Теории порождения речи

В самом общем виде процесс производства речи заключается в том, что говорящий по определенным правилам переводит свой замысел в речевые единицы конкретного языка.

В соответствии с бихевиористским подходом, ребенок научается говорить методом обусловливания. В основе развития речи лежит врожденная способность к подражанию звукам, но сама речь всецело определяется той средой, в которую помещен ребенок. Ребенок усваивает язык путем последовательных приближений под давлением социальной среды, в которой за одними звуками следует подкрепление, а за другими – нет. Сначала усваиваются отдельные звуки, затем слоги, слова, высказывания, правила их грамматического построения. Данная теория не может объяснить, почему речь очень быстро усваивается в раннем детстве, не объясняет также детское словотворчество (несводимое к подражанию речи взрослых) и подкрепление взрослыми не правильных, а умных и рассудительных высказываний детей. Т.е. с помощью подражания и подкрепления нельзя объяснить, почему у детей быстро формируется правильная грамматика высказывания.

Трансформационная модель (преформистская теория или теория специфических задатков) Н. Хомского и Дж. Миллера. Число возможных вариантов выражения одной мысли в языке является бесконечным в силу того, что одно и то же слова или одна и та же фраза могут иметь несколько значений. Однако ребенок уже 1,5-2 лет практически овладевает всеми этими вариативными формами высказываний в фантастически короткие сроки. Н. Хомский объясняет это тем, что ребенок не усваивает все возможные формы речевых конструкций, а овладевают некоторыми немногочисленными правилами, лежащими в основе бесконечно богатых речевых структур. Поэтому необходимо различать два уровня организации речевого высказывания: глубинные грамматические (синтаксические) структуры и поверхностные грамматические структуры языка, образуемые из первых путем трансформаций. Глубинные структуры являются едиными для разных языков, поверхностные же структуры неодинаковы для разных языков.

Глубинные структуры являются общими схемами выражения мысли, промежуточным звеном для перехода от мысли к развернутому речевому высказыванию и обратно – для перехода от развернутой речи к мысли (для понимания высказывания). Поверхностные структуры проявляются в развернутой речи. Глубинные структуры отличаются от поверхностных следующим образом:
1. Глубинные структуры характеризуются сравнительно немногочис-ленными правилами построения (каждое предложение состоит из подлежа-щего, сказуемого и дополнения). Иногда те правила, по которым строится глубинная структура высказывания, остаются нераскрытыми в поверхностной структуре, в связи с чем одна и та же фраза может приобретать разные значения. Например, фраза «Иван пришел к Ольге с Петром» может быть означать как то, что Иван и Петр посетили Ольгу, так и то, что Иван посетил Ольгу, живущую с Петром.

2. Глубинные структуры содержат в себе правила трансформации грамматических структур. Н. Хомский и Дж. Миллер описали следующие правила допустимой трансформации ядерного предложения (состоящего из подлежащего и сказуемого): а) положительная активная форма «Петя получил сливу»; б) положительная пассивная форма «Слива получена Петей»; в) отрицательная активная форма «Петя не получил сливу»; г) отрицательная пассивная форма «Слива не получена Петей»; д) вопросительная активная форма «Получил Петя сливу?»; е) вопросительная пассивная форма «Получена ли Петей слива?»; ж) вопросительная отрицательная активная форма «Не получил Петя сливу?»; з) вопросительная отрицательная пассивная форма «Не получена ли Петей слива?». Грамматически недопустимыми являются такие трансформации как «Слива получила Петю», «Получила ли слива Петю?» и т.д. Благодаря ядерным грамматическим структурам и немногочис-ленным законам их трансформации ребенок овладевает многообразными и изменчивыми грамматическими формами языка в короткие сроки.

Ребенок овладевает сначала глубинными структурами, которые имеют наследственный характер, т.е. у человека имеется врожденная способность строить осмысленное высказывание и изменять значение любой фразы (специфические задатки к усвоению речи). Благодаря врожденной структуре ребенок уже в раннем возрасте может усваивать грамматические правила, свойственные его родному языку. Определенная роль в модели отводится среде, с которой должен взаимодействовать ребенок для развития своего интеллектуального потенциала, но приоритет отдается врожденной структуре.

Э. Леннеберг дополняет преформистскую теорию следующим положением: критический период для усвоения основ языка во всех культурах одинаков и соответствует возрасту от полутора до трех лет (сензитивный для формирования речи период), поскольку специфические речевые задатки начинают проявляться к годовалому возрасту. Дети, подвергнутые своими родителями депривации, в дальнейшем с трудом обучались речи, и чем позже их освобождали, тем больше у них были затруднения. Их речь была лишена гибкости и всецело определялась выученными правилами.

Теория уровней языка Ч. Осгуда. В процессе производства (кодирования) речи, по мнению автора, существует 4 уровня:
1) Мотивационный уровень. Единицей уровня мотивации является предложение в широком неграмматическом понимании. На этом уровне говорящим принимаются решения общего характера:
а) говорить или не говорить;
б) если говорить, то в какой форме – утверждения, вопроса, приказа-ния;
в) если форма выбрана, то какими средствами воспользоваться для ее выражения в предложении – например, выбрать активную или пассивную форму;
г) что выделить логическим ударением, какие выбрать модели интонации.
2) Семантический уровень. На этом уровне говорящий поочередно выделяет в предложении определенные последовательности слов – функциональные классы. Любое предложение может быть разбито на единицы кодирования, причем эти единицы – не конкретные слова, а функционально-семантические классы (Талантливый художник – рисует – интересную картину). Например, представление о молодом человеке с рюкзаком за плечами – одна единица с точки зрения семантического уровня о порождении речи. Она может заполняться разными словами, но это единица функционального класса.
3) Уровень последовательностей. На этом уровне единица - слово, но не как семантическая единица, а как фонетическое слово. В процессе кодирования на этом уровне действуют следующие механизмы:
а) распознавание звуковых последовательностей;
б) определение длины отрезков так, чтобы интервалы между словами были больше, чем интервалы внутри слов даже на границе морфем;
в) механизм грамматических последовательностей, которые имеют дело с «большими сегментами».
4. Интеграционный уровень. В качестве единицы выступает слог. На этом уровне действуют моторные механизмы кодирования, и происходит звуковое оформление проработанного высказывания.

Модель Т – О – Т – Е Дж. Миллера, Е. Галантера и К. Прибрама. Человек, прежде чем преобразовать свою мысль в речь, составляет программу, план своего высказывания, создает «общую схему с пустыми ячейками». У человека есть план предложения, и, когда он формулирует его, то имеет относительно ясное представление о том, что собирается сказать. План предложения определяется до того, как будут выделены слова, которые человек собирается высказать. В процессе реализации плана он действует методом проб и ошибок. Иногда возникают несоответствия результата плану. Но тут включается механизм обратной связи, и человек движется к реализации плана от проб к операциям, от проб к результату. Поэтому модель получила название ТОТЕ (test – operate – test – exit, т.е. проба – операция – проба – результат). Человек, производя высказывание, постоянно контролирует свою речь, осуществляя обратную связь в случае ошибочного действия, т.е. исправляя себя и говоря правильно.

Модель формирования высказывания А.Р. Лурия. Центральная про-блема этой модели – проблема перехода смысла в значение. А.Р. Лурия выделил следующие этапы речевого высказывания:
1) Мотив как исходный фактор, вызывающий процесс речевого высказывания. Мотивы речевого высказывания, выделенные Б. Скиннером: требование со стороны окружающих; обращение информационного характера, связанное с контактом; желание яснее сформулировать свою мысль. Если ни один из этих мотивов не возникает, речевое сообщение не состоится, что бывает в сонном состоянии, при поражении лобных долей, аутизме. Непроизвольные аффективные высказывания (Ой! Ух, ты! Вот это да!) не требуют мотивации, не являются речевым высказыванием в полном смысле слова и возникают в ответ на внезапные аффективные состояния; не несут смысловой нагрузки.

Речь может быть инициативной (имеется план, цель речевого высказывания) и реактивной (высказывание в ответ на другое высказывание). Мотив определяет структуру речевого потока. Так, командная речь обладает четкой структурой, а просительная – мягкой.

2) Этап построения линейной неграмматической (семантической) структуры высказывания (внутреннее программирование). Возникает замысел высказывания: тема высказывания (объект высказывания, то, что уже известно субъекту, о чем будет идти речь) впервые отделяется от ремы высказывания (предикат высказывания, новое, что должно войти в высказывание, что именно следует сказать о данной теме). Тема и рема образуют исходную мысль. «Ваня твердо обещал Пете (тема), что вечером он примет Машу самым теплым, сердечным образом (рема)». Субъект начинает понимать, как именно можно превратить общий субъективный смысл высказывания в систему развернутых и понятных всем речевых значений.

Формирование общей схемы высказывания требует выделения наиболее существенных и торможения побочных связей, выбора из многих альтернатив и принятия решения. Принятие решения тем сложнее, чем меньше формулируемое сообщение совпадает с наиболее вероятными и хорошо упрочившимися речевыми стереотипами.
3) Преобразование линейной структуры в грамматическую структуру предложения. Посредством внутренней речи симультанная (одновременная) семантическая схема (мысль) превращается в сукцессивно (последовательно) развертывающееся речевое высказывание. Смысл переводится в систему развернутых синтаксически организованных речевых значений.
4) Реализация грамматической конструкции. Превращение мысли в развернутое речевое высказывание, которое характеризуется следующими особенностями: оно включено в процесс живого общения и передачи информации от одного лица к другому; в его состав входит не одно предложение, а целая цепь взаимно связанных предложений. Фразы, включенные в состав развернутого речевого высказывания, всегда даются в определенном практическом или речевом контексте, который должен соответствовать не только замыслу говорящего, но и отношению к этому высказыванию слушателя. В процессе высказывания тема и рема должны быть расширены, т.е. должны быть разделены на звенья программы целостного высказывания. Для этого необходимо, чтобы тема и рема сохранялись на длительный срок, и чтобы установка на передачу информации могла в течение длительного времени противостоять побочным, отвлекающим влияниям.

А.А. Леонтьев выделил следующие этапы порождения речи:
1) Внутренне программирование высказывания (программирование грамматико-символической стороны высказываний). Внутренняя программа соответствует содержательному ядру будущего высказывания. В основе внутреннего программирования лежит образ, имеющий личностный смысл. С единицами программирования проводятся операции включения, перечисления и сочленения.
2) Грамматико - семантическая реализация высказывания и выбор слов. Подэтапы: тектограмматический (перевод на объективный код); фенограмматический (линейное распределение кодовых единиц); синтаксическое прогнозирование (приписывание элементам грамматических характеристик); синтаксический контроль (соотнесение прогноза с ситуацией).
3) Моторное программирование (построение программы по созданию звукового ряда). Выбор звуков.
4) Реализация программы – выход речи.
На каждом этапе порождения речи действует механизм контроля за ее осуществлением.

Модель В. Левельта. Процесс порождения речи включает намерение, отбор информации, которая должна быть выражена, упорядочение информации, увязывание со сказанным ранее. Эти ментальные процессы В. Левельт называет концептуализацией, а систему, которая позволяет это реализовывать, — концептуализатором. Продуктом концептуализации является доречевое сообщение. Для производства сообщения говорящий должен иметь доступ к нескольким типам информации:
- процедурное знание (типа «если…, то»).
- декларативное знание (типа «что содержит что»).

- ситуационное знание - информация о наличной ситуации, о собеседниках и об окружении, в контексте которого происходит говорение.

Помимо этого, говорящий должен следить за тем, что он сам и другие говорящие сказали в ходе взаимодействия.
Следующим компонентом после концептуализатора является формулировщик. В качестве основной информации формулировщик использует доречевое сообщение, а в качестве результата выдает фонетический или артикуляторный план (переводит некоторую концептуальную структуру в языковую структуру). Сначала происходит грамматическое кодирование сообщения, затем - фонологическое кодирование.

В этом процессе участвуют леммы - нефонологическая часть лексической информации слова. В лемму входит концептуальная информация и морфосинтаксические характеристики, т.е. все кроме фонологического ас-пекта слова. Посредством процесса грамматического кодирования говорящий извлекает леммы и располагает их в правильном порядке. Грамматическое кодирование предполагает выбор подходящих лексических понятий и составление синтаксического каркаса. Все это подготавливает формирование поверхностной структуры.

На следующем этапе порождения речи происходит извлечение фонологических форм для лемм и говорящий строит артикуляторный план высказывания. Это осуществляется с помощью артикулятора. Этот компонент механизма производства речи извлекает последовательные блоки внутренней речи из артикуляторного буфера и передает их на исполнение. Продуктом артикуляции являете внешняя речь.

Модель В. Левельта предполагает также, что говорящий является своим собственным слушателем. Имеющаяся у говорящего система понимания речи включает в себя как понимание внешней речи, так и доступ к своей внутренней речи (мониторинг). Эта система позволяет представлять входящую речь в ее фонологическом, морфологическом, синтаксическом и семантическом аспекте.

Источник: 
Саенко Ю.В., Общая психология. Часть 3
Темы: