Функциональные стили русского литературного языка. Стилеобразующие факторы. Классификация стилей

Слово стиль восходит к греческому stylos так называлась палочка, которой писали на доске, покрытой воском. Со временем стилем стали называть почерк, манеру письма, совокупность приемов использования языковых средств. Функциональные стили языка получили такое название потому, что они выполняют важнейшие функции, являясь средством обще­ния, сообщения информации и воздействия на слушателя или читателя.

Под функциональными стилями понимаются исторически сложивши­еся и социально осознанные системы речевых средств, используемых в той или иной сфере общения и соотносимых с той или иной сферой профес­сиональной деятельности. В современном русском литературном языке выделяют книжные функциональные стили — научный, публицистический, церковно-религиозный и официально-деловой, которые выступают преиму­щественно в письменной форме, и разговорный стиль, для которого харак­терна главным образом устная форма речи.

Научная дискуссия
Некоторые ученые выделяют в качестве функционального стиля художествен­ный (художественно-беллетристический), т.е. язык художественной литературы. Однако эта точка зрения вызывает справедливые возражения. Ведь писатели в своих произведениях используют все многообразие языковых средств, так что художествен­ная речь не представляет собой системы однородных языковых явлений. Напротив, она лишена какой бы то ни было стилистической замкнутости, ее специфика зави­сит от особенностей индивидуально-авторских стилей.

Каждый функциональный стиль представляет собой сложную систему, охватывающую все языковые уровни: произношение слов, лексико-фразео­логический состав речи, морфологические средства и синтаксические кон­струкции. Функционально-стилевое закрепление языковых средств можно изобразить схематически (рис. 1.1).


Чтобы показать, насколько наша речь зависит от обстановки и собесед­ника, приведем такой пример. Представим, что муж за обедом спрашивает жену, чем она сегодня занималась. В ответ слышит:

В первой половине дня я ускоренными темпами обеспечила восстановление надлежащего порядка на жилой площади, а также в предназначенном для при­готовления пищи подсобном помещении общего пользования. В последующий период мною было организовано посещение торговой точки с целью приоб­ретения необходимых продовольственных товаров.

Ненормальность такого ответа, если только за ним не скрывается наро­читая шутка, очевидна, хотя он правилен как по существу, так и с точки зре­ния норм литературного языка. Однако эти слова уместны в официальном отчете, в постановлении или в деловом письме, но не в беседе между мужем и женой. Здесь ситуация требует простого, обыденного ответа: Утром я быстро убрала комнату и кухню, а потом сходила в магазин за продуктами.

Как видим, обращение к языковым средствам, имеющим определенную стилевую прикрепленность, должно быть обоснованным. Использование их нс всегда бывает оправдано в конкретной ситуации.

Охарактеризуем функциональные стили современного русского языка.

Разговорный стиль

Разговорный стиль выполняет основную функцию языка — функцию общения; его назначение — непосредственная передача информации пре­имущественно в устной форме (исключение составляют частные письма, записки, дневниковые записи). Языковые черты разговорного стиля определяют особые условия его функционирования: неофициальность, непринужденность и экспрессивность речевого общения, отсутствие предварительного отбора языковых средств, автоматизм речи, обыденность содержания и диалогическая форма.

Большое влияние на разговорный стиль оказывает ситуация — реаль­ная, предметная обстановка речи. Это позволяет предельно сокращать высказывание, в котором могут отсутствовать отдельные компоненты, что, однако, не мешает правильно воспринимать разговорные фразы. Напри­мер, в булочной нам не кажется странной фраза: Пожалуйста, с отрубями, один', на вокзале у билетной кассы: Два до Одинцова, детский и взрослый', у компьютера: Сброшу в сетку и т.д. В повседневном общении реализуются конкретный, ассоциативный способ мышления и непосредственный, экс­прессивный характер выражения. Отсюда неупорядоченность, фрагментарность речевых форм и эмоциональность разговорного стиля.

Для непринужденной беседы необходимым условием являются отсут­ствие официальности, доверительные, свободные отношения между участ­никами диалога или полилога. Установка на естественное, неподготовлен­ное общение определяет отношение говорящих к языковым средствам.

В разговорном стиле, для которого устная форма является исконной, важнейшую роль играет звуковая сторона речи, и прежде всего интонация: именно она (во взаимодействии со своеобразным синтаксисом) создает впечатление разговорности.

