Стилистическое использование историзмов и архаизмов

Лексика, переставшая активно использоваться в речи, забывается не сразу. Какое-то время устаревшие слова еще понятны говорящим, зна­комы им по художественной литературе, хотя при общении людей в этих словах уже не возникает потребности. Такие слова переходят в состав лек­сики пассивного запаса, они приводятся в толковых словарях с пометой устар. Их могут использовать писатели, изображая прошедшие эпохи, или ученые-историки при описании исторических фактов, но со временем архаизмы совсем уходят из языка. Так было, например, с древнерусскими словами комоиъ — ‘конь’, усние ‘кожа’ (отсюда заусеница), черевъе ‘вид обуви’. Отдельные устаревшие слова иногда возвращаются в состав актив­ного словарного запаса. Например, не употреблявшиеся какое-то время слова солдат, офицер, прапорщик, гимназия, лицей, вексель, биржа, депар­тамент теперь вновь активно используются в речи.

Особая эмоционально-экспрессивная окраска устаревших слов накла­дывает отпечаток на их семантику. Ведь, как писал Д. Н. Шмелев, сказать, что, например, глаголы грясти и шествовать «имеют такие-то значения без определения их стилистической роли, — это значит, по существу, отка­заться именно от их семантического определения, подменив его прибли­зительной формулой предметно-понятийных сопоставлений». Это ставит устаревшие слова в особые стилистические рамки и требует к ним боль­шого внимания.

В составе архаической лексики выделяются историзмы и архаизмы.

Историзмы — это слова, которые называют исчезнувшие предметы, явления, понятия {кольчуга, гусар, продналог, нэп, октябренок, комиссар и т.п.). Историзмы могут быть связаны как с весьма отдаленными эпохами, так и с событиями сравнительно недавнего времени, ставшими, однако, фактами истории {советская власть, партактив, генсек, политбюро). Исто­ризмы не имеют синонимов среди слов активного словарного запаса, являясь единственными наименованиями соответствующих понятий.

Архаизмы — это названия существующих вещей и явлений, по каким-то причинам вытесненные другими словами, принадлежащими к активной лексике (ср.: вседневно — всегда, комедиант — актер, злато — золото, ведать — знать).

Устаревшие слова неоднородны по происхождению: среди них есть исконно русские {полон, шелом); старославянские (глад, лобзать, святыня); заимствованные из других языков (абшид ‘отставка’; вояж — ‘путеше­ствие’).

Особый интерес в стилистическом отношении вызывают слова старо­славянского происхождения, или славянизмы. Значительная часть сла­вянизмов ассимилировалась на русской почве и стилистически слилась с нейтральной русской лексикой (сладкий, плен, здравствуй). Однако есть и такие старославянские слова, которые в современном языке восприни­маются как отзвук высокого стиля и сохраняют свойственную ему торже­ственную, риторическую окраску.

С судьбой славянизмов в русской литературе сходна история поэтиче­ской лексики, связанной с античной символикой и образностью (так назы­ваемых поэтизмов). Имена богов и героев греческой и римской мифоло­гии, особые поэтические символы (лира, элизий, Парнас, лавры, мирты), художественные образы античной литературы в первой трети XIX в. составляли неотъемлемую часть поэтического словаря. Подобно славяниз­мам поэтическая лексика усиливала противопоставление речи возвышен­ной, романтически окрашенной и речи будничной, прозаической. Одиако эти традиционные средства поэтической лексики недолго использовались в художественной литературе: уже у преемников А. С. Пушкина поэтизмы архаизируются.

Писатели часто обращаются к устаревшим словам как к выразитель­ному средству художественной речи. Интересна история использования старославянской лексики в русской художественной литературе, особенно в поэзии. Стилистические славянизмы составляли значительную часть поэтической лексики в произведениях писателей первой трети XIX в. Поэты находили в этой лексике источник возвышенно-романтического и «сладостного» звучания речи. Славянизмы, имеющие в русском языке созвучные варианты, прежде всего неполногласные, были короче русских слов на один слог и использовались в XVIII—XIX вв. на правах «поэтиче­ских вольностей»: поэты могли выбирать из двух слов то, которое отвечало ритмическому строю речи. См., например, у К. Н. Батюшкова:

Я вздохну... и глас мой томной,
Арфы голосу подобной
Тихо в воздухе умрет.

Со временем традиция «поэтических вольностей» преодолевается, но устаревшая лексика продолжает привлекать поэтов и писателей как сильное средство экспрессии. Устаревшие слова выполняют в художественной речи разнообразные стилистические функции. Архаизмы и исто­ризмы используются для воссоздания колорита отдаленных времен. В этой функции их употреблял, например, А. Н. Толстой:

Земля оттич и дедич — это те берега полноводных рек и лесные поляны, куда пришел наш пращур жить навечно. Он был силен... смышлен и нетороплив... он огородил тыном свое жилище и поглядел по пути солнца в даль веков.
И ему померещилось многое — тяжелые и трудные времена: красные щиты Игоря в половецких степях, и стоны русских на Калке, и установленные под хо­ругвями Дмитрия мужицкие копья на Куликовом поле, и кровью залитый лед Чудского озера, и Грозный царь, раздвинувший единые, отныне нерушимые, пределы земли от Сибири до Варяжского моря... [Родина).

