Опасен ли гипноз

Нередко приходится читать о так называемых рисках, которые связаны с гипнозом. Лично я провел несколько тысяч сеансов гипноза, и ни разу не возникло опасной ситуации. Однако в начале моей деятельности я два раза дал маху и не стану этого скрывать.

Однажды я внушил любопытной журналистке, что она снова вернулась в детство и ей всего три годика.

Дело в том, что моему сыну как раз исполнилось три года, и я устроил его встречу с журналисткой. Хотя я ему ничего не говорил, малыш сразу же смекнул, что эта большая тетя — на самом деле малое дитя. Он взял ее с собой в детскую комнату. Я последовал за ними и наблюдал, как они играют. Они спорили по поводу игрушек, потом снова мирились. Я вынужден был вмешаться только тогда, когда журналистка непременно захотела влезть в деревянную кроватку моего сынишки.

Потом журналистка обнаружила телевизор. Сын объяснил, как надо включать и выключать телевизор, как менять программы. Она была потрясена, ведь в ее детские годы телевизоров не было. Она не могла оторваться от увлекательного процесса включения и выключения телевизора и смены программ, пока я не прервал эксперимент. И тут я обнаружил, что она не реагирует на мои слова, — «раппорт» оказался нарушен.

По-видимому, я оставил ее в детстве на слишком долгий срок, и она вжилась в эту роль. Я прибегал к различным методам, чтобы установить контакт, но все было напрасно. Тогда я прибег к средству, которому меня обучили для подобных случаев, — сохранять спокойствие и углубить гипноз.

Поскольку она не реагировала на мои слова, я на несколько секунд закрыл ее глаза руками и дал соответствующее внушение на углубление. Когда я убрал руку, глаза остались закрытыми. Я ей внушил, что хочу прервать гипноз. Очень медленно начал добавлять за годом год, подвел к ее теперешнему возрасту и закончил словами: «Теперь я снова досчитаю до трех, вы откроете глаза и будете чувствовать себя свежей и отдохнувшей. Вам теперь 23 года, и все будет так же, как было до начала эксперимента. На счет «три» откройте глаза и почувствуйте себя в полном порядке». Как только я произнес «три», она открыла глаза. Все было нормально.

Еще раз я внушил пациенту, что он может только один раз в моем присутствии заняться самогипнозом. Все, что он скажет себе, будет так же достоверно, как если бы это сказал я. И он будет этому неукоснительно следовать. Поскольку я не присутствовал при этом, мне казалось, что никакой беды от такого эксперимента не будет.

Я сказал пациенту, что он может дать своему подсознанию только одно задание, а мне должен сказать при этом, что именно. Но он не послушался и тут же внушил себе: «Я досчитаю до трех и засну, и ничто не может меня разбудить».

Не успел я вмешаться, как это уже произошло. Совершив неразумный поступок, он допустил ужасную ошибку. Последней фразой он снял возможность избавить самого себя от гипноза.

Мне оставалось только еще больше углубить его внушение о сне, и я начал вести больного словами: «Вы спите крепко и глубоко, очень крепко и глубоко, и никто вас не разбудит. Теперь вы чувствуете, что достаточно выспались и замечаете, как начинаете постепенно просыпаться. Никта вас не будит, вы просыпаетесь сами. А вот теперь вы совсем проснулись». Как только я это сказал, он открыл глаза.

Я рассказал пациенту о его ошибке. Мне удалось заставить его подсознание выполнить приказ, не вступая в противоречие с собственным внушением, лишь потому, что я как признал его и только продолжил самогипноз пациента.

Пациенту очень хотелось повторить опыт, не совершая допущенной ошибки. Я объяснил ему: так не получится, поскольку подсознанию раньше было внушено, что он будет иметь право заняться самогипнозом лишь один раз, и второй опыт будет безрезультатным. Он никак не мог поверить, но, сколько ни старался, ничего не получалось — ведь подсознание неукоснительно следовало высказанному внушению.

Так что читатель сам может убедиться — при правильной методике и подобные осечки достаточно безобидны. Не нужно только внушать чего-то, что противоречило бы ранее высказанному внушению, ведь в противном случае произойдет стычка двух разнонаправленных внушений. В этом случае предпочтительно подхватить высказанное уже внушение, даже усилить его, чтобы устранить внутреннее сопротивление, а потом постепенно вывести подопытное лицо из состояния гипноза.

Д-р Фельгеши также рассказывает об одном неудачном случае. Мать пришла на прием с дочерью, у которой были нарушения месячного цикла. Д-р Фельгеши загипнотизировал ее и внушил, что менструация наступит в определенный день в 12 часов дня. Мать настояла на том, чтобы присутствовать при сеансе гипноза. Точно в назначенный врачом день у дочери началось кровотечение — но и у матери тоже! Это значит, что приказ, отданный под гипнозом, подействовал и на мать, хотя она была только свидетельницей, а не пациенткой.

Если уж говорить об опасностях гипноза, то я нижу их в том, что внушение может быть снято недостаточно или не полностью.

Любимый опыт гипнотизера — дать подопытному стакан воды и внушить, что это — коньяк. Тот реагирует соответствующим образом и входит в состояние опьянения.

Достаточно активное противовнушение снимает алкогольный угар, но если это внушение не произнести должным образом, то случается, что человек становится пьяным всякий раз, как выпьет стакан воды.

Слово авторитетам

Известнейшие гипнотерапевты исключают возможность опасности гипноза.

Д-р Льебо из Нанси, основатель учения о гиппозе как о методе терапии, писал: «Многолетний опыт использования гипнотического внушения дает мне основание утверждать, что таковое, если им правильно пользоваться, намного эффективнее медицинского лечения. В отличие от лечения лекарствами, оно безопасно, действие его быстро и приятно».

Профессор Брюггельманн из Падеборна: «На мопрос, может ли гипноз быть опасным, я должен коротко ответить — нет».

Д-р Моль добавляет: «Кардинальная проблема — не несет ли должным образом выполненное гипнотическое внушение опасности для здоровья. На этот попрос я отвечаю — нет».

Д-р Рингье из Цюриха: «Могу лишь повторить то, что говорил неоднократно, а именно: я никогда, ни в одном случае не встречался с вредным действием гипноза».

Директор д-р Шольц из Бремена: «Я никогда не слышал жалоб на вредные последствия гипноза, которые имели бы место на практике. Это — всего лишь теоретические построения противников гипнотических методов».

Профессор Мебиус: «Конечно, существуют врачи, имеющие предубеждение против гипноза, однако это именно те люди, у которых нет в данной области собственного опыта и которые ограничиваются ложными умозаключениями».

Профессор Сазерленд из Массачусетса: «Как могут говорить об опасностях врачи, сами не сведущие в гипнозе. Покажите мне их, и я внушу им, чтобы они никогда больше не заикались об опасностях внушения».

Д-р Отто Веттерштранд: «Я предсказываю гипнозу большое будущее и могу лишь присоединиться к мнению, высказанному профессором Бернгеймом в его эпохальной работе по внушению, а именно: суггестивная терапия относится к одному из самых ценных завоеваний современной медицины».

От себя добавлю, что единственная опасность — недостаточная квалификация практикующего гипнотизера.

Источник: 
Курт Теппервайн, Высокая школа гипноза
Темы: