Виды акцентуации характера у подростков

Когда чрезмерно усилены отдельные черты, характер становится негармоничным. Подросток с явной акцентуацией избирательно, с одной стороны, чувствителен к пагубным влияниям среды, к разного рода психическим травмам. С другой стороны, в ответ на эти воздействия он дает специфическую реакцию, соответствующую его характеру. Поэтому при различного типа акцентуациях возникают разные проблемы: у одних подростков — ранняя алкоголизация, у других — токсикомания, у третьих — опасность суицида, и т. д. Тип акцептуации определяет в этом возрасте и особенности отношений с родителями и сверстниками.

Рассмотрим подростковые проблемы, связанные с акцентуациями характера, по данным А. Е. Личко.

1. Гипертимный тип. Гипертимные подростки с детства общительны, болтливы, склонны к озорству. Всюду, где они появляются, много шума. При поступлении в школу оказываются недисциплинированными, неусидчивыми, легко отвлекаются от занятий. Поэтому, несмотря на свои способности, учатся неровно, их дневники пестрят замечаниями и всеми возможными отметками — от пятерок до двоек.

В подростковом возрасте их главной чертой становится приподнятое настроение. Оптимизм в сочетании с кипучей энергией и часто обаянием дает основание называть такой характер солнечным. Гипертимные подростки очень общительны, в компаниях оказываются лидерами, «заводилами». У них есть неудержимый интерес ко всему новому — людям, местам, занятиям. Но существует и оборотная сторона этих привлекательных качеств. С энтузиазмом и энергией включаясь в новое дело, они часто не доводят его до конца, постоянно меняют увлечения, не в состоянии выполнять работу, требующую тщательности, аккуратности. Легко общаясь с разными людьми, они неразборчивы в выборе знакомств и могут попасть в асоциальную группу.

Эти подростки плохо переносят одиночество и жесткий контроль со стороны взрослых. Оказавшись в условиях строгого режима (в интернате, лагере и т. п.), дают вспышки раздражения и гнева, могут оттуда сбежать. В семье борются за самостоятельность; побеги из дома встречаются нечасто, но есть склонность к самовольным отлучкам, более или менее продолжительным. У них легко возникают конфликты не только с родителями, но и с учителями в школе.

Из острых подростковых проблем им свойственны делинквентность и алкоголизация. Оказавшись в неблагоприятной среде, гипертимные подростки становятся участниками или даже вдохновителями групповых правонарушений. Пьют тоже всегда в компаниях с приятелями; могут попробовать и другие дурманящие средства. Для них характерны ранние сексуальные связи.

«Андрей Л. ... Всегда был веселого нрава, шумливым, стремился командовать сверстниками... С 15 лет в компаниях приятелей стал часто выпивать. В психиатрическую больницу был доставлен «скорой помощью» ночью с картиной делирия1. Видел крыс, бегавших по столу у врача, на постели казались «полчища клопов», перед глазами была «капроновая сетка», слышал, как кто-то кричит... Рассказал, что накануне вечером в компании приятелей распивал вино и по предложению одного из них принял несколько каких-то таблеток. Приятели говорили, что «от них всякая чертовщина видится» — захотелось испытать на себе» (Личко А. Е., 1983, с. 97—98).

2. Циклоидный тип. Эти подростки в детстве ничем не отличаются от сверстников или производят впечатление гипертимов. В начале или при завершении полового созревания наступает длительное снижение настроения (субдепрессивная фаза). Появляются апатия, раздражительность, все валится из рук, ощущается упадок сил. Учиться становится труднее, шумные компании сверстников больше не привлекают. Бойкие подростки превращаются в унылых домоседов.

Обычно состояние меняется через 1—2 недели. Но по мере развития акцентуации периоды подъема, полные общения и наверстывания упущенного в учебе, случаются реже и становятся не такими яркими, как прежде.

В периоды подъема циклоидные подростки плохо переносят одиночество, однообразную размеренную жизнь, кропотливую работу. Им свойственны те же проблемы, что и гипертимным.

