Разделы стилистики

В. В. Виноградов утверждает, что существуют три «стилистики»: языка, речи и художественной литературы. Эта схема в целом соотносится с триадой Л. В. Щербы: речевая деятельность -языковая система - языковой материал35. Эти «стилистики» различаются, главным образом, степенью обобщенности/конкретности, независимости/зависимости от условий функционирования языка и человеческой индивидуальности. Например, к области языка относится описательная стилистика, к речи - функциональная, к художественной литературе -индивидуальная и стилистика декодирования. Это очень приблизительная, элементарная схема - на самом деле в каждом разделе стилистики мы найдем компоненты всех трех сфер - или, как минимум, двух - языка и речи. Автор этих лекций считает, что всех трех, включая художественную литературу. Многие новые слова и художественные приемы рождаются в индивидуальном творчестве писателей, подхватываются другими речевыми системами (чаще всего публицистикой) и, наконец, обогащают язык. Наиболее очевидные примеры - окказионализмы М. Е. Салтыкова-Щедрина головотяпы и благоглупость. «Щедрин» нашего времени - А. А. Зиновьев - придумал слово катастройка, получившее столь широкое распространение, что его пора включать в толковые словари русского языка.

Ученые традиционно выделяют стилистику ресурсов - дисциплину, изучающую выразительные возможности различных языковых единиц на всех уровнях. Она также называется описательной (или дескриптивной) стилистикой, а с некоторых пор - и риторикой. В 1986 г. в СССР была переведена бельгийская «Общая риторика», построенная именно как стилистика ресурсов. В той же монографии риторике дается (С. И. Гиндиным в Послесловии) определение, которое подошло бы и для стилистики: «(...) риторика есть наука об условиях и формах эффективной коммуникации».

Стилистика ресурсов обычно строится так же, как собственно лингвистика, то есть как описание свойств языковых единиц различных уровней - от фонетического до синтаксического (или даже текстового). Однако для этих дисциплин актуальны разные свойства, аспекты и функции одних и тех же единиц языка.

Сейчас мы увидим, как одно и то же слово - допустим, дуб - на различных языковых уровнях изучается собственно лингвистикой и стилистикой.

Фонетический уровень
Лингвистика
Слово дуб состоит из трех речевых фонем: <д, у, п2>. В слабой финальной позиции нейтрализован признак звонкости/глухости языковой фонемы <б>. Фонемы реализованы в виде аллофонов [д], [у], [п].
Звук [д] - согласный шумный звонкий парный, высокий, диффузный, недиезный, прерванный, нерезкий; переднеязычный зубной, смычный взрывной, твердый парный.
Звук [у] - гласный, низкий, диффузный, недиезный, бемольный, непрерывный; заднего ряда, лабиализованный, верхнего подъема.
Звук [п] - согласный шумный глухой парный, низкий, диффузный, недиезный, прерванный, нерезкий; губно-губной, смычный взрывной, твердый парный.
Один слог, прикрытый, закрытый. Акцентный тип С1, то есть при склонении в единственном числе ударение падает на основу, а во множественном - перемещается на флексию.

Возьмем строки Б. Л. Пастернака о младенце Христе: Он спал, весь сияющий, в яслях из дуба, Как месяца луч в углубленье дупла.
(«Рождественская звезда»)

Здесь используются два фонетико-стилистических приема:
фоника (звукопись) и анаграмма . Базой для ассонанса (повторения гласных) и аллитерации (повторения согласных) служат слова дуб, в котором компактно собраны опорные фонемы этого стиха, и - косвенно - дупло, где добавляется сонорная <л>, обрамляющая и оттеняющая данные фонемы.

Если мы обратимся к фоносемантическим характеристикам звуков, из которых состоит слово дуб, то увидим, что они довольно противоречивы. Звук [д] - прекрасный, радостный, возвышенный, бодрый, яркий, сильный, стремительный, суровый, темный, тяжелый, угрюмый, зловещий (курсивом выделяем наиболее проявленные признаки). Гласный [у] - нежный, возвышенный, сильный, медлительный, суровый, печальный, темный, тоскливый, зловещий. Согласный [п] - стремительный, медлительный, тихий, минорный, печальный, темный, тоскливый, устрашающий, [л/л5], выполняющие функцию рамки, в максимальной степени передают следующие признаки: прекрасный, светлый, радостный, сильный. Если учесть, что перечисленные звуки создают фоническую основу данных строк стихотворения, то общее настроение этого фрагмента можно охарактеризовать как меланхолическое и просветленное, проникнутое надеждой и тревогой. Излишне объяснять, насколько это сложное чувство естественно и для этих строк, и для всего пастернаковского стихотворения.

