Понятие экстремальной ситуации в психологии

+1
0
-1

Под экстремальными в психологии принято понимать ситуации, которые развертываются при относительно устоявшемся течении жизни человека, в ставших привычными алгоритмах выполнения различных видов деятельности и могут негативно сказаться на различных сферах жизнедеятельности личности. Л.И. Анцыферова выделяет три вида экстремальных ситуаций: повседневные неприятные, негативные события, связанные с возрастом, собственно экстремальные ситуации.

Мы будем считать экстремальными ситуации, в которых решающим фактором является критерий сохранности субъекта. Экстремальными называют ситуации, которые связаны с большими объективными и психологическими трудностями, обязывают человека к полному напряжению сил и наилучшему использованию личных возможностей для достижения успеха и обеспечения безопасности. Экстремальные ситуации разнообразны (табл.). Они отличаются по трудности, степени и характеру угроз, возможным последствиям, требованиям к подготовке и поведению людей. Экстремальные ситуации сопряжены с переживаниями и таят в себе угрозу неудач, провалов, поломок техники, травм, серьезных заболеваний и пр.

В научной литературе последних лет наблюдается тенденция к расширительному толкованию понятия «экстремальная ситуация». Некоторые авторы склонны относить к таковым все ситуации, которые требуют напряжения тех или иных физиологических или психических функций, причем грань, отделяющая «нормальные» условия от экстремальных, остается достаточно неопределенной. Например, часто к экстремальным ситуациям относят нахождение в суровом климате Арктики или Антарктики. Но для коренных жителей Арктики, например, такой климат является привычным, для них экстремальной в данном контексте будет ситуация отдыха где-нибудь на Средиземноморье.

Возникает вопрос определения критериев экстремальной ситуации. Во-первых, существенный вклад в проблематичность выделения критериев вносят высокая индивидуальная вариабельность функциональных характеристик человека, интегральной характеристикой которой выступает устойчивость. Так, условия, крайне тяжелые для людей с одним уровнем физического развития, например, являются легкими для других, более хорошо физически подготовленных. Таким образом, можно сделать вывод о том, что понятие экстремальности не может быть абсолютным и имеет вероятностную природу. Следовательно, к экстремальному может быть отнесено такое значение фактора, которое с определенной вероятностью вызывает появление того или иного состояния человека. Здесь и выделяется сложная проблема - определение критериев этого состояния.

Типы экстремальных ситуаций
По причинам
возникновения
По качественным особенностям По комплексности и тяжести
последствий
По масштабности По длительности
  • стихийные;
  • техногенные;
  • антропогенные;
  • смешанные
  • природные;
  • социально-политические;
  • экономические;
  • профессиональные;
  • бытовые;
  • соматические;
  • транспортные;
  • криминальные;
  • военные
  • кризисные;
  • катастрофические;
  • чрезвычайные;
  • общественные бедствия
  • глобальные;
  • международные
  • локальные;
  • местные;
  • групповые;
  • индивидуальные
  • кратковременные;
  • средней продолжительности;
  • долговременные

Достаточно часто используется критерий напряженности физиологических функций, причем нередко ставится знак равенства между условиями экстремальными и стрессовыми. С таким подходом трудно согласиться. Имеется много примеров, показывающих, что любые отклонения от состояния покоя сопровождаются напряжением физиологических функций различной выраженности. Таким образом, критерий напряженности сам по себе растворяется в понятии активности, а термин «экстремальный» теряет специфичность.

В качестве другого критерия выдвигают условия, при которых происходит сокращение физиологических резервов человека. Однако данный критерий нельзя распространить на информационно-семантическую группу условий. Так, аварийная ситуация, которую можно отнести к экстремальной, вообще может не затрагивать физиологических резервов человека. Подобный пример приводят Ю.А. Александровский с соавторами: «Жительница Припяти Х, старший инженер производственно-распределительного отдела управления строительства ЧАЭС, свидетельствует: "В субботу, 26 апреля 1986 г. все уже готовились к празднику 1 Мая... Что-то уже просочилось об аварии и пожаре на 4-м энергоблоке... Но что именно произошло, никто толком еще не знал. Дети пошли в школу, малыши играли на улице в песочницах, катались на велосипедах. Группа соседских ребят ездила на велосипедах на путепровод (мост), оттуда хорошо был виден аварийный блок. Ребятам было интересно смотреть, как горит реактор"».

