Цель и специфика экстренной психологической помощи

Оказание экстренной психологической помощи происходит после события, сильнейшим образом воздействовавших на эмоциональную и когнитивную сферы человека, — чрезвычайного события. Это могут быть масштабные чрезвычайные ситуации природного или техногенного характера и менее масштабные события, которые тоже являются мощными стрессогенными воздействиями для человека (ДТП, насилие, внезапная смерть близкого человека, суицидная попытка, сообщение о тяжелом диагнозе и др.). Почти всегда такое событие можно охарактеризовать как событие, психологически внезапное, событие, к которому человек психологически не подготовлен (если это первый подобный опыт в его жизни). По сложившейся традиции участников подобных событий принято называть пострадавшими.

Экстренная психологическая помощь — это краткосрочная психологическая помощь после сильного негативного стрессогенного воздействия (чрезвычайного события). Экстренная психологическая помощь может быть адресована самим пострадавшим, их родственникам, а также спасателям и людям, оказывающим помощь (Романова Е. С., 2001).

Цель экстренной психологической помощи — регуляция актуального психологического и психофизиологического состояния, профилактика психогенных последствий, предупреждение риска развития патологических реакций.

Список симптомов психогенных расстройств достаточно велик. Люди страдают от ночных кошмаров, страхов шума и темноты, внезапных воспоминаний (flashbacks) о перенесенном. Они могут переживать утрату или испытывать сильное чувство вины из-за неспособности предотвратить случившееся. Многие испытывают гнев или подавленность в связи с произошедшим.

Возможность возникновения и характер психогенных расстройств после чрезвычайного события, их частота, выраженность, динамика зависят от многих факторов: характеристики экстремальной ситуации (ее интенсивности, внезапности возникновения, продолжительности действия); готовности человека к деятельности в неблагоприятных условиях, определяемой его индивидуальными характерологическими особенностями; поддержки и влияния других людей; возраста, пола, уровня исходной социальной адаптации; дополнительных факторов к моменту катастрофы (одиночество, наличие на попечении детей, больных родственников, собственная беспомощность: беременность, болезнь и т. д.).

Поскольку высоконадежных прогностических критериев для определения риска развития патологических реакций нет, то экстренную профессиональную психологическую помощь можно рассматривать как профилактику для всех. Безусловно преждевременной в случае такой психопрофилактической цели является постановка задач, характерных для психодинамической, реконструктивной психотерапии, ориентированных на конфронтацию целей, мотивов человека и используемых им стратегий для их достижения. В психотерапии решение диагностической задачи подразумевает дальнейшую коррекцию. А в случае экстренной психологической помощи может предлагаться универсальная, массовая профилактика с игнорированием того факта, что у большинства людей, не получавших специальной помощи, никаких нарушений в последующем не отмечается.

При осуществлении на практике такой своевременной массовой профилактики полезно описать специфичность, сопровождающую ситуацию оказания экстренной психологической помощи по сравнению с психотерапией и консультированием.

1.    Внешние условия. Это принципиальное допущение некабинетных условий, возможности различных ситуационных помех; непредусмотренное вмешательство, неожиданное включение в контакт других лиц, отсутствие визуального контакта, использование телефона и других технических средств связи.

2.    Момент и время контакта. Контакт с психологом может происходить очень рано, сразу или через небольшой промежуток времени после чрезвычайного события, когда наиболее актуальным является восстановление витальной безопасности и индивидуальные стратегии психологического совладания еще не включены (или включены не в полной мере).

Практики, оперирующие понятием экстренной психологической помощи и опирающиеся на эмпирический опыт, в большинстве сходятся в примерном временном интервале — около двух суток. Что происходит с человеком в этот период? В реагирование индивида на опасность вовлечены тотально все уровни, обеспечивающие его функционирование, в первую очередь соматовегетативный и нейроэндокринный. Черед психической переработки наступает тогда, когда биологическая опасность оценивается как устраненная (или контролируемая). И здесь велико значение процессов, реализуемых во время различных фаз сна сразу вслед за запускающей ситуацией, в связи с чем срок в двое суток выглядит объяснимым. Известно, что напряжение и тревога по времени предшествуют поиску и осуществлению стратегий решения.

3.    Основные принципы — принципы обезболивания и первичности облегчения.

Решается задача создания для участника событий опыта безопасного (социально

безопасного и психологически безопасного) взаимодействия с другим человеком. Кроме того, это создание для пострадавшего возможности использования внешней речи для последующей, более быстрой реконструкции картины мира. Специалист, оказывающий экстренную психологическую помощь, находясь рядом с пострадавшим, говоря о его чувствах как естественных в этой ситуации, избавляет своего собеседника от ощущения изолированности, создает предпосылки того, чтобы в последующем для него оказалось возможным включить свой экстремальный опыт в общий жизненный контекст. (Контакт пострадавшего со спасателем, как любой контакт двух людей, когда они оба способны к психическому отражению, по определению включает психологическое влияние. Поэтому использование термина «психологическая помощь» в этом случае лишь указывает на факт и момент такого влияния и не имеет дополнительного содержания.)

4.    Во многих случаях после чрезвычайного события с пострадавшим контактируют различные люди из его социальной сети (семья, другие родственники, друзья, коллеги, соседи). В отдельных случаях эти люди в силу разных причин (идентификация с пострадавшим, предыдущий характер взаимоотношений, неумение и др.) не обеспечивают поддержки. Тогда возникает задача оперативной мобилизации поддерживающего ресурса в социальной сети клиента, ресурса непрофессиональной психологической помощи. Она реализуется посредством информирования, обучения, собственного примера и т. д. В этом случае можно говорить, что психологическая помощь оказывается не только идентифицированному клиенту (пострадавшему), а системе, которой он принадлежит.

