Общие места (топосы, источники изобретения) в риторике

Переход к описанию системы топосов и способов аргументации требует следующих предварительных замечаний.

Вопрос о том, что первично: технология или вдохновение — видимо, решается диалектическим противоречием. Необходимо и знание технологии создания речи, и вдохновенное творческое усилие. Когда В.Г. Белинский или К.П. Зеленецкий, автор последней классической «Общей риторики», критикуют технологию изобретения содержания речи по общим местам (топосам), их нападки адресованы схоластическому и бездумному использованию топосов как приемов создания текста-речи. Защитники системы топосов (Н.Ф. Кошанский) никогда не отрицали «размышления» и вдохновения, сопровождающего процесс литературного или ораторского творчества.

Когда П.А. Плетнев, друг А.С. Пушкина и ректор Петербургского университета, занятый в 50-е годы XIX века реформой словесного образования в России, писал академику Я.К. Гроту о том, что он «не знает ничего лучше сухой и педантичной книги Н.Ф. Кошанского», то это как раз мнение педагога, понимающего проблемы обучения речи и развития языкового мышления. Напротив, результатом критики полемически настроенного журналиста В.Г. Белинского и филолога-новатора К.П. Зеленецкого явилось то, что способы создания мысли-речи оказались как бы сокрытыми для последующей словесной традиции, хотя сами критики продолжали пользоваться данными приемами, будучи на них же и воспитанными. Не от этого ли происходит и современное «бессловесие»?

Изменение с середины XIX века стиля мысли и утверждение новых тенденций, направленных в сторону пропаганды художественного творчества, представления поэта как пророка, получающего свыше вдохновенные идеи, не доступные технологическому анализу, привели к тому, что риторика оказалась как бы не нужной, а предмет словесности ограничился стилистикой художественной литературы. Идеологическое же знание, как и идеалы, мировоззрение, стали формироваться в русском обществе художественной литературой, «проза жизни» перестала быть востребованной и перешла в поэзию.

Отголоски такого отношения к слову, преклонения перед интуицией поэта-творца сохраняются в современном русском языковом мышлении, по-прежнему благоговейно относящемся ко всякому поэтическому слову («поэт в России больше, чем поэт!»), но настойчиво побуждаемому современными общественно-деловыми процессами к необходимости освоения деловой коммуникации или риторики деловой прозы. Поскольку классические приемы ораторского творчества, описанные в отечественной традиции, оказались забытыми, попытки воспитывать нового делового человека привели в настоящее вовремя к слепому копированию западных технологий, буму тренингов, обещающих «научить выступать публично» за один-два дня и т.д. Между тем весь опыт преподавания деловой риторики и приемов ораторского искусства приводит к мысли о том, что показать приемы ораторства возможно, но всякое эффективное риторическое образование предполагает последовательность в обучении и систематизацию знания, длительную тренировку в формировании навыков.

Развитие содержания речи, как намечено выше, происходит с опорой на общие места, или источники изобретения. Общие места называются также топосами, или топами (от латинского слова topos — место), или источниками изобретения, поскольку в них черпались способы распространения речи.

В современных трудах система топосов применительно к формам развития мысли показана у А.К. Михальской. Причем А. К. Михальская находит достаточно удачный синоним для называния топосов — смысловые модели.

Наиболее полно разработка теории изобретения дана у А.А. Волкова. Автором концепции последовательно разработаны три раздела, касающиеся способов создания содержания речи и построения аргументации: 

  1. раздел топики, включающий общие и частные топы, разработку логических топов;
  2. логические основы аргументации с показом законов формальной логики, возможных ошибок при ее нарушении и правил логической аргументации;
  3. построение аргументов с разбором разных видов доказательств и опровержений.

Общие места следует понимать в двух смыслах:
1) это общие ценностные нравственные или понятийные суждения, обнаруживающие одинаковые взгляды на один и тот же вопрос. Например, любовь — это благо, зло — несчастье, враг — носитель зла, друг — добра, добро полезно, а зло приводит к дурным последствиям и т.д. Эти этически организованные суждения являются основой морали и нравственных категорий. Если нет осознания общих мест как некоторых общих взглядов — основы для будущего речевого контакта, общающиеся стороны не могут не чувствовать себя тревожно. Так, можно представить, какое напряжение царит в переговорах двух противников (международные переговоры конфликтующих сторон), когда каждый из них исходит из своей системы взглядов и по-своему толкует факты действительности, особенно если эти факты имеют с каждой стороны долговременное историческое обоснование. Дальнейшее общение как раз и начинает сводиться к поиску гармонии и согласия, которые, кстати, есть вовсе не «желание понравиться людям» или че-ловекоугодие, а способность провести и утвердить свои идеи, мировоззрение, обосновать свою позицию.

