Причины гомосексуальности

Что такое «гомосексуальность»? Это исключительная или преимущественная направленность влечения на лиц своего пола, стремление к эмоциональной и телесной близости с ними. Если гомосексуальный контакт возник в результате невозможности общения с противоположным полом (тюрьма, армия, однополый изолированный коллектив) или связан с психическим заболеванием, то считать это гомосексуальностью нельзя. Известно, что 30% мужчин когда-либо в жизни имели сексуальный контакт с лицом своего пола (среди женщин — 20%), однако не изменили от этого направленность влечения.

Гомосексуальность надо воспринимать не иначе как альтернативный вариант направленности влечения. Это не произвольный выбор человеком объекта любви, а выражение его личностной (а иногда и природной) сущности. Любовь не может считаться преступной или аморальной. Ее качество и полноценность таковы, каков сам человек, а не пол объекта любви.

Подавляющее большинство исследователей сходятся во мнении, что необычная направленность влечения берет свое начало в детстве, задолго до манифестации сексуального поведения.

Существующие в настоящее время теории происхождения гомосексуальности можно условно разделить на две группы: биологические и психологические. В первом случае его основы видят во врожденных нарушениях функционирования мозговых структур, генетической запрограммированности или в нарушении баланса гормонов. Во втором — основной причиной называют нарушенные отношения в семье, неправильное воспитание, неблагоприятные микросоциальные условия в подростковом периоде.

Попытки доказать наследственную обусловленность были связаны прежде всего с исследованиями близнецов в 40—50-е годы. Их результаты свидетельствовали о значительной частоте совпадений направленности влечения у однояйцевых близнецов. Не сумев подтвердить роль генетических факторов, эти исследования указали на наличие определенной биологической предрасположенности к появлению влечения к лицам своего пола. В последние годы были опубликованы данные американских ученых, которые якобы обнаружили ген, ответственный за гомосексуальное влечение у мужчин и женщин. Скорее всего, к этой информации следует относиться скептически, так как никто никогда не видел гомосексуальных династий. Если лица с альтернативным влечением имеют детей, то частота встречаемости аналогичного влечения у их потомков не превышает таковую в обычных семьях, а в семьях, где никогда не было лиц с подобным влечением, могут появиться дети с атипичной ориентацией.

Другой попыткой биологического подхода к объяснению гомосексуальности стали гормональные исследования. В значительной степени они основывались на мнении, что гомосексуальные мужчины недостаточно мужественны, а лесбиянки — недостаточно женственны. Считали, что в этом находит отражение нарушение баланса половых гормонов. Попытки сравнительного анализа гормонального фона предпринимали не раз, но в большинстве исследований каких-либо отличий обнаружено не было. Гормональную природу гомосексуальности опровергли и безуспешные попытки добиться гетеросексуальности (направленности влечения на противоположный пол) введением больших доз соответствующих гормонов. Увеличение количества мужских половых гормонов в крови приводило лишь к усилению половой возбудимости в рамках уже имеющейся направленности влечения.

В начале 70-х годов была сформулирована и стала очень популярной теория нарушения половой дифференциации мозга в период беременности. На животных было показано, что в случае нарушения этого процесса они начинали демонстрировать несвойственное их полу сексуальное поведение. Немецкими эндокринологами была высказана гипотеза о возможности аналогичных явлений у гомосексуалов. Однако многие специалисты не склонны принимать во внимание только биологические факторы и ставить знак равенства между половым поведением животных и сексуально-эротическим поведением людей.

Наиболее популярным психологическим объяснением происхождения гомосексуальности остается психоаналитическая теория, основы которой были заложены Зигмундом Фрейдом. Она опирается на идею бисексуальности, согласно которой каждый человек рождается без определенной направленности влечения, ему безразличен пол объекта, дающего удовлетворение. Гомосексуальность якобы вызывают серьезные нарушения раннего развития, эмоциональная фиксация на матери, что приводит к поискам объекта, которого можно любить, как это делала мать. В качестве причин указывали также на нарциссизм («самовлюбленность»), страх кастрации, зависть к старшим братьям и отсутствие сильного отца как объекта для идентификации. Как результат нарушенных семейных отношений рассматривали появление страха перед противоположным полом и невозможность контактов с ним. Экспериментальные попытки проверки психоаналитической модели показали ее несостоятельность. В одних исследованиях многие гомосексуалы демонстрировали большую враждебность и меньшую эмоциональную привязанность и к матери, и к отцу по сравнению с контрольной группой, а в ряде работ вообще не было выявлено различий между семьями гомосексуалов и контролем.

