Концепции способностей

Теория наследственности способностей
В психологии сложились три концепции способностей. Одна из них утверждает, что способности - биологически детерминированные свойства личности, их проявление и развитие всецело зависят от унаследованного фонда. Таких взглядов придерживаются не только некоторые профессиональные психологи, но и представители различных областей науки и искусства (математики, писатели, художники). Первые пытаются обосновать свои взгляды данными конкретных исследований. Например, Гальтон в XIX веке пытался обосновать наследственность таланта биографическими данными выдающихся деятелей. Продолжая линию Гальтона в XX веке, Коте определял степень одаренности по количеству места, отведенного в энциклопедических словарях известным людям. Гальтон и Коте пришли к выводу, что талант наследуется, что богатой наследственностью обладают исключительно представители привилегированных сословий.

В новейшее время приверженцы концепции о наследственной предопределенности способностей стремятся подкрепить свои взгляды изучением однояйцевых близнецов. На основании многочисленных случаев совпадения поведения и интеллектуальных качеств близнецов была сделана попытка установить закон о полной наследственной предопределенности способностей: идентичность наследственности дает идентичность способностей. Но этим данным противоречат другие, когда было зарегистрировано различие в поведении и в способностях однояйцевых близнецов.

Жизнь опровергает взгляды о наследственной предопределенности способностей. Кроме того, объективный анализ биографий выдающихся людей говорит о другом феномене: в подавляющем большинстве случаев выдающиеся люди вышли из семей без особых дарований, с другой стороны, дети, внуки и правнуки знаменитых людей выдающихся дарований не проявляли. Исключение составляют несколько семей музыкантов и ученых. Но это мнение не является окончательным. Например, немецкий теоретик Г. Вальтер в работе «Социальные различия в школьном продвижении способных детей» показал, что способности меньше всего зависят от среды и воспитания, они всецело обусловлены предрасположением, т. е. наследственностью. При этом утверждается, что дети элиты наделены высшим потенциалом способностей, дети же низших слоев общества не обладают им. На основе статистических данных Г. Вальтер показал, что из среды предпринимателей, высших слоев интеллигенции в вуз могут попасть до 94,6 %, из низших слоев - только 13,6 % учащихся. Остальные неспособны, а потому и не поступают в высшие учебные заведения. Более того, он находит, что 59 % детей из низших слоев общества не могут достигнуть даже уровня элементарной школы, а если и достигнут, то с трудом.

С другой стороны, некоторые из западноевропейских ученых выступают против теории наследственности. Так, швейцарский психолог В. Бовен подчеркнул, что было бы преступлением отказаться от воспитательных мер в угоду искусственной доктрине. Еще более решительно и принципиально выступает против теории наследственности английский педагог Б. Саймон. Он пишет, что существующая система отбора в многотипную школу служит главным образом обществу, разделенному на классы, которое не в состоянии использовать способности всех своих граждан, и поэтому ограничивает их развитие. Социальная структура общества такова, что все руководящие посты в коммерции, промышленности, гражданской службе, армии, юриспруденции и в свободных профессиях принадлежат в основном небольшой группе людей. Это характерно не только для западных стран.

Английский биохимик С. Роуз утверждает, что для развития способностей человека больше препятствий в социальных условиях, чем в биологии. В обществе именно социальные условия ограничивают возможности физического, интеллектуального и профессионального развития личности. К подобному выводу приходит и английский психолог Д. Киджин, который говорит о решающем влиянии воспитания на интеллектуальное развитие личности.

Теория приобретенных способностей
В противоположность первой концепции способностей вторая находит, что способности всецело определяются средой и воспитанием. Так, в XVIII веке Гельвеции провозгласил, что посредством воспитания можно сформировать гениальность.

В новейшее время видный американский ученый У. Эшби утверждает, что способности и даже гениальность определяются приобретенными свойствами и, в частности, тем, какие предпрограмма и программа интеллектуальной деятельности были сформированы у человека в детстве и в последующей жизни, стихийно и сознательно в процессе обучения. У одного программа позволяет решать творческие задачи, а у другого - только репродуктивные. Вторым фактором способностей Эшби считает работоспособность. Способный тот, кто после тысячи неудачных попыток делает тысяча первую и приходит к открытию; неспособный тот, кто после второй попытки оставляет задачу нерешенной.