В субдепрессивной фазе тяжело переживаются изменения привычного образа жизни, в частности переход в другую школу. Остро воспринимаются мелкие неприятности и неудачи в учении, неизбежные из-за падения работоспособности. Повышается чувствительность к укорам, упрекам, обвинениям, а серьезные неудачи и нарекания могут усилить субдепрессивное состояние или вызвать острую аффективную реакцию. В последнем случае возможны суицидные попытки (попытки самоубийства).

«Юрий П., 16 лет. ... Отличался веселым нравом, общительностью, живостью... Последние несколько недель изменился. Без причины ухудшилось настроение, «напала какая-то хандра», учиться стал с трудом, забросил занятия спортом, перессорился с товарищами. После занятий сиднем сидел дома... В эти дни ему случайно попался под руку научно-популярный журнал со статьей о вреде онанизма... Подумал, что его ждут «импотенция, сумасшествие и слабоумие». В эти же дни в школе ... был подвергнут суровой критике за развал общественной работы. Один из одноклассников назвал его «плесенью общества»... Понял, что он — «неполноценный человек». Возникла мысль о самоубийстве. Вернувшись домой из школы, выждал ночи и, когда родители уснули, принял 50 таблеток мепробамата...

Из реанимационного центра был доставлен в подростковое отделение психиатрической больницы. Здесь в первые же дни состояние внезапно и резко изменилось... Сделался общительным, активным, был полон энергии. Не понимал, что с ним было... рад, что остался жив» (Личко А. Е., 1983, с. 103—104).

3. Лабильный тип. Главная черта этого типа — крайняя изменчивость настроения. Для подросткового возраста вообще характерна эмоциональная лабильность, но при такой акцентуации настроение меняется слишком часто и слишком резко, нередко по самым ничтожным поводам. Случайный неприветливый взгляд, некстати начавшийся дождь, оторвавшаяся от куртки пуговица способны привести лабильного подростка в мрачное расположение духа. И наоборот, легковесный комплимент или интересная новость могут поднять настроение и даже отвлечь от реальных неприятностей.

От сиюминутного настроения зависят самочувствие, сон и аппетит, работоспособность, поиски общения или стремление к одиночеству. При плохом настроении будущее представляется серым и унылым, прошлое кажется цепью неудач, ошибок и несправедливостей, а окружающие люди наделяются массой недостатков. Резкий подъем настроения расцвечивает будущее самыми радужными красками, прошлое складывается из приятных воспоминаний и те же самые знакомые оказываются милыми и интересными людьми.

Лабильным подросткам свойственны глубокие чувства и привязанности. Они отзывчивы и ценят доброе к себе отношение, участие и заботу. С любящими родственниками их связывает эмоциональная близость, несмотря на мимолетные ссоры. Они становятся преданными друзьями для тех, кто способен им сопереживать.

При этом типе акцентуации глубоко переживаются упреки, нотации, осуждение. Самыми тяжелыми ситуациями оказываются утрата близких, вынужденная разлука с ними, отвержение со стороны значимых людей. Возможны острые аффективные реакции, неврозы и депрессии.

«Сергей Г. До 11 лет учился хорошо. Когда ему было 11 лет, погиб отец. После его смерти несколько месяцев был крайне вял, не играл, ничего не делал, после школы все дни один сидел дома и ждал, когда мать вернется с работы. Жаловался на головную боль, плохой сон, «дергались веки»... Очень переживал свои неудачи и выговоры учителей. Стал убегать с уроков, один бродил по городу. Дома на упреки матери реагировал слезами, уходил из дому, отсиживался один на лестнице» (Личко А. Е., 1983, с. 111).

4. Астено-невротический тип. Главные черты — повышенная утомляемость, раздражительность и склонность к ипохондричности.

Утомляемость проявляется особенно сильно при умственных нагрузках, что сказывается на учебе. Раздражение по малейшему поводу тут же изливается на окружающих — тех, кто оказался рядом; но аффективные вспышки несильны и непродолжительны, они легко сменяются раскаянием и слезами. Ипохондричность проявляется в том, что подростки постоянно прислушиваются к своим телесным ощущениям (мальчики чаще всего — к работе сердца), любят проходить обследования и лечиться, охотно укладываются в постель. В их мыслях о будущем центральное место тоже занимают заботы о собственном здоровье.