Архаизмы, в особенности славянизмы, придают речи возвышенное, тор­жественное звучание. Старославянская лексика выступала в этой функ­ции еще в древнерусских памятниках письменности. В русской литера­туре XIX в., в поэзии русских классиков, функционально маркирована также именно старославянская лексика. См., например, в произведениях Ф. И. Тютчева:

И наша жизнь стоит пред нами,
Как призрак, на краю земли,
И с нашим веком и друзьями Бледнеет в сумрачной дали...
[Бессонница); пред — фонетический старославянизм 'перед';

Но для меня сей взор благодеянье;
Как жизни ключ, в душевной глубине Твой взор живет и будет жить во мне:
Он нужен ей, как небо и дыханье.
 благодеянье — словообразовательный старославянизм;

куда ланит девались розы,
Улыбка уст и блеск очей?
Всё опалили, выжгли слезы Горючей влагою своей.
(О, как убийственно мы любим...); ланита — лексический старославянизм'щека';
Как жадно к небу рвешься ты!..

Но длань незримо-роковая,
Твой луч упорный преломляя,
Сверкает в брызгах с высоты.
[Фонтан) длань — лексический старославянизм 'тыльная сторона ладони'.

В поэтической речи XIX в. с высокой старославянской лексикой сти­листически уравнялись древнерусизмы, которые тоже стали привлекаться для создания патетики художественной речи. Высокое, торжественное звучание устаревших слов оценили и писатели XX в. Так, в годы Великой Отечественной войны И. Г. Оренбург писал:

Отразив удары хищной Германии, она [Красная армия] спасла не только свободу нашей Родины, она спасла свободу мира. В этом залог торжества идей братства и гуманности, и мне видится вдалеке мир, просветленный горем, в ко­тором воссияет добро. Наш народ показал свои воинские добродетели...

В некоторых случаях устаревшее слово в стилистических целях исполь­зуется наряду с современным общеупотребительным; ср. ведал — знал: Если б я ведал, где ты нынче обедал, знал бы я, чыо ты песню поешь (поел.).
Устаревшая лексика может приобретать ироническую окраску; см., например:

Кто из родителей не мечтает о понятливом, уравновешенном ребенке, кото­рый все схватывает буквально на лету. Но попытки превратить свое чадо в «чудо» катастрофически часто заканчиваются неудачей (газ.).

Существует мнение, что устаревшая лексика распространена в офици­ально-деловом стиле. Действительно, в деловых бумагах употребляются отдельные слова и обороты речи, которые в иных условиях мы вправе рас­сматривать как архаизмы (например, юридические термины деяние, дее­способный, содеянное, кара, возмездие в словарях сопровождаются пометой арх.). В некоторых документах пишут: сего года; к сему прилагается; ниже­подписавшийся, вышепоименованный и т.д. Эти специальные официально­деловые слова в пределах своего функционального стиля не имеют экс­прессивной окраски. Никакой стилистической нагрузки такая устаревшая лексика в официально-деловом стиле не несет.

Анализ стилистических функций архаизмов в том или ином произве­дении требует знания общеязыковых норм, действующих в описываемую эпоху. Например, в произведениях писателей XIX в. встречаются слова, которые архаизовались в более позднее время. Так, в трагедии А. С. Пуш­кина «Борис Годунов» наряду с архаизмами и историзмами встречаются слова, которые перешли в состав пассивной лексики лишь в советское время (царь, царствую и т.п.); естественно, их не следует причислять к устаревшей лексике, несущей в произведении определенную стилисти­ческую нагрузку.

Употребление устаревших слов без учета их экспрессивной окраски ста­новится причиной грубых стилистических ошибок. См., например:

Спонсоров в интернате привечали с радостью; Лаборантка зашла к шефу и поведала ему о случившемся; Молодой предприниматель быстро узрел де­ловитость своего менеджера.

В этих предложениях славянизмы архаичны. Слово привечать даже не включено в «Словарь русского языка» С. И. Ожегова, а в «Толковом словаре русского языка» под редакцией Д. Н. Ушакова оно дается с поме­той устар., поэт. Слово поведать у С. И. Ожегова имеет помету устар., а у Д. Н. Ушакова — книжн. устар. и ритор.; слово узреть имеет помету стар. Контекст, в котором нет установки на юмористическую окраску речи, не допускает употребления устаревших слов; их следовало бы заменить сино­нимами (соответственно приветствовали, рассказала, увидел (заметил)).

