Мотивация в подростковом возрасте

Для подросткового возраста характерны сильные, напряженные потребности. Одна из них — потребность в самопознании, связанная с развитием личностной рефлексии, — рассматривалась в предыдущем параграфе. Она реализуется в самоанализе, выработке системы представлений о себе.

Оказывается гипертрофированной в этот период потребность в общении со сверстниками. Эта потребность существовала у ребенка и в более ранних возрастах, но была менее значимой и иначе удовлетворялась. Для подростков типичны три пути реализации потребности в общении: дружба, группирование и влюбленность.

Дружбу подростков и юношей называют страстной: дружеские отношения становятся эмоционально напряженными. Общение со сверстниками обычно — самое главное, оно пронизывает всю жизнь подростков, накладывая отпечаток и на учение, и на неучебные занятия, и на отношения с родителями. Но наиболее содержательное и глубокое общение (интимно-личностное) возможно только при дружеских отношениях. Подростковая дружба — сложное, часто противоречивое явление.

Подросток стремится иметь близкого, верного друга и меняет друзей. Обычно он ищет в друге сходства, понимания и принятия своих собственных переживаний и установок. Друг, умеющий выслушать и посочувствовать (а для этого нужно иметь сходные проблемы или такой же взгляд на мир человеческих отношений), становится своеобразным психотерапевтом. Он может помочь не только лучше понять себя, но и преодолеть неуверенность в своих силах, бесконечные сомнения в собственной ценности, почувствовать себя личностью. Если же друг, занятый своими, тоже сложными подростковыми делами и чувствами, проявит невнимание или иначе оценит ситуацию, значимую для обоих, вполне возможен разрыв отношений. И тогда подросток, чувствуя себя одиноким, снова будет искать друга и стремиться к как можно более полному пониманию, при котором его, несмотря ни на что, любят и ценят. Вспомним старый фильм «Доживем до понедельника». Представление о счастье мальчик смог отразить в одной фразе: «Счастье — это когда тебя понимают».

У подростков существует своеобразный моральный «кодекс», неписаный свод правил, определяющий четкий стиль поведения в дружеских отношениях со сверстниками. Интересно, что этот кодекс интернационален так же, как книга А. Дюма «Три мушкетера», считающаяся подростковым романом, с ее девизом: «Один за всех, и все за одного». М. Аргайл и М. Хендерсон, проведя в Англии обширный опрос, установили основные правила дружбы. Это взаимная поддержка, помощь в случае нужды; уверенность в друге и доверие к нему; защита друга в его отсутствие; принятие успехов друга; эмоциональный комфорт в общении. Важно также сохранять доверенные тайны, не критиковать друга при посторонних, быть терпимым к остальным его друзьям, не ревновать и не критиковать прочие личные отношения друга, не быть назойливым и не поучать, уважать его внутренний мир и автономию. Так как подросток во многом непоследователен и противоречив, он часто отступает от этих правил, но от друзей ожидает их неукоснительного соблюдения.

Как показано в американских исследованиях, в подростковом возрасте близкие друзья, как правило, — ровесники одного и того же пола, учатся в одном классе, принадлежат к одной и той же среде. По сравнению с приятелями они более похожи по уровню умственного развития, по социальному поведению, успехам в учении. Встречаются и исключения. Например, для серьезной, хорошо успевающей ученицы лучшей подругой может стать девочка шумная, экстравагантная, интересующаяся не учебой, а развлечениями. Притягательность противоположного характера объясняется обычно тем, что подросток ищет в друге привлекательные черты, которых ему самому недостает.

В дружеских отношениях подростки крайне избирательны, но их круг общения не ограничивается близкими друзьями, напротив, он становится гораздо шире, чем в предыдущих возрастах. У детей в это время появляется много знакомых и, что еще более важно, образуются неформальные группы или компании, подростков может объединять в группу не только взаимная симпатия, но и общие интересы, занятия, способы развлечений, место проведения свободного времени. То, что получает от группы подросток и что он может ей дать, зависит от уровня развития группы, в которую он входит.

Чтобы представить уровень развития группы, перечислим сначала критерии ее развития, выделенные Л. И. Уманским. Это (1) единство целей, мотивов, ценностных ориентации членов группы, определяющее ее нравственную направленность, (2) организационное единство, (3) групповая подготовленность в определенной сфере деятельности, (4) психологическое единство. Диффузная группа, имеющая самый низкий уровень развития, существует только формально и не обладает ни одной из этих характеристик. Примером может служить класс в новой школе, набранный из детей, еще не знающих как следует друг друга. Более развитая группа — ассоциация, она имеет общую цель и структуру. Группе-кооперации присущи единство целей, групповой опыт и подготовленность к выполнению деятельности.