На основе этой акцентуации может начаться невротическое развитие. Ни делинквентность, ни побеги из дома, ни алкоголизация здесь не встречаются.

«Сергей С., 15 лет. ... В 12 лет у него на глазах внезапно от сердечного приступа скончалась его бабушка. Вскоре после этого почувствовал, что у него заболело сердце... Через год компания асоциальных одноклассников стала его терроризировать... возобновились боли в сердце, стал бояться ходить в школу, затем вообще выходить на улицу... В 14 лет — бурное половое созревание... После купания в холодной реке приступ болей возобновился. При возвращении в школу и при виде прежних преследователей снова почувствовал боли в сердце...

Обследование в кардиологическом диспансере никаких отклонений со стороны сердца не выявило. Был направлен на обследование в подростковую психиатрическую клинику...

Старался не покидать постели, боялся вставать, ел лежа, непрестанно считал свои пульс, то и дело звал врача за помощью. Был капризен, раздражителен. Родных на свиданиях допекал жалобами, уверял, что он тяжело болен» (Личко А. Е., 1983, с. 119—120).

5. Сензитивный тип. Сензитивные подростки с детства пугливы, застенчивы и послушны, это — «домашние» дети. Школа сначала пугает их скопищем сверстников, шумом и драками на переменах, но затем, привыкнув к одному классу, они стремятся остаться в нем, даже когда им досаждают одноклассники. Учатся обычно старательно. Боятся вызовов к доске, контрольных и экзаменов.

Главные черты — высокая чувствительность и чувство неполноценности. «Слабым местом» при таком характере оказывается отношение окружающих. Крайне тяжела, иногда непереносима для сензитивных подростков ситуация, в которой они становятся объектом насмешек или подозрений, когда на их репутацию падает хоть малейшая тень. У них рано формируется чувство долга, ответственности, они усваивают моральные нормы поведения и принимают духовные ценности старшего поколения. Высокие этические требования предъявляются и к окружающим, и прежде всего к самим себе. В себе видят много недостатков, пытаются с ними бороться или их маскировать, их жизнь полна укоров и самобичевания.

К родственникам такие подростки сохраняют детскую привязанность, подчиняются их опеке. В семье упреки и наказания вызывают обычно не протест, а угрызения совести, слезы и даже отчаяние. Сверстники их часто пугают грубостью, цинизмом, жестокостью. Они не отгораживаются от подростковой среды, но предпочитают близкого друга большой компании. Им свойственны романтические влюбленности. Однако свои чувства подростки и старшеклассники или скрывают, или выражают так неудачно, что любовь остается безответной. Это еще больше обостряет чувство собственной неполноценности.

При этой акцентуации нехарактерны ни алкоголизация, ни любое другое токсикоманическое поведение, ни делинквентность. Если сензитивный подросток проявил по отношению к кому-то грубую агрессию, эту отчаянную реакцию нельзя расценивать как хулиганство: ее наверняка вызывала целая серия глубоких обид. Прогулы или отказ ходить в школу тоже всегда бывают вызваны тяжелой для подростка ситуацией в классе — насмешками сверстников, «изводящих» его, или несправедливыми оценками кого-то из учителей.

Когда сензитивный подросток попадает в полосу неудач, разочарований или когда ему предъявляются серьезные несправедливые обвинения, появляются депрессивные реакции. Бывают попытки самоубийства.

«Александр О. Отец и мать страдают хроническим алкоголизмом... К матери привязан, несмотря на плохое к нему отношение. На ее пьяную брань, попреки, оскорбления реагировал унынием, тайком плакал, появились суицидные мысли...

