, обычно в легкой форме, с полной или почти полной компенсацией, что может быть причиной функциональной слабости отдельных структурных образований головного мозга. Эти нарушения могут возникнуть на любом этапе развития нервной системы, в том числе до родов или во время родов, чему придается большое значение в последующем развитии ребенка, вызывая повышенную ранимость нервно-психической сферы.

Можно сказать, что ничто не проходит бесследно. Одни факторы, обозначенные нами как другие причины неврозов, создают основу (почву, фон), на который воздействуют главные «виновники» неврозов — психотравмирующие воздействия.

Источник: 
Г.Г. Шанько. Неврозы у детей - Минск.: Харвест, 2007