Психотерапия Карла Роджерса

Психотерапия Карла Роджерса, является терапией центрированной на клиенте. Влияние Карла Роджерса не ограничилось психологией, благодаря его работам во многом изменились представления об управлении в промышленности и даже в армии, о практике социальной работы, о воспитании детей и методах преподавания, о религиозной работе и т.д.

Психотерапия Карла Роджерса и ее основные идеи
Позитивные силы, направленные к здоровью и росту, естественным образом присущи организму. Роджерс полагает, что в каждом из нас есть стремление становиться компетентным и способным настолько, насколько это возможно для нас биологически, стремление становиться целостным, полным, самоактуализирующимся человеком. Отсюда вытекает, что основная задача педагогики, психотерапии и искусства управления состоит в том, чтобы пробудить эти внутренние силы роста и развития, которые сами приведут человека к успеху.

Пример.

Притча
Один китаец посеял рис, но очень волновался, что рис медленно растет. Поэтому он ходил по своей делянке и подтягивал рис за верхушку. В результате корни риса вылезли из земли и весь рис засох.

Например, до сих пор наша педагогика в основном исповедует модель обучения как процесс «накачивания» ученика знаниями (модель пустого сосуда), в то время как более эффективным и гуманистичным было бы помочь ему в развитии самостоятельного мышления и творчества (модель растущего растения, которому надо создать соответствующие условия для роста). Поэтому наша педагогика во многом и теперь остается директивной, нормативной и авторитарной.

Решающую роль в жизни и развитии человека играет его представление о самом себе, его Я-концепция. Человек, по Роджерсу, склонен поступать в соответствии с тем, что он сам о себе думает, тем более что он не может судить о себе непосредственно, каков он на самом деле. Я-концепция создается в основном под влиянием так называемых значимых других, т. е. наиболее близких и авторитетных людей, прежде всего родителей.

Я-концепция включает в себя систему представлений человека о самом себе, его эмоциональное отношение к этим представлениям и поведение, соответствующее этим представлениям и отношениям. Будучи раз созданной, Я-концепция может действовать как самореализующееся пророчество. Например, человек, считающий себя плохим, может поступать соответствующим образом и постоянно убеждаться в своем первичном представлении о себе. Наоборот, считая себя хорошим, он скорее будет склонен поступать в соответствии с этим представлением и снова и снова подтверждать его.

Пример.
Одна девочка, которая училась еле-еле — с тройки на двойку, была протестирована психологом на уровень интеллекта. Результат очень удивил психолога. Оказалось, что коэффициент интеллекта девочки вполне соответствовал учебе на одни пятерки. Он сообщил ей об этом. Через год он снова протестировал ее (уровень учебы не изменился). Теперь ее коэффициент интеллекта уже соответствовал ее плохой успеваемости. Удивленный психолог побеседовал с девочкой и выяснил, что она привыкла думать о себе как о тупой и неспособной и предпочла «поглупеть», но не изменить свою Я-концепцию.

Не существует объективного образа самого себя, который может быть использован в качестве эталона. Однако есть актуальный жизненный опыт (например, поведение в тех или иных ситуациях и его результаты), который может противоречить сложившейся Я-концепции. В этом случае возникает неконгруэнтность {несоответствие, противоречие) между представлением о себе и актуальным опытом, которая может быть разрешена либо путем изменения поведения, ведущего к изменению актуального опыта, либо путем модификации представления о себе. Роджерс постулирует естественное стремление к разрешению этого внутреннего конфликта позитивным образом, но для того, чтобы это произошло, необходимо, чтобы человек сумел принять себя таким, какой он есть, не отвергая и не искажая данные актуального опыта. В этом случае пробуждаются силы самоизменения и самоисцеления и вмешательство или коррекция со стороны терапевта не требуются.

Работая с подростками, находящимися в исправительных учреждениях ввиду их отклоняющегося поведения, К. Роджерс показал, что те дети, которые были способны адекватно строить свою Я-концепцию, становились честными гражданами, те же, кто искажал ее вопреки актуальному опыту, «катились дальше по наклонной плоскости».

Пример.
В книге Дейла Карнеги приводится случай, как знаменитый гангстер, раненый и окруженный полицейскими, написал кровью предсмертную записку. В ней были примерно следующие слова: «Под этим простреленным пиджаком бьется самое доброе сердце в мире, которое никому в жизни не сделало зла». Перед этим он застрелил полицейского только за то, что тот потребовал от него предъявить водительские права.

Яркий случай неконгруэнтности Я-концепции и актуального опыта!

Роджерс убежден, что тенденция к здоровью усиливается благодаря межличностным отношениям, в которых один из участников достаточно свободен от неконгруэнтности, чтобы позволить себе быть самим собой, быть подлинным, а не исполнять роль терапевта. Принятие собственной самости — предпосылка к более подлинному и легкому принятию других. С другой стороны, быть принятым другими — возможность с большей готовностью принять себя. Такой цикл самокорректировки и усиления себя — основной способ личностного роста.