Меньшая напряженность органов речи приводит к изменениям качества звуков и даже порой к их полному исчезновению (здрасьте, а не здрав­ствуйте', не говорит, а грит; не теперь, а терь; вместо будем слышится буим; вместо что — чо и т.д.). Особенно заметно такое упрощение орфоэпи­ческих норм в нелитературных формах разговорного стиля, в просторечии.

В радио- и тележурналистике свои особые правила произношения и интонации. Так, в импровизированных, неподготовленных текстах (беседа, интервью) закономерно и естественно следование произноситель­ным нормам разговорного стиля, однако не просторечным его вариантам, а нейтральным. В то же время высокая культура речи говорящего требует точности произнесения слов, постановки ударений, выразительности инто­национного рисунка.
Лексика разговорного стиля делится на две больше группы:

  1. общеупотребительные слова {день, год, работать, спать, рано, можно, хороший, старый);
  2. разговорные слова {живчик, картошка, ломака, осовелый, пере­движка, подвох, читалка, заправский, бурчать, проболтаться, проворонить, примоститься).

В разговорном стиле не исключено также употребление просторечных слов, профессионализмов, диалектизмов и жаргонизмов, т.е. разнообраз­ных внелитературных элементов, снижающих стиль. Вся эта лексика преимущественно бытового содержания, конкретная. В разговорном стиле весьма узок круг книжных слов, отвлеченной лексики, терминов и мало­известных заимствований; вместе с тем для него показательна актив­ность экспрессивно-эмоциональной лексики (фамильярной, ласкательной, неодобрительной, иронической). Оценочная лексика обычно имеет здесь сниженную окраску. Характерно использование окказиональных слов (неологизмов, которые мы придумываем на случай): открывалка, щелкун­чики (вместо ореходавы), увнучить (по образцу усыновить).

В разговорном стиле действует закон экономии речевых средств, поэтому вместо названий, состоящих из двух и более слов, употребляется одно слово, например: вечерняя газета — вечёрка, зарубежная литература — зарубежка; сгущённое молоко — сгущёнка', пятиэтажный домпятиэтажка. Разго­ворный стиль отличается богатством фразеологии: большинство русских фразеологизмов носит именно разговорный характер (угукой подать; рвет и мечет; нежданно-негаданно; как с гуся вода; кожа да кости; набить карман и др.). Еще более экспрессивны просторечные выражения {дуракам закон не писан; у чёрта на куличках; пустить слезу и т.п.). И тс и другие при­дают речи яркую образность; от книжных и нейтральных фразеологизмов они отличаются не значением, а особой выразительностью и сниженностыо. Ср., например: уйти из жизнисыграть в ящик; вводить в заблуждение - вешать лапшу па уши {втирать очки; высосать из пальца; брать с потолка).

Словообразование разговорной речи характеризуют черты, обуслов­ленные ее экспрессивностью и оценочностыо. В ней употребительны суф­фиксы субъективной оценки со значениями ласкательности, неодобрения, увеличительное™ и др. {мамочка, лапушка, пупсик, солнышко, дитятко; кривляка, пошлятина, домище, холодина и т.д.), а также суффиксы с функ­циональной окраской разговорности, например у имен существительных - суффиксы -к- {раздевалка, ночёвка, свечка, печка); -ик {ножик, дождик); -ун {говорун); -ш- {вахтерша, докторша, кондукторша, билетёрша). Использу­ются бессуффиксальные образования {храп, пляс), словосложения {леже­бока, пустозвон).

Можно указать наиболее активные случаи словообразования имен при­лагательных оценочного значения: глаз-астый, очк-астый, зуб-астый; кус­ачий, драч-ливый; худ-ющий, здоров-енпый и др., а также глаголов — пре­фиксально-суффиксальных: пошал-иватъ, при-говар-иватъ, на-игры-вать; суффиксальных: дерг-анутъ, спекуль-нуть, чик-нуть; здоров-еть; префик­сальных: ис-худать, при-ку-шть и др.

Для усиления экспрессии используется удвоение имен прилагательных, иногда с дополнительной префиксацией, выступающих в функции превос­ходной степени {он такой огромный-огромный; вода черпая-черная; она гла­застая-глазастая; вредная-превредная, но умная-преумная).

В области морфологии разговорный стиль выделяется особой частотой глаголов, которые здесь употребляются даже чаще, чем имена существи­тельные. Однако в постоянном употреблении находится ограниченный круг глаголов, наиболее универсальный для констатации или описания событий, передачи эмоции, специфики тех или иных событийных, речевых, интеллектуальных, умственных действий либо чувственного восприятия: быть, говорить, знать, мочь, сказать, идти, хотеть, пойти, понимать, думать, помнить, приходить и др.
Глагол быть — наиболее употребительный и полифуикциональиый в раз­говорной речи. Особенное употребление имеют и глаголы движения: обычно они не реализуют свои валентносгные свойства согласно нормативной обще­употребительной модели, а используются «сокращенно», без распространи­телей. См., например: Обидно-, сорвалась, прокатилась все напрасно!

Исследователи отмечают, что говорящий, находясь в условиях непри­нужденного неподготовленного общения, стремится упростить и облег­чить свое «речевое поведение», поэтому «легко и часто прибегает к гото­вым языковым формулам, в том числе всякого рода клише, шаблонам и стереотипам». Вместе с тем в разговорном стиле достаточно продук­тивно употребление глаголов в переносном значении, несвойственном литературному языку, например: ломиться «идти куда-нибудь насильно, напролом»; приворожить «очаровав, привлечь к себе внимание, обворо­жить»; провалить «погубить какое-нибудь дело»; пролететь — «быстро проехать, пройти, миновать»; протянуться «лечь, вытянув ноги».

Характерно частое использование личных и указательных местоиме­ний: я, ты, он, она, они, это, такой, всё. Личные местоимения 3-го лица могут употребляться в особой, ошибочной или целенаправленно «ошибоч­ной» функции, исключающей называние по имени присутствующего лица. Ср.: Ольга Ивановнаона принципиальная. Ее линия — профессионализм (в присутствии субъекта высказывания имеет место ошибочное грамма­тико-стилистическое употребление); Она что, претендует на часть иму­щества? (целенаправленно «ошибочное» употребление, исключающее субъекта из ситуации общения). Кроме того, только разговорный стиль допускает употребление местоимения в сопровождении жеста без пред­варительного упоминания конкретного слова (Я это не возьму; Такой мне не подходит). Очевидно, что в разговорном стиле продуктивен узкий круг названных местоимений. По-видимому, это обусловлено экономией языко­вых усилий, с одной стороны, и определяет разнообразие дополнительных значений таких языковых средств — с другой.

В разговорном стиле предпочтение отдается вариантным формам имен существительных (в цеху, в отпуску, на дому, стакан чаю, мёду; цеха, сле­саря), имен числительных (пятидесятые, пятистами), глаголов (прочту, а не прочитаю; подымать, а не поднимать; не видать, не слыхать). Исполь­зуются разговорные формы степеней сравнения имен прилагательных {получше, покороче, труднее всех), наречий {поскорей, поудобней, вероятней всего) и варианты окончаний местоимений {саму хозяйку; в ихнем доме).

Под действием закона экономии речевых средств разговорный стиль допускает употребление вещественных существительных в сочетании с именами числительными {два молока, две ряженки в значении ‘две пор­ции’). Обычными являются своеобразные формы обращений — усеченные имена существительные: Мам\; Пап\; Кать\; Вань\ и т.п.

Не менее самобытна разговорная речь и в распределении падежных форм: здесь господствует именительный падеж, который в устных репли­ках заменяет книжные управляемые формы. См., например: Он построил дачустанция рядом; Купила шубу — серый каракуль; Каша — посмотри\ (разговор на кухне); Дом обуви — где выходить? На следующей {оста­новке). Там поверните налево, переход и магазин обуви (диалог в автобусе). Особенно последовательно именительный падеж заменяет все остальные при употреблении в речи имен числительных: Сумма не превышает три­ста рублей (вместо трехсот); с тысяча пятьсот тремя рублями {с тыся­чью пятьюстами тремя); имел три собаки {трех собак).

После глаголов и местоимений, доминирующих в разговорном стиле, продуктивной лексико-грамматической группой являются имена суще­ствительные, причем по качественному разнообразию в разговорной речи они «превосходят» глаголы. Собственно разговорными необходимо при­знать следующие номинации: во-первых, слова типа выскочка, шпаргалка, которые в кодифицированном литературном языке не имеют однословных номинаций; во-вторых, слова типа ухмылка, поклёп, коленка, ворюга — мно­гообразные синонимы соответствующих нейтральных слов кодифициро­ванного литературного языка; в-третьих, деминутивы.

Имена прилагательные в разговорной речи употребляются значительно реже, чем такие части речи, как местоимение, имя существительное, наре­чие и глагол. Кроме того, исследователи, занимающиеся изучением имен прилагательных в разговорной речи, «единодушно отмечают факт преоб­ладания в ней относительных прилагательных». Частотность относительпых имен прилагательных определяется тематикой разговора и ситуацией общения. Самые частотные качественные прилагательные, употребляемые в разговорной речи: хороший, плохой, большой, маленький, старый, новый, интересный. Широко распространено использование притяжательных имен прилагательных {мамина работа, дедово ружье)-, краткие формы используются редко. Совсем не встречаются причастия и деепричастия.

