Классический гипноз

Классическая форма гипноза, или, как ее иногда называют, «авторитарный гипноз», наиболее сильно повлияла на представления людей о гипнозе. Могущественная личность, с сильной волей, гипнотическим взглядом, обладающая «особыми» способностями, — вот образ, которого чаще всего придерживаются авторитарные гипнотизеры.

Апологеты авторитарного гипноза искренне верят, что во время сеанса гипнотизер заставляет субъекта впадать в «особое» состояние, в котором субъект более восприимчив к внушениям и установкам, принуждает субъекта выполнять разнообразные действия, которые в бодрствующей состоянии он (субъект) не захотел бы или не смог бы сделать. Чаще всего авторитарный гипноз используется на эстрадных или целительных сеансах, таких как выступление доктора А. М. Кашпировского. В качестве субъектов на эстрадном сеансе гипноза обычно выступают люди, пришедшие посмотреть на сам сеанс. Добровольно выйдя на сцену, они подвергаются лавине гипнотических индукций, после чего им «отдается команда» вести себя необычно (подражать известному певцу или певице, представить себя на пляже и раздеться или изобразить какое-нибудь животное). Вот что отмечает С. Гиллиген:
«Эстрадные сеансы гипноза выполняют ту же функцию, что и бутылка спиртного: сдержанный при обычных обстоятельствах человек получает возможность вести себя «буйно и сумасбродно», перекладывая ответственность за это с себя на кого-то еще (гипнотизера) или на что-то еще (состояние транса)».
С. Гиллиген, «Терапевтические трансы»

Люди, принимающие участие как «субъекты» в эстрадных сеансах, чувствуют уверенность, что после окончания сеанса внушение пройдет и не повлечет за собой каких-либо последствий, однако те же самые люди на приеме у гипнотерапевта могут оказать «сопротивление» гипнозу.

Хотя гипнотерапевты, исповедующие авторитарный гипноз, имеют самые лучшие намерения и хотят помочь человеку измениться, люди часто убеждены, что, имея власть над гипнотиком, гипнотизер управляет психическими процессами клиента и, всего лишь приказав человеку изменить нежелательное поведение (отказ от табака или алкоголя), достигает нужного результата.

Сосредоточивая внимание субъекта на своей власти над ним, используя свой «особый» взгляд и гипнотические пассы, авторитарный гипнотизер чаще всего не учитывает уникальности любого субъекта, а также отказывает ему в возможности принимать какие-либо решения в процессе гипнотического взаимодействия. Курьезный случай произошел в одном из НИИ во время сеанса гипноза: гипнотизер «внушил» участникам сеанса, что дважды два равно пяти. Он не учел уникальности знаний, убеждений, способностей и жизненного опыта участников сеанса и на свой вопрос «Сколько будет дважды два?» получил неожиданный для него ответ: один ноль один. Смех, последовавший за этим ответом, выбил гипнотизера из колеи, и только дальнейшее разъяснение помогло гипнотизеру «сохранить лицо». В двоичном коде один ноль один и означает «пять»! Гипнотизер не учел, что субъекты, с которыми он взаимодействовал, являются математиками и программистами и для них цифра «пять» может быть выражена и в двоичном коде и как-нибудь еще.

Убежденность в том, что гипнотизер получает власть над клиентом, и игнорирование авторитарным гипнотизером того факта, что каждый человек является уникальной и неповторимой личностью, ограничивают возможности гипнотизера и мешают многим людям испытать транс и участвовать в полной мере в гипнотическом процессе. Как следствие такого подхода к гипнозу, применение гипноза для долговременных терапевтических.изменений ограниченно.

Труды Месмера, Брейда, Бренгейма, Шарко и Фрейда легли в основу авторитарного гипноза, а мнение, что гипнотизер (как правило, харизматический мужчина) подавляет своей волей пассивного субъекта, подход к бессознательному как к «плодородной почве», куда можно что-то «посадить», или к «чистому листу», на котором можно писать все, что угодно, ограничили применение гипноза. Отрицание же гипноза Фрейдом на долгие годы задержало как серьезное развитие самого гипноза, так и его научное исследование.

«В 1890-е годы, когда Фрейд начинал свою практику, он работал с врачом по фамилии Брейер, одним из лучших медиков-гипнотизеров того времени. Фрейд мало знал о гипнозе, плохо им владел и ошибочно полагал, что для получения хороших резуль-1 атов необходим глубокий транс. Лишь один из десяти его пациентов впадал в глубокий транс, и это беспокоило Фрейда. Брейер добивался гораздо лучших результатов. Они были соперниками, и такая ситуация не могла удовлетворить Фрейда. Поэтому он стал искатьновые методы, отказался от гипноза и стал разрабатывать метод свободных ассоциаций и толкование сновидений.

Хотя вклад Фрейда в наши познания о работе психики и в психотерапию велик, его отказ от гипноза принес вред, поскольку почти на пятьдесят лет задержал развитие гипнотерапии. Сегодня многие психиатры и большинство психоаналитиков испытывают лишь минимальный интерес к гипнозу. Они ничего о нем не знают и считают его бесполезным, поскольку Фрейд сначала пользовался им, а потом от него отказался. Многие из них твердо убеждены, что гипнотерапия сводится всего лишь к устранению симптомов путем внушения, как делал Бренгейм. Поэтому часто говорится, что гипнотерапия дает лишь временные результаты, хотя и Бренгейм, и другие врачи того времени, безусловно, опровергли такое представление».
Д. Б. ЧикиЛ. М. Лекрон, «Клиническая гипнотерапия», 1968 г.

Итак, подведем краткий итог: классический гипноз чаще всего используется на эстраде, реже в психотерапии; основным звеном является гипнотизер; воздействие — прямые и повелительные команды; субъект должен продемонстрировать странное и необычное поведение; незначительная длительность наведения; «сопротивление» субъекта в случае неудачи; поведение субъекта представляет наибольший интерес; внутренний мир и уникальность клиента как личности игнорируются.

Источник: 
Куделин А.С., Геращенко А.В., Гипноз. Практическое руководство
Темы: