Судебно психиатрическая оценка олигофрении

Больные олигофренией могут совершать весьма разнообразные правонарушения.

А. Правонарушения, связанные с ситуацией, которая требует разумной оценки и принятия взвешенных решений.
Больные, оказавшись в усложненной обстановке, перед проблемами, выходящими за круг обычных и повседневных, не могут иногда самостоятельно найти оптимальный выход из положения и предпринимают действия, представляющие общественную опасность. Например, чтобы согреться, больной развел в доме костер, что привело к пожару. Эти пациенты не могут предвидеть прямые и косвенные последствия своих действий. Профессор Б.В. Шостакович (1997) приводит еще один клинический пример:

«Б-н, 19 лет, обвинялся в хулиганских действиях. Отец злоупотреблял алкоголем, умер в молодом возрасте. Больной отставал в раннем развитии, поздно начал ходить и говорить. В тяжелой форме перенес некоторые детские инфекции. Был тихим, малообщительным. Предпочитал общаться с детьми младше его по возрасту. В связи с отставанием в психическом развитии в общеобразовательной школе начал учиться лишь в возрасте 9 лет. Успевал плохо, не усваивал программу, учителями отмечались двигательная расторможенность, неусидчивость, суетливость, легкая возбудимость, конфликтность. Был осмотрен детским психиатром, который выявил у него ослабленную память, задержку речевого развития, затруднения в усвоении нового материала. Ему был установлен диагноз умственная отсталость в степени дебильности, в последующем медико-педагогическая комиссия рекомендовала перевести его на обучение во вспомогательную школу. В данной школе он успевал удовлетворительно, но поведение его было неправильным, он был конфликтен, агрессивен, склонен к бродяжничеству. В связи с выраженным психопатоподобным поведением несколько раз лечился в психиатрической больнице. В более старшем возрасте начал злоупотреблять алкогольными напитками. После смерти матери находился в школе-интернате, детском доме. В возрасте 18 лет стал несколько спокойнее, поведение было упорядоченным. Жил один в квартире матери, устроился на работу. Сотрудники помогали ему в решении некоторых бытовых вопросов, в приобретении вещей. Отношения с сотрудниками у него были ровные, одного из рабочих он боялся, во всем подчинялся ему. Этот рабочий постоянно дразнил испытуемого, смеялся над ним, иногда бил его, пугал различными наказаниями за будто бы допускаемые им оплошности и проступки. Все эти насмешки и угрозы испытуемый воспринимал всерьез, был запуган, испытывал страх и тревогу, боялся, что его могут уволить “по статье”, после чего он не сможет никуда устроиться. За несколько дней до правонарушения испытуемому кто-то сказал, что он своевременно не выполнил поручение. Испытуемый был взволнован, переживал, плакал, просил помочь ему. Он обращался к нескольким сотрудникам, просил помочь ему, говорил, что боится увольнения. В день правонарушения он все вопросы, задаваемые ему, нейтральные фразы воспринимал как угрожающие, считал, что это не случайно. Во второй половине дня больного вызвали в отдел кадров по какому-то незначительному поводу. Он стал двигательно беспокоен, метался, плакал, причитал, так как решил, что его могут уволить по статье. Кто-то сказал, что видел в отделе кадров его личное дело. В отделе кадров он неожиданно для сотрудников схватил документы, лежащие на столе, и стал рвать их, а затем выхватил нож и угрожал им инспектору.

