Культура России во второй половине XIX в.

Особенности периода.  Развитие культуры зависит от происходящих в стране процессов, а они во второй половине XIX в. определялись реформами Александра II. Косвенным результатом их проведения стало увеличение потребности в образовании и духовной пище. Наряду со столицами крупными культурными центрами стали Киев, Одесса, Томск. В единое культурное пространство втягивалась провинция. К концу XIX в. социокультурная среда столиц и крупнейших губернских центров соответствовала среде европейских городов.

Основной особенностью этого периода явилась ускоренная урбанизация страны. Социокультурные процессы в городах протекали иначе, чем в сельской местности. Прежде всего стирались сословные границы с их жестким распределением социальных ролей. Второй особенностью этого периода стало включение в культурное развитие страны новых общественных институтов — земств и городских дум. Их деятельность была особенно важной в формировании провинциальной культурно-образовательной среды. Большой вклад в ее развитие вносили представители промышленно-торгового сословия. Их активизация была связана с расширением и укреплением рыночных отношений, что позволило существенно расширить участие в просвещении народа без ущерба для своего основного дела. Третьей особенностью культуры второй половины XIX в. явилось ее развитие в условиях роста уровня жизни. Если раньше публика состояла в основном из дворян и купечества, то теперь прогулки в парке, посещение театров и музеев могли позволить себе и другие социальные группы. Рост материального достатка вызывал индивидуализацию образа жизни и формирование общества, которое на Западе определялось как буржуазное. Повышение уровня жизни детерминировало значительное увеличение числа культурных обществ, комиссий и кружков, клубов, народных домов и народных университетов, школ, воскресных школ, классов и курсов для взрослых, народных театров, музеев и библиотек.

Содержание культуры и искусства, безусловно, определялось и политическими процессами. В 60–70-е гг. интеллигенция была захвачена протестными народническими настроениями. В музыке они проявились в творчестве «Могучей кучки», в живописи — в картинах передвижников, в литературе — достигли вершины в поэмах Н. А. Некрасова. Однако в 80–90-е гг. ситуация начала меняться. На смену революционной молодежи 60–70-х гг. пришла молодежь философствующая и эстетствующая, радикализм отцов их коробил. В искусстве вместо критики действительности, идейной направленности на первое место выдвигалась проблема нравственности и красоты.

В течение 50–90-х гг. во всех видах искусства появились новые жанры и направления, иным, волнующим и глубоким содержанием наполнились старые, благодаря чему век в целом стал называться золотым.
Конечно, культурный потенциал общества (то есть уровень образования и финансово-бытовые возможности для духовной жизни) оставался незначительным. Не только лучшие достижения культуры, но даже уровень элементарной грамотности для значительной массы народа все еще были недоступными. Не случайно до 80-х гг. XIX в. термин «культура» в русской лексике отсутствовал, а когда он появился, под ним понимали «образованность».

Подавляющее большинство народа существовало в привычной системе ценностей и проблем. Несмотря на социально-экономические сдвиги, между миром просвещенного дворянства и интеллигенции, с одной стороны, и остальной массой населения страны — с другой, продолжал сохраняться трагический разрыв. Первые были воспитаны на идеалах Запада и имели материальные возможности жить в соответствии с ними, мировоззрение вторых формировалось тяжелыми материальными условиями и общинным бытом.

Образование.  Реформы 60-х гг. XIX в. не просто затронули, но существенно преобразовали систему управления образованием: воспитание теперь было не только делом государства, но и заботой общества. В результате при незначительной трансформации структуры образования во многом изменилось его содержание. Если государство по-прежнему видело предназначение образования в воспитании верных сынов Отечества и православной церкви, то для общества оно состояло в формировании новой, свободолюбивой личности и укоренении гуманистических идеалов.

Разумеется, в течение десятилетий государственная политика в области образования менялась в соответствии с духом времени. Так, после покушения в 1866 г. на Александра II в образовательной политике возобладали консервативно-охранительные тенденции. Однако время монопольного влияния государства на образование ушло.

К середине XIX в. начальная школа была представлена разными типами учебных заведений: начальные училища Министерства просвещения, частные школы; церковно-приходские, различные ведомственные училища; школы грамотности, национальные школы. Некоторые помещики устраивали школы в своих имениях и сами преподавали в них. В школьную учебную программу входили Закон Божий, чтение гражданской и церковной печати, письмо, четыре действия арифметики, церковное пение, элементарные сведения по географии, истории, природоведению.

Во второй половине 60-х гг. возникли земские школы. Сфера школьной деятельности земств постепенно расширялась — в их ведение перешли многие церковно-приходские школы, школы волостных и сельских обществ, некоторые из крестьянских школ грамоты. В 1867 г. земствам были переданы и начальные училища Министерства государственных имуществ.

Земства и городские думы тратили на образование суммы, в десять раз большие, чем государство. Земские школы отличались от других начальных учебных заведений более высоким уровнем организации учебного дела. Они были лучше оборудованы, имели больше учебных пособий, профессиональный учительский состав. Поэтому к 80-м гг. земская школа заняла в губерниях преобладающее положение.
В результате значительной работы государства и общества в области начального образования были достигнуты успехи: если в середине XIX в. грамотные в целом по стране составляли 6 %, то к концу столетия — 20 %.

В городах среднее образование давали уездные училища, гимназии и прогимназии. В гимназиях учились семь лет, в прогимназиях — четыре года. В первых давали полное, во вторых — неполное среднее образование.

