Виды реакций при действии экстремальных факторов

+1
0
-1

Описание структурных характеристик типичных видов реакций на экстремальные ситуации включает адекватную и неадекватную формы реакции.

Адекватная форма реакции представляет собой специфическое реагирование психики, направленное на устранение или преодоление влияния экстремальных факторов либо поддержание необходимых видов деятельности. Как указывает А.М. Столяренко, «в любых, даже самых тяжелых ситуациях и условиях до 25-30% людей сохраняют самообладание, правильно оценивают обстановку, четко и решительно действуют в соответствии с ситуацией. По их словам, "они думали не о собственном выживании, а об ответственности за необходимость исправления случившегося и сохранение жизней окружающих"». Поэтому особенностью адекватных поведенческих форм является их осознанный целенаправленный характер. Это подразумевает формирование у человека определенного плана действий, основанного на анализе качественных, а иногда и количественных характеристик экстремальных условий и всей ситуации. Такая целенаправленная организация определяет и всю симптоматику внешних и внутренних показателей состояния человека.

А. М. Столяренко выделяет основные характеристики, способствующие адекватности реагирования в экстремальной или чрезвычайной ситуации. К таковым он относит:
- адекватность восприятия ситуации как правильную оценку и принятие всесторонне взвешенного, сообразного особенностям ситуации решения;
- поведенческую оптимальность как соответствие мотивацион-ных и ценностных факторов, определяющих поступок человека, социально принятым нормам и ценностям;
- действенную успешность как способность человека в чрезвычайной ситуации отобрать и реализовать такие действия, средства и способы, которые безусловно обеспечат решение профессиональной задачи;

- экстремальную надежность, в которой проявляется устойчивость ко всем видам негативных влияний факторов ситуации и обеспечивается личная безопасность.

Примером подобных реакций может быть описанное Д. Лондоном в рассказе «Дом Мапуи» поведение шестидесятилетней женщины, которую унесло в море во время цунами.

А между тем Наури, разлученная со своей семьей, одна переживала все ужасы урагана. Вместе с доской, за которую она упорно цеплялась, не обращая внимания на бесчисленные занозы и ушибы, ее перекинуло через атолл и унесло в море. Здесь, среди сокрушительных толчков огромных, как горы, волн, она потеряла свою доску. Наури было без малого шестьдесят лет, но она родилась на этих островах и всю жизнь прожила у моря. Плывя в темноте, задыхаясь и захлебываясь, ловя ртом воздух, она почувствовала, как ее с силой ударил в плечо кокосовый орех. Мгновенно составив план действий, она схватила этот орех. В течение часа ей удалось поймать еще семь. Она связала их, получился спасательный пояс, который и удержал ее на воде, хотя ей все время грозила опасность насмерть расшибиться о него. Наури была толстая, и скоро вся покрылась синяками. Ее выбросило на крошечный островок. Десять дней она жила, питаясь кокосовыми орехами, которые не дали ей утонуть: она пила их сок и ела сердцевину, но понемножку, чтобы хватило надолго. В спасении она не была уверена. На горизонте виднелись дымки спасательных пароходов, но какой пароход догадается заглянуть на маленький необитаемый остров?

Еще восемь дней Наури ждала помощи. За это время она нашла разбитый челнок, разыскала уключину и нашла деревянный ящик, в котором было десять банок рыбных консервов. Использовав все волокна кокосовых орехов, какие ей удалось собрать, пристроила уключину к челноку. Челнок сильно растрескался, проконопатить его было нечем, но Наури припасла скорлупу от кокосового ореха, чтобы вычерпывать воду. Она долго думала, как сделать весло: потом куском жести отрезала свои волосы, сплела из них шнурок и этим шнурком привязала трехфутовую палку к доске от ящика с консервами, закрепив ее маленькими клиньями, которые выгрызла зубами.

На восемнадцатые сутки, в полночь, Наури спустила челнок на воду и, миновав полосу прибоя, пустилась в путь домой. Наури была старуха. От пережитых лишений весь жир у нее сошел, остались одна кожа да лишь прикрытые дряблыми мышцами кости. Челнок был большой, рассчитанный на трех сильных гребцов, но она справлялась с ним одна, работая самодельным веслом; протекал он так сильно, что треть времени уходила на вычерпывание. Через день она была на родном острове.

К основным формам адекватных реакций принято относить следующие изменения. Во-первых, это повышение активности и интенсификации компонентов психической деятельности - моти-вационных, когнитивных, волевых и др. Так, А.М. Столяренко указывает, что, «как показывают исследования, в любых, самых тяжелых ситуациях и условиях до 25-30% людей сохраняют самообладание, правильно оценивают обстановку, четко и решительно действуют в соответствии с ситуацией».

Во-вторых, актуализируются и доминируют основные личностные качества, усиливается мотивация достижений, возникают состояния духовного подъема и мобилизации сил; человек вырабатывает успешные стратегии поведения.

В научной литературе описаны типичные реакции людей на различные экстремальные ситуации. После естественных катастроф примерно до 25% участников сохраняют душевное спокойствие, равновесие, действуют эффективно. Примерно у 10-25% сразу после катастрофы появляются симптомы устойчивой дезориентации, дезорганизации поведения, чувство утери контроля над своими действиями, которые могут постепенно пройти в течение 6 недель. В техногенных катастрофах примерно 50% участников имеют неадекватные реакции на ситуацию.

Неадекватные формы реагирования на экстремальную ситуацию многообразны, но чаще всего пострадавшие демонстрируют «стихийное массовое поведение», или поведение толпы. В толпе количество людей переходит в качественно иное психическое и интеллектуальное состояние. Это обусловлено рядом причин:
1) толпа анонимна, личность в толпе как бы растворяется, здесь нет имен и социальных статусов. «Толпа, - как писал Г. Лебон, - становится анонимной и в силу этого - безответственной, чувство ответственности, которое всегда сдерживает индивида, здесь исчезает полностью» [63, с. 18];
2) в толпе резко усиливается действие механизма социально-психологического заражения. Действуя под влиянием данного механизма, индивид «легко приносит в жертву свои личные и коллективные интересы»;
3) в толпе усиливается действие механизма внушения лидерами и взаимного внушения людей. Лишь немногие обладают достаточно сильной психикой, чтобы противостоять этому внушению.
То есть основными признаками толпы являются вовлеченность большого количества людей, одновременность, иррациональность (ослабление сознательного контроля), слабая структурированность, т.е. размытость позиционно-ролевой структуры, характерной для нормативных форм группового поведения.

Другими словами, толпа - скопление людей, не объединенных общностью целей и единой организационно-ролевой структурой, но связанных между собой общим центром внимания и эмоциональным состоянием. Выявлены два основных механизма образования толпы: слухи и циркулярная реакция (синоним - эмоциональное кружение).

Чаще под слухами понимается недостоверная, ложная или непроверенная информация. Слухи, во-первых, передают определенные сведения по каналам межличностного общения. Известен факт, что в русских летописях сохранились свидетельства необычайной многочисленности монголо-татарских войск («тьма тьму-щая» - от названия боевой единицы «тма» - 10 000 воинов). Однако серьезные историко-демографические исследования не подтверждают этой многочисленности. Скорее всего, монголо-татарскими военачальниками использовалась пропагандистская технология, распространявшая слухи о «тьме-тьмущей» монгольского войска.

Во-вторых, слухи служат катализатором различных событий и настроений. Так, осенью 1937 г. в США при университете города Принстона была организована группа для изучения социально-психологического воздействия радио на различные слои населения американского общества. Радиопьеса Герберта Уэллса «Война миров» в исполнении талантливых актёров создала неожиданную «экспериментальную ситуацию» для исследователей этой группы. В 8 часов вечера 30 октября 1938 г. известный драматург и актер Орсон Уэллс со своей небольшой труппой появился перед микрофоном в нью-йоркской студии радиовещательной компании «Ко-ламбиа». Он начал читать пьесу, написанную по роману «Война миров». Драматург и актеры намеревались развлечь слушателей невероятным рассказом. К великому изумлению участников передачи оказалось, что в их инсценировку о нашествии с Марса поверили тысячи американцев. В течение нескольких часов население страны было убеждено, что ужасные чудовища, вооруженные смертоносными лучами, действительно разрушают оборонительные укрепления США, что близится конец света.
Циркулярная реакция - это взаимное заражение, т.е. передача эмоционального состояния на психофизиологическом уровне контакта между организмами. Примеров такого взаимного заражения очень много. В истории Европы одним из самых трагических примеров циркулярной реакции назван известный клинический симптом - «пляска святого Витта». В XIV в., когда Европу охватила эпидемия чумы, «черная смерть», унесшая более 20 млн жизней, основными способами профилактики и лечения были молитва, покаяние, целование креста и скрупулезное отправление всех религиозных обрядов. В разгар этого бедствия наступил праздник святого Витта, который всегда сопровождался массовыми пирами и танцами. Особенно бурно празднество отмечали в Италии. Изможденные и отчаявшиеся люди, напившись вина, принимались ритмически плясать, доводили себя до истерического состояния и, уже не в силах остановиться, падали замертво. Зловещее и заразительное веселье передавалось от одного городского района другому, от деревни к деревне, оставляя за собой бездыханные человеческие тела.

Циркулярная реакция, или эмоциональное кружение, стирает индивидуальные различия. Ситуативно снижается роль личного опыта, индивидуальной и ролевой идентификации, здравого смысла. Человек, попадая в толпу, зачастую ведет себя «как все». Происходит, если говорить психологическим языком, регрессия: актуализируются низшие уровни психики и витальные потребности. Особый интерес представляют мимические изменения, характеризующие переход человека на низший уровень психической организации. Это хорошо известные рефлексы орального автоматизма (оральные рефлексы), к которым относятся «хоботковый рефлекс» и «сосательный рефлекс». При «хоботковом рефлексе» при легком ударе молоточком по верхней губе нижняя губа вытягивается вперед, образуя с верхней как бы хоботок. «Сосательный рефлекс» заключается в том, что при легком прикосновении кисточкой к губам начинаются сосательные движения. Подобное явление можно обнаружить у грудных младенцев и у психически неполноценных людей, например у олигофренов в стадии имбецильности, т.е. при недостаточном развитии коры головного мозга. Но и нормальные взрослые люди в экстремальных ситуациях могут неосознанно демонстрировать данные рефлексы. Так, В.Л. Марищук, доктор психологических наук, профессор, много лет занимающийся проблемой адаптации человека к экстремальным ситуациям, пишет: «Однажды мне захотелось сфотографировать проявление орального рефлекса у командира самолета при проведении очень сложных испытаний. Но, держа в руках фотоаппарат, я случайно увидел отражение собственного лица в боковом стекле самолета. Был четко выражен оральный хоботковый рефлекс. Я ведь тоже был в переживании, причем вдвойне: волнение в связи со сложной дозаправкой в воздухе, а также из-за не очень корректного своего намерения».