Существует подход московской школы исследований экстремальных и чрезвычайных ситуаций, который предлагает шкалу рисков любой деятельности, в том числе в экстремальных условиях с высокой степенью возникновения чрезвычайных ситуаций.
1. Зона - область допустимого (в обычных условиях жизнедеятельности) риска: любая деятельность с уровнем риска, постоянно сопутствующем деятельности человека в повседневной жизни.
2. Зона - область приемлемого (превышающего допустимый уровень в обычных условиях) риска: любая деятельность с повышенным уровнем риска. Примером такой деятельности могут быть парашютный спорт, участие в автомобильных гонках и пр.
3. Зона предельно допустимого риска: постулируется, что предельно допустимый уровень риска не должен превышаться независимо от вида той или иной деятельности. Примером такой деятельности является, например, работа горноспасателей, пожарных и пр.

4. Зона - область чрезмерного риска: любая деятельность с уровнем риска, превышающим предельно допустимый уровень риска. К данной зоне относится любая деятельность, в которой жизнь индивида подвергается реальной угрозе.

Вероятно, необходим более общий критерий оценки состояния. В.И. Медведев предложил критерий «динамического рассогласования». Согласно данной концепции все состояния человека, возникающие при воздействии факторов среды или факторов, связанных с внутренней структурой деятельности, можно разделить на две группы - состояние адекватной мобилизации и состояние динамического рассогласования.

Состояние адекватной мобилизации характеризуется полным соответствием степени мобилизации и напряжения функций требованиям, предъявляемым данными условиями. Если такое состояние нарушается, то говорят о возникновении динамического рассогласования, т.е. такого состояния, когда ответ организма неадекватен нагрузке или требуемый адекватный ответ превышает физиологические возможности человека. В структуру динамического рассогласования входит как нарушение адекватности физиологических реакций, так и нарушение психологических реакций.

Более четкая формулировка понятия экстремальности позволяет выделить следующие ситуации:
- ситуации, когда интенсивность внешних условий при определенном времени воздействия вызывает обязательное ухудшение параметров, по которым оценивается состояние человека. К таким условиям относят физико-химические, необычные, информационные, индивидуально-личностные (внутренние) и семантические;
- вторая группа ситуаций, которые могут быть отнесены к экстремальным, отличается от первой тем, что физическая характеристика условий не имеет значения для развития того или иного состояния человека, а ведущими становятся информационно-семантические характеристики.

Рассмотрим табл.. Наиболее простым является класс физико-химических экстремальных факторов, в который входят все физические и химические факторы среды, чьи характеристики (интенсивность, экстенсивность, время, темп и др.) таковы, что приводят к состоянию динамического рассогласования, особенно к его крайней форме - патологическим изменениям организма. Особенностью механизма действия факторов, входящих в этот класс, является их абсолютный характер, т.е. экстремальность фактора, как правило, обусловлена его размерностью и мало зависит от других условий, связанных с этим фактором, например от его информационной характеристики.

Классификация экстремальных условий
Класс Подкласс Разряд
1. Физико-
химические
Физические Микроклиматические.
Радиационные.
Барические.
Механические
Химические Измененный состав воздуха.
Измененный газовый состав среды.
Механические примеси
2. Необычные Физической природы Гиповесомость.
Гипервесомость
Информационной природы Логические.
Компонентные.
Ситуационные
3. Информационные
  1. Недостаточность информации.
  2. Избыточность информации.
  3. Ложность информации.
  4. Структурно- информационные (двойная деятельность).
  5. Неожиданность информации
Факторы, связанные с собственной структурой информационного потока.
Факторы коммуникабельности
4. Внутренние Биологические  
5. Семантические Угрожающие индивиду и группе  

В конце прошлого века считалось, что все члены конкретной группы, подвергшиеся воздействию какого-то физического или химического экзогенного фактора, рискуют в одинаковой степени. Однако проведенные исследования [87, с. 298] говорят об обратном. Так, в США обследовались люди, болеющие профессиональными респираторными заболеваниями, связанными с вредными промышленными веществами. В эпидемиологических исследованиях была обнаружена угроза редкого вида рака легких у рабочих, имеющих дело с асбестом. Оказалось, что риск этого заболевания связан с последствиями вдыхания асбестовых нитей и прямо коррелирует с наличием или отсутствием определенных энзимов в слизи в дыхательных путях. Эти энзимы, уровень активности которых определен генетически, становятся важным определяющим моментом реакции на воздействие асбеста.