Наиболее развитые группы — корпорация и коллектив. Они отвечают всем критериям, приведенным выше; разница между ними заключается в нравственной направленности. Для корпорации характерны групповой эгоизм и индивидуализм, противопоставление себя другим группам. Корпорацией может стать хорошо организованная дворовая компания, закрепляющая за собой территорию и воюющая с соседними группами; асоциальная группа, члены которой совершают более или менее серьезные правонарушения, например кражи. Корпорация может возникнуть и в классе. Такая замкнутая группа, сплоченная общими интересами, даже будучи высокоинтеллектуальной, всегда отчужденна, несколько враждебна по отношению к другим детям. Наоборот, коллектив более открыт и доброжелателен к тем, кто в него не входит. Здесь не бывает отгороженности, группового эгоизма. В коллективе преобладают отношения взаимопомощи и взаимопонимания, благодаря чему эффективнее чем в других группах, решаются общие задачи, а трудности не вызывают дезорганизованности. Эмоциональная совместимость членов коллектива позволяет создать в группе благоприятную психологическую атмосферу.

Если подросток попадает в группу с достаточно высоким уровнем социального развития, это благотворно отражается на развитии его личности. При неудовлетворенности внутригрупповыми отношениями он ищет себе другую группу, более соответствующую его запросам. Подросток может входить одновременно в несколько групп, допустим, в одну из групп класса, в компанию своего или соседнего двора и группу, сложившуюся на занятиях в спорткомплексе. Иногда значительное влияние на личность оказывают подростковые группы, образующиеся в летних лагерях.

В этот период детей очень тянет друг к другу, их общение настолько интенсивно, что ученые выделяют типично подростковую «реакцию группирования». Несмотря на эту общую тенденцию, психологическое состояние подростка в разных группах может быть различным. Для него важно иметь референтную группу, ценности которой он принимает, на чьи нормы поведения и оценки он ориентируется. Входить в любую группу, готовую его принять, недостаточно. Нередко подросток чувствует себя одиноким рядом со сверстниками в шумной компании. Кроме того, не всех подростков принимают в группы, некоторая часть из них оказывается изолированной. Это обычно неуверенные в себе, замкнутые, нервные дети и дети излишне агрессивные, заносчивые, требующие к себе особого внимания, равнодушные к общим делам и успехам группы.

Для многих подростковых групп характерна особая субкультура. Ее правильнее называть не подростковой, а юношеской, поскольку дети ориентируются на более старший возраст. Появление юношеских субкультур на Западе связывают со значительным удлинением периода взросления и быстрыми социальными изменениями, увеличивающими дистанцию между поколением молодых и поколением взрослых.

Большинство подростков осваивает юношескую субкультуру, считая ее необходимым элементом взрослости и условием принадлежности к группе, но — только наиболее внешние моменты (мода, музыка, сленг). Реже встречаются радикальные формы, культивирующие агрессивные стычки группировок, эстетику «детей большого города» или бегство от общества в наркотики и религиозные секты. Другие позитивные формы юношеской субкультуры, принятые на Западе (различные союзы, движения в защиту окружающей среды, борьба за мир и т. п.), у нас сейчас не получили развития. Если подросток лишен глубоких отношений в своей семье, оторван от ее ценностных ориентации, влияние юношеской субкультуры может стать решающим в формировании его личности.

Кроме дружбы и группирования в подростковом возрасте появляются влюбленности или, как их чаще называют, романтические отношения. Влюбленность — это проявление потребности в общении и чувства взрослости, а не сексуальной потребности, пробуждающейся в связи с половым созреванием. Легкие влюбленности переживают почти все подростки. Если в одном классе образовалась пара, начинается «эпидемия»: влюбляются все остальные. А в соседнем классе в это же время все спокойно.

Подростки склонны подражать друг другу, и многие увлекаются одной и той же наиболее популярной в классе девочкой (или мальчиком). Вот что говорит об этом одна из героинь А. Г. Алексина:
«На мужчин... ничто так сильно не действует, как успех женщины сразу у многих. Это и на мальчишек тоже распространяется. Поэтому-то, я заметила, почти в каждом классе обязательно есть какая-нибудь общепризнанная красавица. И чаще всего она ничуть не красивее других. Просто однажды в нее случайно влюбились двое мальчишек сразу. А остальные подумали: раз за ней бегает сразу двое, значит, она того заслуживает. И пошла цепная реакция!» (Алексин А., 1968, с. 78).

