Политическая мысль периода Московского государства

Новый период русской государственности — московский — генерирует политические идеи, ставшие базисными в российской политической культуре. Обосновывается право московских государей на неограниченную самодержавную власть (сильную, но справедливую — именно таково было значение словосочетания «грозная власть»), а также идея великодержавности: Москва — Третий Рим. Крушение Византии (в 1453 г. Константинополь пал под напором турок) привело к возникновению теории о всемирно-исторической роли Москвы, кратко изложенной в посланиях игумена Псковского монастыря старца Филофея к московским князьям. В них проводилась мысль о том, что с падением Рима и Константинополя центром христианства становится Россия во главе с русским князем — страна принимает на себя миссию отстаивания и утверждения православной веры. Идея «Москва — Третий Рим» стала основой идеологии Московского государства: в сознание россиян настойчиво внедрялась мысль, что Русь — это исключительное, стоящее над другими странами государство — Святая Русь, а русские — богоизбранный народ. Логическим следствием распространения концепции «Москва — Третий Рим» явилось венчание на царство Ивана IV Грозного в 1547 г. Русский царь становился помазанником Божьим, т. е. наместником Бога на земле. Сочинения Ивана Грозного (прежде всего его «Переписка» с князем Андреем Курбским) посвящены обоснованию абсолютной, тиранической власти монарха, ответственного только перед Богом. В блестящей публицистической форме он критикует «пороки» сословно-представительного правления («там особь каждая о своем печется»). Иван IV впервые в истории русской политической мысли четко сформулировал идею патерналистского правления, которая также стала одним из архетипов российского политического сознания: только государь знает об истинных нуждах своих подданных, и лишь он вправе заботиться «о чести и о выгодах для страны».

Политический оппонент Ивана IV князь Андрей Курбский (ок. 1528-1583), свидетель ужасов опричнины, полемизируя с царем, обосновывает необходимость монархии с сословно-представительным органом, «просвещенной» и основанной на законах. К аналогичным выводам, уже на основе уроков Смутного времени, приходит И. Тимофеев (1555-1631). Анализируя в своем «Временнике» этот трагический период отечественной истории, он критикует тиранические правления, отстаивает идею сословно-представительной монархии, провозглашает право народа на сопротивление «злонамеренной» власти.

Во второй половине XVII в. в России отчетливо прослеживается тенденция к установлению абсолютной монархии. Характерно, что идеологическое обоснование абсолютизма (в России он имел совершенно иную социально-политическую природу — с западноевропейским абсолютизмом его роднили лишь формальные признаки) сразу начинается с разработки различных вариантов учений о просвещенной абсолютной монархии. Симеон Полоцкий (1629-1680) говорит о желательности и благодетельности монархии, основанной на законах, перед которыми все равны. Ю. Крижанич (ок. 1618-1683), автор уникального для российской политической мысли тех времен политического трактата «Политика», следуя Аристотелю, называет «правильные» и «неправильные» формы правления. «Совершенное самовладство» (так Крижанич обозначает абсолютную монархию) — наилучшая форма правления в том случае, если государь — просвещенный правитель и обеспокоен прежде всего благом народа. Гарантия против превращения совершенного самовладства в наихудшую форму правления — тиранию — принятие законов, обязательных и для народа, и для правителей. Взгляды Полоцкого и Крижанича отражали настроения в пользу постепенного, ненасильственного варианта модернизации российского общества, несомненно более медленного, чем тот, по которому вскоре двинулась страна.

Источник: 
Политология: Учебное пособие / Под ред. А. С. Тургаева, А. Е. Хренова. — СПб.: Питер, 2005. — 560 е.: ил. — (Серия «Учебное пособие»).