А. А. Волков называет топом «положение, которое рассматривается как правильное или истинное и является основанием аргумента». Иерархическая организация топики говорит о том, что существуют общие места большей или меньшей значимости. Поэтому можно говорить об общих топах («суждения, значимые во всей культуре и приемлемые для любой аргументации») и частных топах («суждения, принимаемые определенными общественными группами»). Это деление существенно значимо для общения с разными типами аудиторий. Так, общим топом является ценность знания («знание — сила»), но оценка знания, истины будет различной в разных аудиториях: в академической среде «знание выше успеха» (пример А. А. Волкова), но в нынешней деловой среде незримо формируется другое общее место (главное — «успех», «успех выше истины, знания, а иногда и честности», «успех» — мера всех вещей — ср., как часто слово «успех» фигурирует в современной рекламе и СМИ). Частные топы формируются в современной среде как движение стиля, моды, сиюминутного веяния, поэтому они преходящи.

2) Второе понимание общих мест: они могут быть способами развертывания мысли и речи. Другими словами, возможно описать технику создания замысла и содержания речи, развития смысла в тексте речи. Например, создатель речи может дать определение тому, о чем он говорит; или разобрать предмет по частям, описав целое и части; или указать причину вашего утверждения; или показать свойства предмета, обстоятельства, в которых он существует. Перечисленные категории назовем топосами, или видами общих мест.

Топосы необходимо знать как возможные способы развертывания речи, потому что в одном случае можно указать причину, в другом — привести пример; в третьем — дать точное определение, в четвертом — описать предмет во времени (биография человека или история предмета, о котором вы говорите). Создатель сам выбирает способ доказывания.

Топосы представляются не как догмы, раз и навсегда предписывающие, как следует развивать тему речи, а только как внутренние ориентиры для творческого развития мысли. При создании речи надо уметь выбрать те идеи, которые представляются уместными и необходимыми в данной ситуации.

Система топосов впервые была представлена в сочинениях Аристотеля и Цицерона, развита в рациональной риторике (сочинения Ф. Меланхтона — первая русская «Риторика» 1620 г. была переводом его краткой «Риторики», «Краткое руководство к красноречию» М.В. Ломоносова 1748 г. и др.). Представим данную систему в современной интерпретации применительно к новому риторическому опыту. При этом пользователь получает возможность видеть, каковы потенциальные возможности развития любого смысла речи.

А.А. Волков выстраивает современную систему логических, или содержательных, топов, включая в них следующие категории:



Как верно замечено А.А. Волковым, «топ определяет форму мысли, лежащую в основе рассуждения» [Волков 2000: 134J. Ниже нами предпринята попытка описания основных топов, служащих способами развития мысли в доказательстве и любом распространении речи. Количество топов возможно увеличивать или уменьшать, как это показано в докторской диссертации Л.В. Ас-суировой.

Ниже топы описаны как универсальные способы развития замысла речи, а их количество минимализировано в учебных целях. Предлагаемая классификация включила следующие топы:

  1. определение, 
  2. целое — части,
  3. род — вид,
  4. свойства — качества — характеристика,
  5. сравнение,
  6. противоположность (антитеза),
  7. имя,
  8. причина — следствие,
  9. условие,
  10. уступление,
  11. время,
  12. место,
  13. пример,
  14. свидетельство.
Темы: Топос, Риторика
Источник: Риторика. Вводный курс : [электронный ресурс] учеб. пособие / В.И. Аннушкин. - 5-е издание, стереотип. — М. : ФЛИНТА , 2016. — 296 с.
Материалы по теме
Топосы причина — следствие, условие и отступление в риторике. Примеры
Риторика. Вводный курс : [электронный ресурс] учеб. пособие / В.И. Аннушкин. - 5-е издание,...
Топос время и место в риторике. Примеры
Риторика. Вводный курс : [электронный ресурс] учеб. пособие / В.И. Аннушкин. - 5-е издание,...
Топос «свидетельство» и «пример» в риторике
Риторика. Вводный курс : [электронный ресурс] учеб. пособие / В.И. Аннушкин. - 5-е издание,...
Топос определение в риторике. Примеры
Риторика. Вводный курс : [электронный ресурс] учеб. пособие / В.И. Аннушкин. - 5-е издание,...
Топос целое — части в риторике. Примеры
Риторика. Вводный курс : [электронный ресурс] учеб. пособие / В.И. Аннушкин. - 5-е издание,...
Топос род — вид и свойства — качества — характеристика в риторике. Примеры
Риторика. Вводный курс : [электронный ресурс] учеб. пособие / В.И. Аннушкин. - 5-е издание,...
Топос сравнение в риторике. Примеры
Риторика. Вводный курс : [электронный ресурс] учеб. пособие / В.И. Аннушкин. - 5-е издание,...
Топос противоположность (антитеза) в риторике. Примеры
Риторика. Вводный курс : [электронный ресурс] учеб. пособие / В.И. Аннушкин. - 5-е издание,...
Оставить комментарий