В нашей стране наибольшее распространение в прежние годы получила теория, в которой важнейшее значение придавали условно-рефлекторным связям, фиксирующим гомосексуальный вариант удовлетворения. В этом случае гомосексуальность рассматривалась как приобретенная под влиянием неблагоприятных внешних воздействий, чему должны были способствовать ранняя половая возбудимость и недостаточная дифференцированность влечения в детском и юношеском возрасте.

Множественность и противоречивость представленных теорий свидетельствуют о сохраняющейся неясности в вопросе о причинах и движущих механизмах формирования гомосексуального влечения. Выход из этого тупика.

Достаточно распространенной ошибкой является смешение двух понятий — гомосексуальности и гомосексуальных контактов. Сам по себе поведенческий (сексуальный) акт не может быть основанием для навешивания ярлыка. О гомосексуальности можно говорить лишь тогда, когда преобладает эмоциональная и эротическая привлекательность лиц своего пола, а не противоположного, они выбираются как объект влечения. может быть найден лишь в случае пересмотра подходов к изучению вопроса.

Рассмотрение вопроса формирования гомосексуальной ориентации возможно лишь при обязательном учете разноуровневой детерминации (обусловленности) этого процесса. Базисным, безусловно, оказывается биологический уровень, который налагает достаточно жесткие ограничения для своей направленности. Его корни лежат в биологических инстинктивных программах, ярко представленных в животном мире. В этом смысле важное значение принадлежит этапу маскулинизации или феминизации мозговых структур в период развития плода. На этом этапе закрепляется предрасположенность к мужским или женским формам поведения, которые включаются при наличии соответствующей гормональной стимуляции. У людей их императив несколько ослаблен и скорригирован за счет более молодых образований головного мозга, связанных с появлением регулирующей роли сознания и общественных институтов. Тем не менее, во всех жизненных потребностях роль биологического уровня сохраняется. При недостаточной заданности каких- либо параметров они определяются более молодым психологическим пластом. Индивид выбирает ту модель поведения, которая максимально соответствует его индивидуальным, личностно-характерологическим склонностям. Наиболее «поверхностным» является социальное регулирование, которое определяет лишь культурально-типические формы того или иного поведения.

В реальной ситуации половое влечение включает регуляцию на каждом из перечисленных уровней. В норме врожденной является направленность влечения к определенному полу (биологический уровень), она конкретизируется в соответствии с индивидуальными склонностями и жизненным опытом, выявляет наиболее привлекательные объекты (психологический уровень). Формы реализации эротического и сексуального поведения определяются социальными нормами и культуральной средой.

Естественен вопрос о возможности несоответствия различных уровней и их подчиненности. Показательны в этом смысле полоролевые отклонения у детей. Ведущим в определении направленности влечения является глубинный — биологический — уровень. В последующем характерологические особенности вынуждены находить возможность реализации в рамках появившегося биологического «приказа».

Создается впечатление, что у большинства гомосексуалов в той или иной степени ослаблена биологическая программа, задающая направленность сексуального влечения. Есть определенная группа гомосексуалов, которых с детства характеризует наличие целого ряда морфоконституциональных (например, внешний вид) и характерологических особенностей, свойственных лицам другого пола, наличие неустойчивой половой идентичности и полоролевых отклонений. В период пубертата они часто бесконфликтно принимают направленность влечения на лиц своего пола при одновременном отвращении к гетеросексуальным контактам.

Все это дает основание говорить о наличии группы лиц с врожденной «первичной», или «истинной», гомосексуальностью. Поиск ее истоков можно связывать с половой дифференцировкой мозга. Возможно, что при неблагоприятных условиях течения беременности врожденная программа оказывается ослабленной. Снижается, несмотря на соответствующее полу ребенка воспитание, реакция на безусловные половые раздражители (зрительные стимулы). Недостаток мужских половых гормонов у лиц мужского пола приводит к снижению чувствительности к тестостерону во всех органах. Это приводит к высокому уровню мужских гормонов при одновременно фемининном внешнем виде и пластике, высоком голосе, слабой выраженности оволосения на лице и теле, склонности к интересам, играм и характерологическим особенностям, свойственным другому полу.

Установлено, что к нарушению половой дифференцировки мозга могут приводить некоторые заболевания матери (ревматизм, сахарный диабет, пиелонефрит, ряд инфекционных заболеваний), интенсивные, длительно существующие психологические стрессы (например, алкоголизация мужа, постоянные конфликты, ссоры и избиения, невротическое состояние, депрессии), введение некоторых лекарств и гормонов. Общим эффектом оказывается меньшая маскулинизация и меньшая гетеросексуальность.