Лексический уровень
Лингвистика
У слова дуб два денотативных значения: дерево из семейства буковых (Дуб растет) и материал (мебель из дуба).
У того же слова есть переносное эмотивное значение: тупой, неотесанный человек (Ну, ты и дуб\).

Словообразовательный уровень
Лингвистика
В слове дуб непроизводная основа. От него можно образовать слова дубняк, дубовый, дубина (палица) и т. п.

Стилистика
С помощью суффиксов субъективной оценки от слова дуб можно образовать слова дубок, дубочек, дубина (дурак) и т. п., причем в последнем случае суффикс -ин- уже не нейтральный, а преувеличительный (срав.: детина, домина). Особый случай -неморфологическое образование фамилии Дуб в романе Я. Гашека «Похождения бравого солдата Швейка» (антономазия).

Морфологический уровень
Лингвистика
Дуб - существительное I склонения (твердый вариант), конкретное или вещественное (если означает материал), нарицательное, неодушевленное, мужского рода, изменяется по числам (конкретное) и падежам.

Стилистика
В этом аспекте имеет значение падежный вариант на дубу (разговорный или народно-поэтический - например, у 77. 77. Ершова:
Сидит ворон на дубу. Он играет во дуду) в сравнении с нейтральным на дубе. Кроме того, существительное дуб в значении «тупой человек» становится одушевленным (и тогда можно будет сказать: Я и раньше встречал таких дубов, но не такие дубы). В свою очередь фамилия Дуб становится существительным не только одушевленным, но также именем собственным.

Синтаксический уровень
Лингвистика
Со словом дуб можно составлять словосочетания (например, посадить дуб - глагольное объектное, связь подчинительная предсказующая обязательная - сильное управление) или предложения (Дубрастет; структурная схема - NIVf).

Стилистика
Можно образовать односоставное номинативное предложение -Дуб. Его уже нельзя считать стилистически нейтральным, потому что «имя существительное, образующее главный член номинативного предложения, совмещает в себе в концентрированном виде образ предмета и идею его существования в плане настоящего. Отсюда богатые экспрессивные возможности номинативных предложений и широкое их использование в статических описаниях, в повествованиях для передачи быстрой смены явлений и предметов, в эмоционально окрашенной речи» и т. д.40 Дуб может относиться и к другим стилистически значимым конструкциям: эллиптическим предложениям, именительному темы, заглавиям - художественного, научно-популярного или другого текста, словарной статьи и т. д.

Уровень текста
Лингвистика в чистом виде на этом уровне почти не представлена. Можно сказать, что вокруг слова дуб складываются тексты различных типов. Простейший пример - определение, иногда в сочетании с описанием: Дуб - это дерево с широким стволом, густой кроной, резными листьями. Его плоды называются желудями и т.д. Этот микротекст уже едва удерживается в рамках нейтральности и выйдет за них, если мы широкий ствол заменим массивным и тому подобное или к дереву добавим: из семейства буковых.

Стилистика
Возьмем отрывок из рассказа Ю. Нагибина «Зимний дуб». Там, как известно, учительница дает ученикам задание привести примеры имен существительных.
И вдруг, словно очнувшись ото сна, Савушкин приподнялся над партой и звонко крикнул:
- Зимний дуб! Ребята засмеялись.
- Зимний дуб! - повторил Савушкин, не замечая ни смеха товарищей, ни окрика учительницы. Он сказал это не так, как другие. Слова вырвались из его души, как признание, как счастливая тайна, которую не в силах удержать переполненное сердце.
Не понимая странной его взволнованности, Анна Васильевна сказала, с трудом сдерживая раздражение:
- Почему зимний? Просто дуб.
- Просто дуб - что! Зимний дуб - вот это существительное!

В этом микротексте дуб осмысливается не как абстрактная иллюстрация имени существительного, но как понятие, образ животворящих сил Природы. Это не дерево, а целый мир. Он особенно грандиозен и прекрасен зимой, поэтому Савушкин воспринимает его целостно, не выделяя ни «дуба», ни «зимнего». Восприятие ребенка выражается в его языке: синтаксическая единица - словосочетание зимний дуб - превращается для него в подобие слова - «существительного», как выразился Савушкин. Кроме того, в процитированном тексте подробно характеризуется отношение разных людей к сочетанию зимний дуб: энтузиазм, непонимание, раздражение - но в любом случае не равнодушие, чем подчеркивается неординарность примера.

Итак, мы видим, что стилистика и лингвистика не дублируют друг друга, хотя и во многом пересекаются. У каждой из них есть и своя специфика, свои закономерности, свои устойчивые функции языковых единиц. Таким образом, стилистика ресурсов как самостоятельная дисциплина возможна. Сделаем только одно уточнение: согласно концепции Ю. М. Скребнева, изложенной в «Очерке теории стилистики» (Горький, 1975), ее объектом должны быть не только единицы, но и комбинации, последовательности единиц - например, аллитерация, ассонанс, инверсия и др.