В 1852 г. было создано три типа классических гимназий:

  • гимназии, в которых сохранилось преподавание древних языков, но изучение античных авторов заменялось изучением сочинений православных писателей;
  • гимназии, в которых оставался латинский язык, а вместо учебных предметов классического цикла вводилось изучение естествознания в описательном духе;
  • гимназии, в которых основное место отводилось правоведению.

В 1864 г. был введен новый устав, по которому оставались только два типа гимназий: классическая (с двумя древними языками) и реальная (в большем объеме изучались математика, естествознание, физика и черчение). Однако право поступать в университет было только у окончивших классические гимназии. Выпускники реальных гимназий могли поступать в неуниверситетские высшие учебные заведения.
В 1858 г. было утверждено «Положение о женских училищах ведомства Министерства народного просвещения».

Несмотря на трудности финансового и организационного характера, силами местной общественности сразу же после опубликования «Положения» женские училища были открыты в Туле, Смоленске, Самаре, Нижнем Новгороде, Чернигове, Вологде, Твери, Рязани, Саратове и других губернских городах.

Не менее значимой особенностью, чем количественное увеличение числа учебных заведений и школьников, стало изменение содержания образования в гимназиях. Оно формировалось, с одной стороны, под влиянием государственной доктрины, ориентированной на западноевропейское классическое образование, с другой — под воздействием общественно-педагогического движения, которое вносило в формальные теории гуманистическую направленность.

Процесс обучения в гимназиях был ориентирован на развитие чувства патриотизма, любви к своей Родине. Этому способствовали традиционные предметы, такие как Закон Божий, русский и церковно-славянский языки, чистописание, церковное пение.

Именно в этот период активно развивается светский подход при рассмотрении личности человека, характерный для революционных демократов. Гуманистическая направленность их взглядов концентрировалась вокруг уважения к человеческой личности, демократизма образовательной системы, ее народности, неотделимости личного счастья от общественного блага, признания прав и свобод человека, имеющих решающее значение в воспитании национального самосознания.

Позитивные изменения происходили в высшей школе. В 1863 г. был принят новый университетский устав. Университетам возвращалась автономия, дававшая большие права университетским советам. Разрешалось открытие научных обществ. Отменялась цензура в отношении научных и учебных изданий. Из студенческой жизни постепенно исчезал дух казарменной дисциплины, полицейского контроля. Ректоры и деканы вновь стали выборными. Возобновились научные командировки профессоров за границу. Восстанавливались кафедры философии и государственного права. Облегчалось чтение публичных лекций.
В 60-е гг. ряд технических учебных заведений были преобразованы в высшие: Петербургский технологический институт (1862), Горный институт (1866), Московское высшее техническое училище (1868), Харьковский технологический институт (1885), Петербургское электротехническое училище (1886). Эти учебные заведения ставили своей целью подготовку высококлассных специалистов, обладающих знаниями, необходимыми для руководства фабриками и заводами. Поэтому наряду с инженерными в них открывались и экономические отделения. Органичное включение в учебный процесс системы производственной практики вывело российское инженерное образование на передовые позиции в мире, оно смогло обогнать аналогичные системы в США, Англии, Германии.

Несмотря на все сложности, университетское образование во второй половине XIX в. продолжало активно развиваться. Увеличилось количество университетов: в 1863 г. был открыт Новороссийский университет в Одессе, в 1888 г. — университет в Томске, который стал крупнейшим в Сибири научным и культурным центром. Соответственно возросло и число студентов: в 1864 г. их было 4328 во всех университетах России, в 1875 г. — 5679, в 1885 г. — 12 939, в 1894 г. — 13 944.

В 1872 г. в Москве открылись Высшие женские курсы В. И. Герье. В 1878 г. в Санкт-Петербурге состоялось открытие Высших женских курсов, получивших неофициальное название Бестужевских. Они состояли из трех отделений: словесно-исторического, физико-математического и специально-математического.

Первые народные школы неофициально возникают с 1858 г. Уже в 1860 г. движение охватило почти всю европейскую часть России. Наряду с губернскими городами воскресные школы начали открываться и в уездах. Эти школы были бесплатными и существовали исключительно на пожертвования. Основу их программы составляло обучение грамоте, чтению, письму, арифметике и Закону Божьему.

В 90-е гг. появились рабочие курсы. В отличие от воскресных школ, на курсах велись занятия не только по программам начальной и средней, но также и высшей школы.

Большую просветительную работу проводили государственные (Исторический и Политехнический в Москве, Пушкинский дом в Санкт-Петербурге и др.) и краеведческие музеи.

Наука.  Реформы 60–70-х гг., бурный экономический рост и позитивные сдвиги в системе образования создали благоприятные условия для развития науки. Россия вошла в число узкого круга стран, которые могли позволить себе развитие фундаментальной науки.

Общепринятой практикой стала стажировка ученых в ведущих научных центрах мира.

Наряду с наукой, финансируемой государством, возникают научные и учебные учреждения на средства местных властей и частного капитала, появляются лаборатории и конструкторские бюро на ряде крупных предприятий.