У человека повышается восприимчивость к импульсам, источник которых находится внутри толпы и резонирует с его доминирующим состоянием, одновременно снижается восприимчивость к импульсам извне. Соответственно усиливаются барьеры против любых рациональных предложений, снижается уровень ответственности, ослабевает нормативное сдерживание. Результатом могут быть действия, варьирующие от легких нарушений запретов (выкрики во время рок-концертов, проклятия в адрес арбитров во время футбольного матча, опрокидывание урн и пр.) до импульсивного самовыражения (воровство, избиение человека и пр.). Известный американский психолог Ф. Зимбардо выдвинул гипотезу, что обезличенность в толпе означает анонимность, располагающую человека к таким формам поведения, которые он вряд ли демонстрирует, находясь вне толпы. К таким формам поведения относят, например, вандализм. Зимбардо приобрел две подержанных машины десятилетней давности выпуска и оставил их с поднятыми капотами и снятыми номерными знаками на улицах - одну в университетском городке Нью-Йоркского университета, другую -около студенческого городка Стенфордского университета небольшого городка Пало-Альто. В Нью-Йорке, где проживает большое количество студентов и принято ходить группами, первые «автораздевальщики» появились через 10 минут, сняв аккумулятор и радиатор. Через трое суток, после 23 эпизодов краж и вандализма (причем со стороны хорошо одетых белых граждан), машина превратилась в бесполезную груду металлолома. По контрасту, в Пало-Альто, где студентов в несколько раз меньше и нет традиции групповых передвижений по территории студенческого городка, единственный человек, который дотронулся до автомобиля в течение недели, был прохожий, закрывший капот автомобиля машины, так как начинался дождь.

Таким образом, оказываясь в группе, которая может стать толпой, человек меньше себя контролирует, более склонен действовать, не задумываясь о своих ценностях, более восприимчив к ситуации. Экстремальная ситуация приводит к высокому уровню социального возбуждения, которое, комбинируясь с размыванием индивидуальной ответственности, отказом от обычных ограничений и анонимностью, обостряет доминирующую реакцию.

Стоит указать на основное свойство толпы - превращаемость. Как указывает А.П. Назаретян и «превращения могут происходить спонтанно, т. е. без чьего-либо сознательного намерения, но могут быть спровоцированы умышленно. На использовании свойства превращаемости строятся приемы управления толпой» [83, с. 31].

Выделяют четыре основных вида толпы.
1. Окказиональная толпа (от англ. occasion - случайность) -скопление людей, собравшихся поглазеть на неожиданное происшествие. У О. Генри есть рассказ, иллюстрирующий представителей такой толпы, который называется «Комедия любопытства». Герои рассказа - юноша и девушка - обожают глазеть на различные происшествия: «Эти фанатики любопытства, словно мухи, целым роем слетаются на место всякого необычайного происшествия и, затаив дыхание, проталкиваются как можно ближе» [27]. Однажды они познакомились в одной из таких толп и, понравившись друг другу, решили пожениться. В день и час свадьбы около церкви героев на месте не оказалось. Потом выяснилось, что у жениха и невесты именно в этот ответственный и значительный день сработал стереотип поведения. При приближении к церкви они увидели очередную толпу зевак, собравшихся, как обычно, поглазеть на очередную свадьбу. Каждый из новобрачных привычно бросился в толпу, чтобы пробиться в первые ряды. В итоге свадебные наряды были испорчены, под глазом у невесты - синяк, поэтому свадьбу пришлось отменить.
2. Конвенциональная толпа (от англ. convention - условность) собирается по поводу заранее объявленного события. Здесь преобладает более направленный интерес, и толпа до поры, пока сохраняет качество конвенциональности, готова следовать определенным условностям (конвенциям).
3. Экспрессивная толпа ритмически выражает ту или иную эмоцию: радость, возмущение и пр. Одним из видов подобной толпы является экстатическая толпа - экстремальная форма экспрессивной толпы.
4. Действующая толпа - наиболее значимо опасный тип коллективного поведения. В ее рамках, в свою очередь, можно выделить ряд подвидов:
• агрессивная толпа - эмоциональная доминанта которой (ярость, злоба) - агрессивная направленность;
• паническая толпа - объята ужасом, стремлением каждого избежать реальной или вымышленной опасности;
• стяжательная (жадная) толпа - люди, вступившие в неорганизованный конфликт за обладание некой ценностью. Доминирующим чувством здесь обычно становится жадность, жажда обладания, к которым иногда примешивается страх;

• повстанческая толпа по ряду признаков сходна с агрессивной (преобладает злость), но отличается от нее социально-справедливым характером возмущения.

В экстремальных условиях наиболее серьезную опасность представляет паническая толпа. Слово «паника» происходит от имени Пана, греческого бога лесов, покровителя стад и пастухов, который наводил ужас на людей и животных своим безобразным видом. Пастухи часто становились свидетелями того, как вследствие самой незначительной причины, особенно ночью, стадо овец или коз, полностью выйдя из-под контроля, бросалось в воду, в огонь или животные одно за другим прыгали в пропасть. Пастухи объясняли такое поведение животных гневом Пана. В современных языках корень слова «паника» улавливается слабо.