Помимо уже названной стилистики ресурсов, стилистическая наука включает в себя ряд смежных с ней дисциплин. Это функциональная стилистика, чье название говорит само за себя, практическая стилистика - занимающаяся вопросами преподавания, а также литературного редактирования, индивидуальная стилистика, изучающая как язык писателей, так и языковую манеру любого человека - например, при проведении разнообразных экспертиз для определения автора того или иного документа. Сравнительная (сопоставительная) стилистика относится главным образом к переводоведению - она служит методологической основой теории художественного перевода (работы А. В. Федорова, Ж.-П. Вине и Ж. Дарбельне, «Французская стилистика» Ю. С. Степанова). Важной научной дисциплиной является стилистика художественного текста, или стилистика декодирования. Все они строятся по иерархическому принципу, то есть в них рассматриваются языковые и речевые единицы разных уровней, так же, как нормативная лингвистика (вопреки позиции Г. О. Винокура).

В рамках практической стилистики изучаются редактирование текстов и методика преподавания дисциплины «Стилистика». Иерархический принцип соблюдается и в данном случае: ведь в школе стилистические упражнения входят в конкретные разделы, такие как «Фонетика», «Лексика», «Словообразование», «Морфология», «Синтаксис». Необходимо, чтобы ученики не только поняли строение русского языка, но также уяснили тонкости значений и употребления различных единиц и их категорий. Это еще более важно для студентов. Вот, например, упражнение по категории рода существительных из вузовского учебника по словообразованию и морфологии:
Проследите за употреблением слов поэт и поэтесса в применении к женщинам. Сделайте вывод об использовании этих слов.
«Писательница Н. Ильина рассказывает: «На мой вопрос, как она (Анна Ахматова) относится к стихам одной поэтессы, сказала: "Длинно пишет. Все пишут длинно. А момент лирического волнения краток". (Она терпеть не могла, когда ее называли "поэтессой". Гневалась: "Я - поэт"»).
«(...) Критик Ал. Михайлов, рецензируя сборник стихов узбекской поэтессы Зульфии, использует оба слова (и поэт, и поэтесса).
Книга "Избранное", прекрасно оформленная, уже одним своим видом привлекает читателя. Мне лично она впервые так объемно, так многогранно и в то же время так внутренне цельно раскрыла мир замечательного поэта...
Лирика Зульфии многотемна. Листая страницы "Избранного", догадываешься, как и чем жила поэтесса все уже послевоенные годы».

В этом упражнении хорошо показана гармоническая взаимосвязь различных языковых уровней: морфологического (род существительных), словообразовательного (наличие или отсутствие суффикса -есс-) и лексико-семантического (смысловые оттенки слов).

Можно указать и другие уровни: синтаксический (потому что, когда речь идет о женщине, различение слов «поэт» и «поэтесса» возможно только в контексте предложения) и орфоэпический (если мы читаем соответствующие тексты вслух): в слове «поэтесса» [т] произносится твердо, вопреки орфографии; [о] в обоих словах, скорее всего, не подвергаться качественной редукции.

По отношению к первому фрагменту следует сказать, что слово «поэтесса» употребляется в разных контекстах и не совсем одинаково оценивается разными людьми. Когда речь идет об «одной поэтессе», имеется в виду только профессия. Данное слово употребляет автор текста, и для него оно нейтрально. Когда же А. А. Ахматова с гневом отвергает слово «поэтесса» по отношению к себе, для нее это -оскорбление, уничижительное наименование. Этого отрицательного смыслового оттенка (коннотации) нет во втором тексте, относящегося к Зульфие.

Таким образом, слово «поэт» обладает постоянным, устойчивым положительным и даже возвышенным смыслом, а эмоциональная окраска слова «поэтесса» может изменяться, хотя и незначительно.

Предмет индивидуальной стилистики - художественное своеобразие личности (чаще всего писателя, но, в принципе, изучаться может индивидуальная речевая манера любого человека). Слово «своеобразие» точно раскрывает существо дела: имеется в виду не оригинальность, новизна автора (ее может и не быть), а то, из чего складывается его речевая личность. Вообще слово «оригинальность» нужно употреблять особенно осторожно, в самых ярких случаях, а лучше обходиться без него. Оригинальность всегда относительна. Только слабое знание культуры и плохая память позволяют нам говорить по поводу какого-либо автора, что так больше никто не писал, не употреблял таких приемов, образов и т. д. Оригинальность проявляется на фоне современников писателя, его близких предшественников, хорошо ему известных авторов.

На стилистике декодирования мы остановимся впоследствии более подробно.

Источник: 
Флоря А. В. - Русская стилистика курс лекций-2011