Мечтал учиться рисованию... поехал к тетке в Ленинград с намерением поступить в художественное училище... Узнал, что срок подачи заявлений истек накануне. Был очень удручен... Получил письмо от матери с бранью в его адрес... Получил также письмо от девочки, которую любил, с вестью о том, что она «дружит с другим», что они больше не встретятся и с просьбой больше ей не писать. Совсем впал в отчаяние, когда получил окончательный отказ в прописке у тетки. В тот вечер ее не было дома... «Сразу вспомнил все неприятности», охватила тоска, понял, что он — неудачник и жить ему не стоит. На глаза попалась бутылка хлорофоса. Выпил все, что в ней было. Оставил записку тетке: «Я никому не нужен!» Заперся в маленькой комнате и уснул... Около суток был в коматозном состоянии» (Личко А. Е., 1983, с. 127—128).

6. Психастенический тип. Становлению психастении способствует воспитание в условиях повышенной моральной ответственности. Ребенок боится не оправдать слишком высокие ожидания родителей или возложенные на него слишком трудные обязанности. Поскольку и надежды родственников, и обязанности сейчас в основном связаны с учением, критическим периодом развития психастенического характера становятся первые классы школы.

В подростковом возрасте проявляются такие черты, как нерешительность, склонность к рассуждательству, тревожная мнительность и любовь к самоанализу. Для подростков труден любой, даже малозначимый выбор, например, они могут решать, какой фильм им посмотреть, с долгими и мучительными колебаниями. Пытаясь преодолеть свою нерешительность, они иногда действуют скоропалительно и неосмотрительно, а неудачи затем усиливают их сомнения. Тревожная мнительность выражается не в опасениях за свое здоровье, как при астено-невротической акцентуации, и не в беспокойстве по поводу отношения окружающих, как у сензитивов, а в страхах, связанных с возможным будущим. Их волнует, как бы не случилось чего-то ужасного и непоправимого с ними или их близкими, к которым они обнаруживают страстную, иногда патологическую привязанность. Психологической защитой от постоянной тревоги за будущее становятся педантизм, точное следование намеченному плану, и специально придуманные приметы и ритуалы. Скажем, если по дороге в школу не наступать на крышки люков, не провалишься, отвечая урок у доски, если не дотрагиваться до дверных ручек, не заразишься, и т. д.

Нарушений поведения при этой акцентуации не бывает. Основная проблема — легкость возникновения навязчивых страхов, действий, ритуалов, все более усложняющихся, мыслей и представлений.

«Юрий Ч. ... Постоянно тревожился за мать, отца, старшую сестру — как бы с ними чего-нибудь не случилось плохого. Если мать опаздывала с работы — бежал из дома ее встречать. С 12 лет появились первые навязчивости. После того как тайком от старших прочитал брошюру о венерических болезнях, стал бояться заразиться ими — начал часто мыть руки... С 14 лет… появилась масса других навязчивостей. Перед уходом в школу выполнял ряд ритуалов — чтобы не получить неудовлетворительной отметки... одевался в строго определенной последовательности, несколько раз дотрагивался до выключателя, шел в школу по строго определенному маршруту... В 15 лет сам попросил мать отвести его к психиатру, чтобы избавиться от мучивших его навязчивостей и от онанизма» (Личко А. Е., 1983, с. 133—134).

7. Шизоидный тип. Черты этого типа проявляются раньше, чем особенности всех других характеров. С детства ребенок обращает на себя внимание холодностью, избеганием сверстников, играми в одиночестве. С наступлением полового созревания с особенной яркостью выступают такие черты, как замкнутость, отгороженность от окружающих, неспособность или нежелание устанавливать эмоциональные контакты.

Внутренний мир подростков богат только при высоком интеллекте, но в любом случае он полон фантазий и увлечений, тщательно скрывается от посторонних. Как правило, духовное одиночество не тяготит их, но чаще они страдают от отсутствия друга, неумения общаться со сверстниками. Их неспособность к общению связана с недостатком интуиции («Я никогда не знаю, любят меня или ненавидят, если об этом мне прямо не скажут») и отсутствием сопереживания другим. Недоступность внутреннего мира, в который погружены подростки, и их сдержанность в проявлении чувств делают многие их поступки неожиданными и непонятными для окружающих.

Алкоголизация среди шизоидных подростков встречается редко, так как опьянение не вызывает у них подъема настроения. Иногда принимаются небольшие дозы спиртных напитков, чтобы «побороть застенчивость», «свободно чувствовать себя в школе». Наиболее острая проблема — использование других дурманящих веществ, усиливающих фантазии, делающих их более красочными и чувственными.

Делинквентность нечасто, но встречается, причем правонарушения совершаются в одиночку (хорошо продуманные кражи, сексуальная агрессия и др.).

«Владимир Б. ... С детства замкнут... В 12 лет родители отправили его в пионерский лагерь. Через несколько дней оттуда сбежал. Трое суток один шел лесом в город домой... питался ягодами, один ночевал в лесу, обходил поселки... В 14 лет был переведен в другую школу. Убежал из дома на пустовавшую дачу, принадлежавшую родственникам, там скрывался несколько суток. Когда был найден... отмалчивался, замкнулся. Был отправлен на обследование в подростковую психиатрическую клинику.

... По своей инициативе рассказал о причине своих побегов. Всегда было трудно знакомиться с новыми ребятами ... в лагере оказался выбитым из колеи. С детства стеснялся раздеваться при посторонних — поэтому убежал из бани... Второй побег был вызван тем, что в школе над ним издевались хулиганы... Никому об этом не рассказывал — стыдно было, что не мог постоять за себя. Бросил ходить на занятия ... директор школы пригрозил отправить его в интернат. Испугался и убежал из дома прятаться на дачу» (Личко А. Е., 1983, с. 143).

8. Эпилептоидный тип. Главные черты — склонность к дисфории1, напряженность потребностей и вязкость, инертность мышления, эмоциональности, других личностных сфер. Дисфории сильны и продолжительны, длятся часами и днями: накипающее раздражение приводит к поиску объекта, на котором можно сорвать зло, а после аффективного взрыва подросток долго не может остыть. Аффект в таком состоянии может возникнуть по любому случайному поводу, но часто бурные эмоциональные реакции вызываются конфликтами с окружающими, неизбежными при властности, неуступчивости и эгоизме таких подростков.

Эмансипация от взрослых может протекать очень тяжело. Подростки требуют не только свободы, но и своей доли материальных благ, имущества и жилплощади. Если конфликт приводит к разрыву отношений с родными, проявляются озлобленность и мстительность. В группе сверстников и младших детей они пытаются установить свои порядки, их власть держится на страхе слабых. С другой стороны, они умеют угодить начальству и могут, при его поддержке, хорошо себя чувствовать в условиях строгого дисциплинарного режима (например, в интернате). Влюбленности эпилептоидных подростков всегда окрашены мрачными тонами ревности.

В подростковом возрасте появляется напряженное сексуальное влечение. Возможны сексуальные эксцессы, вплоть до извращения. При ранней алкоголизации после первых же опьянений может возникнуть потребность «пить до отключения». К употреблению других токсических средств подростки гораздо менее склонны. Иногда наблюдается склонность разводить костры и устраивать взрывы, бывают побеги из дома.

Несмотря на положительные качества — аккуратность, бережливость, дисциплинированность при жестких условиях воспитания — эпилептоидных тип характера является одним из самых неблагоприятных для социальной адаптации.

«Напряженность и вместе с тем необычность влечений нередко проявляются в особой манере алкоголизации... Могут наблюдаться амнестические формы опьянения, во время них совершаются поступки, о которых не сохраняется никаких воспоминаний... Один из подростков в подобном опьянении неясно зачем влез на высотный кран, другой пошел на чердак соседнего дома, разделся там донага и стал примерять развешенное для просушки белье...

У эпилептоидных подростков истинные суицидные действия крайне редки. У подростков этого типа нам приходилось сталкиваться только с демонстративным суицидальным поведением... Например, в школе-интернате директор за драку лишила 14-летнего эпилептоидного подростка возможности пойти со всем классом в театр. Тогда этот подросток, выждав, когда в школу прибыла инспекция, пытался на глазах приехавших изобразить самоповешение у дверей кабинета директора...