Терапия
Основная задача психотерапии Карла Роджерса — установить отношения между клиентом и терапевтом, способствующие принятию другого и самопринятию. Ключи к исцелению находятся у клиента, но терапевт должен обладать определенными личностными качествами, чтобы помочь клиенту научиться использовать эти ключи.

Прежде чем терапевт сможет быть чем-то для клиента, он сам должен обрести подлинность, а не играть роль, в особенности роль терапевта, когда он работает с клиентом. Это предполагает желание и волю быть собой, выражаться своими словами, вести себя по-своему, выражать адекватно возникающие чувства и отношения. При этом он должен установить с клиентом достаточно теплые отношения, принимающие и понимающие, оказывать ему «необусловленное позитивное внимание», лишенное оценок и моральных суждений, что позволяет человеку быть тем, кем он в действительности является. Это помогает клиенту принять те части своей личности, которые он отвергает и не включает в структуру Я-концепции. Только после такого принятия он способен что-то изменить в себе в соответствии со своей потребностью во внутренней целостности и гармонии.

Пример.
На лекции в России К. Роджерс говорил примерно следующее: клиент сначала рассказывает что-то нехорошее о себе, я это принимаю, тогда он рассказывает что-то плохое, я это принимаю — он удивляется и рассказывает о себе еще более плохое, я принимаю и это как данность — он рассказывает о себе самое «ужасное», когда я принимаю и это, он также принимает себя таким, какой он есть, и удивляется, что так долго мучился, хотя от «этого» так просто можно было избавиться, что на самом деле он «хороший». После этого он действительно изменяется и удивляется тому, зачем он так долго ходил к терапевту.

Терапевт должен удерживать сознавание позитивной сущности клиента. Он может быть откровенным с клиентом, но не скучать, не возбуждаться, не гневаться на определенные проявления личности последнего. Терапевт не дает советов и не интерпретирует, он только слушает и понимает, способствуя максимально полному выражению и самопониманию клиента, а также принятию им ответственности за свои проблемы на самого себя. Это отношение подобно отношению духовных учителей восточных традиций, которые, видя божественное в каждом человеке, могут относиться ко всем с одинаковым уважением и состраданием и никому не навязывают своих решений. К. Роджерс говорил, что в самой глубине человеческой души лежат самые замечательные и добрые чувства, что в отличие от психоанализа он убеждался, что в ходе терапии клиент приходит в итоге не к ужасным животным инстинктам, а к прекрасному духовному началу.

Терапевт, как и клиент, все время находится в процессе духовного роста, он становится все более конгруэнтным самому себе, все более целостным и понимающим.

Роджерс перечисляет следующие характерные шаги терапевтической помощи:
клиент приходит за помощью;
определяется ситуация;
поощряется свободное выражение;
советующий пригашает и проясняет;
происходит постепенное выражение позитивных чувств;
обнаруживаются позитивные импульсы;
происходит инсайт (т.е. догадка, озарение);
проясняется выбор;
осуществляются позитивные действия;
возрастает инсайт;
растет независимость; уменьшается потребность в помощи.

Этот предполагаемый ряд событий (происходящий не за один сеанс) показывает, что Роджерс заботился о том, чтобы клиент определил собственный путь при одобрении и поддержке терапевта, но в результате «встал на свои ноги» и не нуждался в поддержке.

Пример.
В 1987 г., незадолго перед смертью, К.Роджерс был в Советском Союзе, выступал с лекциями, и мне посчастливилось присутствовать на одной из них. В конце лекции он продемонстрировал свою практическую работу, и она произвела на меня удивительное впечатление.

В качестве клиентки на сцену вышла женщина лет 40, хорошо знающая английский язык. Последнее было необходимо для более глубокого и непосредственного понимания ее К.Роджерсом, для аудитории диалог переводился.

Клиентка рассказывала о том, как она переживает за свою дочь, что та ничего не делает для успеха в жизни, как они ссорятся и она не может ни в чем ее убедить. Как она устала от домашней работы, но дочь ей не помогает и т.д. К.Роджерс внимательно слушал ее, не перебивая, когда она закончила, повисла долгая пауза. Когда пауза стала уже мучительной, К. Роджерс повторил последнюю фразу женщины с вопросительной интонацией. Примерно так: «Ты сказала, что дочь приходит на кухню и вы зажигаетесь как спичка о коробок...» (Пауза). Женщина снова начинает рассказывать ту же самую историю почти теми же словами. Снова останавливается, снова повисает мучительная пауза. Снова К.Роджерс продолжает последней фразой. Все повторяется сначала...