Принято различать массовую и индивидуальную панику. В самом общем плане можно дать следующее определение: паника -состояние ужаса, сопровождающееся резким ослаблением волевого самоконтроля. Виктор Гюго так описывает паническую толпу:
«Первые минуты были ужасны. Нет зрелища трагичнее перепуганной, мечущейся толпы. Все кинулись к оружию; кто-то кричал, кто бросался бежать, многие падали. Застигнутые врасплох крестьяне, сами не зная, что делают, стреляли по своим. Из домов выбегали оглушенные пальбой, ошалевшие люди, бежали назад, опять выбегали и растерянно толкались в общей каше, только увеличивая неразбериху. Мужья искали, окликая по именам своих потерявшихся жен и детей; дети с громким плачем искали родителей. Все перемешалось в этом зловещем ночном бою. Пули, свистя, прорезывали мрак ночи. Из всех темных углов гремели выстрелы. В дыму и общем гаме ничего нельзя было разобрать. Перепуганные лошади ржали, лягались, становились на дыбы. И кони, и люди наступали на раненых, с земли поднимались вопли и стоны. Ужас одних, остолбенение других» [38, с. 168].

В.М. Бехтерев считал, что «паника - это психическая эпидемия кратковременного свойства, которая возникает в виде подавляющего аффекта чаще всего при большом стечении народа, которому как бы прививается идея о неминуемой смертельной опасности, обусловленной складывающимися обстоятельствами». По мнению данного психолога, паника неразрывно связана с инстинктом самосохранения, который одинаково проявляется у личности независимо от ее интеллектуального уровня. Внушение в толпе распространяется подобно пожару; иногда оно возникает от случайно сказанного слова, отражающего переживание масс, резкого звука, выстрела, внезапного движения.

Возникновению паники способствует ряд факторов. Во-первых, усталость, депрессивные состояния, голод, опьянение, долгая бессонница или предшествующее психическое потрясение; во-вторых, такие психические явления, как крайнее удивление, большая неуверенность, осознание собственного бессилия перед неотвратимой опасностью, утрата доверия к лидерам и т.п.

Факторы возникновения массовой паники. Выделяют четыре комплекса факторов (условий, предпосылок) возникновения паники.
1. Социальные факторы - напряженность в обществе, вызванная произошедшими или ожидаемыми природными, экономическими, политическими бедствиями. Это могут быть землетрясение, наводнение, эпидемия, реальная или мнимая нехватка продовольствия, резкое изменение валютного курса, государственный переворот, начало или неудачный ход войны и т.д. Иногда напряженность обусловлена памятью о трагедии и / или предчувствием надвигающейся трагедии.
2. Физиологические факторы - усталость, голод, длительная бессонница, жара, холод, алкогольное или наркотическое опьянение. Данные условия снижают уровень индивидуального самоконтроля.
3. Общепсихологические факторы - неожиданность, удивление, испуг, вызванные недостатком информации о возможных опасностях и способах противодействия.
4. Социально-политические факторы - отсутствие ясной и высокозначимой общей цели, эффективных, пользующихся доверием лидеров, низкий уровень групповой сплоченности.

При возникновении паники следует учитывать два основных момента. Первый связан с внезапностью появления угрозы для жизни, здоровья, безопасности, например при взрыве, аварии, пожаре. Второй можно связать с накоплением соответствующего «психологического горючего» и срабатыванием «реле» определенного психического катализатора. Длительные переживания, опасения, накопление тревоги, неопределенность ситуации, предполагаемые опасности, невзгоды - все это создает благоприятный фон для возникновения паники, а катализатором может быть все, что угодно.

Вот как описывает «радиационную панику» В. А. Моляко: «Под гнетом самых невероятных слухов, в которых откровенные домыслы "радиоголосов" хаотически перемешались с правдой, не в силах больше выносить неопределенность и не получив никакой официальной конкретной информации или рекомендации, люди бросились сами спасать своих детей и себя. В железнодорожных и авиакассах, на вокзале и автовокзалах и аэропортах - огромные толпы... Мужчины и женщины с детьми на руках в давке проходят в вагоны и уезжают без всяких билетов... большинство людей едет стоя, уступив место детям. Дороги из Киева забиты.

Еще один слух: дети и родственники правительственного и партийного руководства уже вывезены в крымские пионерлагеря и базы отдыха несколько дней назад. Находились очевидцы, видевшие, как черные лимузины один за другим подъезжали прямо к трапам самолетов в Борисполе еще в конце апреля... Отвратительно работает телефонная связь. Дозвониться никуда невозможно, особенно по "междугородке". Толпы людей осаждают сберкассы. Через два часа после их открытия в некоторых из них заканчивается запас денег.» [96, с. 248, 249].

Таким образом, механизм развития бурной динамической паники можно представить как частично осознаваемую или неосознаваемую цепь: включение «пускового сигнала» (вспышка, громкий звук, обвал помещения, землетрясение, взрыв, сирена и пр.), воссоздание образа опасности, активизация защитной системы организма на различных уровнях сознания и инстинктивного реагирования, паническое поведение.

Первый этап реакции на подобный стимул - резкий испуг, потрясение, ощущение сильной неожиданности, шока и одновременно восприятие ситуации как кризисной, угрожающей или даже безысходной.

Второй этап - обычно замешательство, в которое переходит потрясение, а также связанные с ним хаотичные индивидуальные, часто совершенно беспорядочные попытки как-то понять, объяснить произошедшее событие в рамках прежнего личного опыта или путем лихорадочного припоминания аналогичных ситуаций из известного человеку чужого опыта. С этим связано острое чувство реальной угрозы. Когда необходимость быстрой интерпретации ситуации становится актуальной и требует немедленных действий, именно это ощущение остроты мешает логическому осмыслению происходящего и актуализирует страх. Первоначально страх сопровождается криком, плачем, двигательной активностью. Если такой страх не будет подавлен, то разовьется следующая стадия.