В подростковом возрасте, конечно, может возникнуть первое глубокое чувство, но это бывает крайне редко. Как правило, влюбленности подростков оказываются несколько наигранными или надуманными. Приведем рассуждения о любви героя еще одной детской повести.

«...Домой в этот день Санька попал нескоро. Он вдруг вспомнил, какое у него произошло жжение в животе, когда Капелька отвернулась от него, и понял, что это любовь.

В какой-то большой книжке для взрослых Санька читал, что любовь в пятом классе не бывает. Он и сам знал, что не бывает. Но у него была. Санька решил обдумать как следует это открытие. Он подождал, когда подойдет пятый номер, сделал полный круг на старом, скрипучем трамвае и окончательно убедился, что это любовь...

Не доезжая одной остановки до цирка, Санька стал пробираться к выходу. На него обратили внимание, а кондукторша проводила пристальным взглядом и еще потом странно посмотрела через стекло. А может, уже стало заметно? Говорят, это очень заметно. Надо немедленно выяснить...

Сад Зебриковых располагался на склоне горы. Сарай задней стенкой вгрызался в гору, и одно дерево своими корнями залезло даже на крышу. Рядом с этим деревом и появился Санька...
— Зебрик, ты ничего не замечаешь? — спросил заговорщическим тоном, и Зебрик невольно снизил голос до шепота:
— Где?
— Ну вообще. — Санька неопределенно провел руками вокруг.
Зебрик посмотрел в одну сторону, в другую.
— Где вообще?
— Ну во мне...
— Что в тебе?
— Ну, как это? — Санька посмотрел обреченно вверх на облака и вздохнул. — Любовь.
— Что?
— Любовь... Знаешь, как пишут на школьном заборе: «Санька + Капелька = любовь». Только не в шутку, а на самом деле.
— У тебя любовь к Лене Весник?
— Ага.
— Подумаешь, новость! Я про это и без тебя давно знаю. У меня тоже любовь к Нинке-Мумии.
— У тебя просто так, понимаешь? А у меня взаправду. Даже кондукторша заметила.
— Ну да! Как она заметила?
— Видишь, какой я худой и бледный? Видишь? Это верный признак.
— А ты разве худой и бледный?
— Ага. Это я сейчас запачканный, поэтому незаметно.
— А еще надо, чтоб глаза блестели, — загорелся Зебрик. — Я читал: «И у него заблестели глаза, и он обнял маркизу». Зебрик процитировал целый абзац из «Королевы Марго».
— А у меня блестят?
— У тебя? — он долго вглядывался, отходил назад, подходил ближе, прищуривался. — И у тебя блестят.
— Я так и знал. Вот видишь.

Выходило по всем приметам, что это действительно любовь. Зебрик искренне сочувствовал. Настоящий друг всегда умеет сочувствовать» (Пашнев Э.).

Итак, потребность в общении со сверстниками — одна из самых сильных в подростковом возрасте. В это время появляется еще одна напряженная потребность — в самостоятельности, независимости от взрослых. Реализуется она главным образом в эмансипации от родителей.

Влияние родителей уже ограниченно — им не охватываются все сферы жизни ребенка, как это было в младшем школьном возрасте, но его значение все еще трудно переоценить. Мнение сверстников обычно наиболее важно в вопросах дружеских отношений с мальчиками и девочками, в вопросах, связанных с развлечениями, молодежной модой, современной музыкой и т. п. Но ценностные ориентации подростка, понимание им социальных проблем, нравственные оценки событий и поступков зависят в первую очередь от позиции родителей.

Нуждаясь в родителях, в их любви и заботе, в их мнении, подростки в то же время испытывают сильное желание быть самостоятельными, равными с ними в правах. То, как сложатся отношения в этот трудный для обеих сторон период, во многом зависит от стиля воспитания, сложившегося в семье, и возможностей родителей перестроиться — принять чувство взрослости своего ребенка.

Основные сложности в общении, конфликты возникают из-за родительского контроля за поведением, учебой подростка, его выбором друзей и т. д. Контроль может быть принципиально различный. Крайние, самые неблагоприятные для развития ребенка случаи — жесткий, тотальный контроль при авторитарном воспитании и почти полное отсутствие контроля, когда подросток оказывается предоставленным самому себе, безнадзорным. Существует много промежуточных вариантов: родители регулярно указывают детям, что им делать; ребенок может высказать свое мнение, но родители, принимая решение, к его голосу не прислушиваются; ребенок может принимать отдельные решения сам, но должен получить одобрение родителей; родители и ребенок имеют почти равные права, принимая решение; решения часто принимает сам ребенок; ребенок сам решает, подчиняться ему родительским решениям или нет.