Некоторые психологи, сидящие в зале, не выдерживают, шумят, вскакивают, размахивая какими-то бумажками, кричат, например: «У меня есть восемь вариантов решения вашей проблемы!» К. Роджерс был очень удивлен и недоволен: «Мы же договорились — проблема принадлежит клиентке. Мы не должны вмешиваться и решать за нее». Наконец зал утихает, и он продолжает в том же духе.

Время лекции уже подошло к концу, но решения не было. Наконец К. Роджерс сказал: «А ты никогда не пробовала рассказать дочери о своих чувствах?» На клиентку как будто сошло озарение (инсайт): «Да, это уже крутилось в моей голове! Я ведь никогда не говорила с ней откровенно... » К. Роджерс сказал, что обычно не подсказывает, он ждет, когда клиент сам придет к решению. Клиентка призналась, что злилась на К. Роджерса вначале, поскольку ждала совета, а он не давал его.

Из зала спросили: «Почему Вы так долго держите паузу?» Ответ был примерно такой: «Пауза принадлежит клиенту. Во время паузы происходит самое главное, в это время может прийти решение, произойти инсайт. Я не вправе отнимать этот шанс у клиента».

Группы встреч (или энкаунтер-группы) во многом обязаны своим происхождением и развитием Карлу Роджерсу. В этих группах поддерживается климат психологической безопасности, принятия и понимания, характерный и для индивидуальной работы. Работа такой группы — сложный динамический процесс, проходящий ряд фаз.

Руководитель не направляет группу к какой-то заданной цели и не определяет, кому, когда и о чем говорить, в этом выражается предложенный Роджерсом метод недирективного ведения группы.

Работа начинается с хождения «вокруг да около», ожидания советов, как себя вести, чего ожидать и т.д. Нарастает разочарование и даже агрессия на руководителя. По мере того как группа обнаруживает, что она сама должна определить, что будет делать, возникает сопротивление необходимости самовыражения и самоизучения. Но руководитель не поощряет никакой иной деятельности, кроме самоизучения. Продолжая взаимодействовать, люди делятся прошлыми чувствами, связанными с теми, кого нет в группе. Когда люди начинают выражать чувства в настоящем и по отношению друг к другу, что является важнейшим условием подлинной психологической работы, чаще всего первые выражения негативны. Если негативные чувства нашли свое выражение и при этом группа не распалась, начинает возникать личностно значимый материал, формироваться климат доверия. По мере того как все большеэмоциональныхпроявлений выходит на поверхность, в группе развивается исцеляющая способность.

Один из эффектов групповой обратной связи состоит в том, что участники группы могут принять самих себя, даже собственные неправильности, что ведет к началу изменений. По мере продолжения работы группы у участников возникает неприятие по отношению к защитам. Группа требует, чтобы индивид был самим собой и не скрывал проявляющихся чувств. Парадоксально, но даже негативные чувства (страх, неприязнь и т.д.) вызывают выражение поддержки, позитивных чувств и чувства близости, что ведет к развитию безопасности и еще большему принятию себя и других.

Пример.
Арт рассказывает о своей «оболочке» и учится ее снятию и самопринятию.

Арт. Когда я в своей «оболочке», я... Луис. В «оболочке»? Арт. Да, и еще в какой! Сузанн. И всегда так зажат?

Арт. Да, я уже привык к этой чертовой «оболочке» и даже сам не знаю, что там внутри. А здесь я чуть-чуть раскрылся. Я вообще всего два раза был самим собой — второй раз несколько минут назад. А так я почти всегда в «оболочке», захлопнусь там, и все, а снаружи оставлю все только внешнее.

Посредник (психотерапевт. — Н.Л.). А там, внутри, ты совсем один?

Арт (плача). Совсем один. Сам прячусь и все свое тоже прячу, будто так безопаснее. И так все время, как за глухой стеной. А здесь, в группе, мне хочется снять эту «оболочку» и забросить ее подальше.

Луис. И правильно, видишь, уже можешь свободно говорить об этом.

Посредник. Да, это самое трудное — жить без «оболочки».

Арт (все еще плача). Ну раз уж я могу говорить об этом, то, наверное, смогу и жить, отбросив «оболочку». Но надо набраться сил: говорить и то трудно, а тем более жить без нее [4].

Принципы гуманистической терапии поразительным образом совпадают с позицией древнекитайского мудреца Лао Цзы:
Если я удерживаюсь от того, чтобы приставать к людям, они сами заботятся о себе.
Если я удерживаюсь от того, чтобы приказывать людям, они ведут себя правильно сами.
Если я удерживаюсь от проповедования людям, они сами улучшают себя.
Если я ничего не навязываю людям, они становятся собой.

Источник: 
Линде Н.Д., Основы современной психотерапии