Третий этап - усиление интенсивности страха по известным психологическим механизмам циркулярной реакции. Тогда страх одних людей отражается другими, что, в свою очередь, еще больше усиливает страх первых. Усиливающийся страх стремительно снижает уверенность в совместной способности противостоять критической ситуации и создает у большинства смутное ощущение обреченности. Завершается этот этап неадекватными действиями, которые обычно представляются людям, охваченным паникой, спасительными. Хотя на деле такие действия могут не привести к спасению: это этап «хватания за соломинку», в итоге заканчивающийся паническим бегством. Тогда может возникать подчеркнуто агрессивное поведение определенной группы людей: известно, насколько бывает опасен зверь, загнанный в угол, даже если он обычно убегает от опасности.

Четвертый этап - массовое бегство (если есть, куда бежать). Паника именно как особый вариант массового поведения реально становится заметной, проявляясь в наблюдаемых феноменах -прежде всего массовом бегстве. Раньше или позже именно бегство становится естественным следствием любой паники. Стремление спрятаться, укрыться от надвигающегося страха и ужаса - естественная реакция. Безоглядное бегство - апофеоз паники.

Пятый этап - завершение паники. Внешне паника заканчивается по мере прекращения отдельными людьми бегства. Люди прекращают бежать либо из-за усталости, либо начиная осознавать бессмысленность бегства и как бы возвращаясь к рациональной оценке ситуации. Обычные следствия паники - либо усталость и оцепенение, либо состояние крайней тревожности, возбудимости, готовности к агрессии.

Оценивая весь цикл панического поведения, необходимо помнить о следующем:
- если интенсивность первоначального стимула очень велика, то все предыдущие, до бегства, этапы могут быть «свернуты». Другими словами, для наблюдателя все предыдущие этапы как бы невидимы, так как только бегство становится непосредственной индивидуальной реакцией на панический стимул;
- словесное обозначение пугающего стимула в условиях его ожидания может само непосредственно вызвать реакцию страха и панику до появления самого стимула;
- всегда стоит обращать внимание на общую атмосферу, в которой происходит паника, характер и степень угрозы, глубину и объективность информации об этой угрозе.

У человека, попавшего в чрезвычайные обстоятельства, могут проявиться следующие индивидуальные симптомы: бред; галлюцинации; апатия; оцепенение; ступор; двигательное возбуждение; агрессия; страх; истерика; нервная дрожь; плач.

Бред и галлюцинации. Экстремальная ситуация вызывает у человека сильное нервное напряжение, нарушает равновесие в организме, отрицательно сказывается на здоровье в целом. Это может обострить имеющееся психическое заболевание.

К основным признакам бреда относятся ложные представления или умозаключения, в ошибочности которых пострадавшего невозможно разубедить. Галлюцинации характеризуются тем, что пострадавший переживает ощущение присутствия воображаемых объектов, которые в данный момент не воздействуют на органы чувств (слышит голоса, видит людей, чувствует запахи и пр.).

В данной ситуации:
1. Обратитесь к медицинским работникам, вызовите бригаду скорой психиатрической помощи.

2. До прибытия специалистов следите за тем, чтобы пострадавший не навредил себе и окружающим. Уберите от него предметы, представляющие потенциальную опасность.
3. Изолируйте пострадавшего и не оставляйте его одного.
4. Говорите с пострадавшим тихим спокойным голосом. Соглашайтесь с ним, не пытайтесь его переубедить. Помните, что в такой ситуации переубедить пострадавшего невозможно.

Апатия может возникнуть после длительной напряженной, но безуспешной работы, или в ситуации, когда человек терпит серьезную неудачу, перестает видеть смысл своей деятельности, или когда не удалось кого-то спасти, и попавший в беду близкий погиб. Наваливается ощущение усталости - такое, что не хочется ни двигаться, ни говорить, движения и слова даются с трудом. Внутри - пустота, безразличие, нет сил даже на проявление чувств. Если человека оставить без помощи и поддержки в таком состоянии, то апатия может перерасти в депрессивное состояние. В состоянии апатии человек может находиться от нескольких часов до нескольких недель. Основными признаками апатии являются:
- безразличное отношение к окружающему;
- вялость, заторможенность;
- медленная, с длинными паузами речь.

В данной ситуации:
1. Поговорите с пострадавшим. Задайте ему несколько простых вопросов: «Как тебя зовут?», «Как ты себя чувствуешь?», «Хочешь есть?» и пр.
2. Проводите пострадавшего к месту отдыха, помогите удобно устроиться (обязательно снимите обувь).
3. Возьмите пострадавшего за руку или положите ему свою руку на лоб.
4. Дайте пострадавшему возможность поспать или просто полежать.
5. Если нет возможности отдохнуть, то больше говорите с ним, вовлекайте его в любую совместную деятельность (прогуляться, выпить кофе, помочь окружающим и пр.).

Оцепенение - проявляется в том, что человек становится как бы посторонним наблюдателем события. Оно проносится в его сознании как кадры из фильма. Возникает чувство нереальности происходящего, которое является свидетельством измененного состояния психики. Человек считает, что «все это происходит не с ним», «все как во сне». На самом деле - это состояние диссоциации, помогающее человеку контролировать экстремальную ситуацию и, как следствие, выжить в ней. Оцепенение предохраняет от потери контроля, паники, принятия неправильных решений. Основными признаками оцепенения выступают:
- концентрация внимания на определенных элементах или подробностях экстремальной ситуации;
- ясность сознания;
- автоматические действия.

