Понятие и виды источников гражданского процессуального права

Источниками гражданского процессуального права являются нормативные акты, содержащие нормы, регулирующие порядок осуществления правосудия по гражданским (в широком смысле этого термина) делам судами общей юрисдикции и мировыми судьями, а также международные договоры РФ и принципы права (принципы аналогии закона и аналогии права).

Источником гражданского процессуального права, как и любой другой отрасли российского права, является Конституция РФ. Основной пласт конституционных норм, действующих в сфере гражданского судопроизводства, содержится в гл. 7 «Судебная власть» Конституции РФ. Так, ст. 118 устанавливает принцип осуществления правосудия только судом, ст. 120 провозглашает независимость судей и подчинение их только Конституции РФ и федеральному закону, ст. 123 раскрывает содержание принципа гласности судебного разбирательства, говорит о состязательности и равноправии сторон.

Основная часть норм гражданского процессуального характера содержится в ГПК РФ.

Новым гражданским процессуальным законом не был изменен сложившийся порядок судопроизводства, подавляющая часть его норм во многом преемственна по отношению к ранее действовавшему процессуальному законодательству. Кодекс состоит из семи разделов, включающих статьи, регулирующие действия суда (судьи) и других участников гражданского судопроизводства в сфере осуществления правосудия по гражданским делам.

Вводным законом к ГПК РФ и, следовательно, источником гражданского процессуального права служит Федеральный закон от 14 ноября 2002 г. «О введении в действие Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации». В целом Закон ввел в действие ГПК РФ с 1 февраля 2003 г., за исключением глав о кассационном и надзорном обжаловании судебных постановлений, которые были введены в действие с 1 июля 2003 г. При этом указанное исключение действовало только в отношении дел, по которым в срок до 1 февраля 2003 г. были принесены кассационные и надзорные протесты при условии, что на день вступления в силу ГПК РФ эти протесты не были рассмотрены. Исключение не касалось кассационных и надзорных жалоб, а также заявлений о принесении надзорных протестов, находящихся на 1 февраля 2003 г. в производстве российских судов общей юрисдикции.

Источником гражданского процессуального права, определяющим, наряду с ГПК РФ, порядок гражданского судопроизводства у мирового судьи, является также Федеральный закон от 17декабря 1998г. «О мировых судьях в Российской Федерации»1. Данным Законом закреплена компетенция мировых судей, тем самым устанавливаются правила разграничения подсудности между мировыми судьями и федеральными судами, в том числе в отношении гражданских дел. Между тем в ГПК РФ эти нормы практически дублируются в ст. 23, входящей в институт родовой подсудности гражданских дел.

Помимо названных нормативных актов, источниками гражданского процессуального права являются и другие законы, в частности Федеральный конституционный закон от 31 декабря 1996 г. «О судебной системе Российской Федерации»2, Закон РФ от 26 июня 1992 г. «О статусе судей в Российской Фе-дерации»3, Федеральный закон от 2 октября 2007 г. «Об исполнительном производстве»4, Федеральный закон от 21 июля 1997 г. «О судебных приставах»5, Федеральный закон от 31 мая 2002 г. «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»1, Федеральный закон от 24 июля 2002 г. «О третейских судах в Российской Федерации»2, Федеральный закон от 22 декабря 2008 г. «Об обеспечении доступа к информации о деятельности судов в Российской Федерации»3 и др.

Следует заметить, что к источникам гражданского процессуального права относятся не все нормы указанных законов, а лишь связанные с осуществлением правосудия по гражданским делам и регулирующие правоотношения, в которых принимает участие суд. В частности, Закон «О статусе судей в Российской Федерации», устанавливающий порядок отбора кандидатов на должность судьи, порядок наделения судей полномочиями, сроки их полномочий и регулирующий другие подобные отношения, применяется в совокупности с нормами гл. 2 «Состав суда. Отводы» ГПК РФ, а также имеет особое значение при применении судами п. 1 ч. 2 ст. 364 ГПК РФ (когда решается вопрос об отмене судебного решения независимо от доводов кассационной жалобы, если дело рассмотрено судом в незаконном составе).

