Определение социального стереотипа и предрассудка

Под социальным стереотипом понимается набор черт, приписываемых членам определенной социальной группы (Ruscher, 2001). Например, российские респонденты считают, что русские — добрые, терпеливые, гостеприимные, трудолюбивые, ленивые, дружелюбные, с широкой душой, патриоты, доверчивые, открытые; чеченцы — злые, агрессивные, религиозные, жестокие, мстительные, гордые, националисты, вспыльчивые, злопамятные, воинственные; французы — любвеобильные, жизнелюбы, веселые, элегантные, общительные, изысканные, утонченные, модные, улыбчивые, любители прекрасного; немцы — аккуратные, пунктуальные, педанты, расчетливые, трудолюбивые, умные, экономные, бережливые, точные, чистоплотные; американцы — патриоты, деловые, свободолюбивые, расчетливые, практичные, целеустремленные, трудолюбивые, общительные, веселые, раскованные (Сикевич, 1999). Таким образом, стереотип является когнитивным компонентом аттитюда (социальной установки) по отношению к членам стереотипизированной группы.

Существует несколько типологий стереотипов.

По субъекту восприятия стереотипы делятся на социальные и индивидуальные.

В состав социальных стереотипов входят особенности, которые большинство людей приписывают членам стереотипизиро-ванной группы. При их измерении людей просят описать, какой видят определенную группу большинство представителей их культуры.

Под индивидуальными стереотипами понимается набор характеристик, приписываемых членам стереотипизированной группы конкретным человеком (Hewstone, Giles, 1986). При их измерении людей просят высказать собственное мнение о представителях стереотипизированной группы. Разница между социальным и индивидуальным стереотипами заключается, прежде всего, в их распространенности. Индивидуальные стереотипы разных людей меньше похожи друг на друга, чем их социальные стереотипы.

Индивидуальный стереотип может соответствовать социальному, а может и отличаться от него. Первый вариант касается прежде всего социальных стереотипов, приписываемых членам ингруппы: описывая их, люди часто основываются на своих индивидуальных стереотипах. Однако это не касается социальных стереотипов, приписываемых членам аутгруппы (Krueger, 1996). Из-за различия между индивидуальными и социальными стереотипами авторы некоторых исследований просят респондентов воспроизвести не свое собственное представление о членах стереотипизированной группы, а тот образ, который, по их мнению, существует в сознании большинства людей.

Измерение социальных стереотипов дает возможность получить информацию о распространенности тех или иных представлений, а выявление индивидуальных — предсказать поведение конкретного человека.
По объекту стереотипы делятся на:
а) аутостереотипы (о членах ингруппы) и гетеростереотипы (о членах аутгруппы). В основе классификации стереотипов по этому признаку лежит предположение о том, что стереотипы, сформированные членами группы о самих себе, отличаются от представлений, сложившихся о них у членов других групп. Однако результаты некоторых исследований демонстрируют возможность совпадения ауто- и гетеростереотипов (McAndrew et.al., 2000). Например, основная характеристика, которую приписывают ингруппе «русские» в Самаре и Самарской области — доброта. Эта же характеристика является одной из основных в гетеростереотипах чувашей и татар о русских. Татары воспринимаются русскими как сплоченные, что совпадает с аутостерео-типами татар (Лебедева, Татарко, 2002);
б) сформированные по отношению к группе в целом или к отдельным членам группы. Результаты исследований показывают, что содержание представлений о группе в целом может не соответствовать содержанию представлений о ее членах. Например, в 80-х годах XX века негативные стереотипы американцев по отношению к Советскому Союзу сопровождались позитивными — по отношению к его гражданам, которые оценивались как теплые и дружелюбные (Horwitz, Rabbie, 1989).

По содержанию стереотипы делятся на те, которые включают в себя все черты, свойственные членам данной группы, и те особенности, которые отличают членов данной группы от всех других групп (Biernat, Crandall, 1994 ). Первое понимание стереотипа было характерно для психологов с начала 30-х годов XX века, тогда как второе понимание возникло на несколько десятилетий позднее. Однако результаты современных исследований показывают, что основу стереотипов составляют черты первого, а не второго типа (Krueger et.al., 2003). Тем не менее в пользу второй точки зрения говорит зависимость аутостереотипов от группы сравнения. Например, при сравнении с узбеками русские в Узбекистане отмечают у себя черты, свойственные членам индивидуалистической культуры: целеустремленность, обязательность, интеллект, сдержанность, разобщенность, холодность, замкнутость, резкость, а в гетеростереотипах отмечаются черты коллективизма — гостеприимство, уважение к старшим, солидарность, вежливость, семейственность. При сравнении с русскими в России наблюдается обратная картина: «мы — более гостеприимные, сплоченные, уважительные» (Лебедева, 1997 ).

В настоящее время понятие «стереотип» близко по значению к понятию «социальная категория». К моменту начала изучения социальной категоризации стереотип рассматривался как несоответствующее действительности негативно эмоционально окрашенное представление о членах аутгруппы, носителем которого является человек с неопределенной групповой принадлежностью. Стереотип, определенный таким образом, рассматривался как одна из составных частей социальной категории. Однако в настоящее время представление о структуре стереотипа претерпело существенные изменения. Возникли понятия ауто- и гетеростереотипов, не обсуждается вопрос об их истинности, появились сомнения в их негативности и простоте. Таким образом, стереотип стал рассматриваться по аналогии с социальной категорией.

Основными критериями, различие по которым оправдывает разделение этих понятий, являются:
• структура: стереотип рассматривается как набор личностных черт (признаков), а в состав социальной категории включаются черты (признаки), примеры и прототипы. Таким образом, только один из вариантов строения социальной категории частично соответствует стереотипу. Прототип, являющийся основным элементом социальной категории, отличается от стереотипа, поскольку существует в виде описания наиболее типичного члена социальной группы. Вместе с тем стереотип включает в себя черты, свойственные всем или большинству членов данной группы;
• направления исследования. Изучение социальной категории связано с определением ее структуры, условий и последствий ее использования. Изучение стереотипов включает в себя поиск их свойств («истинности», сложности, валентности), функций, способов формирования, а также определение сознательности использования, степени стабильности и вероятности их изменения;
• теоретические подходы к изучению. Теория самокатегоризации является ядром контекста изучения социальной категоризации. В ее рамках субъект восприятия рассматривается как член определенной социальной группы, основной задачей которого является структурирование процесса восприятия путем выделения различий, существующих между ингруппой и аутгруппой.

Вместе с тем раннее возникновение интереса исследователей к проблеме стереотипов определило многообразие теоретических подходов к пониманию их природы. В первой половине XX века стереотипы рассматривались в основном в контексте теорий авторитарной личности и смещенной агрессии. Позже в качестве причины стереотипов стал рассматриваться межгрупповой конфликт, порождаемый несоответствием интересов разных социальных групп (теория реального конфликта) (Stroebe, Insko, 1989).

В настоящее время в изучении стереотипов лидируют два теоретических подхода: когнитивный и мотивационный (Maass, Schaller, 1991). В основе когнитивного подхода лежит интерес к механизмам обработки социальной информации. Его сторонники исходят из предположения, что стереотипы — это способ упорядочивания социального окружения, который позволяет компенсировать ограниченность способности человека перерабатывать поступающую информацию. В рамках данного подхода исследуются люди, чья групповая принадлежность игнорируется (не рассматривается процесс групповой самокатегоризации и не учитывается степень ингрупповой идентификации). Сторонники мотивационного подхода рассматривают стереотипы как результат самокатегоризации субъекта восприятия в одну из групп и его идентификации с ней. В данной традиции субъект восприятия рассматривается как член определенной социальной группы.

В настоящее время когнитивный и мотивационный подходы рассматриваются в качестве альтернатив к пониманию природы и функционирования стереотипов: предсказания, сделанные на их основе, рассматриваются в исследованиях в качестве конкурирующих гипотез. Применение мотивационного подхода для изучения стереотипов окончательно размывает границу между стереотипом и социальной категорией. В данном случае использование термина «стереотип» определяется не столько содержательными соображениями, сколько научной традицией.

Стереотипы необходимо отличать от предрассудков. Под предрассудками понимаются отрицательные эмоции и чувства, которые человек испытывает к членам аутгруппы (Ruscher, 2001). Таким образом, предрассудки входят в состав аффективного компонента аттитюдов по отношению к социальной группе.

Однако некоторые авторы считают, что традиционное определение предрассудков как отрицательных эмоций и чувств сильно упрощает существующее положение дел. Они полагают, что нельзя говорить об отрицательных эмоциях в целом, поскольку разные отрицательные эмоции возникают при разных условиях и оказывают разное влияние. В частности, препятствия на пути ингруппы (угроза материальному благополучию, свободе и правам ее членов), угроза координации усилий разных членов группы и доверительным отношениям между ними, виновником которых считается аутгруппа, порождает злость к ее членам. Но это эмоциональное состояние менее характерно для тех, кто считает, что аутгруппа угрожает жизни и здоровью членов ингруппы и является источником чуждых для них ценностей. Вместе с тем степень отвращения к членам аутгруппы примерно одинакова при восприятии аутгруппы как источника препятствий, угрозы здоровью и иных ценностей.

Страх перед членами аутгруппы максимален, когда речь идет об угрозе жизни и здоровью ингруппы, жалость — при восприятии ценностей членов аутгруппы как отличающихся от собственных, вина — при восприятии угрозы экономическому благополучию, свободе и правам членов ингруппы (Cottrell, Neu-berg, 2005).

В последнее время популярность изучения предрассудков растет. Для их измерения строятся специальные шкалы и создаются отдельные методики. Начинается анализ факторов, способствующих актуализации предрассудков. Изучению подвергается связь между предрассудками и стереотипами. С одной стороны, предрассудки рассматриваются как причина использования стереотипов (Wyer, 2004). С другой стороны, утверждается, что на выраженность предрассудков оказывают влияние четыре переменные: реальная угроза, порожденная осознанием конфликта интересов ин- и аутгруппы; символическая угроза, порожденная осознанием несоответствия ценностей и образа жизни ин- и аутгруппы; страх перед межгрупповым взаимодействием и негативные стереотипы аутгруппы.

Поэтому в рамках данной главы мы рассмотрим как стереотипы, так и предрассудки.

Источник: 
Психология межгрупповых отношений.— О.А. Гулевич., М.: Московский психолого-социальный институт, 2007.— 432 с.