Во время судебно-психиатрической экспертизы установлено следующее. Физическое состояние. Диспластичен. Непропорционально короткие конечности. Неврологическое состояние. Сглажена левая носогубная складка. Не доводит глазные яблоки снаружи. Снижены брюшные рефлексы. Сухожильные рефлексы справа выше, чем слева. Стойкий, красный дермографизм. При исследовании глазного дна патологических изменений не выявлено. Электроэнцефалографическое исследование обнаружило умеренно выраженные изменения биоэлектрической активности головного мозга. На рентгенограмме черепа патологии не выявлено. Заключение консультанта-невропатолога: “остаточные явления раннего органического поражения головного мозга”. Психическое состояние: рот полуоткрыт, речь дизартрична. Несколько подавлено настроение, в беседу вступает неохотно, пассивен, безынициативен. Словарный запас беден. Сведения о себе сообщает непоследовательно, с трудом вспоминает основные события своей жизни, даты. Считает себя психически здоровым. Заинтересованности в беседе не проявляет. При расспросах о правонарушении заметно волнуется, стремится вызвать сочувствие. Поясняет, что ему было очень трудно в жизни, он остался один, очень дорожил работой. Когда его вызвали в отдел кадров, он был уверен, что его вызвали для того, чтобы уволить. Считал, что если он не предпримет каких-либо мер, то в дальнейшем будет поздно, он останется без работы и без средств к существованию. Был растерян, поверил, что его уволят. В тот период принял решение уничтожить личное дело, считая, что там есть докладные с требованием уволить его. Соглашается, что поступил неправильно, не разобравшись, в то же время убежден, что его могли уволить. Обвиняет сотрудников в недоброжелательном к нему отношении, злости. В отделении держится отгороженно, мало общается с другими испытуемыми, в утренние часы бывает злобным, раздражительным. Пребыванием в отделении не тяготится, ни о чем не спрашивает, ни к чему не проявляет интереса. С желанием помогает персоналу в уборке отделения. Суждения примитивные, конкретные. Запас знаний мал. С трудом различает главное и второстепенное, существенное и незначительное. Испытывает затруднения при счете, при обобщении предметов. При экспериментально-психологическом исследовании выявлены низкий уровень процесса сравнения и обобщения, трудности при выделении главных и второстепенных признаков, конкретность ассоциаций, выраженные затруднения в усвоении новых знаний.

Экспертная комиссия пришла к заключению о наличии умственной отсталости в степени дебильности, о невозможности его в период, относящийся к инкриминируемому деянию, осознавать свои действия и руководить ими, рекомендовала признать его невменяемым и направить на принудительное лечение в психиатрическую больницу общего типа».

Б. Из-за повышенной внушаемости и пассивной подчиняемости совершают противоправные действия под влиянием других лиц (особенно асоциально направленных), например, кражи. Чаще всего перед судебными психиатрами предстают лица с дебильностью. Они могут быть как обвиняемыми, так и потерпевшими.

В случае, когда дебилы предстают в качестве обвиняемых, вопрос об их вменяемости решается в зависимости от глубины поражения интеллекта. Часто дебилов рекомендуют признавать вменяемыми.

Клинический пример (цит. по Г.В. Морозову):

«Обследуемый И., 22 года, обвиняется в изнасиловании. Наследственность не отягощена. В детстве перенес пневмонию, диспепсию, корь, дизентерию в тяжелой форме. Отставал в психическом развитии. Был вспыльчивым, драчливым. В школе с 8 лет, дважды оставался на повторный курс в 1-м классе, переведен во вспомогательную школу. На уроках неусидчив, расторможен. Дома груб, агрессивен по отношению к матери, часто убегал  дома, совершал мелкие кражи, в связи с чем состоял на учете в инспекции по делам несовершеннолетних. С 14 лет находился под наблюдением психоневрологического диспансера с диагнозом: олигофрения в степени дебильности. Окончив 6 классов вспомогательной школы, работал кровельщиком. К работе относился недобросовестно, допускал прогулы, употреблял спиртные напитки. В 20 лет женился, имеет дочь. В алкогольном опьянении совершил изнасилование гр. А.

Психическое состояние: во время беседы несколько развязен, не ощущает дистанции, раздражителен, обидчив. Сведения излагает последовательно, фиксирует внимание врача на том, что состоит на учете у психиатра. При этом старается показать себя “тяжелобольным”, просит помочь ему. Словарный запас ограничен, объем знаний и представлений бедный, вместе с тем хорошо ориентируется в практических вопросах. Мышление конкретного типа, достаточно последовательное, логичное. Склонен к аггравации своей интеллектуальной ограниченности. Правонарушение не отрицает, но ссылается на запамятование некоторых своих действий, пытается уверить, что у него в период правонарушения “что-то случилось с головой”. Вместе с тем сожалеет о содеянном, понимает противоправность и наказуемость своих действий, озабочен исходом дела. В отделении склонен к нарушению режима, конфликтует с медперсоналом, но при замечании легко корригирует свое поведение.

Заключение: олигофрения в степени легкой дебильности; рекомендовано признать вменяемым».

