Конституционные основы реформы политической власти в царской и советской России

В императорской России до 1906 г. не существовало конституции, и основаниями самодержавной власти считалось избрание Земским собором первого царя династии и помазание на царство патриархом Русской православной церкви. Передача власти сначала осуществлялась произвольно в соответствии с завещанием монарха, а со времен императора Павла I — в соответствии с актом о престолонаследии.

Провозглашенный 17 октября 1905 г. манифест «Об усовершенствовании государственного порядка», который был конституционным актом, даровал подданным империи, во-первых, «незыблемые основы гражданских свобод на началах действительной неприкосновенности личности», а именно свободу совести, слова, собраний, союзов, во-вторых, избирательное право с условием его дальнейшего развития и совершенствования и, в-третьих, российский парламент — Государственную думу, получившую функции «одобрения законов» и «участия в надзоре за закономерностью действия поставленных от нас властей». Эти права и свободы, дарованные населению в разгар всероссийской политической стачки, были значительным шагом вперед в процессе становления гражданского общества, построения правового государства.

Провозглашенные в манифесте обещания были закреплены в первой действовавшей конституции — «Основных государственных законах Российской империи», разработанной под общим руководством С. Ю. Витте и утвержденной Николаем II 23 апреля 1906 г.

Обычно в преамбуле конституции провозглашается самая ее суть, цель, ради которой создавался этот документ: права и свободы граждан, поддержание их благополучия и процветания, принцип народного суверенитета, независимость страны.

В преамбуле первой российской конституции утверждалось «единство и нераздельность» российского государства, а русский язык провозглашался общегосударственным и обязательным «во всех государственных и общественных установлениях».

Власть государя-императора выводилась от Бога («повиноваться власти Его ... Сам Бог повелевает»). Она провозглашалась верховной, то есть стоящей над законодательной, исполнительной и судебной властями. В законодательной области императору утверждалась право выдвижения законопроектов, инициатива на пересмотр конституции и право утверждения всех принятых Думой и Государственным Советом законов. Исполнительную ветвь власти также возглавлял император, который назначал главу правительства (а фактически — царского кабинета), был верховным руководителем внешней политики, главнокомандующим вооруженными силами, имел единоличное право объявления военного или чрезвычайного положения в отдельных регионах страны, объявления войны и заключения мира. Судебная власть, получившая известную автономию в результате реформ Александра II в конституции 1906 г., не была выделена в отдельную ветвь и осталась под эгидой императора.

Очень важной для понимания сути политической системы Российской империи была глава VII «О вере». Православная религия здесь утверждалась «первенствующей и господствующей» в стране. Православная церковь не провозглашалась государственной, но и не отделялась однозначно от государства. Утверждалось, что император «не может исповедовать никакой иной веры, кроме Православной, что он есть верховный защитник и хранитель догматов господствующей веры и блюститель правоверия». Таким образом, православная церковь ставилась на особое, ведущее место в обществе и выделялась среди других церквей, а император в духе византийской доктрины «симфонии властей» соединял в себе верховную государственную власть и высший религиозный авторитет. Представителям других конфессий предоставлялось право свободного отправления веры.

Только в VIII главе провозглашались права подданных вкупе с обязанностями. Население России получило право свободно избирать место жительства и занятие, владеть имуществом, выезжать за пределы страны. Были подтверждены права и свободы подданных, провозглашенные в октябрьском манифесте.

Таким образом, политические реформы в начале XX в. направляли развитие политической системы России по европейскому, либерально-консервативному пути и в то же время учитывали ее национальные, религиозные, исторические особенности. Этот путь предполагал постепенность политических реформ, поэтапность подключения к политическому процессу различных социальных групп и расширения круга избирателей, последовательную демократизацию политической жизни. Отставание политического развития России соответствовало общему отставанию общества от передовых европейских обществ и поэтому данный путь представлялся леворадикальным и даже левоцентристским силам неприемлемым для России. В то же время, учитывая ускоренное экономическое и социальное продвижение России в конце XIX — начале XX в., можно предположить, что принятие конституции и реформа власти могли бы способствовать и ускоренной модернизации, и догоняющему развитию России.

