Общая и частная конституции человека

Термин «конституция» еще не получил однозначного определения, поэтому рассмотрим его наиболее распространенные толкования.

Прежде всего следует выделить отождествление конституции с генотипом. Некоторые авторы определяют конституцию как совокупность особенностей зиготы в момент оплодотворения, как генотип; так, Э. Кречмер утверждает, что конституция — есть развитие наследственных задатков.

Однако большинство исследователей употребляют понятие «конституция» в узком смысле, как характеристику фенотипа по телосложению. Конституция,— считает Р. Рессле,— есть просто сложение нашего тела. Сходные взгляды высказывал Ф. Куртис. По его мнению, конституция есть индивидуальные особенности в строении и функциях нашего тела.

По мнению Б. А. Никитюка и С. С. Дарской, целе сообразно сохранить за термином «КОНСТИТУЦИЯ» егс фенотипическое значение, т. е. характеристики телосложения. Однако при этом всегда, по их мнению, следует помнить, что телосложение это «лишь внешнее проявление генетической конституции».

Следовательно, исторически сложилось, что в термин «конституция» вкладываются два резко отличающиеся друг от друга смысла. Первый — конституция как совокупность наиболее существенных индивидуальных особенностей и свойств, закрепленных в наследственном аппарате и определяющих специфичность реакций всего организма на воздействие среды. В этом смысле конституция рассматривается как функциональное единство всех физических и физиологических свойств человеческой индивидуальности.

Второй, более узкий, смысл — конституция как тип телосложения, габитус, соматотип, физические особенности человека. В связи с этим для устранения существующей путаницы в употреблении термина «конституция человека» целесообразно употреблять термин «общая конституция человека». Тогда тип телосложения (габитус, соматотип) будет частной конституцией (макроморфологическоп системы). В таком случае совокупность устойчивых существенных особенностей биохимических процессов или совокупность основных свойств нервной системы и т. д. будет частной конституцией соответствующих систем организма: биохимической, нейродииамической и т. д.

Отметим, что попытка разделения понятия конституции на понятие «общей конституции» и «частной конституции» была предпринята еще в 1930 г., однако конкретные экспериментальные исследования в этом направлении, насколько нам известно, не проводились. Можно думать, что в основе общей конституции лежит весь генотип как целая система, а в основе частных конституций лежат наборы определенных генов.

Хотя генотип и общая конституция являются близкими понятиями, однако они далеко не тождественны. Если генотип—это совокупность наследственных задатков (статическое образование), то общая конституция — это генотип в действии, т. е. генотип в совокупности с аппаратами реализации генетической информации на всех уровнях человеческого организма. В связи с этим понятия «биохимический уровень», «нейродинамический уровень» организма и т. д. ие идентичны введенным нами понятиям «биохимическая конституция», «нейродинамическая конституция» и т. д. Если в первом случае дается лишь указание на то, о какой совокупности признаков идет речь, то во втором случае подчеркиваются целостность, единство, устойчивый характер рассматриваемых признаков. Таково же соотношение и между понятиями «биологическая подсистема человека» и «общая конституция человека».

О существовании «общей конституции» косвенно свидетельствуют многочисленные исследования, в которых отмечалась тесная связь между различными системами организма, например центральной нервной системой и другими: эндокринной, вегетативной, сердечно-сосудистой, дыхательной и пищеварительной.

Именно от совокупности всех индивидуально-типических свойств организма в целом (т. е. от общей конституции, в нашем понимании), а ие от отдельно взятых соматических или нейродииамических особенностей зависит, как считал Б. Г. Ананьев, группа «вторичных свойств индивида»: сенсомоториая организация, структура органических потребностей, темперамент, задатки (т. е. психодинамические свойства, в пашем более общем толковании). По этому поводу Б. Г. Ананьев писал: «Совокупность важнейших свойств индивида н их сложных образований выступает в наиболее иитегративной форме в виде темперамента н задатков, составляющих природную основу личности».

Развиваемая концепция конституции снимает некоторые спорные вопросы, в частности о том, что является определяющим — нервная система или гуморальная? Как нервная, так и гуморальная система обусловливаются, очевидно, общей конституцией как общей биологической подсистемой человека. Теряет смысл вопрос и о том, что является определяющим — конституция или нервная система? Если под словом «конституция» понимать тип телосложения человека, его физический облик, то, разумеется, как телосложение, так и нервная система обусловливается общей конституцией организма. Если же под конституцией понимать общую характеристику организма (т. е. общую конституцию), то, естественно, нервная, как и любая другая частная система обусловливается ею.

Имеется несколько подтверждающих наши предположения экспериментальных работ, в которых показано что такие нейрофизиологические свойства, как подвижность, сила и другие, наследуются, т. е. обусловливаются общей конституцией.

Разумеется, свойства организма зависят не только от общей конституции, ио и в некоторой степени от условий развития в раннем детстве, а также от условий дальнейшего воспитания и тренировки.

При таком понимании КОНСТИТУЦИИ человека предложение П. Д. Горизонтова и М. А."Майзелис о том что в основу характеристики конституциональных типов следует положить нейрофизиологические особенности человека, а морфологические должны входить в качестве дополнительного звена, представляется спорным Если речь идет о типах телосложения, то нейрофизиологические особенности, по-видимому, не обязательно должны быть учтены при их определении. Если же имеются в виду конституциональные типы в широком смысле, т. е. типы организации природных свойств человека (установление которых будет возможно только в результате комплексных усилий многих наук: дифференциальной психофизиологии, антропологии, медицины, биофизики, биохимии, генетики и др.), то тогда почему следует учитывать только нейрофизиологические и телесные данные и не учитывать другие системы, скажем гуморальную?

Таким образом, поставленный в настоящей работе основной вопрос о роли биологической подсистемы человеческой индивидуальности в общей структуре индивидуально-психологических различий имеет смысл только при выяснении содержания термина «конституция человека». Если имеется в виду общая конституция человека, то она обусловливает все физические (в том числе телосложение), все физиологические и, по-видимому, формально-динамические свойства личности, хотя, очевидно, физические и физиологические особенности обусловливаются общей конституцией в большей степени, чем формально-динамические особенности психики. Если же под «конституцией» понимается телосложение (частная конституция), то, разумеется, и телосложение, и формально-динамические психические особенности обусловлены общей конституцией.