Довольно редко, если интеллект существенно снижен (на границе с имбецильностью) и присоединяются психопатоподобные нарушения поведения, экспертная комиссия может рекомендовать суду признать данного больного невменяемым. Клинический пример (цит. по Г.В. Морозову):

«Обследуемый В., 23 года, обвиняется в убийстве 3-летнего племянника.

Отец умственно отсталый, сестра больна эпилепсией. В. отставал в психическом и физическом развитии, рос тихим, замкнутым. В школе с 9 лет, материал не усваивал, в 1-м и 2-м классах оставался на второй год, в дальнейшем с трудом переходил из класса в класс. Окончив 8 классов, поступил в ПТУ, но учиться не смог, так как не справлялся с программой. В последующем не работал, в 19 лет установлена инвалидность II группы, дома помогал матери по хозяйству. Родственники характеризуют его трудолюбивым, но вспыльчивым, злобным, иногда у него отмечались “вспышки ярости”, во время которых он избивал членов семьи. В день правонарушения ожидал получения пенсии, был напряженным, злобным, бранил почтальона, который не принес деньги. В это время его 3-летний племянник попросил хлеба и воды, в ответ на это В. стал избивать ребенка руками, ногами, бил его головой о стену.

Психическое состояние: во время беседы сидит в однообразной позе, опустив голову, при обращении к нему иногда робко улыбается. Движения замедленные, угловатые, неуклюжие. Сведения о себе сообщает кратко, непоследовательно, после настойчивых расспросов говорит простыми, короткими фразами. Речь бедна, запас общеобразовательных сведений скудный; едва читает по слогам, простые арифметические действия выполняет с ошибками, не улавливает переносного смысла пословиц и поговорок. При расспросах о правонарушении не высказывает сожаления о смерти племянника, не испытывает чувства вины, заявляет, что был очень зол на почтальона, который не принес пенсию, а племянник попался под «горячую руку». Обнаруживает повышенную внушаемость, стереотипно повторяет все, что говорят другие. При шуме в палате, резком замечании пугается, становится растерянным, беспомощным, не может произнести ни одного слова, долго не успокаивается. Заключение: олигофрения в степени выраженной дебильности с дисфорическими расстройствами; рекомендовано считать невменяемым».

Если дебилы выступают как потерпевшие, то эксперты оценивают возможность их целенаправленно и осознанно руководить своим поведением и высказываниями в судебно-следственной ситуации. В период проведения следствия такие потерпевшие могут растеряться, давать путаные и противоречивые показания, менять под внушением посторонних лиц.

Источник: 
Лисняк М. А., Курс судебной психиатрии для юристов: учебное пособие. — Москва : Проспект, 2015. — 216 с.
Материалы по теме
Судебная психиатрия: понятие, предмет и содержание. Понятие судебной экспертизы
Краткий курс по судебной психиатрии : учеб. пособие / А.В. Горшков, Г.Р. Колоколов. — М. :...
Основания для назначения судебно-психиатрической экспертизы
Краткий курс по судебной психиатрии : учеб. пособие / А.В. Горшков, Г.Р. Колоколов. — М. :...
Правовые принципы назначения судебно-психиатрической экспертизы
Краткий курс по судебной психиатрии : учеб. пособие / А.В. Горшков, Г.Р. Колоколов. — М. :...
Судебно-психиатрическая экспертиза свидетелей и потерпевших
Краткий курс по судебной психиатрии : учеб. пособие / А.В. Горшков, Г.Р. Колоколов. — М. :...
Правоспособность, дееспособность и недееспособность: понятие и отличия
Краткий курс по судебной психиатрии : учеб. пособие / А.В. Горшков, Г.Р. Колоколов. — М. :...
Виды судебно-психиатрической экспертизы в гражданском процессе, и вопросы подлежащие разрешению ею
Краткий курс по судебной психиатрии : учеб. пособие / А.В. Горшков, Г.Р. Колоколов. — М. :...
Cудебно-психиатрическая оценка маниакально-депрессивного психоза
Краткий курс по судебной психиатрии : учеб. пособие / А.В. Горшков, Г.Р. Колоколов. — М. :...
Судебно-психиатрическая оценка лиц, перенесших ЧМТ
Лисняк М. А., Курс судебной психиатрии для юристов: учебное пособие. — Москва : Проспект,...
Оставить комментарий