Как видно, сам по себе процесс нарушения половой дифференцировки мозговых структур не ведет однозначно к гомосексуальности, хотя и приводит к закладке некоторых свойств и качеств, способствующих появлению влечения к лицам своего пола. Мужские половые гормоны в этот период оказываются частично ответственными за последующее психологическое развитие. Крайний вариант, при котором происходит полное замещение мужской программы на женскую, или наоборот, очевидно, имеет место лишь при транссексуализме. Транссексуалы — это лица, стремящиеся изменить свой телесный пол, так как они ощущают, что являются представителями противоположного пола, отвергают свою телесную оболочку, жестоко страдают от того, что окружающие, например, обращаются с ними как с женщинами, а они чувствуют себя мужчинами. Хорошо известно, что таких людей мало. Частота подобных явлений, как и любых крайних вариантов, достаточно редка: по мировой статистике их 1:100 000 среди мужчин и 1:300 000 — среди женщин. При этом половая идентичность, свойственная противоположному полу, формируется у них очень рано — до 6 лет, без какой-либо возможности ее изменения.

В отличие от транссексуализма гомосексуальность в большинстве случаев становится очевидной лишь в подростковом возрасте. Обычно в пубертате пробуждающаяся сексуальная потребность несет в себе образ противоположного пола. Однако у лиц с отсутствием или ослаблением программы направленности влечения наблюдается вариант, при котором потребность не содержит в себе образ объекта удовлетворения. Его обретают лишь в процессе индивидуального опыта в подростковом и юношеском возрасте, что определяется, прежде всего, психологическими особенностями индивида, его эмоциональными и психологическими привязанностями в этот период. Таким образом, на первый план выступает высокая значимость психогенного фактора в определении дальнейшего развития казалось бы чисто биологической потребности. Становится понятным, что у «прегомосексуального» ребенка наблюдается ослабление и неустойчивость направленности влечения, но резко возрастает влияние ближайшего окружения (микросоциума), который из обеспечивающих условий становится определяющим фактором психосексуальной ориентации (направленности влечения).

Прежде всего, это относится к вопросу о роли семьи. Наши психологические исследования особенностей психосексуального развития показали, что отсутствие теплых отношений с матерью приводит к снижению уверенности в себе, появлению некоторых полоролевых отклонений, сложностям в отношениях со сверстниками. Мальчики-подростки, которые отрицательно оценивают отношения в семье, обнаруживают большую тягу к женщинам, имеющим мужские черты, или демонстрируют повышенную привязанность к лииам своего пола. Полученные результаты свидетельствуют о том, что нарушенные родительские отношения часто оказываются причиной психологических проблем в формировании зрелой сексуальности и в установлении полноценных партнерских отношений. Тем самым неблагоприятный психологический климат в семье оказывается одним из факторов, влияющих на процесс психосексуального развития, может вносить определенную лепту (хотя и не главную) в формирование направленности влечения на свой пол.

Между тем, нельзя игнорировать активную роль личности самого ребенка, избирательность его восприятия ситуации, принятие или отвержение предлагаемых окружающими поведенческих моделей. Уже с раннего возраста, после усвоения первичной половой идентичности (принадлежности к определенному полу) ребенок строит полоролевое поведение в соответствии со своими индивидуально-личностными особенностями, склонностями и на основе бессознательного восприятия мужских и женских социальных ролей. И хотя одобрение или осуждение со стороны родителей, других взрослых и сверстников способствуют этому, однако собственные задатки могут быть достаточно сильны и даже перевешивать все воспитательные усилия. В результате этого формирование половой идентичности (особенно атипичной) идет скорее с ориентацией на свое индивидуальное «Я», чем на культуральные требования. Неслучайно поэтому 2/з «прегомосексуальных» детей отличаются от своих сверстников, что проявляется в личностно-характерологических особенностях и полоролевых отклонениях. Ощущение своей непохожести на других ребят, отвержение сверстниками из-за невозможности соответствовать ожиданиям окружающих приводит к хроническому состоянию «несчастливости». Тесно связанными с ним являются чувство вины, снижение самооценки, неуверенность в себе, высокая тревожность, установка на достижение высоких результатов, интенсивные поиски выхода из психологического одиночества в общении со взрослыми и лицами другого пола. В этом случае полоролевая, а иногда и идентификационная модель противоположного пола может оказаться ближе и проще для усвоения.

Одновременно в психике мальчика происходит идеализация мужского образа как крайне желанного и трудно достижимого с акцентом на его физических качествах (сила, мужественность, храбрость, доминантность). Однополая дружба приобретает чрезвычайно значимый характер, межличностная дистанция сокращается до минимума стремлением слиться с объектом обожания, подчиняться ему, походить на него.

Платоническая и эмоционально-психологическая направленность на сильных, энергичных, иногда более старших подростков при пробуждении полового влечения в подростковом возрасте обретает эротическую окраску, так как само влечение не переадресует его на другой пол. Частые для этого возраста однополые телесные контакты (в играх, возне, экспериментировании друг с другом) несут для них совершенно иную смысловую нагрузку, приобретают сверхценный характер и рассматриваются как возможность сближения и идентификации с желаемым образом. Контакты принимают и закрепляют как положительный, эмоционально значимый опыт, видят как своеобразный гарант будущей мужественности и зрелости.

При подобном варианте развития гомосексуальное влечение формируется легко и безболезненно, так как не входит в противоречие с биологическим предрасположением ввиду ослабления или отсутствия врожденной программы направленности влечения, соответствует личностно-характерологическим особенностям индивида (полоролевое поведение) и его отношениям со сверстниками. Логичными на этом фоне выглядят влюбленности или глубокие эмоциональные привязанности к партнерам, что лишь облегчает процесс формирования гомосексуального влечения.

Значительно больше вариантов формирования представлено при «вторичной» гомосексуальности, которая является результатом стойкого стереотипа гомосексуального поведения. В этих случаях правильнее говорить о сбое в «программе» формирования направленности влечения на противоположный пол на различных этапах развития (прежде всего в возрасте 10—16 лет).

Обыденное сознание чаще всего рисует упрощенную модель по схеме: психотравма (сексуальное совращение или изнасилование) — выраженное психологическое изменение, приводящее к смене интересов, поведения и направленности влечения.

Многочисленные исследования демонстрируют несостоятельность и чрезмерную прямолинейность оценки воздействия внешних факторов на содержание полового влечения, его направленность. Фактически теория совращения предполагает возможность легкой смены влечения в результате случайного стечения обстоятельств, каким, по сути, является встреча и близкое общение с совратителем. Заранее можно отмежеваться от подобного подхода, который отказывает личности ребенка в цельности, стабильности, способности противостоять отрицательному опыту, если он таковым действительно является. И, тем не менее, мы признаем существование «вторичной», «приобретенной» гомосексуальности. Что же лежит в ее основе? В этих случаях определяющая роль принадлежит психологическому фактору. Частой моделью оказывается постепенное закрепление гомосексуальных актов в однополой подростковой среде при их неоднократном повторении и отсутствии полноценных контактов с противоположным полом. Этому способствуют:
- допустимость в определенной среде и предпочтение индивидом однополых контактов в сравнении с мастурбацией;
- наличие крайнего варианта или психопатических черт характера, которые способствуют легкости закрепления привычного способа удовлетворения с последующей трудностью его перестройки;
- подростковая гиперсексуальность.

При другом варианте подростки с выраженным тревожно-мнительным характером в силу индивидуальных особенностей испытывают страх и неуверенность перед отношениями с лицами другого пола. Даже единичный случайный гомосексуальный контакт может привести их в полное замешательство и у одних зафиксироваться в сознании как свидетельство атипичности, а у других рассматриваться как спасительный выход из психологически трудной ситуации боязни общения с женщинами. В последующем и в том, и в другом случае отношения с лицами своего пола видятся более простыми и менее пугающими. Бесконечные возвращения в мыслях к прошлому гомосексуальному опыту приводят к появлению этой тематики в снах и фантазиях, что еще больше закрепляет опасения в своей гомосексуальности. Все это ведет к повторным контактам, неудачным «экспериментам» с лицами другого пола, а в результате — необычный стереотип прочно фиксируется, неумение общаться с другим полом может сохраниться на всю жизнь.

Важным фактором, способствующим обращению девочек к лесбийским контактам, часто оказывается отрицательный опыт, жестокость отношения к ним мужчин в виде сексуального насилия, избиений и постоянного морального унижения. Естественной реакцией в таких условиях может стать восприятие сексуальных отношений с мужчинами как психотравмирующих, не приносящих какого-либо удовлетворения, вплоть до появления фригидности. Невостребованная нежность и потребность в эмоциональном тепле могут найти реализацию в интимной дружбе, которая в ряде случаев перерастает в стабильные партнерские отношения.

