Философия Томаса Гоббса

Томас Гоббс (1588—1679 гг.) родился в семье сельского пастора. Окончил Оксфордский университет, свободно владел латинским и греческим языками. С юношеских лет у него возникло желание стать политическим писателем, т. е. тем, кто называется сейчас политологом. Он хорошо понимал, что для реализации своей мечты ему понадобятся глубокие знания по философии, праву, истории, искусству, т. е. фундаментальные знания в области социально-политических и гуманитарных наук.

Вместе с тем Т. Гоббс образцом для всех наук считал механику. Дело в том, что именно эта наука к тому времени была наиболее развитой в сравнении с другими науками; уже были известны законы механики, законы движения небесных тел, эта наука отличалась точностью.

Т. Гоббс считал, что ему удастся разработать подобную науку и об обществе. Он не сомневался, что законы природы носят всеобщий характер, и что законы развития общества — это лишь продолжение и адаптация законов природы. Поэтому философ считал, что его наука об обществе и его законах будет продолжением механики, наукой такой же точной, как механика.

После окончания Оксфорда Томас Гоббс получил место работы в качестве воспитателя в одном из аристократических семейств, что позволило ему установить определенные связи в правящих придворных кругах. Он неоднократно путешествовал в страны континентальной Европы, прожив здесь почти 20 лет. Особенно длительный период его жизни был связан с Парижем. Он был лично знаком с Г. Галилеем, П. Гассенди, вероятно, и с Р. Декартом, а также с другими выдающимися умами этой эпохи.

Гоббс по началу не принял начавшейся в 1640 г. английской буржуазной революции, покинул Англию и в эмиграции сотрудничал с роялистами. Однако это политическое событие способствовало возникновению у Т. Гоббса интереса к социально-политической проблематике и написанию ряда трудов: «О гражданине», затем, после возвращения из эмиграции, разойдясь во взглядах с роялистами из-за чрезмерной приверженности их к религии, он начинает сотрудничать по некоторым направлениям с тогдашним правителем лордом-протектором Кромвелем. Пользуясь поддержкой последнего, Томас Гоббс издал в Лондоне самое большое свое философское произведение — «Левиафан, или материя, форма и власть государства церковного и гражданского». Позже он опубликовал работу «О теле», в которой изложил свою методологию, учение о знании, о бытии. Позже вышла в свет его книга «О человеке». Взятые в целом, эти философские произведения составляют суть философской системы Т. Гоббса.

Подход к анализу человека Гоббсом характеризуется дилеммой. Этот подход весьма драматичен: либо человек изберет безопасное существование, но одновременно будет абсолютно зависимым, подчиненным внешним силам; либо, наоборот, изберет неограниченную свободу и анархию, но одновременно при этом ему грозит состояние постоянной угрозы его жизни .

Т. Гоббс считает, что человек по природе своей стремится к максимальной реализации своих личных интересов. Человек крайне эгоистичен, это не только его этическая характеристика, но и механизм, определяющий поведение. Его личное добро, его интересы, его стремления превыше всего; для него безразлично, что его добро, его устремления могут быть злом для других. Он любит исключительно только себя.

Но такими являются и другие люди, так как они тоже борются за свои интересы. Нет никакой гарантии, что ты всегда окажешься сильнее других. Более слабые могут, в конце концов, объединиться против сильнейшего и победить его. Такое состояние общества Гоббс характеризует как «борьбу всех против всех», «Homo homini lupus» или «Человек человеку — волк». Т. Гоббс пишет: «Из-за равенства проистекает взаимное недоверие, ... если два человека желают одной и той же вещи, которой, однако, они не могут владеть вдвоем, они становятся врагами. На пути к достижению их цели... они стараются погубить или покорить друг друга». И далее: «При отсутствии гражданского состояния всегда имеется война всех против всех».[32, с. 150] Чтобы избежать угрозы смерти, человек вынужден искать выход из этого состояния общества. Т. Гоббс не соглашался с мнением Аристотеля о том, что происхождение государства есть результат натуры (природы) человека: человек по природе своей — социальное животное, и посему он стремится к социуму, именно в этом причина возникновения государства, считал Аристотель.

