Виды государственной собственности

Придерживаясь субъектного критерия систематизации государственной собственности в России, необходимо выделить три её вида: федеральную, собственность субъектов Российской Федерации и муниципальную. В большинстве развитых стран мира наличествует также трехуровневая система отношений государственной собственности.

В теории муниципальную или местную собственность часто не считают государственным видом собственности. На наш взгляд, данная позиция является ошибочной. Что останется от любого государства, если все территории, находящиеся под контролем местных органов власти абсолютно отделить от него? Государство как система экономических и социальных отношений исчезает. Остается только бюрократическая верхушка, состоящая из партийно-государственной номенклатуры. Но это уже не государство. Государство состоит из территорий, муниципалитетов, общин, советов, коммун, провинций и т.п. При этом следует иметь в виду, что социально-экономические субъекты в провинциях живут и действуют по законам государства. Полномочия собственников разделяются между тремя системами субъектов. Некоторые объекты собственности, например, земля и некоторые другие природные ресурсы, находятся одновременно в экономическом кругообороте всех субъектов государственной собственности, а налоги расщепляются между тремя уровнями власти.

Относительное обособление местного самоуправления в части самостоятельного использования отдельных объектов собственности — это всего лишь эффективно сбалансированный механизм функционирования системы государственной собственности. Этот пример демонстрирует единство и противоречивость экономических и социальных интересов внутри самой государственной собственности. И не более того. Нельзя же, в самом деле, собственность какой-либо коммуны во Франции считать не принадлежащей французскому государству, если иметь в виду, что государство это не только Президент, двухпалатный Парламент и Совет министров, а органически цельная экономическая и социальная система.

В Российской Федерации радикальные демократы настолько вошли в раж, что требуют абсолютной независимости местного самоуправления и тем самым подготавливают почву для постоянных социально-экономических конфликтов, для ослабления и последующего развала государства. Одновременно поборникам ничем и никем не ограничиваемой свободы очень хотелось бы освободить высшие уровни власти от всякой заботы о народе, который на все 100% проживает на территориях местного самоуправления. В этих потугах просматривается желание воспроизвести так называемую демократию не для народа, а над народом с тем, чтобы повелевать, а не управлять.

В СССР была другая крайность. Государственную собственность отождествляли с общенародной. Такая позиция не отвечала реальности двояко. С одной стороны, не вся государственная собственность реально характеризовалась общенародным присвоением. В частности, хотя и в малых объемах, но в экономике присутствовал теневой сектор. Кроме того, если иметь в виду, что собственность — это не просто принадлежность благ кому-то, а система отношений, то с этих позиций методы хозяйствования в государственном секторе экономики были таковы, что они не обеспечивали общенародность присвоения. Проще говоря, с позиций интересов народа, присвоение не всегда отвечало этим интересам.

С другой стороны, имела место система индивидуального присвоения, основывающаяся на личностных методах присвоения и не вписывающаяся в общенародное присвоение. Слова из популярной песни «все кругом колхозное, все кругом моё», были пропагандистскими, но не имели под собой реального экономического содержания. О каком общенародном присвоении можно было вести речь в отношении работников сельского хозяйства, если они до середины 50-х гг. XX в. практически ничего не получали за свой труд в коллективных хозяйствах, и, кроме того, были вынуждены отдавать государству часть продукта из частных подсобных хозяйств. «Ножницы цен» между промышленной и сельскохозяйственной продукцией разрушают аграрную экономику России до сих пор.

Государственная собственность не в состоянии быть общенародной в виду функционирования системы социально-экономических субъектов в комплексе. Государство — это сложная система многочисленных социально-экономических субъектов. Каждый субъект имеет отличные от других субъектов интересы, в свою очередь, у государства возникают свои специфические интересы. Противоречия интересов исключают полное совпадение интересов одного, хотя бы самого значительного субъекта, с интересами очень большого количества других субъектов.

Виды государственной собственности нельзя олицетворять с принадлежностью объектов собственности номенклатуре государства, региона или муниципалитета. По экономическому содержанию три вида государственной собственности отражают межсубъектные отношения по поводу производства, распределения, перераспределения, обмена и потребления материальных и духовных благ на трех уровнях государственной системы. Власть каждого уровня данной системы должна иметь под собой прочное экономическое основание. Без этого она не может исполнять свои социальные функции. Доля объектов государственной собственности, поступающая в распоряжение властных уровневых структур, делает власть социально легитимной. Власть, опирающаяся только на нормы права, моментально обнаружит свою несостоятельность. Если у какого-то субъекта не будет собственности, то не будет ни правовой, ни политической власти. Все это в полной мере относится, прежде всего, к государству. Государство без собственности — полководец без армии. Больше всего государство должно быть заинтересовано в собственности на природные ресурсы и решающие средства производства в промышленных отраслях народного хозяйства.

Источник: 
Чуньков Ю.И., Экономическая теория. Часть 1