Многозначность сексуальной сферы предполагает возможность появления гомосексуальных действий как следствия личностного неблагополучия и отражения внесексуальных проблем, явиться суррогатным способом компенсации блокированных потребностей или уходом из конфликтных ситуаций. В случаях, когда подобные явления неоднократно повторяются в подростковом возрасте, они также могут превратиться в поведенческие стереотипы и закрепиться, становясь обычным сексуальным поведением.

В последствиях сексуального насилия и совращения играют роль несколько факторов. Прежде всего — это психологическая установка на те или иные отношения со своим и противоположным полом. Сам факт произошедшего накладывается на определенный уровень психосексуального развития и, в зависимости от степени совпадения, может либо стимулировать, либо тормозить этот процесс, но ни в коем случае не способен радикально его изменить. В оценке этого, как и любого другого поведенческого феномена, важна не столько его констатация, сколько определение значимости для личности. Именно от преломления в сознании и эмоциональной окраски зависит его влияние на последующие ориентации и поступки. Чаще всего такого рода событие является шокирующим для ребенка, вызывает множество отрицательных эмоций и, естественно, не может стать образцом для последующего поведения и желания повторных действий. В этом смысле последствия гомосексуального насилия мало чем отличаются от хорошо известных описаний последствий гетеросексуального изнасилования.

Попытки поиска причин возникновения гомосексуальной ориентации с позиций однопричинности являются бесперспективными. Только синтез различных подходов позволяет строить модель происхождения атипичного влечения. Очевидно, надо говорить о том, что сексуально-эротическое поведение определяется социальной средой и ближайшим окружением, в то время как направленность влечения имеет более глубокие корни и собственные механизмы развития.

Процесс психосексуального развития связан с взаимодействием между индивидуальным опытом, усвоением и реализацией социальных половых ролей (половой социализацией) и врожденными задатками, основанными на половой дифференцировке мозга и особенностях характера.

При относительной независимости параметров половой идентичности, полоролевого поведения и психосексуальной ориентации последние, с одной стороны, тесно связаны с половой идентичностью, ее биологическими и психологическими компонентами, а с другой — с особенностями и превратностями психосексуального развития как части психофизиологического развития вообще. Чем менее устойчив фундамент этого развития, например, неполная дифференциация мозговых структур или искажение психического развития, тем большая роль в их формировании может приходиться на различного рода психологические, средовые и ситуационные факторы, особенно в критические для этого периоды (10-16 лет).

Представленная картина формирования гомосексуальности с достаточной определенностью свидетельствует о том, что она может появиться лишь при обязательном участии в этом процессе эмоционально-личностных, социально-психологических и предрасполагающих биологических факторов. Такой подход согласуется с открытой многофакторной моделью психосоматических заболеваний.

Гомосексуальность может рассматриваться как болезнь адаптации в той степени, в какой индивидуальные особенности ребенка, подростка вступают в конфликт с социальными нормативами пола, являющимися более узкими для реализации его индивидуальных личностно-характерологических особенностей. В результате возникает серьезный психологический конфликт, носящий характер многолетнего стресса и приводящий к возникновению новой динамической функциональной системы (гомосексуальности) с новым личностным и биологическим подкреплением. Основная формула вторичной гомосексуальности в этих случаях: через неоднократное повторение поведенческого акта к его эмоциональному и психологическому принятию и превращению во внутреннюю потребность. При этом наблюдается постепенное ослабление и растворение влечения к лицам противоположного пола, замещение его в фантазиях и снах образами своего пола. Этому могут способствовать:
- некоторые особенности характера;
- задержка формирования эротических чувств и навыков общения с противоположным полом;
- бурное дисгармоничное протекание полового созревания с явлениями гиперсексуальности, готовность к любым формам удовлетворения физиологической потребности (диффузный эротизм);
- личностная незрелость, недостаточная критичность, легкость вовлечения в «нетрадиционные» сексуальные действия.

В дальнейшем вновь сформированная система обретает относительную независимость и самостоятельность и сама уже оказывает серьезное воздействие на поведение личности, психическое и телесное здоровье.

Результаты многочисленных психологических исследований показывают, что большинство гомосексуалов достаточно хорошо социально адаптированы, не имеют психических отклонений. И, тем не менее, многие из них нуждаются в психологической поддержке, консультациях специалистов.

Источник: 
Исаев Д.Н. - Эмоциональный стресс, психосоматические и соматопсихические расстройства у детей