Конституция и наследственность

Основное место в общей конституции человека занимает наследственный аппарат, в котором генетически закреплены, запрограммированы все индивидуальные особенности и свойства человека. Хотя общая конституция и оказывает влияние на все частные конституции, тем не менее это влияние проявляется, по-видимому, по-разному, в зависимости от уровня частной конституции в общей структуре человеческого организма. Для решения этого вопроса рассмотрим вначале соотношение понятий «генотип» и «фенотип».

Генотип — это сумма полученного зиготой наследственного материала предков, определяющего ход развития особи в тех или иных определенных условиях, или совокупность наследственных задатков (генов), которыми обладает организм. Число генов, участвующих в передаче наследственных свойств у человека, чрезвычайно велико, и наборы генов, которыми обладают различные члены популяции человека, очень отличаются друг от друга. Благодаря особенностям наследования дети одних и тех же родителей могут иметь разные наборы генов, хотя статистически эти наборы у них более сходны, чем наборы генов индивидов, не находящихся в родстве. По косвенным подсчетам у человека имеется около миллиона генов. Гены определяют дифференциацию и организацию клеток. Качественные различия в действии генов очень значительны: некоторые группы генов пребывают в пассивном состоянии на какой-либо стадии дифференциации и могут активизироваться на определенных этапах онтогенеза.

Хорошо известно, что один ген обусловливает много признаков, а один признак обусловливается многими генами.

Фенотип — это общая сумма морфологических, физиологических и поведенческих признаков индивидуума, проявляющихся в течение всех периодов его существования. Фенотипическое проявление организма, постоянно изменяющееся в течение всей жизни (от стадии зиготы до смерти), представляет результат взаимодействия факторов внешней среды с действием генотипа.

В зависимости от условий существования развитие одного и того же генотипа может идти разными путями и давать самые разные фенотипы. Однако число возможных феиотипических проявлений не бесконечно Пределы фенотипической изменчивости организма называют «нормой реакции». Таким образом, каждый фенотип представляет частный случай проявления генотипа на определенном отрезке шкалы «нормы реакции»: т. е. в конкретно сложившихся условиях среды.

Следовательно, представляется принципиально неправильным говорить о том, что одни признаки человеческого организма наследственны (геиотипичиы), а другие определяются только средовыми факторами (пара и типичны). Любой признак есть результат взаимодействия наследственности и среды, только одни признаки У определяются генами с более широкой нормой реакции, I а другие с более узкой.

Анализируя проблему соотношения наследственности и среды, А. Анастази отмечает, что если раньше ставили вопрос «что» в человеке определяется наследственностью, а «что» средой, то теперь необходимо ставить вопрос иначе: «сколько» в том или другом признаке человека генитического и «сколько» средового и «как» происходит взаимодействие одного и другого [324, 3-5], хотя с современной генетической точки зрения еще более правильно ставить вопрос не о соотношении генетического и средового (сколько того и сколько другого), а об измерении пределов нормы реакции генетических детерминант соответствующих признаков.

Нам представляется, что существенную помощь в решении вопроса о количественном аспекте взаимодействия генетических и средовых влияний на развитие I признаков различных подсистем человеческого организма может оказать близнецовый метод. Очевидно, что, сопоставляя монозиготиых близнецов (т. е. людей с I идентичной генетической программой) с дизиготиыми 1 близнецами (т. е. с людьми с разной генетической программой), выросших врозь в разных условиях (разные средовые факторы) или вместе (одинаковые средовые факторы), можно с большой достоверностью определить уровень соотношения наследственности и среды в развитии любого признака человека.

Наиболее распространенными методами оценки наследуемости признаков является вычисление так называемого показателя Хользингера (Я) и показателя Лаша (h2). Оба показателя обозначают процент (вероятность) наследуемости признака.

В настоящее время уже накоплен огромный фактический материал о количественных характеристиках наследуемости различных признаков человека (см. обзор работ И, В. Равич-Щербо). Экспериментально показано существование известной иерархии в «наследуемости признаков» человека в зависимости от уровня частной конституции, которой принадлежит признак в общей структуре человеческого организма. Это согласуется с известными представлениями С. Н. Давидеикова о том, что системы признаков человека, которые являются эволюционно-филогеиетически древними, обладают относительно большей наследуемостью.

Приведем из литературных данных некоторые количественные характеристики, касающиеся наследуемости некоторых важнейших морфологических и нейродинамических признаков человека.

Что касается наследуемости психодинамических признаков, относящихся к различным аспектам темперамента и способностей, то и в этом случае были обнаружены достаточно высокие значения, хотя, как и следовало ожидать, несколько меньшие, чем для других систем признаков. Так как для оценки способностей используются тесты, например Д. Векслера [537] или Г. Айзенка [5], содержащие значительную часть вопросов, ответы на которые зависят от уровня знания испытуемого (его социального опыта), то, естественно, показатели наследуемости здесь несколько ниже.

Л. Зрленмсйр-Кимлииг и Л. Ф. Джарвик в обзорной статье «Генетика и интеллект» проанализировали результаты 52 различных исследовании, охватывающих в общей сложности более чем 30 000 пар испытуемых, и составили следующую сводную таблицу (табл. 3) средних коэффициентов внутрипарной корреляции по интеллекту [391].

Особо следует отметить исследования, проводимые под руководством Б. А. Никитюка в Лаборатории морфофункционального изучения детей и подростков НИИ-физиологии детей и подростков АПН СССР. Отличительной чертой этих исследований является широкий набор изучаемых признаков — от морфологических до психофизиологических.