Т. Гоббс для характеристики процесса перехода от естественного состояния человека к государству использует понятие «естественное право», называемое обычно писателями (jus naturale). Это свобода всякого человека использовать собственные силы по своему усмотрению для сохранения своей собственной природы. «Естественный закон» (lex naturalis) есть предписание или найденное разумом общее правило, согласно которому человеку запрещается то, что пагубно для его жизни или что лишает его средств к ее сохранению.

По мнению Т. Гоббса, возникновение государства опирается не на человеческую натуру, а на его разум, рассудок. Именно угроза смерти потребовала от человека создания для себя «смертельного бога» — государства. Он сознательно отказывается от своего естественного состояния, от состояния свободы в пользу несвободы, зависимости, но с гарантией ему мира и безопасной жизни. Люди сознательно отказываются от своей свободы, от суверенитета, уступают часть своих прав в пользу новой социальной общности, которая называется государством.

«Общественный договор», по Т. Гоббсу, — это договор каждого с каждым: «взаимное перенесение права есть то, что люди называют договором» [32, с. 159]. Следующим шагом стала передача власти суверену, монарху. Монарх не был стороной в общественном договоре, он получил власть, которая его ни к чему не обязывала. Его подданные отказались полностью и необратимо от своей естественной свободы. Так возникло государство, которое Гоббс назвал Левиафаном, которому все люди с необходимостью подчинены. Левиафан — это аллегория, это механическое чудовище, которое может сломать любого, кто нарушает законы государства. Власть в этом государстве принадлежит суверену и охватывает все стороны жизни, он представляет своих подданных, все организации, вплоть до отношений и связей граждан с парламентом.

Т. Гоббс видит положительные стороны в так организованном государстве: оно обеспечивает порядок, безопасность, гарантирует уважение со стороны всех людей законов и неприкасаемость частной собственности. В обществе человек может найти возможности для реализации своих элементарных потребностей и устремлений. Государство распространяет свою власть и на церковь.

Таково пунктирное содержание, пожалуй, самого известного труда Т. Гоббса «Левиафан», публикация которого вызвала критику практически всех слоев просвещенного общества: монархисты отвергали его светскую, рациональную модель; нарождающаяся буржуазия увидела в нем решительного роялиста; духовенство не хотело принять его концепцию государственной церкви и религии. Через три года после смерти Т. Гоббса по предложению его «alma mater» — Оксфордского университета — его трактат «Левиафан» был публично сожжен.

Теперь проанализируем некоторые правовые взгляды Т. Гоббса, более обстоятельно — условия возникновения государства.

Во-первых, Т. Гоббс выделяет два рода законов:

  • первую группу законов, которые регламентируют социальные обязанности человека, он называет законами Божьими; к ним относятся и естественные законы, во-первых, потому, что разум (рассудок) дан человеку непосредственно Богом, чтобы регулировать действия человека, а во-вторых, согласно здравому рассудку, они такие же, как в Священном Писании и озвучены пророками.
  • другая группа законов — законы государства, это правила, предписанные подданным с помощью слова, письма или другими знаками, чтобы они руководствовались ими в оценках своего поведения и действий в обществе.

Различает Т. Гоббс еще законы позитивные и законы натуральные. Это деление законов связано с особенностями их воздействия на поведение человека. Натуральными Гоббс считал законы вечные, они называются еще законами морали, нравственные законы — это результат компромиссов человека, стремящегося к миру и спокойствию. К позитивным законам Т. Гоббс относит не только законы государства, но и законы Божьи, которые объявлены в божественном откровении, то есть если по воле Божьей определенные нормы будут оглашены через людей, уполномоченных на то Богом, то это законы и нормы позитивного права.

Заметим, что Гоббс еще различал натуральное право людей и натуральное право народов. Т. Гоббсу принадлежит также каталог натуральных, природных законов, которые он представил в «Элементах философии» и в «Левиафане». Эти естественные законы можно вслед за Гоббсом разделить на три группы: приводящие к миру; устраняющие войны без участия арбитра и способствующие избежать войны с участием арбитра. Т. Гоббс проводит грань между правом и законом, замечая: «Следует различать jus i lex — право и закон..., ибо право состоит в свободе делать или не делать, между тем как закон определяет и обязывает к тому или другому члену этой альтернативы...» [32, с. 156].