В данной ситуации:
1. Если человек автоматически выполняет адекватные виды деятельности (помогает спасателям, собирает уцелевшие продукты и пр.) - не мешайте.
2. При неадекватных или бессмысленных действиях, при угрозе жизни - заговорите с пострадавшим, попробуйте перевести его внимание на другие виды деятельности.
3. Дайте пострадавшему возможность поспать или просто полежать.
4. Если сон невозможен, попросите описать экстремальную ситуацию.
5. Помните, что после катастрофы многие порой упрекают себя в том, что действовали автоматически, хладнокровно, не обращали ни на что внимание, не позаботились о других. Объясните пострадавшему автоматический механизм защитной реакции -оцепенения.

Ступор - одна из самых сильных защитных реакций организма. Она наступает после сильнейших нервных потрясений (взрыв, нападение, жестокое насилие), когда человек затратил на выживание столько энергии, что сил на контакт с окружающим миром уже не осталось. Человек подолгу находится в одной и той же позе, не ищет помощи, ничем не интересуется. Ступор может длиться от нескольких минут до нескольких часов. Поэтому, если не оказать помощь и пострадавший пробудет в таком состоянии достаточно долго, это приведет к его физическому истощению. Так как контакта с окружающим миром нет, пострадавший не заметит опасности и не предпримет действия, чтобы ее избежать. Основными признаками ступора являются:
- резкое снижение или отсутствие произвольных движений и речи;
- отсутствие реакций на внешние раздражители (шум, свет, прикосновения, щипки), отсутствует чувство жажды и голода;
- «застывание» в определенной позе, оцепенение, состояние полной неподвижности;
- зрачок вяло реагирует на свет, дыхание становится редким, бесшумным, неглубоким;
- возможно напряжение отдельных групп мышц.

В данной ситуации:
1. Согните пострадавшему пальцы на обеих руках и прижмите их к основанию ладони. Большие пальцы должны быть выставлены наружу.
2. Кончиками большого и указательного пальцев массируйте пострадавшему точки, расположенные на лбу, над глазами ровно посередине между линией роста волос и бровями, четко над зрачками.
3. Ладонь свободной руки положите на грудь пострадавшего. Подстройте свое дыхание под ритм его дыхания.
4. Человек, находясь в ступоре, может слышать и видеть. Поэтому говорите ему на ухо тихо, медленно и четко то, что может вызвать сильные эмоции (лучше негативные). Необходимо любыми средствами добиться реакции пострадавшего и вывести его из оцепенения.

Двигательное возбуждение. Иногда потрясение настолько сильное, что человек просто перестает понимать, что происходит вокруг него. Он не в состоянии определить, где враги, где помощники, где опасность, где спасение. Человек теряет способность логически мыслить и принимать решения.
Основными признаками двигательного возбуждения являются:
- резкие движения, часто бесцельные и бессмысленные действия;

- ненормально громкая речь или повышенная речевая активность (человек говорит без остановки, иногда абсолютно бессмысленные вещи);
- часто отсутствует реакция на окружающих (на замечания, просьбы, приказы).

В данной ситуации:
1. Используйте прием «захват»: находясь сзади, просуньте руки пострадавшему под мышки, прижмите его к себе и слегка откиньте на себя.
2. Изолируйте пострадавшего от окружающих.
3. Массируйте «позитивные» точки. Говорите спокойным голосом о чувствах, которые он испытывает («Тебе хочется, чтобы это прекратилось», «Ты хочешь убежать, спрятаться от происходящего»).
4. Не спорьте с пострадавшим, не задавайте вопросов, в разговоре избегайте фраз с частицей «не», относящихся к нежелательным действиям (Например: Не кричи).
5. Помните, что пострадавший может причинить вред себе и окружающим.
6. Двигательное возбуждение обычно длится недолго и может смениться нервной дрожью, плачем, а также агрессивным поведением.

Агрессия - один из непроизвольных способов, которым организм человека пытается снизить высокое внутреннее напряжение. Проявление злобы или агрессии может сохраняться достаточно долго и мешать самому пострадавшему и окружающим. Основными признаками агрессии являются:
- раздражение, недовольство, гнев (по любому, самому незначительному поводу);
- нанесение окружающим ударов руками или какими-нибудь предметами;
- словесное оскорбление, брань;
- мышечное напряжение;
- повышение кровяного давления.

В данной ситуации:
1. Сведите к минимуму количество окружающих.
2. Дайте пострадавшему возможность «выпустить пар» (побить подушку, выговориться и пр.).

3. Поручите ему работу, связанную с высокой физической нагрузкой.
4. Демонстрируйте доброжелательность. Даже если вы не согласны с пострадавшим, не обвиняйте его самого, а высказывайтесь по поводу его действий. Иначе агрессивное поведение будет направлено на вас.
5. Старайтесь разрядить обстановку смешными комментариями или действиями.
6. Агрессия может быть погашена страхом наказания, при условии:
- если нет цели получить выгоду от агрессивного поведения;
- если наказание строгое и вероятность его осуществления велика.
7. Если не оказать помощь разъяренному человеку, это приведет к опасным последствиям: из-за снижения контроля над своими действиями человек будет совершать необдуманные поступки, может нанести увечья себе и другим.