Среди служебных частей речи в разговорном стиле особым функцио­нальным предназначением обладают частицы: Что уж говорить!; Вот так штука\\ Будь доволен]-, Неужели собрался?]; Прям дипломат]; Чуть не про­воронил]; Едва успел] и т.п. Частицы в разговорной речи являются актуали- заторами рематической части высказывания, фиксируют коммуникативно важную информацию.

Синтаксис разговорной речи весьма своеобразен, что обусловлено ее устной формой и яркой экспрессией. Здесь господствуют простые пред­ложения, чаще неполные, предельно короткие, самой разнообразной струк­туры. Ситуация восполняет пропуски в речи, которая вполне понятна говорящим: Покажите, пожалуйста, в линейку (при покупке тетрадей); Таганку я не хочу (при выборе билетов в театр); Вам от сердца? (в аптеке) и т.д. Необычен и порядок слов в живой речи. Здесь на первое место, как правило, ставится самое важное в сообщении слово: Компьютер мне купи; Валютой расплатился; Всего ужаснее то, что ничего уже нельзя сделать; Температура зашкаливает. Для разговорных сложных предложений харак­терно ослабление функции придаточного, слияние его с главным, струк­турная редукция: Ты могла бы поговорить о чем захотела; Будешь рабо­тать с кем прикажут; Зови кого хочешь; Живу как придется.

Следует отметить и такие черты разговорного синтаксиса, как:

  1. употребление местоимения, дублирующего подлежащее: Вера, она поздно приходит; Участковый, он это заметил;
  2. вынесение в начало предложения важного по смыслу слова из при­даточной части: Хлеб я люблю, чтоб всегда свежий;
  3. употребление слов-предложений: Ладно; Ясно; Можно; Да; Нет; Отчего же?; Конечно]; Еще бы]; Ну да]; Да нет]; Ужас]; Возможно и др.;
  4. использование вставных конструкций, вносящих добавочные, допол­нительные сведения, поясняющие главное сообщение: Я думал {тогда я был еще молод), шутит он; А мы, как известно, всегда рады гостю; Коля — он вообще человек добрый — хотел помочь;
  5. активность вводных слов: может быть, кажется, к счастью, как гово­рится, так сказать, скажем, так, знаете.

Таким образом, разговорный стиль в большей степени, чем другие, обла­дает ярким своеобразием языковых черт, выходящих за рамки нормирован­ного литературного языка. Он может служить убедительным доказательством того, что стилистическая норма принципиально отличается от литературной. Каждый из функциональных стилей выработал свои собственные нормы, с которыми следует считаться. Это не значит, что разговорная речь всегда вступает в противоречие с литературными языковыми правилами. Отступле­ния от нормы могут колебаться в зависимости от внутристилсвого расслое­ния. Например, в разговорном стиле есть разновидности сниженной, грубой речи; просторечие, впитавшее влияние местных говоров, и т.д. Однако раз­говорная речь интеллигентных, образованных людей вполне литературна и в то же время резко отличается от книжной, связанной строгими нормами.

Вслед за С. И. Ожеговым, чьи слова, написанные в 1930-е гг., не утра­тили своей актуальности и в настоящее время, подчеркнем, что современ­ный русский литературный язык по-прежнему динамичен и диалектичен в своем развитии, поскольку «идет к установлению двух норм внутри себя: письменной и разговорной. Последняя подвижна и неустойчива. В основе создания новой разговорной литературной нормы лежат лингвистические свойства просторечия. И различие этих типов городского языка осмысля­ется не как различия социальной дифференциации, а как ступени культур­ного развития».

Книжные стили. Общие черты

Все книжные стили в отличие от разговорного реализуются преимуще­ственно в письменной форме, что обусловливает их общие черты. Книж­ным стилям свойственно строгое соблюдение литературной нормы на всех языковых уровнях. Для лексики характерно стилевое единство: примене­ние общеупотребительной нейтральной лексики, на фоне которой в каж­дом конкретном тексте используются специальные слова, термины. Обра­щение к разговорным словам, просторечию не оправдано.

