Теория сексуальности

Хотя о биологических предпосылках сексуальной ориентации собраны еще далеко не все сведения, мы, тем не менее, можем свести имеющиеся научные данные в теорию, которая будет обобщать то, что мы уже знаем.

Уровень гормонов в предродовой период во многом определяет формирование типично мужского и типично женского поведения у животных, что ясно показали все проведенные эксперименты с воздействием гормонов на крыс. Изучение редких человеческих заболеваний показывает, что он также влияет и на поведение людей. Здесь мы можем привести данные об исследовании девочек с синдромом врожденной гиперплазии надпочечников, проявлявших склонность к «мальчишескому» поведению, а также другие факты, обсуждавшиеся в предыдущих главах.

Исследования структуры мозга, различий в соотношении праворукости и леворукости и выполнении психологических тестов показывают, что мозг гомосексуалистов и лесбиянок организован иначе, чем у людей гетеросексуальной ориентации, отличаясь по тем характеристикам, которые, как было продемонстрировано, у животных также зависят от пренатального уровня гормонов. (Помните, что самки крыс, подвергнутые воздействию тестостерона, обладали лучшей способностью ориентироваться в пространстве, чем обычные самки?)

По сравнению с другими животными, различия в поведении мужских и женских человеческих особей невелики. Считается, что это происходит потому, что человеческий мозг в процессе формирования подвергается гораздо меньшему воздействию тестостерона, чем мозг других животных. Уровень мужских гормонов, обычно выделяемых в период внутриутробного развития, не так высок, чтобы обеспечить максимально возможное проявление мужского поведения у индивидуумов мужского пола Следовательно, «маскулинные» и «феминные» качества мужского и женского мозга хотя и дифференцированы у основных групп, в значительной степени перекрывают друг друга. Уменьшение мужской агрессивности может стать важнейшим результатом этой убывающей модуляции свойственной нервной системе «маскулинности», модуляции, которая, очевидно, и предусматривает большое участие мужчин в процессе воспитания детей, а также отношения между мужчинами и формирование не имеющих сексуальной природы связей между мужчинами и женщинами, необходимых для развития сложных обществ и культуры.

Человек демонстрирует множество различных форм привязанности. И если некоторые из них, например «влюбленность», могут быть поняты как проявление полового инстинкта, то другие, вроде патриотизма, — нет. У людей связь между межличностной привязанностью и воспроизводством является более слабой и вариативной, что, возможно, также есть результат наложения мужской и женской нервных организаций. Человеческий мозг не так жестко «запрограммирован», как мозг более простых животных. Очевидно, как уже говорилось выше, это является предпосылкой для развития интеллекта и неограниченной способности к обучению. Не будет слишком смелым предположением, если мы допустим, что генетические различия в гормональной регуляции формирования мозга у некоторых индивидуумов приводят к еще большему «ослаблению» связи между репродуктивным поведением и эмоциональной привязанностью. У этих индивидуумов имеется та же способность (и потребность) испытывать эмоциональную привязанность, но она не столь жестко «запрограммирована» на влечение к лицам противоположного пола, как у остальных людей, — они более свободны в своей способности «любить». Загадочные биологические и психологические сигналы из детства, связанные с сексуальным влечением, могут направлять их сексуальное влечение на лиц одного с ними пола (или обоих полов), поскольку слабее задана их ориентация на партнеров, с которыми возможны репродуктивные отношения.

Возможно, индивидуумы, склонные к формированию гомосексуальной ориентации, не так жестко «запрограммированы» на воспроизводство, как другие люди. Сделанные предположения также согласуются с данными о том, что сексуальная ориентация лишь отчасти находится под генетическим контролем и в ее формировании участвуют и другие факторы. Вспомним, что 50 /о гомосексуальных близнецов, исследованных Бейли и Пиллардом, имели гетеросексуальных братьев (в парах однояйцовых близнецов).

Данные нейробиологии о развитии и обучении также объяснит, почему сексуальная ориентация, по-видимому, не подлежит зменению. Некоторые черты, даже приобретающиеся исклю-ительно посредством обучения, например язык, запечатлева-тся в структуре нервной системы в процессе развития. К пуртатному возрасту мозг большей частью теряет способность подвергаться фундаментальным изменениям. Если сексуальная ориентация является одной из таких запечатленных в структуре поведенческих характеристик, то ни у кого ее нельзя изменить, как и родной язык, — и Хэвлок Эллис, и Зигмунд Фрейд, как и миллионы гомосексуалистов и лесбиянок, нашли бы, что эта идея согласуется с фактами их личного опыта.

Последние научные открытия в области поведения указывают на то, что невозможно отделить «природу» от «воспитания» или «психологический» процесс от «биологического». Некоторые из человеческих переживаний могут считаться скорее биологическими, а не психологическими явлениями (голод и боль, например). Но даже безусловно биологические переживания могут в большой степени контролироваться психикой: индийские йоги в состоянии религиозного экстаза проходят по горячим углям, не чувствуя боли.

Другие формы человеческого опыта кажутся исключительно принадлежащими «психике», а не мозгу — философия и поэзия, например. Некоторые из способностей заложены в структуре мозга, но могут быть введены в действие лишь посредством индивидуального опыта и обучения, как наша речевая способность. Но нигде более в человеческом поведении наши психологическое и биологическое «я» не сливаются и не переплетаются так, как в сексуальности.

Сексуальная ориентация следует такому количеству биологических «правил», что гомосексуальность не может считаться исключительно социальным «конструктом». Критические периоды развития, гормональные процессы, различия в структуре и функционировании мозга — все указывает на наличие биологической основы сексуальной ориентации. Но, как показал Кинси, людей нельзя делить на «праведников и грешников». Предпочтение людей своего или противоположного пола или обоих полов может проявляться в различных соотношениях. Уникальные события жизненного опыта взаимодействуют с уникальными биологическими возможностями и формируют уникальную сексуальность личности.

Сложность этих взаимодействий и бесконечное разнообразие человеческого опыта также объясняют, почему еще никому не удалось найти «причины» гомосексуальности. Ни гормональная теория Гюнтера Дёрнера, ни психоаналитические теории о холодных, отстраненных отцах и чрезмерно эмоционально близких матерях не выдержали критической проверки. Гомосексуальность, как и другие уникальные явления человеческого опыта, слишком сложна, чтобы ее можно было объяснить, исходя из обычных человеческих представлений. Если нашей самой человеческой чертой является обладание огромным количеством разнообразных возможностей и способностей, особенно в том, что касается взаимоотношений друг с другом, нас не должно удивлять, что у некоторых из нас способность к любви направлена на лиц своего пола.