Стоит оговорить лишь радиационный фактор. Интенсивное развитие ядерной энергетики породило интерес общества к последствиям действия доз облучения. Классические положения радиобиологии убеждали в том, что типичным отдаленным последствием лучевого воздействия являются лейкемии и солидные раки, развитие которых ожидается через 10 и более лет после радиационного воздействия. Необходимо подчеркнуть, что данная концепция разработана на основе наблюдений за клиническими эффектами больших доз радиации, т.е. тех, которые в острый период облучения вызывают классические признаки острой лучевой болезни. Все модели прогнозирования дополнительных случаев онкопатологии, вызываемые большими дозами радиации, так же как и построение социальных программ по предотвращению радиационно индуцированных раков, базировались на анализе эпидемиологических данных и не принимали в расчет показатели индивидуальной реактивности и радиочувствительности человека.

В настоящее время признано положение о зависимости ответной реакции организма человека на облучение от полученной дозы, согласно которому высокие дозы радиации вызывают прямое повреждение тканей и развитие облигатных симптомов лучевой болезни, тогда как малые дозы запускают каскад неспецифических компенсаторно-приспособительных реакций и лишь предрасполагают пострадавшего к развитию у него заболевания.

В последнем случае, как указывают многие авторы, клинические проявления патологии носят случайный, т.е. вероятностный характер и во многом зависят от индивидуальной психосоматической предиспозиции человека. Так, А.К. Гуськовой и А.Е. Барановым систематизированы и подробно описаны дозовые зависимости изменений нервной системы у ликвидаторов аварии на Чернобыльской АЭС: в диапазоне реальных доз облучения, полученных этими пациентами (0,2-1,0 Гр), корреляции изменений состояния нервной системы от дозы облучения не выявлено [37, с. 33].

Исследование особенностей психологического статуса ликвидаторов аварии на Чернобыльской атомной электростанции, проведенное сотрудниками Института биофизики РАН, также не выявило связи обнаруженных нарушений ни с дозовой нагрузкой, официально представленной в документах, ни с временем пребывания на ЧАЭС [84, с. 14].

Поэтому, основываясь на известных дозозависимых эффектах радиации и средних дозах облучения, полученных ликвидаторами (кстати, если вероятность смертельных опухолевых заболеваний у наиболее облученных 0-150 случаев на 25 000 человек, то от курения 10 сигарет в день - 1 случай на 200 человек), можно было бы предполагать отсутствие значимых и длительно существующих патологических изменений состояния здоровья у участников ликвидации аварии на ЧАЭС.

Тем не менее многие исследователи обнаруживали большую частоту и тяжесть клинических синдромов у ликвидаторов по сравнению с местным населением, не принимавшим участия в аварийных работах, но получившим примерно такие же дозы облучения. Кроме того, все исследователи подчеркивают наличие психологических деформаций в поведении ликвидаторов аварии на ЧАЭС. Так, обобщенные данные Медицинского радиационного научного центра РАМН продемонстрировали, что 80% ликвидаторов, работавших на станции с 1986 по 1988 г. и получивших дозы облучения до 35 бэр (1 Гр = 100 бэр), в 1993 г. имели нарушения адаптационно-защитных систем организма. У них отмечались следующие признаки: 1) психологическая и социальная дезадаптация; 2) нейро-циркуляторная дистония; 3) эндокринопатия; 4) иммуно-депрессия; 5) дисбаланс в системе гомеостаза [37, с. 36].

Таким образом, установлено, что один и тот же экстремальный фактор может по-разному воздействовать на человека. Развернутую характеристику воздействий радиационного и других факторов дали украинские ученые [133]. Наиболее существенные факторы, воздействовавшие на человека в 30-километровой зоне вокруг г. Припять:
1. Опасность. В результате исследований было установлено, что «эмоциогенное значение опасности определяется не столько объективным уровнем радиации на местности, сколько представлениями людей о том, какую угрозу она может представлять для здоровья» [133, с. 12].
2. Выполняемая работа отличалась большими физическими нагрузками, труд был преимущественно однообразный и тяжелый. Исследователи сообщают, что примерно у каждого второго участника ликвидации последствий аварии сразу после катастрофы выполняемая работа не соответствовала ни гражданской профессии, ни специальности, приобретенной во время службы в армии. Другой отличительной особенностью выполняемой деятельности была ее необычность. Никогда еще в СССР человек не работал на ликвидации последствий радиационной катастрофы, поэтому у руководителей «не было отчетливого представления, как это сделать... В результате нелегкая сама по себе выполняемая работа отягощалась отрицательными впечатлениями от обилия бесплодно приложенных усилий» [133, с. 14].
3. Время. Известно, что дефицит времени - показатель экстремальности во многих видах деятельности. Однако в данных условиях продолжительность работ была связана с возрастанием опасности. «Каждый выезд в зону увеличивал полученную дозу облучения. Конкретный размер увеличения зависел от разных обстоятельств. Некоторые исчерпывали "лимит безопасности" очень быстро» [133, с. 15].
4. Относительная изоляция. В условиях данной экстремальной ситуации такими обстоятельствами были отрыв от привычной системы трудовых и социальных отношений по месту постоянной работы и жительства; необходимость подчинения новой системе требований и отношений, складывающихся на основе выполнения непривычных, а порой представляющих непосредственную или скрытую угрозу для здоровья трудовых функций; существенное ограничение свободы перемещения, выбора форм проведения свободного времени; довольно жесткая регламентация поведения; длительное расставание с семьей.