Русские ученые добились успехов практически во всех областях знаний:

  • 1869 г. Д. И. Менделеев открыл периодический закон химических элементов. Серьезный вклад в развитие химии внесли А. М. Бутлеров, И. А. Каблуков;
  • важных результатов добились математики П. Л. Чебышев, А. М. Ляпунов, С. В. Ковалевская;
  • выдающиеся открытия в физике сделали А. Г. Столетов, П. Н. Лебедев, Н. Е. Жуковский;
  • крупных открытия в биологии и физиологии сделали И. М. Сеченов, И. П. Павлов, И. И. Мечников;
  • исследования П. П. Семенова-Тянь-Шанского, Н. М. Пржевальского, Н. Н. Миклухо-Маклая, С. О. Макарова, Э. В. Толля и А. В. Колчака позволили закрыть много белых пятен в географии и этнографии;
  • В. В. Докучаев положил начало современному почвоведению;
  • значительный вклад в развитие цитологии внесли И. Д. Чистяков, П. И. Перемежко, И. Н. Горожанкин;
  • А. П. Павлов добился мирового признания в области сравнительной стратиграфии и палеографии;
  • К. А. Тимирязев основал русскую школу физиологии растений.

Двое русских ученых — И. И. Мечников и И. П. Павлов — стали нобелевскими лауреатами.

Показателем высокого уровня развития науки являлось возникновение научных школ: петербургской математической школы, московской физической школы и др.

Большие успехи были достигнуты исторической наукой. Резко увеличилось количество и повысилось качество исследований. Усилиями С. М. Соловьева, К. Д. Кавелина и Б. Н. Чичерина создается первая в отечественной историографии научная школа — «государственная школа». В конце XIX в. наиболее крупным представителем этого направления был В. О. Ключевский, который указал на ограниченность понимания истории исключительно через призму эволюции государственных институтов и считал необходимым расширить исследовательское поле государственной школы.

Иную методологическую основу истории России пытались сформулировать так называемые историки-народники А. П. Щапов, В. И. Семевский и другие исследователи социальных структур.
Оригинальное понимание исторического развития предложил научному сообществу Н. Я. Данилевский, биолог по основной специальности. Задолго до европейских ученых он выдвинул идею культурно-исторических типов (цивилизаций) и впервые под этим углом попытался рассмотреть славянскую цивилизацию.

В конце XIX — начале XX в. появились замечательные труды русских историков (В. О. Ключевского, С. Ф. Платонова, Р. Ю. Виппера и др.). К началу XX в. отечественная историческая наука с точки зрения методологии вышла на европейский уровень.

Работы некоторых отечественных экономистов, например теории кризисов и циклов М. И. Тугаи-Барановского, оказали влияние на мировую экономическую мысль. В этот период начали путь в науке такие выдающиеся российские экономисты, как Н. Д. Кондратьев, А. В. Чаянов, С. Г. Струмилин.

Выдающихся успехов российские ученые достигли практически во всех областях техники:

  • П. Н. Яблочков создает дуговую электрическую лампу, А. Н. Лодыгин — лампу накаливания;
  • открытия в области металлургии, технологии изготовления высококачественных сталей сделали ученые и организаторы металлургического производства П. П. Аносов, П. М. Обухов, Д. К. Чернов;
  • в 1875 г. Н. Н. Бенардос получил в Петербурге патент на свой способ электросварки;
  • в 1878 г. подполковник В. Б. Якоби установил телефонную связь между островами Транзундского пролива;
  • А. Ф. Можайский, Н. Е. Жуковский и С. А. Чаплыгин исследованиями в области аэродинамики заложили основы авиации, К. Э. Циолковский — ракетодинамики;
  • в 1895 г. физик и электротехник А. С. Попов смонтировал первый в мире радиоприемник;
  • в нефтедобывающей промышленности широкое применение нашли изобретения В. Г. Шухова: первый в России нефтепровод, резервуары для хранения нефти, нефтеналивные баржи на Волге, промышленная установка для крекинга (перегонки) нефти;
  • золотыми буквами в историю технических наук вписаны имена И. А. Вышнеградского, И. Н. Вознесенского, И. В. Мещерского, Н. И. Мерцалова.

В конце XIX в. Россия входила в небольшую группу стран с высоким уровнем развития науки.

Литература.  В XIX в. место литературы в духовной жизни русского общества было настолько значимым, что ученые зачастую называют основной особенностью культуры того времени литературоцентризм.
Литература тех лет обогатилась новыми сюжетами: описанием жизни низов столицы и провинциальных городов, крестьянства. Появились деревенские, фабричные очерки и рассказы, произведения, отражающие многообразие народной жизни.

При большом количестве творческих подходов писатели были едины в стремлении способствовать общественному прогрессу. Отсюда возникли те страстность и проповедничество русской беллетристики, которые удивляли европейских писателей.

В истории русской литературы очередной период наступил в 40-е гг., когда благодаря творчеству Н. В. Гоголя окончательно утвердился реализм. Восшествие на престол Александра II лишь расширило возможности для выполнения той роли, которую литература уже играла: быть трибуной, с которой провозглашаются, дебатируются, исследуются «больные вопросы современности». Вскоре появились произведения, заложившие фундамент славы русской литературы: «Дворянское гнездо», «Накануне», «Отцы и дети» И. С. Тургенева, «Обломов» И. А. Гончарова, «Гроза» А. Н. Островского, «Губернские очерки» М. Е. Салтыкова-Щедрина, «Севастопольские рассказы» Л. Н. Толстого, «Записки из мертвого дома» Ф. М. Достоевского.