Иногда авторы, употребляя устаревшее слово, искажают его значе­ние. Например: В результате бурного собрания домочадцев ремонт дома был начат слово домочадцы использовано здесь в значении ‘жильцы’, а в словаре С. И. Ожегова оно сопровождается пометой устар. и объяс­няется как ‘люди, которые живут в семье на правах ее членов’. Еще при­мер: На собрании вскрывались даже самые нелицеприятные недостатки в работе слово нелицеприятный означает ‘беспристрастный’, к тому же оно имеет ограниченные возможности лексической сочетаемости (нелице­приятной может быть только критика). Неправильное употребление арха­измов очень часто осложняется нарушением лексической сочетаемости, ср.: Андреева аттестовали как человека, очень долго проработавшего на этой стезе — однако стезю избирают, стезею следуют, но на ней не работают.

В современном русском литературном языке значение устаревшей грам­матической формы слова способно трансформироваться. См., например: Будучи доставлен в суд, потерпевший дал необходимые показания. Будучи доставлен в русских грамматиках, начиная с М. В. Ломоносова, А. X. Вос­токова и др., описывается с грамматическим статусом: «деепричастие стра­дательного залога, образованное по общему правилу формирования анали­тических грамматических форм из деепричастия вспомогательного глагола и краткого причастия». В современных грамматиках будучи — форма дее­причастия несовершенного вида глагола быть, которая образована посред­ством непродуктивного в современном русском литературном языке суф­фикса -учи. Однако грамматическое значение деепричастия «подавляется» страдательным грамматическим значением формы причастия прошедшего времени страдательного залога, поэтому в конструкциях типа будучи при­глашен, будучи обижен, будучи травмирован и др. грамматическое значение неспрягаемой глагольной формы переходит во вспомогательное, связочное.

Устаревшие слова могут придавать тексту канцелярскую окраску. Кроме того, в некоторых случаях стремление повысить «статусность» рече­вого облика высказывания способно привести к стилистической ошибке, т.е. неуместному употреблению слова:

Проводить занятия нужно в надлежащем помещении; Необходимо провоз­гласить административную ответственность за нарушение государственными служащими этических норм.

В деловых бумагах, где многие архаизмы закрепились как термины, использование такой специальной лексики должно быть целесообразным. Нельзя, например, считать стилистически оправданным обращение к уста­ревшим оборотам речи типа на ваше благоусмотрение; прилагаю при семф, вышепоименованный нарушитель', по получении таковых и т.п.

Стилисты отмечают, что в последнее время получают распространение устаревшие слова, находящиеся за пределами литературного языка; причем нередко им присваивается новое значение. Например, неправильно используется слово втуне, имеющее в словаре С. И. Ожегова помету у стар. и поясняемое синонимами бесплодно, напрасно: Намерения найти разумный компромисс оставались втуне; Остаются втуне вопросы создания севообо­ротов и применение комплекса удобрений (ср.: Разумный компромисс найти не удалосы, Не введен севооборот и не применяется комплекс удобрений).

При частом повторении устаревшие слова порой теряют отличавший их ранее оттенок архаичности. Это можно наблюдать на примере слова ныне. У С. И. Ожегова наречие ныне дается со стилистическими пометами у стар, и высок:. Ныне там / Но обновленным берегам / Громады стройные теснятся / Дворцов и башен (А. Пушкин). Современные авторы часто употребляют это слово как стилистически нейтральное: Многие выпускники МГИМО ныне стали дипломатами', На факультете ныне не так много можно найти студентов, которые бы довольствовались стипендией. В первом предложении слово ныне следовало бы опустить, а во втором заменить синонимом теперь. Очевидно, пренебрежение стилистической окраской устаревших слов неизбежно приводит к речевым ошибкам.

Ключевые слова: Стилистика, Архаизмы
Источник: Стилистика русского языка и культура речи : учебник для академического бакалавриата / И. Б. Голуб, С. 11. Стародубец. — М.: Издательство Юрайт, 2018. — 455 с. — Серия : Бакалавр. Академический курс.
Материалы по теме
Стилистическая маркированность синонимов
Стилистика русского языка и культура речи : учебник для академического бакалавриата / И. Б....
Разделы стилистики
Флоря А. В. - Русская стилистика курс лекций-2011
Стилистическая маркированность антонимов
Стилистика русского языка и культура речи : учебник для академического бакалавриата / И. Б....
Методы стилистического исследования
Флоря А. В. - Русская стилистика курс лекций-2011
Стилистическая маркированность многозначных слов
Стилистика русского языка и культура речи : учебник для академического бакалавриата / И. Б....
Понятие о стилистике декодирования
Флоря А. В. - Русская стилистика курс лекций-2011
Стилистическая маркированность омонимов
Стилистика русского языка и культура речи : учебник для академического бакалавриата / И. Б....
Понятие об идиостиле
Флоря А. В. - Русская стилистика курс лекций-2011
Комментарии
Материал еще никто не прокомментировал. Станьте первым, кто это сделает!
Оставить комментарий