5. Ответственность заключалась в том, что, как пишут исследователи, «крайне ответственное поручение, которое нельзя выполнить недобросовестно - такое настроение было доминирующим, особенно на самых ранних этапах работ вокруг разрушенного блока» [133, с. 17].

Другими словами, авария на Чернобыльской АЭС привела к принципиальным изменениям научных представлений о влиянии ионизирующего излучения на здоровье человека.

Класс необычных факторов занимает промежуточное место между первым и третьим классом. С первым их роднит физическая природа, с третьим - механизм действия. В данный класс включены факторы, для которых общим является одно свойство - новизна. Для этих новых факторов у человека не выработана реакция приспособления, следовательно, отсутствует состояние адекватной мобилизации. В ряде случаев существующие механизмы приспособления, например рефлексы, являются слабыми, чтобы организовать адекватную мобилизацию при длительной гипервесомости.

Во второй подкласс входят факторы, имеющие информационную природу и проявляющиеся в привычном и знакомом для человека алгоритме деятельности. Так, вариантом логических экстремальных факторов выступает, например, случай, когда при переходе на новую технику при полной сохранности общего алгоритма изменен порядок расположения приборов на панели управления. Так, описаны затруднения, возникающие у летчиков при замене авиагоризонта с неподвижной «Землей» и изменяющимся наклоном «самолета» на авиагоризонт с неподвижным силуэтом «самолета» и изменяющимся наклоном «Земли».

К компонентным относятся такие условия, где необычными, новыми являются какие-то составные части, отрезки алгоритма. Так, экстремальным компонентным фактором для водителя автомобиля выступает, например, появление слишком свободного люфта рулевого управления.

В разряд ситуационных входят те условия, которые могут стать необычными для привычной, хорошо знакомой деятельности. Такими являются, например, условия вождения на дорогах с левосторонним движением на машине с правосторонним расположением управления.

Общая черта всех видов факторов, относящихся ко второму классу - классу необычных факторов, это условность, относительность экстремального значения факторов. По сути, экстремальностью обладает лишь один признак - новизна. По мере утрачивания этой новизны, приспособления человека к действующему фактору они могут вообще выйти из рубрики экстремальных.

Третий класс составляют факторы, экстремальность которых зависит от информационной структуры. Здесь физическая характеристика условия вообще не имеет решающего значения, хотя некоторую побочную роль она все же играет. Наиболее широко встречается первый подкласс факторов - недостаточность информации, что сказывается на большей трудности принятия решения. Специфическим видом этого подкласса является недостаток времени для переработки информации.

По мнению многих авторов, поддержание адекватного контролируемого психикой поведения требует непрерывного поступления информации. Длительная изоляция приводит к серьезным изменениям в психической сфере. Так, известны эксперименты Бек-стона и Хирона, проведенные на студентах при изоляции их в особых боксах. Обследуемые лежали на особых и удобных кушетках. Возможность зрительных, слуховых и осязательных восприятий исключалась искусственно. На глаза надевали очки с поглощающими светофильтрами, на уши - аудифоны, на руки - специальные картонные футляры. Прием пищи и физиологические отправления осуществлялись по требованию. Реакция испытуемых характеризовалась возникновением потребности во внешних впечатлениях, которая приводила их к двигательному беспокойству (некоторые, например, колотили руками по стенкам бокса). Обследуемых тяготило отсутствие отчетливого представления: спят они или бодрствуют. Также у лиц, принимавших участие в эксперименте, наблюдались расстройства мышления, ложные ощущения, физическое и психическое утомление, скука, приводящие к снижению мотивации. Большинство отказывалось от продолжения эксперимента через 24-72 часа. У оставшихся в боксе в течение более двух суток появились зрительные галлюцинации.