В России значение литературы определялось отсутствием политических свобод. Литература невольно превращалась в сердце духовной жизни общества. Ее предназначение всегда состояло в воспевании человеческой личности, осуждении пороков и восхвалении добродетелей. Однако реформы 60–70-х гг. породили большие надежды, поэтому существующая в обществе несправедливость стала восприниматься резче и болезненнее. Крупные писатели и поэты превратились в художников-проповедников. Влияние представителей «чистого искусства» — А. А. Фета, А. Н. Майкова, Я. П. Полонского — значительно упало, их стали воспринимать почти как реакционеров, а их стихи — как уход от реальной жизни.

Наряду с сюжетной основой повествования естественную трансформацию претерпел и образ литературного героя. Он не только стал человеком своего времени, носителем определенных общественных идей, но и внешне изменился. Вместо романтического героя-красавца с пламенными очами в литературу пришел скромный, часто малопривлекательный наружно, но наделенный высоким духовным потенциалом персонаж.
Центром радикальных настроений в конце 50-х гг. становится журнал «Современник», во главе которого тогда стояли Н. Г. Чернышевский и Н. А. Добролюбов. Значительное влияние на читателей оказывал родоначальник нигилистического направления публицистики Д. И. Писарев. Пересмотрев старую мораль и эстетику, нигилисты пришли к мысли о необходимости создания новых идеалов, в основе которых лежала бы польза. Однако их время быстро ушло. Крепло сознание, что одним разрушением улучшить жизнь нельзя.

Литература первой половины XIX в. преимущественно была дворянской. Теперь же в литературу и публицистику пришло много выходцев из духовенства и среды мелких чиновников — Н. Г. Помяловский, Н. Успенский, Ф. М. Решетников и др. Они не столько создавали эпохальные произведения, сколько оказывали влияние на писателей-дворян. После них писать по-старому было уже невозможно: барски соболезнующая народу литература навсегда исчезла. Все литературные направления и группы на время слились в едином порыве — служить народу. На такой идеологической почве сформировались два титана — Ф. М. Достоевский и Л. Н. Толстой.

Влияние этих писателей на общество и русскую литературу выразилось в колоссальном успехе их сочинений, в небывалом количестве статей и книг, посвященных их творчеству. Ф. М. Достоевский и Л. Н. Толстой стали самыми известными русскими писателями и мыслителями и в этом качестве оказали мощное воздействие на мировую литературу.

Книгоиздательство.  Бурный период развития переживали книгоиздательство и периодическая печать. В 1865 г. был издан новый цензурный устав, несколько облегчивший издательскую деятельность. Отныне столичная периодическая печать и русские оригинальные сочинения объемом менее 10 печатных листов (переводы с иностранных языков — до 20 печатных листов) освобождались от предварительной цензуры. Что касается провинциальной печати, то для нее предварительная цензура сохранялась.

В условиях растущего интереса к образованию книгоиздание стало прибыльным делом и быстро расширялось. Для многих крупных издателей — К. Т. Солдатенкова, И. Д. Сытина, Н. П. Полякова, М. О. Вольфа, А. С. Суворина, А. Ф. Маркса и других — главным делом их жизни была не прибыль. Свои усилия и средства они направляли на просвещение народа.

Постепенно изменялась тематика выпускаемых книг. Поэтому издатели наряду с учебниками, книгами религиозного содержания и беллетристикой в 60–70-е гг. начали выпускать социально-экономическую и естественно-научную литературу.

В результате если в середине столетия насчитывалось 96 типографий, то к концу века — 1300, число выпускавшихся книжных изданий выросло соответственно с 2 тыс. до 10,7 тыс. Книга становилась предметом обихода все большего числа людей.

Периодических изданий в 1850 г. было 125, в 1900 г. — 1 тыс. Центром либеральной интеллигенции стал журнал «Вестник Европы», с которым сотрудничали ведущие ученые и писатели того времени — И. С. Тургенев, Л. Н. Толстой, И. А. Гончаров, И. М. Сеченов, К. Д. Кавелин, А. Н. Пыпин, Н. И. Костомаров и др.

Тираж толстых журналов с 1860 по 1900 г. вырос с 30 до 90 тыс. экземпляров.

До последней четверти XIX в. газеты в России не имели широкого распространения. Основным видом повременных изданий оставались журналы, рассчитанные на неторопливое чтение. С ростом городов и грамотности их населения расширялся контингент читателей газет за счет мелких служащих, купцов, ремесленников, прислуги. В итоге газеты оттеснили на второй план журналы.

Просвещение.  Значительно выросло число библиотек и читальных залов при земствах и учебных заведениях. Если в первой половине XIX в. книги в основном накапливались в частных собраниях, то во второй половине столетия быстро развивались общественные библиотеки. Они создавались не только в столицах и губернских городах, но и в уездных. К концу XIX в. в стране насчитывалось примерно 500 публичных библиотек и около 3 тыс. земских народных читален. Читателями были люди самой разной сословной принадлежности.

Просветительские усилия государства дополнялись деятельностью общественных организаций. Во второй половине XIX в. в целом по стране таких организаций насчитывалось уже сотни. Они занимались подготовкой общедоступных концертов, создавали курсы, кружки и пр.

Весомый вклад в образование культурных центров вносили меценаты.

Винный откупщик и железнодорожный подрядчик В. А. Кокорев основал первую в Москве публичную картинную галерею, в которую вошло 600 собранных им живописных произведений. В Тверской губернии он устроил дом творчества молодых студентов Академии художеств Петербурга и Московского училища живописи, зодчества и ваяния. Кокорев также финансировал издание славянофильских журналов «Русская беседа» и «День».