Изощренная мстительность эпилептоидных подростков проявляется не только в суицидальных демонстрациях... Так, 15-летний подросток был публично высмеян соседом по даче. Тогда этот подросток ночью в жаркое лето подбросил несколько пачек дрожжей в выгребную яму под летней уборной около дачи своего обидчика. Через сутки зловонные массы залили пространство около его дома, а мститель со злорадством наблюдал его вынужденный отъезд» (Личко А. Е., 1983, с. 149—151).

9. Истероидный тип. Истероидные дети не выносят, когда при них хвалят других, уделяют другим больше внимания. Они любят читать стихи, танцевать или петь перед зрителями. Успешность их учения в первых классах во многом зависит от того, ставят их в пример другим или нет.

Главная черта истероидного характера — демонстративность, ненасыщаемая потребность во внимании окружающих, их восхищении и сочувствии. С ней связаны другие черты — внушаемость, лживость и кажущаяся эмоциональность (театральность, яркость проявления эмоций при отсутствии глубоких чувств).

Тяжелая ситуация для таких подростков — утрата всеобщего внимания или внимания значимых людей, ущемленное самолюбие, развенчанная исключительность. В этих случаях появляются «бегство в болезнь», попытки избавиться от того, на кого внимание переключилось (например, от отчима). Нередко используются суицидальные демонстрации, причем способы самоубийства оказываются или безопасными (порезы вен на предплечье, лекарства из домашней аптечки), или рассчитанными на быструю помощь и предотвращение (приготовление к повешению, изображение попытки выпрыгнуть из окна или броситься под машину на глазах у присутствующих). Нарушения поведения часто тоже служат этим целям: внезапно начавшиеся выпивки, воровство, прогулы, включение в асоциальную компанию — сигнал для родственников: «Верните мне прежнее внимание и заботу, иначе я пропаду!»

Хотя подростки могут бурно конфликтовать в семье и бороться за самостоятельность, они совсем не стремятся избавиться от опеки родителей. Если они сбегают из дома, то туда, где их быстрее всего найдут. Группы сверстников им тоже нужны, но поскольку они претендуют на исключительное положение или лидерство, «пускают пыль в глаза», долго нигде не задерживаются.

Делинквентность обычно носит несерьезный характер. Это прогулы и нежелание учиться, в худшем случае — мошенничество. Алкоголизм встречается редко; как правило, подростки пьют немного, но любят похвастаться огромным количеством выпитого. Вообще, их ложь, вернее фантазии, касающиеся собственной жизни, могут на время создавать у слушателей какие угодно иллюзии, вплоть до принадлежности к криминальной среде.

«Михаил Б., 16 лет. С 13 лет стал много курить, «назло отцу»... отрастил длинные волосы. Когда учителя потребовали постричься — обрил голову наголо, чтобы «ходить по школе как уголовник, выпущенный из тюрьмы». Около полугода назад влюбился в одноклассницу, которая сперва принимала его ухаживания, а затем отдала предпочтение другому юноше... Тяжело переживал не только сам разрыв, но и то, что был унижен перед сверстниками. По его словам, решил припугнуть возлюбленную, показать, на что он способен. Вернувшись из школы и будучи дома один, рассчитал момент, когда родители должны вернуться с работы, а затем эта девочка должна позвонить по делу. Принял 10 таблеток седуксена и 15 таблеток беллоида. Оставил девочке прощальную записку: «Мой поезд уходит, желаю счастья». Уснул и очнулся в реанимационном центре. Заявил, что «не рассчитал и принял слишком много». По его словам, «это, с одной стороны, хорошо — она подумает, что я серьезно, но, с другой стороны, зачем было привозить в психиатрическую больницу?» (Личко А. Е., 1983, с. 18—19).

10. Неустойчивый тип. Подростки с детства непослушны, непоседливы, но трусливы, боятся наказаний, легко подчиняются другим детям. Учиться не хотят с первых классов, занимаются только при постоянном строгом контроле.