Приведем хотя бы несколько примеров естественных законов, ведущих к миру.

I.    «Естественный закон есть требование искать мир там, где он есть возможен; там же, где он не возможен, допускается использование любых средств в войне» [32, с. 156].

II.    Второй закон есть следующее из первого закона правило, согласно которому обязанный искать мира человек должен быть готовым, если и другие к тому готовы, отказаться от использования любых средств, а следовательно, основываясь на своей абсолютной свободе, идти в этом так далеко, как это необходимо для мира. Он должен ограничиться такой мерой свободы, какую допускает для других по отношению к себе [32, с. 156].

X. Очень интересно звучит естественный закон о том, чтобы человек, обладающий определенными правами, те же самые права признавал у каждого другого человека; иначе говоря, не сохранял для себя таких прав, которых не допускает для других. Тот, кто придерживается такого правила, есть человек нравственный, утверждал Т. Гоббс.

Наконец, приведем для примера еще один закон, который называется законом «Счастья». Этот закон принадлежит к группе естественных законов, регламентирующих владение, распоряжение и пользование частной собственностью.

XIII. Право (право частной собственности) — это право, установленное соглашением, которое опирается на решении, основанном на судьбе, на случайности жребия. Оно касается некоторой вещи, предмета, который не может быть разделен на части, но и не может быть предметом общего пользования людьми. В этом случае вопрос об исключительном праве на владение этой вещью одной личностью решается жребием, либо устанавливается поочередное владение этой вещью всеми людьми [32, с. 181].

Из второй группы законов, которые позволяют избежать войны без участия арбитра, приведем один пример:

VII естественный закон, согласно которому наказание и месть являются настолько обоснованными, насколько они ориентированы на будущее добро, но не на размеры прошлого зла. Тот, кто мстит, не имея в виду будущей цели, есть пустой, а то, что опирается на пустоту, противоречит разуму. Кто делает боль, страдание без разума есть обманщик, а, следовательно, насильник над правом.

Наконец, третья группа законов, которые позволяют избежать войны с участием арбитра, требует, чтобы арбитрам (медиаторам) была гарантированна безопасность, неприкасаемость. Посредничество есть средство достижения мира, и поэтому вполне рационально будет требовать безопасности для такого посредника.

Благодаря разуму человек Гоббса смог открыть законы и конструкции обязательств каждого человека, гарантирующие образование стабильного государства. Государство родилось благодаря способности корректировать эмоции рациональным мышлением. Т. Гоббс подчеркнул специально рациональность акта творения государства людьми, и это было новым словом в науке о возникновении государства. Он дал ясно понять, что независимо от индивидуальных особенностей личностей дорога к государству есть достоверно одна и та же. Это приводит к выводу, что государство находит свой фундамент не в одной личности. Непосредственной причиной государства у Гоббса есть то, что объединяет индивидуумы, а следовательно, то, что может быть названо натурой человека. Подлинным творцом государства у Гоббса выступает сообщество индивидуумов, то есть народ.

Представляет интерес также позиция Т. Гоббса относительно возникновения носителя власти в этом формирующемся в результате договора «каждого с каждым» государстве.

Договор между двумя личностями есть условный. Можно вообразить себе, что каждый человек, заключая договор с другим, надеется, что в будущем будет такая сила, которая обеспечит его действие во времени, т. е. возникнет сила в лице суверена, который будет иметь такие механизмы, чтобы эти договоры безусловно выполнялись. Поэтому общественный договор есть, по существу, сумма договоров всех со всеми, в каждом из которых сторонами договора будет не более двух личностей. Обязанности, которые оговорены в пакте (договоре), касаются их будущего поведения по поводу невмешательства и поддержки укрепления власти будущего суверена, пока тот будет реализовывать поставленные перед ним цели. В результате соглашения один человек (или группа людей) становится личностью, отождествляющей в себе всех людей, которые между собой договорились быть силой, его поддерживающей. Принятие такой договоренности Т. Гоббс называет «объединением». Множество людей становится одним лицом, когда оно представлено одним человеком или одной личностью, если на это представительство имеется согласие каждого из представляемых в отдельности. Ибо единство лица обусловливается единством представителя, а не единством представляемых [32, с. 189].