Крупный предприниматель, книжный издатель К. Т. Солдатенков издавал переводные научные работы, литературную классику, труды отечественных ученых. Он собрал большую библиотеку (8 тыс. томов и 15 тыс. экземпляров журналов) и картинную галерею (269 полотен), которые завещал Румянцевскому музею.

Театр.  К середине XIX в. в столицах существовали государственные, императорские театры, а в провинции — частные. В Санкт-Петербурге и Москве было по три государственных театра: драматический, оперный и балетный. Обладая значительными материальными средствами, они не зависели от успеха у публики, поэтому имели возможность заниматься высоким искусством и приглашать на свои сцены лучших артистов. Разумеется, репертуар государственных театров определялся доминирующей государственной идеологией и формировался театрально-литературным комитетом. Однако его члены руководствовались не столько политическими соображениями, сколько уровнем художественного мастерства.

Высшей целью императорских театров всегда оставалось творчество, цензура же была во многом не политической, а художественной. Императорские театры оставались школой нравственности, но далекие от русской жизни сюжеты в новых общественно-политических условиях публику и авторов уже тяготили.

В 60–70-е гг. XIX в. основной и наиболее активной частью посетителей драматических театров стала разночинная интеллигенция. Эта категория зрителей воспринимала театр как некую «трибуну в защиту человека». От театра ждали не только изображения, но и объяснения жизни. Публика требовала от драматургов обращения к современности, к болезненным социальным проблемам. Мелодраматическая и героически-пафосная преувеличенность чувств воспринималась уже как фальшь. Театр откликнулся на требования времени, стал отражать насущные проблемы русской жизни и воспринимался зрителями уже как своего рода «учитель жизни».

Представители высших слоев общества предпочитали балетные и оперные спектакли, особенно иностранных трупп.

В 1882 г. монополия имперских театров в столицах была упразднена. Сразу же начали открываться частные театры. Такие заведения, как Театр Корша в Москве и Театр Суворина в Петербурге, внесли весомый вклад в развитие театрального искусства в России.

В 80-е гг. театры появились в Одессе, Киеве, Харькове, Тбилиси, Ростове-на-Дону, Казани и других городах. Театральные здания были выстроены заново или взамен устаревших в Нижнем Новгороде, Архангельске, Киеве, Николаеве, Тамбове, Уральске, Уфе, Рязани, Орле, Костроме, Ростове-на-Дону, Смоленске, Саратове, Сумах, Калуге, Таганроге и Новочеркасске. В провинции значение театров было особенно велико, поскольку процент грамотных там был невысок.

В провинциальных театрах в конце 50-х гг. еще нередко шли спектакли с превращениями, провалами под сцену, бенгальскими огнями, летающими драконами и прочей буффонадой. Позднее такие пьесы показывались только на ярмарках и утренних спектаклях для простонародья, а в репертуаре основное место заняла серьезная драматургия. К концу 60-х гг. в провинциальных театрах шло 23 пьесы Островского, 6 — Гоголя, 4 — Тургенева. Большое место в репертуаре занимали мелодрамы Шиллера, Гюго, Дюма-отца.

Театр, в то время самый доступный из всех видов искусства для публики, был центром культурной жизни провинции. Театральные труппы заезжали даже в уездные города. Признанными театральными центрами, помимо столиц, считались Казань, Саратов, Астрахань, Воронеж.

Постепенно преобразовывался социальный состав актерской среды: наряду с выходцами из мещанского сословия в нем появляется все больше дворян. В связи с этим общественное положение артистов стало меняться. Из обихода исчезло унизительное название «комедиант». Корифеи столичных театров пользовались заслуженным признанием и получали значительное жалованье. Заметно повысился и культурный уровень самих артистов.

Расширился круг русских авторов. В истории театра вторая половина XIX в. — это эпоха А. Н. Островского. Через темы семейно-бытовых конфликтов он поднимал глубокие общественные проблемы, стремился исправить общественные вкусы и повысить нравственность.

Определенный общественный резонанс имели пьесы И. С. Тургенева, А. В. Сухово-Кобылина, А. Ф. Писемского. Основу репертуара в то время составляли водевили и псевдонародная драматургия. Характерной чертой русской драматургии было сочетание обличительной критики с глубоким гуманизмом.

В небольших городах театральные труппы существовали как антрепризы. Антрепренер арендовал на сезон (с осени до весны) здание у частного лица или городской управы, собирал труппу актеров и давал спектакли.

Финансовые возможности частных театров были несопоставимы с государственными. Для выживания провинциальным труппам требовался коммерческий успех, и творчество отходило на второй план. Поэтому в репертуаре доминировали развлекательные и легкие комедии и водевили. При этом и в провинциальных театрах высоко ценили демократические и гуманистические пьесы.

К концу столетия не было ни одного губернского города, не имевшего театра.

Изобразительное искусство.  К середине XIX в. законодателем моды в изобразительном искусстве оставалась Императорская Академия художеств. Обязательным требованием академической школы всегда являлись красота, внешняя привлекательность, вневременные эстетические ценности, выражавшиеся в основном в исторических и библейских сюжетах.

Одним из самых удачных полотен этого направления стала картина А. А. Иванова «Явление Христа народу». В ней соединились классические каноны с романтизмом, безграничная любовь к искусству и сострадание к обделенным жизнью людям.

Демократизация общественной жизни второй половины 50-х гг. XIX в. способствовала появлению среди студентов-художников большего числа разночинцев, которые, естественно, привносили в творчество свое мировоззрение.