Главная черта — неустойчивость поведения, слабоволие. Они тянутся к развлечениям, удовольствиям, безделью. При безнадзорности забрасывают учебу. Вообще, никакой труд для них не привлекателен. Любят гулять, включаются в уличные компании, часто — в асоциальные группы. Как пишет А. Е. Личко, «все дурное словно липнет к ним».

Основная проблема — делинквентность, связанная с желанием развлечься. Характерны кражи, угон мотоциклов и автомашин, хулиганство. В компаниях рано начинают пить — с 12—14 лет. Кроме алкоголизма неустойчивым подросткам свойственно использование других дурманящих средств: в поисках необычных впечатлений они могут прийти к токсикомании или наркомании. Пытаясь избежать неприятностей или просто из стремления к «свободной жизни», часто убегают из дома и интернатов. Во время побегов ищут компанию или подходящего спутника, легко подпадают под его влияние.

К родителям обычно относятся с равнодушием, безразличием, рассматривают их как источник средств для развлечений. Неспособны на преданную дружбу и романтическую влюбленность.

«Александр Б., 14 лет. Единственный сын из вполне благополучной семьи... Нарушения поведения начались с первых классов школы. Несмотря на вполне удовлетворительные способности, учиться не хотел. Боясь наказаний за плохие отметки, невыученные уроки, шалости, убегал из дома и прогуливал школьные занятия. Ходил в кино, играл на улице, воровал лакомства и мелкие деньги... С 11 —12 лет стал часто прогуливать занятия в школе... С 13 лет стал убегать из дома «из интереса». Кочевал неизвестно где, воровал в школьных гардеробах куртки, перепродавал их...

Совсем бросил школу, все дни проводил в уличных компаниях асоциальных подростков, неоднократно не приходил ночевать домой... Был пойман на воровстве, осужден и отправлен в колонию» (Личко А. Е., 1983, с. 173—174).

11. Конформный тип1. Главная черта этого типа — постоянная, чрезмерная конформность к своему непосредственному окружению. С конформностью связаны некритичность; консерватизм, нелюбовь к новому; отсутствие инициативы.

Такие подростки — продукт своей микросреды. В благополучном окружении ничем не выделяются, им несвойственны нарушения поведения. Попав в другую среду, они первоначально тяжело к ней адаптируются, но затем усваивают все ее обычаи, привычки, манеру поведения.

Конформные подростки дорожат своим местом в привычной группе сверстников, стабильностью этой группы. Они никогда не меняют одну группу на другую по собственной инициативе, одной из самых тяжелых ситуаций для них становится изгнание из подростковой компании. Со взрослыми конфликты возникают только в тех случаях, когда они пытаются оторвать подростка от привычной ему среды сверстников.

Попав в асоциальные группы, конформные подростки легко спиваются, втягиваются в групповые правонарушения. Их могут подбить на побег из дома.

«Роман Б., 15 лет. Из благополучной семьи... к отцу относился с уважением и несколько побаивался... Получил длительное освобождение от учебы в связи с переломом руки (от случайной травмы). Сам себя дома ничем занять не мог, стал выходить «гулять» во двор и незаметно для себя оказался втянутым в уличную асоциальную компанию подростков. По его словам, старался быть «как все», не отстать от приятелей. Оказался соучастником группового правонарушения (кражи), хотя активного участия в ней не принимал, но уходить от своих не хотел, чтобы не посчитали трусом. Считал, что к нему эта кража отношения иметь не будет.

После того как рука зажила, снова ходить на занятия уже не хотелось, привык бездельничать. Стал тайком от родных прогуливать учебу. Время проводил в ставшей привычной уличной компании. Вместе со своими приятелями и по их наущению начал нюхать бензин... Однажды, не зная, чем себя занять, начал нюхать бензин дома, когда никого не было. За этим застал его отец, по настоянию которого был направлен в подростковую психиатрическую клинику.

В клинике, оказавшись в палате, изолированной от общения с делинквентными подростками, стал послушен, помогал персоналу ухаживать за слабыми больными, принимал участие в трудовых процессах, режима не нарушал» (Личко А. Е., 1983, с. 181).

Источник: 
Кулагина И.Ю., Личность школьника