Заметим, что человек (или группа людей), будущий суверен или правительство получает эту власть, не будучи вообще какой-либо стороной общественного договора, хотя, разумеется, обязан дать на принятие этой власти согласие. Он не может, согласно Гоббсу, быть стороной общественного договора, в противном случае его власть не была бы суверенной. Гоббс обосновывает также тезис о том, что власть суверена должна быть абсолютной.

Таким образом, в процессе рождения государства можно выделить два элемента: во-первых, общественный договор есть сумма бесчисленного числа двусторонних договоров; во-вторых, оговоренное в этих двухсторонних договорах укрепление власти — это обязанность каждого участника общественного договора. Т. Гоббс характеризует первый из этих элементов как возникновение общества, которое создается через образующиеся между людьми связи, основывающиеся на их взаимных обязанностях. Второй элемент — укрепление власти суверена — является результатом деятельности государства. Поскольку оба эти элемента формируются одновременно и равно сохраняются во времени, возникновение государства происходит одновременно с формированием общества, они объединены неразрывными связями и иногда Т. Гоббс не делает различия между ними.

Люди по природе своей ценят и любят свободу, утверждал Гоббс, и только достаточно большой шанс на сохранение собственной жизни и счастливую жизнь может мобилизовать людей на добровольное принятие на себя ограничений. Этот шанс в государствах обеспечивается границами усиления власти суверена. В общественном договоре личность признает, что она будет поддерживать все то, что суверен сделает, или будет делать все в направлении укрепления всеобщего мира и безопасности. Суверен, будучи репрезентантом, т. е. представителем всех граждан, должен получить абсолютную власть в отношении решений и деяний в направлении к миру и безопасности.

Подчиненность личности в государстве — еще одна проблема, которую анализирует Т. Гоббс. Он стремится представить государство монолитом. Ему кажется это рациональным, поскольку, по его же мнению, это гарантирует эффективность государства, которое стремится к реализации цели, которая есть добро для людей. Гоббс стремится выработать механизмы правления и рекомендации, указывающие на такие возможности, на такой способ интерпретации всех возможных механизмов, чтобы государство воспринималось как творение одной единственной воли.

Мощь государства у Т. Гоббса невообразимая, сам автор этой доктрины замечал, что вряд ли можно найти в свете таких подданных, которые с такой мощью когда-нибудь соприкасались. Отсюда следует, что люди должны подчиниться такой мощи, если только она может сделать жизнь человека безопасной. После этого, аргументирует Т. Гоббс, верховная власть приобретает следующие гарантии и свойства:

  • подданные не могут изменить форму правления;
  • верховная власть не может быть потеряна;
  • никто не может, не нарушая справедливости, протестовать против установления суверена, провозглашенного большинством;
  • подданные не могут осуждать действия суверена;
  • любой суверен не наказуем подданными;
  • суверен — судья в том, что необходимо для мира и для своих подданных;
  • суверен — судья в отношении того, каким доктринам следует их учить;
  • суверену принадлежит судебная власть и право решать споры;
  • суверену принадлежит право объявления войны и заключения мира в зависимости от того, что он найдет более полезным;
  • суверену принадлежит право выбора всех советников и министров, как гражданских, так и военных;
  • суверену принадлежит право награждать и наказывать;
  • суверену принадлежит право установления почетных титулов и табеля о рангах.

При этом эти права неделимы; они не могут быть никому пожалованы без прямого отречения от власти и пр.

Послушание гражданина есть необходимое условие эффективности власти, а границы этого послушания должны быть так широки, чтобы право управлять государством не выглядело иллюзорным, пустым. Чтобы реализовать цель государства, которая есть мир и безопасность, власть должна быть эффективной, абсолютной она будет тогда, если не будет ничем ограничена. В этом случае у суверена появляются ничем не ограниченные средства, но и этого мало, Гоббс считает монарха, суверена единственным судьей, кто может давать оценку своим действиям; у граждан нет возможностей на влияющие на действия суверена оценки.