Как указывают авторы, галлюцинации возникали в случаях особенно жесткого ограничения сенсорной информации. Сначала, как выяснилось в эксперименте, человек достаточно критически относится к галлюцинациям в условиях изоляции, затем это отношение исчезает, и они приобретают доминирующее значение. Подобные галлюцинации могут приводить к полному распаду личности.

Исследования, проведенные Ф.Д. Горбовым, В.И. Мясниковым и В.И. Яздовским в сурдокамерах длительностью 10-15 суток [32], показали, что у испытуемых отмечаются физиологические изменения (угнетение функций надпочечников, развитие явлений утомления и пр.), проявляются разные степени апатии, скуки, тревоги и страха, а также повышается внушаемость. Нередко у испытуемых отмечалось возникновение чувства эйфории, что свидетельствует о снижении контроля со стороны коры большого мозга над функциями подкорки. Обычно состояние эйфории возникает перед концом опыта или сразу после него и характеризуется сильным, неадекватным обстановке возбуждением, когда субъективная оценка не соответствует объективному ухудшению функционального состояния организма.

Интересный опыт провел французский спелеолог М. Сифр [112]. Он опустился под землю на глубину 130 м в ледяную пещеру Скарс-сон и провел там более 1 500 часов (62 суток) в целях изучения влияния длительного одиночества и отсутствия связи с внешним миром на восприятие времени. Поскольку в этих условиях невозможно отслеживать смену дня и ночи, ориентация во времени нарушилась очень скоро. Через 40 суток Сифру казалось, что прошло лишь 25. Когда эксперимент кончился, он заявил, что и не предполагал, что конец так близок. То же отмечали спелеолог Ж. Лорес, пробывшая в пещере Виньерон три месяца, и А. Сенни, проведший в пещере Оливье 125 суток. Так, когда Сенни предупредили о скором окончании опыта 2 апреля, он считал, что на данный день всего 6 февраля.

Факторы второго подкласса могут быть обусловлены избыточностью информации. Избыточность является одним из мощных средств повышения надежности систем, однако для человека данный фактор может иметь отрицательное значение, снижая величину переработанной информации. Непосредственной причиной снижения эффективности работы в условиях избыточности информации являются большая напряженность распределения внимания, затруднение поиска инвариантных признаков и большая нагрузка на оперативную память.

Третий подкласс включает ситуации поступления ложной информации. Наиболее типичным является случай, когда человек знает, что он адекватно оценил ситуацию, принял правильное решение и верно организовал деятельность, однако система обратной связи дает неправильную информацию о результатах этой деятельности. Это ведет к резкому эмоциональному возбуждению с выраженными негативными реакциями и, в конечном счете, к резкой хаотичности деятельности или полному отказу от нее. Интересной особенностью, характеризующей поведенческие реакции человека при действии этого экстремального фактора, является агрессивная персонификация какого-либо структурного элемента, «ответственного» за «неудачу» деятельности человека.

Четвертым подклассом объединены структурно-информационные факторы. Здесь следует обратить внимание на два разряда. Первый охватывает факторы, связанные с собственной структурой информации. К ним следует относить неодинаковую плотность информации, особенность логической структуры алгоритма, например сосредоточение в одной точке большого числа логических условий. Примером может служить ситуация, когда необходимо одновременно выполнять два или более видов деятельности.

Второй разряд включает экстремальные факторы коммуникабельности. Наиболее отчетливо данные факторы проявляются при совместной деятельности в системах «человек - человек» или «человек - машина» в условиях рассогласования деятельности или ее результатов. Именно данные экстремальные условия приводят к конфликтности как между профессиональными группами или подгруппами, так и в межличностном взаимодействии.

В четвертый класс входят все случаи, внутренние по отношению к человеку и лишь косвенно связанные с его деятельностью. К ним следует отнести, например, болезни, близкие к ним состояния, лишение сна и т.п.

Пятый класс объединяет ситуации, когда экстремальным фактором является значимость возникающего события, в котором находится человек. Наиболее существенным подклассом здесь следует считать ситуации угрозы жизни для индивида или группы. Сюда относятся все чрезвычайные ситуации.

Источник: 
Рогачева Т.В., Залевский Г.В., Левицкая Т.Е., Психология экстремальных ситуаций и состояний : учеб. пособие. - Томск: Издательский Дом ТГУ, 2015. - 276 с.
Отправить комментарий