На первый взгляд кажется, что вторая концепция не устанавливает границу развития человеческой личности и выражает веру в человеческие возможности. Однако она встречала и встречает научные возражения.

Жизненные наблюдения и специальные исследования свидетельствуют, что природные предпосылки способностей нельзя отрицать. В ряде специальных деятельностей они имеют особо важное значение. Вот почему в неблагоприятной среде один человек может проявить большие способности, чем другой, находящийся в благоприятной. И наоборот, при равных социальных условиях, в каких находятся, например, братья и сестры, обнаруживаются иногда резкие различия в способностях, в темпе их развития. Ученые отмечают индивидуальные особенности в анатомической организации мозга, что не может не сказываться на его функциях. И, наконец, физиологи обнаружили врожденные типологические особенности нервной деятельности, которые сказываются и на становлении способностей.

Диалектика приобретенного и природного в способностях
Более правильную позицию занимают представители третьей концепции способностей, которую разделяет большинство отечественных психологов. Человек имеет от рождения так называемые природные силы, задатки и способности. Однако природные силы, задатки, способности должны иметь благоприятные социальные условия для развития.

Такая концепция способностей устанавливает, что человек имеет от природы присущие всем людям возможности человеческого развития. Вместе с тем признается наличие индивидуальных природных задатков, благоприятствующих становлению и развитию тех или иных способностей. Способности формируются в деятельности при благоприятных социальных условиях жизни.

Эта концепция подтверждается практикой и специальными исследованиями.

Задатки и способности
Понятие о задатках. Отечественные психологи (Г. С. Костюк, А. Г. Ковалев, В. Н. Мясищев) считают, что под задатками следует усматривать не столько анатомо-физиологические, сколько психофизиологические свойства, в первую очередь те, которые обнаруживает ребенок в самой ранней фазе овладения деятельностью, а иногда и взрослый, еще не занимающийся систематически определенной деятельностью. Это, например, хорошее цветоразличение, зрительная память, музыкальный слух и т. п. Задатки обнаруживаются в действии. Так, на одних сильное впечатление оказывает музыка, на других - живопись. Но этого мало. Решающее значение имеют первые пробы сил в областях, которым соответствуют высокие сенсорно-моторные качества и склонности.

Иными словами, под задатками следует понимать первичную природную основу способности, еще не развитую, но дающую о себе знать при первых пробах деятельности.

Безусловно, способность связана с какими-то врожденными анатомическими особенностями структуры мозга, в первую очередь с особенностями его микроструктуры. Эти особенности сказываются на характере процессов отражения и поведения личности.

Исследования Н. С. Преображенской и С. А. Саркисова доказали, что имеются существенные индивидуальные различия в расположении клеточных полей в коре больших полушарий мозга человека. Отмечены также индивидуальные особенности в строении клеточных слоев, что, очевидно, не безразлично для функционирования мозга и, в частности, для проявления способностей.

Типы нервной деятельности и способности
Врожденные особенности мозга непосредственно проявляются в типологических особенностях человека, которые изменяются в процессе жизнедеятельности.

Типологические особенности, обнаруживаемые у ребенка на раннем этапе развития, и являются задатками, или первичными природными свойствами. Следует при этом оговориться, что типологические особенности имеют многогранное значение. Они составляют природные предпосылки способностей и характера. Особенности общих типов (сила или тонус активности, уравновешенность, степень чувствительности и подвижности процессов отражения), безусловно, оказывают влияние на образование способностей. Так, сила нервных процессов в сочетании с уравновешенностью и подвижностью (живой тип) благоприятствует образованию многих волевых и коммуникативных свойств личности, которые особенно важны для становления общественной активности и организаторских способностей. Слабая нервная система, обладающая, по мнению В. Д. Небылицына, высокой чувствительностью, может благоприятствовать развитию художественных способностей.

Кроме общих свойств типа, характеризующих особенности нервной системы в целом, существуют, как известно, частичные типы, характеризующие особенности деятельности отдельных анализаторных систем. Эти последние типологические свойства, очевидно, имеют прямое отношение к специальным способностям.