Фразеология книжных стилей нейтральная (имеет значение, играет роль, предоставить слово, уделить внимание и т.п.) и специальная, находя­щая применение в определенных стилях (научная — центр тяжести, при­вести к общему знаменателю; официально-деловая — имеет место, давать показания, ввести в эксплуатацию-, публицистическая — прямой эфир, чер­ный вторник). Большинство книжных фразеологизмов лишено экспрессив­ной окраски (время от времени, друг па друга, иметь в виду, руководящей состав, силовые структуры).

Словообразование книжных стилей отличается обилием книжных суф­фиксов (сущн-ость, коррект-ур-а, восклица-пщ-э, аргумент-ацщ-а, газифик- ацщ-а, толстое-ств-о, пушкин-иан-а) и приставок (а-симметричный, анти -художественный, интер-национальный, ультра-фиолетовый, экстра - ординарный, воз-водить, нис-провергать). Для книжной речи характерно словосложение (языкознание, краевед, водомер, восьмигранник, электрона­сос, морозоустойчивый, плодоносящей, тяжелораненый, высокопродуктив­ный), употребление аббревиатур {НИИ, МРЭО, УМО, ФСБ и др.).

Морфология книжных стилей характеризуется явным предпочтением имен существительных перед глагольными формами; широким употреб­лением причастий и деепричастий; использованием количественных и порядковых имен числительных при почти полном отсутствии соби­рательных числительных; избирательным отношением к местоимениям (отказ от личных и большинства неопределенных; употребление относи­тельных и указательных местоимений). 

Для книжных стилей показательно отсутствие междометий, звукопо­дражательных слов, большинства частиц. Характерно и предпочтение, отдаваемое определенным грамматическим формам. Так, при наличии вариантов словоизменения последовательно используются только книж­ные формы {цехи, в отпуске, редакторы, прочитал, семьюдесятью пятью). Нежелательна замена имен числительных счетными именами существи­тельными {сто, а не сотня; двенадцать, а не дюжина; десять, а не десяток), как и употребление личных существительных женского рода {аптекарша, дворничиха, кондукторша). Здесь находят применение краткие прилага­тельные {высоки показатели, методы не новы); книжные формы степеней сравнения {более удачный вариант, менее оправданный способ, наиболее эффективный, новейший); некоторые плеонастические сочетания {самым теснейшим образом, самый кратчайший путь); элятивные формы пре­восходной степени, означающие высшую степень качества вне сравнения {высшая математика, новейшие достижения, благороднейшая цель). В конструкциях с предлогом употребляются только аналитические (сложные) формы сравнительной степени имен прилагательных {в более трудных слу­чаях, с менее удачным результатом, от более осведомленного лица и т.д.).

Книжный синтаксис является прямой противоположностью разговор­ного и отличается обилием сложных, преимущественно сложноподчинен­ных, конструкций; здесь не находят применения неполные, незавершенные фразы. Из односоставных предложений возможно употребление неопре­деленно-личных {Вас приглашают на совещание; О юбилейных торже­ствах вспоминали с радостью), определенно-личных {Прошу исключить бухгалтера из состава акционеров предприятия), отдельных типов без­личных {Строителям предстоит возвести комплекс зданий; О сохранении родительских прав за одним из родителей должно быть указано в решении суда и т.п.). Некоторые типы односоставных предложений (см.: Морозит; Не спится; Ни души; Пора домой; Сердцу не прикажешь) в книжной речи не употребляются, что объясняется их экспрессивностью или тематической закрепленностью за бытовой речью.

В книжных стилях господствует правильный порядок слов, инверсия используется редко, лишь в подчеркнуто экспрессивной речи. Не исполь­зуются также восклицательные, вопросительные и повелительные пред­ложения. Избирательно употребляются обращения (уважаемый коллега, господа и т.п.) и вводные слова {следует заметить; как уже было указано; несомненно; во-первых; во-вторых; наконец).

Книжные стили открыты для построения сложных синтаксических кон­струкций, предложений со многими придаточными, с разными видами сочи­нительной и подчинительной связи. Здесь применяется цитация, но прямая речь встречается крайне редко; диалогические единства не используются, так как книжная речь, за редкими исключениями, монологична.

 Традиционно научный стиль включает собственно-научный, учебно­научный и научно-популярный подстили.