Истинной душой зарождающегося критического направления был московский художник В. Г. Перов (1834–1882). Сюжеты его картин просты, но пронзительны в своей скорби: он показывал беспросветную жизнь русских крестьян («Проводы покойника», «Последний кабак у заставы»), быт городской бедноты («Тройка»).

Вместе с В. Г. Перовым в Москве в бытовом жанре работали известные жанристы И. М. Прянишников («Шутники. Гостиный двор в Москве»), Н. В. Неврев («Торг»), В. В. Пукирев («Неравный брак»), Н. Г. Шильдер («Искушение») и др. Их картины выражали протест против царившей в мире несправедливости.

В то же время недовольство официальной тематикой зрело в стенах Петербургской академии художеств. В 1863 г. совет академии традиционно предложил в качестве темы конкурса на большую золотую медаль мифологическую тему. 14 выпускников отказались участвовать в конкурсе и покинули стены академии. Во главе «бунта 14» и Петербургской артели художников стоял И. Н. Крамской, в будущем крупнейший русский портретист. В первой половине 60-х гг. большой популярностью в среде демократической молодежи пользовалась идея артельной жизни. Оказавшись без мастерских и средств к существованию, бунтари организовали такую артель. Она просуществовала целых семь лет.

В 1870 г. демократически настроенные московские и петербургские художники объединились в «Товарищество передвижных художественных выставок». В отличие от петербургской артели «Товарищество» было не коммуной, а профессионально-коммерческим объединением художников, стоявших на общих идейных позициях.

Большую поддержку молодым художникам оказал П. М. Третьяков — создатель первого в России музея национального искусства.

Передвижники были едины в своем неприятии академизма с его мифологией, декоративными пейзажами и напыщенной театральностью. Они хотели изображать настоящую, пульсирующую жизнь. Поэтому на первом месте у передвижников оказался бытовой жанр. Он позволял подвергнуть критике существующую в обществе несправедливость, сконцентрировать внимание зрителя на общественных пороках.
Крестьянская тема получила наиболее глубокое истолкование в картинах И. Е. Репина («Бурлаки» и «Крестный ход в Курской губернии»). Эту же линию развивали К. А. Савицкий («Железная дорога»), Н. А. Ярошенко («Кочегар»).

Большое место в творчестве художников занимали революционеры. На эту тему писали В. Е. Маковский («Вечеринка», «Допрос революционерки»). И. Е. Репин («Отказ от исповеди», «Арест пропагандиста», «Не ждали»), Н. А. Ярошенко («Студент», «Заключенный», «Курсистка»).

Любовью к родине и необходимостью перемен была пропитана историческая живопись. Передвижники существенно изменили ее характер. Картины на исторические сюжеты, которые раньше считались отвлеченными и условными, теперь звучали остро и современно. Н. Н. Ге сюжеты для своих картин брал из Библии («Тайная вечеря») или истории («Петр I допрашивает царевича Алексея в Петергофе»). Историческое направление развивали также В. И. Суриков («Утро стрелецкой казни», «Меншиков в Березове», «Боярыня Морозова», «Покорение Сибири Ермаком» и др.) и В. М. Васнецов («Богатыри», «После побоища Игоря Святославича с половцами» и др.).

Впрочем, публика не всегда с охотой воспринимала социальную критику. Наиболее востребованным и распространенным жанром был пейзаж.

В пейзажной живописи передвижники совершили подлинные открытия. А. К. Саврасов сумел показать красоту и тонкий лиризм простого русского пейзажа («Грачи прилетели», «Проселок»). И. И. Шишкин стал певцом русского леса, показал эпическую широту русской природы («Рожь», «Утро в сосновом бору», «Лесные дали» «Сосны, освещенные солнцем» и др.). Пейзажи Шишкина, по выражению критика B. В. Стасова, — это природа богатырского народа. Поэтическая приподнятость и романтизм характерны для картин А. И. Куинджи. Лирикой и спокойствием наполнены произведения В. Д. Поленова («Московский дворик», «Бабушкин сад», «Заросший пруд»). Вершины русская пейзажная живопись достигла в творчестве И. И. Левитана — мастера спокойных и тихих пейзажей («Март», «Над вечным покоем» и др.). Крупнейшим художником-маринистом был И. К. Айвазовский.

Батальное направление успешно развивал В. В. Верещагин («Апофеоз войны», «Продажа ребенка-невольника», «Нападают врасплох» и др.). В отличие от других баталистов, изображавших победоносные, героические этапы сражений и величественных военачальников, Верещагин показывал ужасы войны.

Одна из самых интересных страниц в истории искусства передвижников — портретная живопись. В этом жанре работали Крамской, Перов, Ге, Репин, Ярошенко, Суриков и многие другие.

В конце XIX в. гражданственную передвижническую традицию продолжили C. В. Иванов с циклом картин о переселенцах и С. А. Коровин — автор картины «На миру», где раскрыты драматические коллизии дореформенной деревни.

Конечно, не только передвижники определяли направление развития живописи: на выставках академии в год экспонировалось в среднем 250 картин, на выставках передвижников — 60–70. Тем не менее их влияние друг на друга было глубоко позитивным. Неожиданная конкуренция со стороны передвижников обогатила тематику и духовное содержание академизма.