В Законе «Об исполнительном производстве» гражданские процессуальные нормы по целевому назначению можно подразделить на две группы:
1) регулирующие отклонения от нормального хода исполнительного производства, подлежащие обязательному судебному санкционированию для придания легитимности исполнительных действий;
2) регулирующие возможность подачи в суд заявлений об оспаривании постановлений должностных лиц службы судебных приставов, их действий (бездействия).

Закон «О судебных приставах», устанавливающий правовые основы деятельности судебных приставов, требования, предъявляемые к лицу, назначаемому на должность судебного пристава, их права и обязанности и т. п., как источник гражданского процессуального права приобретает значение при применении судами норм ст. 441 ГПК РФ, например, при рассмотрении жалобы на отказ в отводе судебного пристава-исполнителя.

Закон «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» применяется судами вместе с нормами гл. 5 ГПК РФ, устанавливающей правила представительства, а Закон «О третейских судах в Российской Федерации» — в корреспондировании его норм гл. 46 и 47 ГПК РФ, т. е. при рассмотрении судами дел, возникающих из третейских правоотношений.

Нормы материальных законов, в том числе содержащиеся в кодифицированных источниках материального права, зачастую устанавливают процедурные правила разрешения правовых конфликтов в соответствующей области, что позволяет говорить об отнесении этих норм к источникам гражданского процессуального права. В частности, из 15 статей гл. 17 СК РФ (ст. 106—120), регулирующей порядок уплаты и взыскания алиментов, только в одной статье (ст. 110) не упоминается суд или документ, выдача которого производится по правилам гражданского судопроизводства.

Процессуальный характер имеют и некоторые другие статьи СК РФ. Например, ст. 70 «Порядок лишения родительских прав», ст. 72 (п. 2—4) «Восстановление в родительских правах», ст. 73 (п. 3—6) «Ограничение родительских прав», ст. 78 «Участие органа опеки и попечительства при рассмотрении судом споров, связанных с воспитанием детей», ст. 79 «Исполнение решений суда по делам, связанным с воспитанием детей», а также гл. 19 «Усыновление (удочерение) детей»1. А ст. 8 СК РФ определяет, что защита семейных прав осуществляется по правилам гражданского судопроизводства. Это касается и дел о расторжении брака, признании его недействительным, защите прав детей и ряда других вопросов.

ТрК РФ содержит в части пятой разд. XIII «Защита трудовых прав и свобод. Рассмотрение и разрешение трудовых споров. Ответственность за нарушение трудового законодательства и иных актов, содержащих нормы трудового права», многие нормы которого носят гражданский процессуальный характер, устанавливая подведомственность индивидуальных трудовых споров суду (ст. 391), сроки обращения в суд (ст. 392), судебные расходы (ст. 393), правила вынесения и исполнения судебных решений по делам об увольнении и о переводе на другую работу (ст. 394, 396), исключения из общих правил поворота исполнения по таким делам (ст. 397) и т. д. Наличие значительных особенностей судебной формы защиты трудовых прав при рассмотрении и разрешении дел, возникающих из трудовых правоотношений, были основанием принятия Пленумом Верховного Суда РФ постановления от 17 марта 2004 г. № 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации».

Так как в соответствии с п. «о» ст. 71 Конституции РФ гражданское процессуальное законодательство отнесено к исключительному ведению Российской Федерации, то правовые акты, содержащие гражданские процессуальные нормы, могут приниматься только на федеральном уровне.

ГПК РФ (ч. 2 ст. 1) относит к источникам гражданского процессуального права нормы международного договора РФ, устанавливая их приоритет над правилами российского гражданского судопроизводства.