Но в октябре 1917 г. к власти пришли леворадикальные силы. Вместо постепенного и последовательного, испытанного временем и освященного опытом европейских стран политического, экономического и социального развития Россия встала на путь построения неизведанного, беспримерного в истории, неапробированного «нового общественного строя». Строить неизвестное и новое всегда намного труднее, чем заимствовать известное и проявившее свою пользу для общества. Еще труднее строить это новое, когда весь «старый мир» объявляется «вражеским окружением», когда ведется открытая и скрытая борьба с наиболее мощными и влиятельными странами с помощью «мировой революции».

Политическая реформа, как и все преобразования в Советской России, проходила в обстановке отрицания предыдущего опыта, принятия революционных, часто авантюристических решений, ожидания скорого прихода «светлого будущего». Первая Конституция РСФСР (1918) основывалась на представлениях о возможности создания всемирной республики трудящихся, в которой не будет собственности, классовых, этнических, конфессиональных, гендерных противоречий, исчезнет преступность, а далее отомрет государство, уйдут в прошлое законы, и объединенное человечество будет жить по привычке, выработанной под воздействием коммунистического воспитания. Поэтому герб РСФСР изображал планету Земля (человеческая цивилизация), перекрещенную серпом и молотом (руководимая союзом рабочих и крестьян) в лучах восходящего солнца (единственно верного коммунистического учения), освещающего всем трудящимся путь к коммунизму. Эту картину обрамляли колосья пшеницы, увитые лентой (символ благополучия), и пятиконечная звезда, символизировавшая единение трудящихся всех пяти континентов Земли в коммунистическом обществе.

Для того чтобы вести советское общество и все человечество в «светлое будущее», а не следовать за «загнивающим Западом», нужна была иная политическая система, которая должна была не столько отражать многообразие интересов индивидов и социальных групп общества, сколько направлять всех и каждого в единое русло, по «единственно правильному» пути. Поэтому в СССР создается тоталитарная политическая система, система мобилизующего типа. В центре этой системы, ее «политическим ядром» стала Коммунистическая партия, единственная партия страны, носительница и хранительница коммунистической доктрины. Статья 6 Конституции СССР (1977) провозглашала КПСС «руководящей и направляющей силой советского общества, ядром его политической системы, государственных и общественных организаций». Единственная партия присвоила себе право определять генеральную перспективу развития общества, внутреннюю и внешнюю политику, руководить деятельностью всего народа. Она самовольно поставила себя в центр политической системы, заставила все творческие организации, профессиональные союзы, трудовые коллективы и даже государство в лице советов служить, по выражению И. В. Сталина, «приводными ремнями от партии к массам».

Ключевые слова: СССР, Царская Россия, Политика
Источник: Исаев Б., Баранов Н., Современная российская политика: Учебное пособие. Для бакалавров. — СПб.: Питер, 2012. — 448 с., ил.
Материалы по теме
Политика России в начале XIX в.
История: учебник для студ. учреждений сред. проф. образования / В.В. Артемов, Ю.Н. Лубченков...
Политические реформы Ивана Пересветова
Под ред. А. К. Голикова, Б. А. Исаева, История политических учений: Учебник для вузов....
Внутренняя политика Николая I
История: учебник для студ. учреждений сред. проф. образования / В.В. Артемов, Ю.Н. Лубченков...
Политическая переписка Ивана Грозного и Андрея Курбского
Под ред. А. К. Голикова, Б. А. Исаева, История политических учений: Учебник для вузов....
Политические идеи Ивана Посошкова
Под ред. А. К. Голикова, Б. А. Исаева, История политических учений: Учебник для вузов....
Внешняя политика России во второй четверти XIX в.
История: учебник для студ. учреждений сред. проф. образования / В.В. Артемов, Ю.Н. Лубченков...
Политические взгляды Юрия Крижанича
Под ред. А. К. Голикова, Б. А. Исаева, История политических учений: Учебник для вузов....
Истоки либеральной дворянской идеологии. Екатерина II
Под ред. А. К. Голикова, Б. А. Исаева, История политических учений: Учебник для вузов....
Комментарии
Материал еще никто не прокомментировал. Станьте первым, кто это сделает!
Оставить комментарий