В академии также шел процесс приспособления классического художественного наследства к новым условиям общественного подъема. Академия пыталась это сделать, не порывая с традиционной стилистикой. В то же время классицизм ушел на второй план и остался лишь в ученических работах. Студентам стали предлагаться духовно насыщенные сюжеты из русской и западноевропейской истории.

Живописцы академической школы работали во всех жанрах, но самым популярным был исторический. Наиболее талантливым из исторических живописцев позднего академизма был Г. И. Семирадский.
К началу 90-х гг. тематика ученических картин в академии стала менее жесткой. Педагоги не настаивали на выполнении строгих требований неоклассицизма, соблюдении иерархии жанров. К бытовому жанру в академии стали относиться вполне терпимо, хотя и стремились, чтобы он был «красивым», а не «мужицким».

Однако главное, что не позволяет принижать роль академии в формировании художественных вкусов, — это то, что именно из ее стен вышли многие выдающиеся художники: Репин, Суриков, Поленов, Васнецов, Серов, Врубель и др.

Художественная жизнь России второй половины XIX в. не ограничивалась деятельностью «Товарищества» и Академии художеств. Большую роль играло Московское училище живописи, ваяния и зодчества. Многие выпускники художественных учебных заведений создавали художественные центры. А. П. Боголюбовым был открыт художественный музей в Саратове, И. К. Айвазовским — в Феодосии, Н. И. Мурашко организовал художественную школу в Киеве. Возникли музеи в Пензе и Нижнем Новгороде. Эти художественные учреждения становились подлинными культурными центрами в провинции.

Банкир барон А. Л. Штиглиц выделил огромные по тем временам деньги (5,5 млн руб.) на создание Училища технического рисования в Петербурге и строительство первого в России Музея декоративно-прикладного искусства.

Стекольный король России Ю. С. Нечаев-Мальцов потратил 2,5 млн руб. на постройку Музея изящных искусств в Москве при Московском университете.

П. Н. Третьяков создал и подарил Москве галерею современного русского искусства (Третьяковскую галерею).

Скульптура.  Для отечественного ваяния вторая половина XIX в. оказалась менее плодотворной, чем начало столетия. Прежде всего на его судьбе сказалась смена заказчика. Если раньше им было государство, то теперь — менее богатая буржуазия. Величественные монументы стали редкостью: памятник Екатерине II в Санкт-Петербурге, монумент «Тысячелетие России» в Новгороде. Пафосность ушла, а новую, собственную идеологию и содержание творчества буржуазия еще не создала. Большинство работ были излишне натуралистичны. Скульпторы не столько показывали душу, эпоху, сколько изображали детали. Удачные произведения создавались нечасто (например, памятник А. С. Пушкину А. М. Опекушина в Москве).

Наиболее крупным скульптором этого периода был М. М. Антокольский. Его работы находились на уровне лучших достижений европейской скульптуры. Разумеется, М. М. Антокольский творил в духе времени, но отсутствие монументальности он компенсировал масштабами личностей своих героев (скульптуры «Иван Грозный», «Петр I», «Умирающий Сократ», «Спиноза», «Мефистофель», «Ермак», «Нестор-летописец»). М. М. Антокольский не идеализировал героев, а стремился раскрыть их сложный духовный мир.

Признанием общественной значимости этого вида искусства явились народные пожертвования на памятники И. А. Крылову, адмиралу И. Ф. Крузенштерну, Екатерине II.

Музыка.  В этот период ведущую роль в развитии оперного искусства и балета играли императорские Мариинский и Большой театры в Санкт-Петербурге и Москве. Тон на их сценах по-прежнему задавали иностранные композиторы. Однако общественные настроения проникали и в эту среду.

В 1862 г. вокруг М. А. Балакирева сложился кружок талантливых любителей музыки, названный впоследствии музыкальным критиком В. В. Стасовым «Могучей кучкой». В него входили Ц. А. Кюи, А. П. Бородин, М. П. Мусоргский, Н. А. Римский-Корсаков. Их творчество стало целым этапом в истории русской музыки. Современники заговорили даже о революции в музыкальном искусстве. Именно эти композиторы завершили формирование национальной русской музыки.

В выборе сюжетов для произведений, музыкальной стилистики участники кружка опирались на историю и крестьянский фольклор. Таковы оперы «Псковитянка» И. А. Римского-Корсакова, «Борис Годунов» М. П. Мусоргского.

Иное направление развивал П. И. Чайковский. Он жил в Москве и в петербургскую «Могучую кучку» не входил. Композитор тяготел к общеевропейским музыкальным формам, хотя в его музыке чувствуется принадлежность к русской школе.

Основными чертами его произведений были изящество, мелодическое богатство и проникновенная лиричность. Балеты П. И. Чайковского («Лебединое озеро», «Спящая красавица», «Щелкунчик») вошли в мировую балетную классику.

Развитие музыкальной жизни тесным образом было связано с возникновением консерваторий. Первая из них открылась в Санкт-Петербурге в 1862 г., вторая — в Москве в 1865 г. Помимо изначальной функции высшего учебного заведения, консерватории стали музыкальными культурными центрами: они регулярно проводили симфонические и камерные концерты, музыкальные конкурсы.

Вслед за падением монополии в драматическом театре монополия императорских театров в оперно-балетном искусстве была также разрушена появлением множества частных антреприз, среди которых особое значение имели антрепризы московских меценатов — Московская частная русская опера С. И. Мамонтова и оперный театр С. И. Зимина.