Непослушание, нарушение существующих в государстве законов есть бесправие по отношению и к другим гражданам, но и по отношению к держателю власти. Суверен до тех пор, пока обеспечивает мир и безопасность большинства граждан, может практически делать все, что ему заблагорассудится, т. е. абсолютно все. Ничто ему в этом не может препятствовать, пока он сохраняет свою власть благодаря лояльности граждан.

Права государства, которые оно устанавливает по отношению к своим гражданам, по мнению Т. Гоббса, не зависят от модели устройства государственной власти. Государство может быть демократией, которая существует благодаря двум элементам, из которых первое есть установление постоянных собраний, а второе — большинство голосов, создающих власть. Государство может быть аристократией, которая возникает в результате изменения демократии и основанной на передаче власти коллегии избранных аристократов. Государство может быть и монархией, которая может быть выведена из власти людей или сообщества, которое свои права возложило на одного человека.

Заметим, что здесь Гоббс дает своеобразную классификацию типов государственного устройства, правда, выделяет лишь три таких типа —демократию, аристократию и монархию.

Не зависит от формы государственного устройства и то, что граждане переносят на суверена право принятия решений в отношении войны и мира, именно суверену они отдают в руки «меч войны», в его же руках находится и «меч справедливости», поскольку он должен заставлять, принуждать граждан к войне. Благодаря тому, что только суверен держит «меч публичный», только он может засвидетельствовать своей волей способности к реальному обязыванию людей к чему-либо, и от него зависит правовая ответственность граждан, то есть ему принадлежит и право наказывать, и право судить.

Государство устанавливает законы, но не подчиняется им: нельзя быть одновременно и обязывающим других подчиняться этим законам, и подчиняться им самому.

Разрабатывая концепцию свободы, Т. Гоббс говорит об относительности этого понятия: человек может быть свободным с одной точки зрения и не свободным с другой. Степень свободы зависит от выраженности выбора у личности. Гоббс в «Левиафане» выделяет несколько видов свободы: свобода врожденная, телесная, есть также свобода суверена не подчиняться законам. Есть еще провозглашенная Гоббсом свобода человека в монархическом государстве как возможность самоизоляции личности, живущей во власти монархов, от дел политических. В монархии, пишет Гоббс, есть человек, который хочет жить в тишине, за пределами опасности независимо от того, каким есть властитель.

Мы достаточно подробно остановились на доктрине Гоббса о происхождении государства и о соотношении прав и свобод личности в возникающем в соответствии с общественным договором государстве.

В заключение сделаем некоторые выводы из этой доктрины. Во-первых, Т. Гоббс делает заключение, что причиной возникновения государства не могут быть ни человеческие инстинкты, ни деятельность высшей силы — Бога, а причина есть только следствие осознанного выбора человека. Гоббс считает человека ответственным за реальность, в которой он живет. Таким образом, именно человек, люди, народ являются подлинным создателем, сувереном государства. Во-вторых, граждане государства имеют право видеть своё государство прогрессивно развивающимся, оно должно быть результатом совершенствования человеческой рациональности, опирающимся на эту рациональность при формулировании, выведении законов государства, которые есть результат знаний о человеке и существуют потому, что человек сознательно отказался от собственной свободы. Государство есть творением самодостаточное. В-третьих, Т. Гоббс подчеркнул обратную и не совсем очевидную связь между свободой и безопасностью личности. Пожалуй, нет таких путей разрешения конфликтов меду ними (свободой и безопасностью — В. С.), которые могли бы удовлетворить всех. Если спросить, какие пропорции между ними являются оптимальными, то ответы на этот вопрос значительно различались бы. Поэтому не так просто согласиться с Гоббсом, который обосновывал необходимость отказаться от свободы, чтобы гарантировать безопасность и жизнь человека. Он настолько ненавидел войны, что принес в жертву свободу, чтобы избежать войн.