Вовлечение в процесс помощи членов пострадавшего сообщества — это ценный способ мобилизации психологических ресурсов для осуществления экстренной психологической помощи, основанный на их сходном опыте, общей информации о ситуации и позиции «внутри ситуации». (Необходимо помнить, что стихийно протекающие групповые процессы могут иметь и негативные следствия, в частности индукцию негативных состояний, дополнительную психотравматизацию.)

5.    Специфическим требованием к подготовке специалиста для оказания экстренной психологической помощи является умение определять неблагоприятные психологические состояния (Психология экстремальных ситуаций..., 2007). После чрезвычайного события можно наблюдать целый спектр различных реакций. Важно подчеркнуть, что оказание экстренной психологической помощи возможно лишь в том случае, если реакция не является патологической. При переживании чрезвычайного события чаще всего встречаются следующие реакции: плач, истерика, нервная дрожь, страх, двигательное возбуждение, агрессия, ступор, апатия.

  • Плач. Относится к реакциям, позволяющим дать выход негативным эмоциям. Реакцию плача можно рассматривать как нормальную и даже желательную в ситуациях потери близкого человека, потери жилья, дома и т. п. Проявление реакции плача является симптомом переработки негативных эмоций, поэтому крайне важно дать реакции плача состояться. В отличие от истерики нет возбуждения в поведении.
  • Истерика. Человек находится в сознании, но контакт с ним сильно затруднен. Наблюдается чрезмерное возбуждение, множество движений, театральные позы. Речь эмоционально насыщенная, быстрая; крики, рыдания.
  • Нервная дрожь. Можно наблюдать как человек, только что переживший аварию или ставший свидетелем происшествия, сильно дрожит. Это неконтролируемая нервная дрожь — сброс мышечного напряжения. Дрожь начинается внезапно, сразу после инцидента или спустя короткое время; появляется сильное дрожание всего тела или отдельных его частей (человек не может удержать в руках мелкие предметы). Если эту реакцию остановить, то напряжение останется в теле и может стать причиной мышечных болей.
  • Страх. Напряжение мышц (особенно лицевых), сильное сердцебиение, учащенное поверхностное дыхание, сниженный контроль собственного поведения и того, что происходит вокруг.
  • Двигательное возбуждение. Иногда потрясение настолько сильное, что человек просто перестает понимать, что происходит вокруг него. Он не понимает — где враги, а где помощники, где опасность, а где спасение. Единственное, что он может делать — это двигаться. Движения резкие, часто бесцельные и бессмысленные, громкая речь; нередко отсутствует реакция на окружающих. Человек может побежать, не понимая, где он оказался. Или он что-то делает, с кем-то разговаривает, куда-то бежит, но потом ничего не может вспомнить.
  • Агрессия. Раздражение, недовольство, гнев (по любому, даже незначительному поводу); нанесение окружающим ударов руками или какими-либо предметами; словесное оскорбление, брань. Проявление злости может сохраняться достаточно длительное время и будет мешать самому пострадавшему и окружающим.
  • Ступор. Резкое снижение или отсутствие произвольных движений и речи, отсутствие реакций на внешние раздражители (шум, свет, прикосновение, боль), застывание в определенной позе, оцепенение, состояние полной неподвижности; возможно напряжение отдельных групп мышц.
  • Апатия. Безразличное отношение к окружающему, вялость, заторможенность, речь медленная, с большими паузами. Любое движение, слова даются с огромным трудом.

6.    После чрезвычайных событий в большинстве случаев актуализируется тема смерти. Порой люди (не только пострадавшие, но и профессионалы) избегают разговоров о смерти из-за присущей каждому человеческому существу так называемой тревоги смерти. Это тревога вызвана перспективой потерять себя, стать ничем. И эта тревога, в отличие от страха, не может быть локализована, опредмечена. Ничто невозможно понять, и ему невозможно противостоять. Эта тревога порождает чувство беспомощности, неизменно вызывающее дальнейшую тревогу. Люди борются с тревогой смерти, смещая ее от ничто к нечто. Если удается трансформировать тревогу в страх чего-либо, мы можем начать защищаться — избегать объект страха, искать союзников, создавать магические ритуалы для его умиротворения или планировать систематическую кампанию для обезвреживания. В общем виде существуют две фундаментальные защиты от тревоги смерти: вера в собственную исключительность и вера в конечного спасителя (Ялом И., 1999).

Темы: Психотерапия
Источник: Психология кризисных и экстремальных ситуаций: учебник / под ред. Н. С. Хрусталёвой. — СПб.: Изд-во С.-Петерб. ун-та, 2018. — 748 с.
Материалы по теме
Цели и методы психотерапии
Александров А.А., Современная психотерапия
Теория психотерапии
Соловьева С.Л., Психотерапия
Техники когнитивной терапии - Психодиагностика
...
Дазайнанализ
Б. Карвасарский, Психотерапевтическая энциклопедия
Бихевиористская (поведенческая) психотерапия: характеристика, методы
Русланов Д.В. Психология: базовая теория и практика. -2-е изд., переработанное и дополненное...
Коллективная психотерапия
Б. Карвасарский, Психотерапевтическая энциклопедия
Православная психотерапия
Б. Карвасарский, Психотерапевтическая энциклопедия
Самоанализ
Б. Карвасарский, Психотерапевтическая энциклопедия
Оставить комментарий