Страх - это наиболее часто переживаемая человеком эмоция в различных критических ситуациях, так как главная причина возникновения страха - наличие угрозы или опасности. Наиболее надежными и точными индикаторами страха служат мимические проявления: брови приподняты и слегка сведены к переносице, в результате чего горизонтальные морщины в центре лба глубже, чем по краям, глаза широко открыты, верхнее веко иногда слегка приподнято, в результате чего белок глаза между веком и зрачком обнажается. Углы рта резко оттянуты, рот обычно приоткрыт. Страх очень сильно влияет на течение всех психических процессов. Наблюдается резкое ухудшение или обострение чувствительности, непонимание сути происходящего. Страх влияет и на мыслительные процессы: у одних под влиянием страха повышается сообразительность, они концентрируются на поиске выхода, у других - ухудшается продуктивность мышления, что проявляется в растерянности, в отсутствии какой-то логики в словах и поступках. Очень часто снижается волевая деятельность. Речь в таком состоянии часто путанная, голос дрожит. Часты и интенсивные проявления со стороны показателей физиологической реактивности (дрожь, учащенное дыхание, сильное сердцебиение, холодный пот). Многие жалуются на чувство голода. К основным признакам страха относят:
- напряжение мышц (особенно лицевых);
- сильное сердцебиение;
- учащенное поверхностное дыхание;
- сниженный контроль над собственным поведением.

В этой ситуации:
1. Положите руку пострадавшего себе на запястье, чтобы он ощутил ваш спокойный пульс. Это для него будет сигналом «Я рядом, ты не один».
2. Дышите ровно и глубоко. Побуждайте пострадавшего дышать в одном с вами ритме.
3. Если пострадавший говорит, выслушайте его, демонстрируйте заинтересованность, понимание, сочувствие.
4. Сделайте пострадавшему легкий массаж наиболее напряженных мышц тела.

Плач - наиболее частое сопровождение страха. Если человек сдерживает слезы, то не происходит эмоциональная разрядка, облегчение. Когда ситуация затягивается, внутреннее напряжение может нанести вред физическому и психическому здоровью человека.
В данной ситуации:
1. Не оставляйте пострадавшего одного.
2. Установите физический контакт с пострадавшим (возьмите за руку, положите руку на плечо или спину, погладьте по голове). Дайте ему почувствовать, что вы рядом.
3. Применяйте приемы активного слушания.
4. Не старайтесь успокоить пострадавшего. Дайте ему возможность выплакаться и выговориться, «выплеснуть» горе, страх, обиду.
5. Не задавайте вопросов, не давайте советов. Ваша задача -выслушать.

Нервная дрожь. После экстремальной ситуации достаточно часто появляется неконтролируемая нервная дрожь. Так организм сбрасывает напряжение. Если эту реакцию остановить, то напряжение останется внутри, в теле, и вызовет мышечные боли, а в дальнейшем может привести к развитию серьезных заболеваний психосоматического генеза.

Основные признаки данного состояния:
- дрожь начинается внезапно - сразу после инцидента или спустя небольшое время;
- возникает сильное дрожание всего тела или отдельных его частей (человек не может удержать в руках мелкие вещи, зажечь сигарету);
- реакция продолжается достаточно долго, до нескольких часов;
- потом человек чувствует сильную усталость и нуждается в отдыхе.

В данной ситуации:
1. Нужно усилить дрожь.
2. Возьмите пострадавшего за плечи и сильно, резко потрясите в течение 10-15 с.
3. Продолжайте разговаривать с ним, иначе он может воспринять ваши действия как нападение.
4. После завершения реакции необходимо дать пострадавшему возможность отдохнуть. Желательно уложить его спать.
5. Нельзя:
- обнимать пострадавшего и прижимать его к себе;
- укрывать пострадавшего чем-то теплым;
- успокаивать пострадавшего, говорить, чтобы он взял себя в руки.

Истерика.Основные признаки истерического припадка:
- сохраняется сознание;
- чрезмерное возбуждение, множество движений, театральные позы;
- речь эмоционально насыщенная, быстрая;
- крики, рыдания.

В данной ситуации:
1. Удалите зрителей, создайте спокойную обстановку. Останьтесь с пострадавшим наедине, это не опасно для вас.

2. Неожиданно совершите действие, которое может сильно удивить (можно дать пощечину, облить водой, с грохотом уронить предмет, резко крикнуть на пострадавшего).
3. Говорите с пострадавшим короткими фразами, уверенным тоном (Выпей воды! Умойся!).
4. После истерики наступает упадок сил. Уложите пострадавшего спать. До прибытия специалиста наблюдайте за его состоянием.
5. Не потакайте желаниям пострадавшего.

Понятно, что на экстремальные условия не могут не реагировать и профессионалы. Каковы особенности реакций профессиональных спасателей на экстремальные условия? Так, В.И. Лебедев [62, с. 50-59] изучал поведение и реагирование профессиональных спасателей до, во время и после участия в ликвидации последствий экстремальной ситуации. Он выделяет семь этапов.

Первый (подготовительный) этап назван фазой психической напряженности. На этом этапе уточняются задания, многие стремятся составить представление о предстоящей работе, вырабатывают план будущей деятельности, принимают волевое решение, направленное на четкое выполнение задания. Лебедев указывает на четыре типа поведения спасателей на этом этапе:
1) лица, которые на основании изученных инструкций и уточняющих вопросов создают адекватное представление о ситуации, четко планируют свою будущую деятельность, предусматривая вариативность поведения при различных «вводных»;
2) люди, пассивно воспринимающие получение информации без попыток углубить и уточнить ее. Часто наблюдается доминантное влияние отдельных случайных источников информации. Человек без адекватной критики воспринимает любую информацию о ситуации;
3) люди беспорядочно задают бесчисленное количество вопросов, уточняя достаточно понятные ситуационные обстоятельства. Несмотря на кажущуюся активность, они не получают достаточно ясного представления о предстоящем испытании;
4) люди, имеющие субъективные, искаженные представления об условиях, в которых предстоит работать.