Специфика научной речи в значительной мере определяется внсязыко- выми факторами. Основное назначение научных произведений — изложе­ние полученных путем исследования данных, знакомство читателя с науч­ной информацией, что обусловливает монологический характер языка науки. Информативная функция научного стиля отражается в его жанро­вом своеобразии: он представлен научной (монографии, статьи, рефераты), а также учебной и справочной литературой. Несмотря на разницу содержа­ния и назначения жанров, их объединяет характер научного мышления: его главнейшей формой является понятие, а языковым выражением мышле­ния служат суждения, умозаключения, следующие одно за другим в стро­гой логической последовательности. Это определяет такие черты научного стиля, как отвлеченность и обобщенность; в нем структурно выражена логичность изложения.

Отвлеченность и обобщенность речи в первую очередь проявляется в лексике: почти каждое слово в научном тексте обозначает не конкретное, а общее понятие или абстрактное явление. См., например: Береза хорошо переносит морозы (слово береза здесь указывает на породу дерева, а не на единичный предмет, конкретное дерево). В художественной речи то же самое слово получает конкретное значение:

Белая береза под моим окном
Принакрылась снегом, словно серебром.
На пушистых ветках снежною каймой
Распустились кисти белой бахромой...
(С. Есенин)

Научная речь не только отбирает из языка слова с общим и отвлечен­ным значением, но и изменяет значение общеупотребительных слов в соот­ветствии со своими принципами. Например, у многих глаголов в научной речи ослабляется лексическое значение, а его конкретный смысл стира­ется и обобщается. Такие глаголы превращаются в своеобразные связки, которые могут соединять любые понятия, оформляя различные научные сообщения. К ним относятся глаголы служить, считаться, характеризо­вать и др.: Драматический диалог служит средством изображения всей окружающей... среды (из работы В. В. Виноградова о стиле пушкинских произведений); ср.: Служить бы рад, прислуживаться тошно (А. Грибое­дов). Так происходит изменение, приспособление значения общеупотреби­тельных слов к задачам научной речи.

Лексика научного стиля включает три основных пласта: общеупотреби­тельные слова {знание, работа, один, сто, изучать, сначала, по-прежнему и т.п.); общенаучные {исследование, экспериментальный, анализировать, формулировать, дистанционный, беспрецедентный и др.) и узкоспеци­альные термины {синтаксис, молекула, летальный исход, интерференция и т.д.). Отличительными особенностями терминов являются системность, точное определение (дефиниция), тенденция к однозначности в пределах своего терминологического поля, стилистическая нейтральность, отсут­ствие экспрессии.

Терминологическая лексика составляет ядро научного стиля, э го наи­более существенный признак языка науки. Такие слова, обозначая строго научные понятия, образуют терминологическую систему той или иной отрасли знания, где близкие значения передаются соответствующими тер­минами. В частности, лингвистические термины синоним, антоним, омоним, пароним объединяет греческий корень опута — ‘имя, наименование’; в тер­минах омофон, омограф, омоформ элемент ом о (от греч. homos) означает ‘одинаковый’ и подчеркивает системность данных лексических явлений.

Как видим, системность терминов получает языковое выражение в науч­ном стиле. Так, медицинские термины объединяются благодаря одинако­вым суффиксам; например суффикс -ыт присущ терминам, обозначающим воспалительные процессы (бронхит, аппендицит, гайморит, радикулит, перитонит). Одинаковое суффиксальное оформление имеют названия лекарств (пенициллин, синтомицин, олететрин, фурацилин).

Близки к терминам номенклатурные наименования, которые также употребительны в книжных стилях, в том числе в научном. Номенкла­тура (лат. nomenclatura ‘перечень, список’) представляет собой явление более широкое, чем терминология; к ней относятся наименования таких понятий, предметность которых ярко выражена. Например, в экономике это перечень производимой продукции, названия различных промышлен­ных изделий: марок токарных, фрезерных, строгальных станков; названия моделей пальто, плащей, костюмов; названия марок автомобилей, телеви­зоров и т.д.

Для научного стиля показательны употребление слов в их точном зна­чении (перенос названий здесь исключается), отказ от эмоционально-экс­прессивной лексики (ласкательной, уменьшительной и т.п.), от сниженных, нелитературных слов. Лексические образные средства в научном стиле иногда используются, но весьма целенаправленно: например, сравнения помогают объяснить то или иное явление (Прилив поднимает волны, подоб­ные горам', Льдины стоят, как высокие холмы). В то же время в научно- популярной литературе образность речи достаточно привычна (Ель пошла под сень сосны густым сомкнутым строем', Сосна приютила первых посе­ленцев ели; Жизнерадостный вид подростка вселяет веру в успех экспери­мента (из работы по общему лесоводству)).