Мы намеренно так подробно остановились на социально-политической проблематике интеллектуального наследия Т. Гоббса, поскольку эта часть его учения, пожалуй, наиболее ярка и оригинальна. Здесь сформулированы впервые очень важные для того времени идеи естественного права и общественного права. Некоторые из идей Т. Гоббса не потеряли своей актуальности и в наше время, в частности его разделение права на натуральное и позитивное.

Несколько тезисов о взглядах Т. Гоббса в других частях философского знания. Общая характеристика его взглядов может быть охарактеризована как материалистическая: он решительно отвергал схоластическую философию, целью философии и науки считал достижение практических результатов, значимых для человека и общества, а также научно-технический прогресс.

В теории познания он, как и Ф. Бэкон, считал, что человек осуществляет познание главным образом благодаря чувственному восприятию, которое является результатом поступающей чувствам информации извне. Это сигналы из окружающей среды. Он различает среди этих сигналов: звуки, метки (знаки, придуманные человеком), естественные знаки природы (молния, тучи), произвольные коммуникативные знаки (слова различных языков); специальные знаки науки, религии, специфические знаки науки, специфические для них термины, а также знаки знаков (под ними Т. Гоббс понимает универсалии). В споре между номинализмом и реализмом он — сторонник номинализма: существуют единичные вещи, только они обладают реальным бытием, а универсалии — это только общие понятия, это знаки знаков, и они не существуют сами по себе, а только в связи с единичными вещами. Он видит и подчеркивает различие между такими понятиями, как, например, женщина и женщина Анна.

Хотя, как мы отметили, Т. Гоббс в теории познания близок к сенсуализму, в своих философских воззрениях он часто обращается к рационализму Р. Декарта. Он подчеркивает, что философия должна опираться на разум как на твердую основу.

Истину Т. Гоббс трактует как свойство наших суждений о вещах, а не то, что принадлежит самим вещам и может быть познано чувствами, и тем более не тем, что опирается на откровение или существует как рожденное, доопытное знание.

Мир, согласно Т. Гоббсу, — это единая материальная субстанция, а все существующее в этом мире — это только проявление этой субстанции. Материя вечна, а отдельные тела, из которых она состоит, временны, они когда-то возникают, когда-то исчезают. Материи он дает только количественную характеристику. Тела обладают формой, объемом, протяжением, но не обладают такими качествами, как цвет, запах, звук и т. п. — эти качества субъективны. Движение — это свойство материи, однако Т. Гоббс признавал существование только механической формы движения, т. е. пространственного перемещения тел относительно друг друга. Пространство и время у Гоббса не объективные свойства материи, они существуют только в нашем сознании.

Таким образом, Т. Гоббс является, несомненно, одним из самых ярких представителей философов XVII века, чье учение оказало влияние на многих философов.

Темы: Новое время, Философия
Источник: Степанович В.А., История философии: Курс лекций в 2-х томах. Т. 1: Исторические типы классической философии. — М.: Прометей, 2018. — 457 с.
Материалы по теме
Философия Джорджа Беркли
Степанович В.А., История философии: Курс лекций в 2-х томах. Т. 1: Исторические типы...
Философия Исаака Ньютона
Степанович В.А., История философии: Курс лекций в 2-х томах. Т. 1: Исторические типы...
Философия Нового времени (1640-1870)
Понуждаев, Э. А. Философия: учебное пособие (курс лекций, проблемно-тематическийкурс,...
Этапы и особенности философии нового времени
Степанович В.А., История философии: Курс лекций в 2-х томах. Т. 1: Исторические типы...
XX в. и развитие философии: экзистенциализм, неопозитивизм и постпозитивизм
Философия для «чайников». Учебник для академического бакалавриата: А. Д. Попова, 2018
Утопическая философия Томаса Мора
Степанович В.А., История философии: Курс лекций в 2-х томах. Т. 1: Исторические типы...
Философия Томмазо Кампанелла
Степанович В.А., История философии: Курс лекций в 2-х томах. Т. 1: Исторические типы...
Философия Фрэнсиса Бэкона
Степанович В.А., История философии: Курс лекций в 2-х томах. Т. 1: Исторические типы...
Оставить комментарий