Второй этап - фаза острых психических реакций. Этот этап длится примерно до 3-5 суток пребывания в зоне катастрофы. На этом этапе у спасателей четко прослеживается ломка старого и установление нового стереотипа поведения. Так, приведем свидетельство офицера Р., участвовавшего в ликвидации последствий Уфимской катастрофы: «Когда прибыли на место... пошли с группой офицеров смотреть - что там на месте. Первое, что бросилось в глаза, - трупы обгоревших. Мы прямо оцепенели. Такого даже представить себе нельзя. Никогда мы не видели трупов, на которых полностью сгорела одежда, сгорели волосы, другие части тела, такие, например, как уши, нос, губы. Многие трупы были перекорежены, как вагоны, без кожи, просто обгорелое мясо на костях. Трудно было отвести взгляд. Когда получили команду сносить трупы поближе к месту погрузки, не каждый смог решиться на такую работу. И вот мы начали их собирать. Непонятно было - что это? - руки или ноги, а иногда торчал просто кусок кости с мясом. Очень трудно было взяться, почувствовать в руках части человеческого тела. Особенно тяжело было смотреть на трупы детей. У меня даже руки затряслись. Тяжело, не то слово. И не только морально, физически трудно было. Как ослабел вдруг...».

Нарушение стереотипа означает появление дефицита информации для организации адекватного поведения в изменившихся условиях. Это, в свою очередь, приводит к значительному напряжению регуляторных механизмов с появлением необычных психических состояний. Так, у человека, как в приведенном примере, может искажаться телесная чувствительность («тяжело физически»). Если человек, выполняя задание в экстремальной ситуации, оказывается в одиночестве, возможны создание воображаемых партнеров и общение с ними, диалоги самого с собой, персонификация неодушевленных предметов, разговоры с животными и пр.

Третий этап - относительной психической адаптации, когда в измененных условиях регуляторные механизмы работают на пределе своих возможностей. Именно на этом этапе чаще всего начинает формироваться дезадаптивный синдром, проявляющийся в психосоматических реакциях, депрессивных состояниях, невротических реакциях. Так, психологи, участвовавшие в ликвидации последствий землетрясения в Спитаке, отмечали жалобы большинства спасателей на «тошноту, «тяжесть в голове», неприятные ощущения со стороны желудочно-кишечного тракта, снижение и даже отсутствие аппетита. К этому периоду относятся также и переутомления. Средние показатели физической силы и работоспособности снизились на 30%, а по показателю кистевой динамометрии - на 50%. В среднем на 30% уменьшилась умственная работоспособность, появились признаки синдрома пирамидной межпо-лушарной асимметрии».

Четвертый этап назван переломным. На этом этапе человек оценивает первую часть пребывания в экстремальных условиях и подготавливается ко второй.

Завершающий этап назван так потому, что определяет окончание пребывания человека в экстремальных условиях. Примерно за 2-3 суток до окончания работ у спасателей можно наблюдать суетливость, разговоры о встречах с близкими, будущих делах, развлечениях, нетерпеливость. Переживаемая эмоциональная напряженность четко объективируется в вегетативных реакциях, биохимических сдвигах, двигательной активности, глубине и качестве сна. Достаточно часто спасатели характеризовали этот этап как период, когда «время остановилось».

Этап эмоционального разрешения характеризуется эйфорией, психомоторным возбуждением. Этот период Лебедев назвал фазой «снятия внутренних тормозов». Данный этап обычно длится примерно 2-3 суток после выхода / возвращения из зоны экстремальной ситуации.

Заключительный этап - психологической реадаптации - длится примерно 10 суток и необходим для восстановления психической деятельности в обычных условиях. На данном этапе также существуют индивидуально-личностные различия.

Так, в работе И.Ю. Сундиева [120] указывается, что наиболее быстро к интенсивным экстремальным нагрузкам приспосабливаются специалисты с минимальным уровнем профессионального и социального опыта, жаждущие успеха. Для таких людей деятельность в экстремальных условиях - способ самореализации, средство достижения социального признания. Автор предупреждает, что если ситуация была достаточно короткой и подобный специалист действовал в ней успешно, то использовавшиеся приемы деятельности быстро превращаются в жесткие стереотипы. При участии в более длительных чрезвычайных ситуациях такой человек начинает «давать сбои». Если при этом отсутствуют как моральные, так и материальные поощрения, то действия руководства таким специалистом рассматриваются как несправедливые, предпринимаются попытки наладить тесный контакт с людьми, которые демонстрируют пренебрежение к официальному лидеру. Именно данная категория профессионалов наиболее драматично переживает процесс реадаптации, требуя особого статуса. В борьбе с официальными лидерами укрепляется убеждение, что действительно нормальные человеческие отношения возможны только в экстремальных ситуациях.

Люди с богатым социальным и профессиональным опытом, попадая в экстремальную ситуацию, первые дни могут совершать ошибки в работе, даже конфликтовать с руководством, так как действуют уже сложившиеся стереотипы поведения. Но в последующие дни результативность их деятельности возрастает и мало зависит от изменений условий. Процесс реадаптации у данных специалистов проходит относительно легко, так как они имеют устойчивую ориентацию на «нормальную» жизнь.

 

Источник: 
Рогачева Т.В., Залевский Г.В., Левицкая Т.Е., Психология экстремальных ситуаций и состояний : учеб. пособие. - Томск: Издательский Дом ТГУ, 2015. - 276 с.
Отправить комментарий