Грамматический строй научного стиля также весьма своеобразен. Речь научных сочинений, как правило, носит именной характер, что приводит к количественному преобладанию имен существительных и прилагатель­ных по отношению к глаголу и его формам. См., например, употребление устойчивых оборотов речи с отглагольными именами существительными: оказывать воздействие (= «воздействовать»); подвергаться анализу, делаться возбудителем и т.п. Среди имен существительных выделяются обозначения понятий признака, движения, состояния (слова на -ние, -ость, -ство, -ие, -ка). Используются отыменные имена прилагательные (на -иче- ский, -ительный, -альиый и др.), отглагольные существительные и суще­ствительные с сочетанием суффиксов. Распространены словосложение (биотоки, электротабло), калькирование, заимствование словообразо­вательных элементов — суффиксов, приставок (-изм, -ист, анти-, поли-).

Причастия и имена существительные часто заменяют личные формы гла­гола и инфинитив {решить — решение, формулировать — формулировка).

Точность изложения требует употребления форм множественного числа у имен существительных с вещественным значением (легированные стали; смолы, топлива). Имена существительные в форме единственного числа нередко выступают в обобщенном значении {Налим мечет икру в январе', Липа цветет в июне).

В научной речи используются отыменные предлоги {в течение, в связи, в отношении к...; в соответствии с...), отглагольные имена существитель­ные, зачастую получающие терминологическое значение {зрительное утомление', управление предложное и беспредложное в грамматике; буре­ние, ускорение).

Для научного стиля характерно особое употребление некоторых глаго­лов: в настоящем времени они получают в тексте вневременное, призна­ковое значение {Хлорид медленно разлагается', Углерод составляет самую важную часть растения). В научной речи немало глаголов с ослабленными лексико-грамматическими значениями времени, лица и числа, о чем свиде­тельствует синонимия структур предложения. Ср., например, идентичные конструкции: перегонку производят — перегонка производится, мы можем вывести заключение — можно вывести заключение — выводят заключение. В синтаксисе это явление находит отражение в своего рода «опустошен­ных» личных предложениях, допускающих замену на безличные, и вообще их опущение (ср. синонимические выражения: мы знаем, что не суще­ствует метода... — известно, что не существует метода... — не суще­ствует метода...).

В научной литературе, особенно в такой, где применяются математи­ческие методы, форма будущего времени, по существу, лишена своего обычного грамматического значения и грамматически ослаблена {будет = «есть», «является»): Разделим икс на игрек (ср.: Делим икс на игрек)', Число выстрелов будет случайной величиной {является случайной величиной).

Отвлеченность и обобщенность научного стиля проявляются также в особенностях употребления категории вида глагола, в значении видовых форм. Широко используются формы несовершенного вида как сравни­тельно более отвлеченно-обобщенные по значению, чем формы совершен­ного вида.

Употребление лица глаголов и личных местоимений обнаруживает ту же закономерность: в научной речи характерно преобладание наиболее отвлеченно-обобщенных по своему значению единиц. Например, практи­чески не используются формы 2-го лица и местоимения ты, вы как наи­более конкретные; ничтожен процент форм 1-го лица единственного числа. В большинстве случаев используются наиболее отвлеченные по значению формы 3-го лица и местоимения он, она, оно.

Еще показательнее особенности употребления этих языковых единиц. Помимо так называемого авторского мы, используемого для выражения «скромности» и ради объективности изложения {как мы доказали; мы исследовали', как нам представляется', мы считаем актуальным и т.п.), местоимение мы вместе с личной формой глагола часто выражает значенртя разной степени и характера отвлеченно-обобщенности. Сюда отно­сится значение ‘мы в совокупности’ и аудитория; мы с вами): Если мы исключим..., то получим..:, Мы приходим к результату...; Мы можем заклю­чить... и т.п. Характерно, что во всех этих случаях наряду с возможной под­становкой мы с вами не менее вероятным окажется пропуск местоимения при замене личной конструкции безличной или инфинитивной: можно прийти к результату; можно заключить; если исключить; если обозначить и т.д. Таким образом, значение лица оказывается весьма ослабленным, неопределенным, а следовательно, более отвлеченным.

Очень часто в научной речи глаголы используются в неопределенно- личном значении, близком к обобщенно-личному; во многом это зависит от их семантики. В таком случае деятелем может мыслиться любой, всякий, каждый, или же он совершенно неконкретен и неизвестен и даже вообще не может предполагаться (исходя из значения глагола): За такие активные центры принимаются атомы; Законы обыкновенно формулируются...; Бром получают подобно хлору.