Пленум Верховного Суда РФ в постановлении от 19 декабря 2003 г. № 23 «О судебном решении»2 фактически отнес к источникам гражданского процессуального права и другие акты. Согласно названному постановлению суд должен учитывать помимо процессуального закона и материальных норм:
1) постановления Конституционного Суда РФ о толковании положений Конституции РФ, подлежащих применению в данном деле, и о признании соответствующими либо не соответствующими Конституции РФ нормативных правовых актов, перечисленных в п. «а»—«в» ч. 2 и ч. 4 ст. 125 Конституции РФ, на которых стороны основывают свои требования или возражения;
2) постановления Пленума Верховного Суда РФ, принятые на основании ст. 126 Конституции РФ и содержащие разъяснения вопросов, возникших в судебной практике при применении норм материального или процессуального права, подлежащих применению в данном деле;
3) постановления Европейского Суда по правам человека, в которых дано толкование положений Конвенции о защите прав человека и основных свобод, подлежащих применению в данном деле.

Если имеются противоречия между нормами процессуального или материального права, подлежащими применению при рассмотрении и разрешении конкретного дела, то решение является законным в случае применения судом в соответствии с ч. 2 ст. 120 Конституции РФ, ч. 3 ст. 5 Федерального конституционного закона «О судебной системе Российской Федерации» и ч. 2 ст. 11 ГПК РФ нормы, имеющей наибольшую юридическую силу. При установлении противоречий между нормами права, подлежащими применению при рассмотрении и разрешении дела, судам также необходимо учитывать разъяснения Пленума Верховного Суда РФ, данные в постановлениях от 31 октября 1995 г. № 8 «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия» и от 10 октября 2003 г. № 5 «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации».

Однако отнесение судебной практики, в том числе постановлений Пленума Верховного Суда РФ, к источникам процессуального права далеко не бесспорно. В современной процессуальной науке многие исследователи проблем судебного прецедента приходят к обоснованному выводу о невозможности рассматривать разъяснения Пленума Верховного Суда РФ в качестве судебного прецедента, как правотворчество или создание нормы права. Постановления Пленума Верховного Суда РФ являются авторитетом для нижестоящих судов, играют значимую роль в обеспечении единообразного применения законодательства на территории нашей огромной страны, но они никогда, по мнению С. К. Загайновой, не будут иметь свойства нормы права.

Что касается решений Конституционного Суда РФ, в результате которых нормативные акты, признанные неконституционными, утрачивают силу, то следует согласиться с В. Д. Зорькиным, что такие решения обладают нормативной силой.

Правовой обычай (т. е. обычай, на который дана отсылка в нормативном правовом акте и реализация которого обеспечивается санкциями государства) является в Российской Федерации дополнительным (или вспомогательным) источником права. Однако ни в ГПК РФ, ни в других нормативных правовых актах, составляющих гражданское процессуальное законодательство, не делается отсылок к обычаям. Следовательно, правовой обычай не является источником гражданского процессуального права РФ.

При отсутствии нормы процессуального права, регламентирующей отношения, возникающие в ходе гражданского судопроизводства, ч. 4 ст. 1 ГПК РФ допускает использование принципа аналогии закона и аналогии права.

Применение аналогии закона и аналогии права возможно только при наличии пробела в правовом регулировании. По мнению А. Т. Боннера, «базой для преодоления пробелов в гражданском процессуальном праве является не субъективное усмотрение суда, а принципы, смысл и содержание самого права».

Применение закона по аналогии допускается при наличии двух необходимых условий:
1) отношение, по поводу которого возник спор, не урегулировано непосредственно нормами права или договором между сторонами;
2) имеется законодательный акт, который регулирует сходные отношения и потому может быть применен к спорному случаю.

Д. Б. Абушенко называет три этапа использования принципа аналогии:
1) обнаружение пробела в действующем праве;
2) отыскание нормы в другом регламентирующем сходные отношения нормативном акте;
3) определение прав и обязанностей исходя из общих начал и смысла законодательства.

Таким образом, если аналогия закона невозможна в силу отсутствия законодательного акта, регулирующего сходные отношения (т. е. при невозможности применения аналогии закона), то производится определение прав и обязанностей исходя из общих начал и смысла законодательства (аналогия права).

Источник: 
ГПП России, Исаенкова, Демичев - 2009