Волны демократизации и особенности третьей волны

В современной политологической литературе широкое распространение получило понятие “глобальной демократической волны". При всей своей условности оно довольно точно определяет многообразные процессы общественно-политических трансформаций в разных регионах мира. Согласно признанной почти что классической точке зрения С. Хантингтона, распространение принципов и процедур демократии в ее современном понимании началось в США в начале XIX века и длилось до окончания первой мировой войны, в которую американский Президент В. Вильсон вступил с обещанием сделать мир “безопасным для демократии”. Затем последовала антидемократическая, тоже “волновая” реакция, выразившаяся в установлении фашизма в Италии (позже в Португалии и Испании), нацизма в Германии, сталинизма в Советском Союзе.

Вторая волна демократизации началась с победы над национал-социализмом (фашизмом) во второй мировой войне, восстановления основ демократии в побежденной Германии (западной), Италии, Японии, демократизации Австрии, распространения демократических институтов на ряд развивающихся стран в результате их деколонизации. Вторая волна продержалась до середины 60-х годов, после чего начался ее спад, выразившийся в возникновении в ряде стран авторитарных (как правило, военных) режимов: в Греции, на Филиппинах, в Южной Корее, Нигерии и т. д.

Начало нынешней демократической волны обычно датируют 1974 годом, когда в Португалии, а затем в Греции и Испании пали военные диктатуры. Затем она распространилась на Латинскую Америку, а к середине 80-х годов - на некоторые страны Азии. С конца 80-х годов она захватила и бывший социалистический мир: страны Центральной и Восточной Европы и СССР. В 1991 году потерпела крах перестройка, начатая М. Горбачевым пятью годами раньше, а вместе с нею и вся советская система. Распад СССР привел к возникновению 15 новых независимых государств, поспешивших провозгласить себя “новыми демократиями”. Влияние третьей волны обнаружилось и в ряде африканских стран. По данным американской организации “Дом Свободы”, специально занимающейся отслеживанием достигнутого уровня свободы и демократии по всем странам, если в 1972 году на всем земном шаре насчитывалось 42 государства, соответствующих принятым этой организацией критериям (разумеется, весьма условным), то к 1974 году их было уже 721.

Современную, третью, демократическую волну отличают некоторые особенности. Во-первых, она характеризуется более широким, почти глобальным масштабом: вне ее влияния оказались лишь мусульманские, да некоторые коммунистические страны типа Северной Кореи или Китая. Отсюда правомерный вопрос о том, не идет ли речь о вариантах политической модернизации, происходящей почти синхронно, но в совершенно разных и трудно сравнимых контекстах с неодинаковыми исходными данными и событийным рядом. В силу этого сами процессы подчиняются разным закономерностям.

Во-вторых, отличие третьей волны от изменений, происходивших в Европе и мире после второй мировой войны (в рамках второй волны демократизации), состоит в том, что эти изменения возникли не в связи и не в результате военного поражения, а вследствие внутренних процессов в самих этих странах. Говоря иными словами, эти процессы носят эндогенный (внутренний характер), обусловлены внутренними противоречиями и конфликтами. Однако внешние (экзогенные) факторы также сыграли свою роль: перемены 70-80-х годов происходили в более благоприятном международном климате, чем предшествующие волны демократизации, в условиях, когда демократия стала своего рода “духом времени”. Наконец, весьма существенно разнятся исходные характеристики трансформирующихся общественных систем: от классических военных диктатур в Латинской Америке и Южной Европе до посттоталитарного авторитаризма в СССР и европейских социалистических странах, сталинистских режимов власти в Албании и Румынии.

Но самое главное отличие состоит в том, что демократические транзиты третьей волны в большинстве случаев не завершились созданием консолидированных демократий. Более того, на значительной части постсоветского пространства возрождаются авторитарные порядки, подновленные псевдодемократической риторикой. Это дает основания некоторым исследователям сделать вывод о том, что третья волна демократизации завершилась и начался обратный процесс “угасания демократии”, ее трансформации из либеральной в электоральную, то есть в формальную избирательную процедуру. Особенно разителен откат “третьей волны” в Латинской Америке. “Хотя обычно считается, что сегодня демократиями являются все государства Латинской Америки, в конце 1995 г. только 8 из 22 важнейших стран региона были отнесены к категории «свободных» (в 1987 году таковых было 13). Все чаще и чаще правящие круги этих стран, отдавая должное идеологической гегемонии самого понятия «демократия», прибегают к его показной форме, то есть к «псевдодемократии»”, — считает известный американский политолог Л. Даймонд2. Все это ставит перед исследователями серьезные вопросы о причинах успеха либо неуспеха консолидации демократии в современном мире, структурных предпосылках и процедурных условиях перехода к ней, движущих силах этого перехода и т. д. Очевидно, что сами эти переходы настолько разнообразны, что их трудно свести к какой-либо одной модели. С другой стороны, успешная демократизация (там, г де она состоялась) подчинялась определенной логике и последовательности событий, что позволяет выделить некие идеально-типические варианты перехода, в той или иной степени реализовавшиеся в различных странах.

В изучении проблематики демократических транзитов три основные школы.

  • Представители первой школы сосредоточивают свое внимание на предпосылках, необходимых для появления устойчивых демократий.
  • В центре исследований второй школы - процесс перехода как таковой: его характер (революция “сверху” или “снизу”), роль элит, важность их сплоченности, динамика и траектория политич-ских изменений и т. д.
  • Сфера интересов представителей третьей школы - процесс консолидации демократии, наступающий после краха прежнего режима.

Если первая школа делает акцент на социоэкономические и другие структурные факторы и предпосылки, то вторая и третья школы подчеркивают независимую роль индивидуальных акторов и человеческого фактора в целом, а также способность элит выстроить демократию даже при неблагоприятных объективных условиях.

Каждый из этих подходов внес большой вклад в исследование проблемы демократического транзита, поэтому мы попробуем воспользоваться каждым их них.

Темы: Демократия, Политический процесс
Источник: Политические процессы : учебное пособие / А. В. Глухова ; Воронежский государственный университет. — Воронеж : Издательско-полиграфический центр Воронежского государственного университета, 2009
Материалы по теме
Демократизация как вид политического процесса
Исаев Б., Баранов Н., Современная российская политика: Учебное пособие. Для бакалавров. —...
Особенности демократического транзита в странах Восточной Европы
Политические процессы : учебное пособие / А. В. Глухова ; Воронежский государственный...
Модели и этапы демократического транзита
Политические процессы : учебное пособие / А. В. Глухова ; Воронежский государственный...
Модель конкурентной элитистской демократии
Сморгунов Л. В., Сравнительная политология: Учебник для вузов. Стандарт третьего поколения...
Индекс свободы «Дома свободы»
Сморгунов Л. В., Сравнительная политология: Учебник для вузов. Стандарт третьего поколения...
Политические процессы
Рой О. М., Исследования социально-экономических и политических процессов: Учебник для вузов...
Типы политических конфликтов
Политические процессы : учебное пособие / А. В. Глухова ; Воронежский государственный...
Формирование и развитие демократических политических систем
Соловьев А.И., Политология: Политическая теория, политические технологии:. Учебник для...
Оставить комментарий