Композиторы и музыканты стремились поднять вкус публики. Ради этой высокой цели в 1859 г. в Санкт-Петербурге по инициативе А. Г. Рубинштейна было создано Русское музыкальное общество, в 1860 г. — его московское отделение, в 1861 г. — Бесплатная музыкальная школа Г. Я. Ломакина и М. А. Балакирева, в 1884 г. — «Русские симфонические концерты» под управлением Н. А. Римского-Корсакова, А. К. Глазунова и др. В дальнейшем музыкальные общества возникли в Киеве и Харькове. Благодаря развитию музыкальной среды появились великие композиторы, прекрасные дирижеры, виртуозные музыканты.

Архитектура.  Развитие архитектуры определялось ее собственной логикой и изменением социально-экономических функций городов.

Новый этап в развитии архитектуры наступил еще в 40-е гг. Ушли в прошлое крупные архитектурно-скульптурные ансамбли. Классицизм себя изжил, а вместе с ним исчезла стилевая целостность.
Хотя основным заказчиком оставалось государство, развитие страны и рост уровня жизни порождали новые запросы. Это привело к возникновению нового стиля — эклектики (с греч. «выбирать», «избирать»). Новым он был лишь отчасти, поскольку представлял собой соединение разнородных стилевых элементов прошедших эпох — готики, ренессанса, барокко, рококо и пр.

В стиле неоготики были построены «Коттедж» в Петергофе (А. А. Менелас), церковь в Парголове (А. П. Брюллов), царские конюшни и вокзал в Новом Петергофе (Н. Л. Бенуа) и др. Этот стиль проявился в оформлении некоторых интерьеров Зимнего дворца.

Элементы греко-эллинистической архитектуры использовали А. И. Штакеншнейдер (Царицын павильон в Петергофе), Л. Кленце (Новый Эрмитаж в Петербурге).

В духе необарокко и неоренессанса исполнены некоторые интереры Зимнего дворца (А. П. Брюллов). В стиле необарокко построен дворец князей Белосельских-Белозерских в Санкт-Петербурге (А. И. Штакеншнейдер) и др.

Одним из направлений эклектизма 80–90-х гг. стал русско-византийский стиль. Он возник еще в 30-е гг. в условиях роста общественного интереса к истории и отечественной культуре. Это направление не преобладало в новых постройках, но стало вполне узнаваемым. Для него характерны «пузатые» колонны, низкие сводчатые потолки, узкие окна-бойницы, теремообразные крыши, фрески с растительными орнаментами, многоцветные изразцы и массивная ковка. В этом стиле построены храм Христа Спасителя, Оружейная палата в Москве (К. А. Тон), современное здание ГУМа (А. Н. Померанцев), Исторический музей (В. О. Шервуд).

Облик городов изменялся коренным образом: на месте усадеб и дворцов возникали доходные дома и театры, банки и магазины, больницы и гимназии. Многие общественные здания первоначально выполняли несвойственные им функции, например, на железнодорожном вокзале в Павловске под Петербургом устраивались концерты (отсюда название «воксхолл»; с англ. «место для прогулок», «зал для отдыха»). Большие магазины на французский манер стали называться «пассажами», (с франц. «проход»). Это были магазины с центральной сквозной крытой улицей, поэтому в них гуляли, устраивали гостиничные номера, рестораны.

Рост числа состоятельных людей и процесс демократизации общества привели к тому, что на смену государству как основному заказчику новых зданий пришли городские думы и частники. Новые заказчики руководствовались своими потребностями и представлениями о назначении архитектуры. Свободный и состоятельный человек требовал архитектурную среду, где его жизнь протекала бы комфортнее. Это заставляло архитекторов изменять свои ценностные ориентации и эстетические предпочтения. Они повернулись лицом к человеку, его запросам и вкусам. Важнейшим критерием архитектуры стало понятие «удобство»: человеку в его доме должно быть просторно, уютно и светло. Поэтому отличительной чертой архитектуры этого периода стали гуманизация и приватизация архитектурной среды. Этим целям соответствовал прежде всего стиль модерн.

Ключевые слова: Культура, Царская Россия
Источник: А. В. Шубин, И. Н. Данилевский, Б. Н. Земцов: История России (для студентов технических ВУЗов): Питер; СПб; 2013
Материалы по теме
Культура Руси конца XIII — начала XVI в.
История: учебник для студ. учреждений сред. проф. образования / В.В. Артемов, Ю.Н. Лубченков...
Русская культура XVI–XVIII вв.
История: учебник для студ. учреждений сред. проф. образования / В.В. Артемов, Ю.Н. Лубченков...
Суждения о культуре в России XIX в.
Культурология : учебник для вузов / В. М. Соловьев. — 2-е изд., испр. и доп. — Москва ;...
Культура России в первой половине XIX в.
А. В. Шубин, И. Н. Данилевский, Б. Н. Земцов: История России (для студентов технических...
Виды культурных норм
Кравченко А. И., Культурология: Учебное пособие для вузов — 4-е изд — М Академический Проект...
Политическая культура современной России
Политология - под ред. Буренко В.И., Журавлева В.В. - 2004
Культура Нового времени
Культурология : учебник / Т. Ю. Быстрова [и др.] ; под общ. ред. канд. ист. наук, доц. О. И...
Средневековая культура
Культурология: учебник для вузов / В. М. Соловьев. — 2-е изд., испр. и доп. — Москва ;...
Комментарии
Материал еще никто не прокомментировал. Станьте первым, кто это сделает!
Оставить комментарий