В процессе эволюции у человека образовалась «чрезвычайная прибавка» (И. П. Павлов) к его мозговой деятельности - вторая сигнальная система, которая, опираясь на первую, позволяет отражать мир полнее, глубже, более обобщенно. Благодаря этой «прибавке» и специфическим условиям жизнедеятельности людей образовались специальные типы высшей нервной деятельности, которые накладывают свою печать как на познавательную деятельность человека, так и на его поведение в целом.

«...Благодаря двум сигнальным системам, - говорит Павлов, -и в силу давних хронически действовавших разнообразных образов жизни людская масса разделилась на художественный, мыслительный и средний типы. Последний соединяет работу обеих систем в должной мере».

И. П. Павлов находил, что те люди, у которых преобладает первая сигнальная система с ее образным отражением действительности, принадлежат к художественному типу (музыкант, писатель, живописец). При первенствующей роли второй сигнальной системы образуется мыслительный тип, характерной особенностью которого является сила отвлеченного мышления. И, наконец, при хорошем балансировании, уравновешенности двух систем - средний тип.

Представители среднего типа сочетают в себе все черты художественного и мыслительного типов. К этому типу, как считал Павлов, относится большинство людей, а также исключительно одаренные, гениальные люди (Ломоносов, Гете).

Художественный тип характеризуется, во-первых, целостностью, полнотой и живостью восприятия действительности, в то время как «мыслители дробят ее и тем как бы умерщвляют ее». Во-вторых, у художника преобладает воображение над абстрактным мышлением. «...Фантазия, - считает И. П. Павлов, - это художественная способность, это относится к первой сигнальной системе». У мыслителя же ум теоретический, словесный. В-третьих, художественный тип отличается повышенной эмоциональностью, эффективностью. И, наоборот, у мыслительного типа преобладает вторая сигнальная система над первой.

Придерживаясь сути павловского учения о взаимодействии сигнальных систем, можно сказать, что отличие художественного типа от мыслительного состоит в том, что художник в своей деятельности опирается преимущественно на первую сигнальную систему, а ученый - на вторую, однако у того и другого вторая сигнальная система выполняет регулирующую роль.

Склонности
Задатки прежде всего проявляются в склонностях к определенному виду деятельности (специальные способности) или в повышенной любознательности ко всему (общая способность).

Склонности - это первый и наиболее ранний признак, или симптом, зарождающейся способности. Склонность проявляется в стремлении, тяготении ребенка (или взрослого) к определенной деятельности (рисованию, занятию музыкой). Нередко это стремление замечается довольно рано, увлечение деятельностью происходит даже в неблагоприятных условиях жизни. Очевидно, склонность сигнализирует о наличии определенных природных предпосылок к развитию способностей. Трудно предположить что-нибудь другое, когда ребенок, например, вне музыкальной среды с большой радостью слушает музыку и совершает многократные пробы музицировать без внешнего побуждения. То же самое относится и к рисованию, конструированию и т. п.

Природные предпосылки способности состоят в повышенной чувствительности определенных анализаторов к внешним воздействиям. Вследствие этого музыкальные или зрительные впечатления доставляют особую радость, как и занятия соответствующей деятельностью.

Наряду с истинной склонностью имеется и ложная, или мнимая. При истинной склонности можно наблюдать не только неодолимое тяготение к деятельности, но и быстрое продвижение к мастерству, достижение значительных результатов. При ложной, или мнимой, склонности обнаруживается или поверхностное, чисто созерцательное отношение к чему-либо, или же деятельное увлечение, но с достижением посредственных результатов. Чаще всего такая склонность бывает следствием внушения или самовнушения, иногда того и другого вместе, без наличия потенциальных возможностей развития.

Задатки проявляются также в легкой восприимчивости и запечатлеваемости того материала, который привлекает, и, главное, в умении конструировать новое, что особенно характерно для большого дарования.

Итак, способности представляют сплав природного и приобретенного. Природные свойства, являясь прирожденными, перерабатываются и развиваются в условиях воспитания и в процессе труда. В процессе деятельности формируются и новые свойства, необходимые для успешной деятельности, образуются и заменители (компенсаторные механизмы) недостающих природных свойств.

Источник: 
Поликарпов В.А., Психология личности