Отвлеченность и обобщенность научной речи выражаются в повышен­ной употребительности имен существительных среднего рода. Это слова с абстрактным значением: движение, количество, явление, отношение, дей­ствие, свойство, образование, изменение, распределение, состояние, влияние, значение, определение и пр. Среди имен существительных мужского и жен­ского рода большое место также принадлежит абстрактной лексике: случай, опыт, процесс, вопрос, объем, характер, период, опыт, метод, результат и др.; часть, энергия, форма, сила, величина, масса, деятельность, возмож­ность, потребность и т.д. Отвлеченные имена существительные здесь, как правило, не метафоризируются и выступают в качестве терминов.

Краткие имена прилагательные в научной речи, в отступление от общей закономерности русского языка, служат для выражения не временного, а постоянного свойства предмета: Клетки бедны протоплазмой; Третичные алкоголи... изомерны (ср.: Я беден; Он счастлив имена прилагательные в краткой форме указывают на временное состояние).

Синтаксис научного стиля также убедительно подтверждает его абстрактность, обобщенность, логичность в выражении мысли, стремление к предельной точности и ясности. Научная фраза отличается структурной полнотой, ярко выраженной союзной связью, разнообразием подчини­тельных связей, усложненностью синтаксических конструкций и исчер­пывающей их завершенностью. Для научной речи характерно преоблада­ние сложноподчиненных предложений, в которых союзы четко отражают причинно-следственные отношения (если... то...; так что; в то время как); той же цели служит употребление местоименно-наречных и союзных слов (и потому; поэтому; следовательно; благодаря этому; в результате этого и др.). Сложносочиненные и тем более бессоюзные предложения здесь менее упо гребительны.

Безличный характер изложения как отражение объективности науч­ной речи активизирует употребление неопределенно-личных предложе­ний (Порошок помещают в пробирку; Нефть добывают путем...), а также пассивных конструкций (Олово плавится при температуре...; Золото добывается...). В то же время в специфических контекстах, например в политической или юридической сфере, употребление пассивных грам­матических структур выступает следствием особой стилистической задан­ное™ — стремления завуалировать или вовсе скрыть субъект действия (Меры принимаются; Запись расшифровывается; Вина устанавливается; Дело движется).

Правильный порядок слов в предложениях способствует ясности и точ­ности формулировок. Вместе с тем необычное расположение членов пред­ложения (инверсия) может служить логическому усилению, выделению той или иной части высказывания, поэтому возможны и отступления от стилистически нейтрального порядка.
Особую важность приобретает правильное, четкое выделение абзацев, помогающее подчеркнуть логическую сторону речи. Этой же цели служит и умелое объединение отдельных предложений в сложные синтаксические целые (сверхфразовые единства). Последовательность в развитии мысли отражают вводные слова и словосочетания (во-первых, во-вторых, нако­нец, итак, таким образом). В то же время синтаксису научной речи чужды вставные предложения и присоединительные конструкции, лишающие высказывание целостности.

Важно отметить, что стройность, логичность, упорядоченность синтак­сических построений свойственны всем жанрам научных произведений. Отличие состоит лишь в употреблении терминов, которых больше в моно­графиях, научных статьях и рефератах. В научно-популярной литературе терминов немного, к тому же они, как правило, дополнительно разъясня­ются.

Ключевые слова: Стилистика, Язык
Источник: Стилистика русского языка и культура речи : учебник для академического бакалавриата / И. Б. Голуб, С. 11. Стародубец. — М.: Издательство Юрайт, 2018. — 455 с. — Серия : Бакалавр. Академический курс.
Материалы по теме
Язык рекламы
Стилистика русского языка и культура речи : учебник для академического бакалавриата / И. Б....
Религиозные теории происхождения языка
Ганеев Б.Т. - Язык. Учебное пособие - 2001
Генеалогическая классификация языков
Норман Б.Ю. - Теория языка. Вводный курс, 2004
Язык телодвижения
Риторика. Вводный курс : [электронный ресурс] учеб. пособие / В.И. Аннушкин. - 5-е издание,...
Понятие о функциональном стиле. Характер признаков, актуальных для выделения функционального стиля
Флоря А. В. - Русская стилистика курс лекций-2011
Язык и культура
Белик А.А., Культурная (социальная) антропология
Стилистическая оценка заимствованных слов
Стилистика русского языка и культура речи : учебник для академического бакалавриата / И. Б....
Дистанционное обучение английскому языку и его суть
...
Комментарии
Материал еще никто не прокомментировал. Станьте первым, кто это сделает!
Оставить комментарий