Помимо контроля, в семейных отношениях важны ожидания родителей, забота о ребенке, последовательность или непоследовательность требований, ему предъявляемых, и, конечно, эмоциональная основа этих отношений — любовь, принятие ребенка или его непринятие.

Принятие ребенка таким, какой он есть, со всеми его индивидуальными особенностями, плюсами и минусами, связано с безусловной любовью к нему. Если ребенка любят безусловно, он это знает и чувствует постоянно, даже в сложных для него ситуациях, когда им недовольны или его наказывают за серьезный проступок. Но родительская любовь, по мнению западных психологов, может быть и обусловленной. Ребенка принимают только тогда, когда его поведение отвечает требованиям родителей, когда он послушен, хорошо учится, подает надежды на будущее. В другие моменты, довольно частые в детской и особенно подростковой жизни, он чувствует отчуждение. Дети, лишенные веры в постоянную и искреннюю любовь, становятся неуверенными в себе и приобретают другие негативные личностные качества.

Еще хуже на развитии личности ребенка сказывается его непринятие — отвержение или безразличие родителей. Причем такая ситуация может возникнуть не только в так называемых неблагополучных семьях; родители могут заботиться о ребенке и не осознавать, что не принимают его по какой-то причине. А причины бывают самыми разными. Например, ждали мальчика, а родилась девочка. Или дочь не похожа на маму, красивую и обаятельную женщину, и постоянно раздражает ее своей замкнутостью, неловкостью, внешней непривлекательностью.

Остановимся подробнее на наиболее распространенных стилях семейного воспитания, определяющих особенности отношений подростка с родителями и его личностное развитие.

Демократичные родители ценят в поведении подростка и самостоятельность, и дисциплинированность. Они сами предоставляют ему право быть самостоятельным в каких-то областях своей жизни; не ущемляя его прав, одновременно требуют выполнения обязанностей. Контроль, основанный на теплых чувствах и разумной заботе, обычно не слишком раздражает подростка; он часто прислушивается к объяснениям, почему не следует делать одно и стоит сделать другое. Формирование взрослости при таких отношениях проходит без особых переживаний и конфликтов. Демократичный стиль воспитания считается оптимальным.

Авторитарные родители требуют от подростка беспрекословного подчинения и не считают, что должны ему объяснять причины своих указаний и запретов. Они жестко контролируют все сферы жизни, причем могут это делать и не вполне корректно. Дети в таких семьях обычно замыкаются, и их общение с родителями нарушается. Часть подростков идет на конфликт (например, мальчик, отстаивая свои права на самостоятельность, может в отсутствие родственников врезать замок в дверь своей комнаты). Но чаще дети авторитарных родителей приспосабливаются к стилю семейных отношений и становятся неуверенными в себе, менее самостоятельными и менее нравственно зрелыми, чем их сверстники, пользующиеся большей свободой. Ситуация осложняется, если высокая требовательность и контроль сочетаются с эмоционально холодным, отвергающим отношением к ребенку. Такие отношения иногда называют «воспитанием по типу Золушки». Здесь неизбежна полная потеря контакта. Еще более тяжелый случай — равнодушные и жестокие родители. Дети из таких семей редко относятся к людям с доверием, испытывают трудности в общении, часто сами жестоки, хотя имеют сильную потребность в любви. По имеющимся данным, большинство малолетних преступников и юных бродяг, периодически сбегающих из дома, пережили жестокое обращение в семье.

Сочетание безразличного родительского отношения с отсутствием контроля — гипоопека — тоже неблагоприятный вариант семейных отношений. Подросткам позволяется делать все, что им вздумается, их делами никто не интересуется. Если детям авторитарных родителей приходится отстаивать свою независимость, то здесь потребность в самостоятельности удовлетворяется в любых, часто нелепых или уродливых формах. Неконтролируемое поведение подростков становится непредсказуемым, зависимым от внешних влияний. Вседозволенность как бы снимает с родителей ответственность за последствия поступков детей. А подростки, как бы они иногда ни бунтовали, нуждаются в родителях как в опоре, они должны видеть образец взрослого, ответственного поведения, на который можно было бы ориентироваться.

Родительская любовь — совершенно необходимое, но недостаточное условие благополучного развития личности подростка. Гиперопека — излишняя забота о ребенке, чрезмерный контроль за всей его жизнью, основанный на тесном эмоциональном контакте, — приводит к пассивности, несамостоятельности, трудностям в общении со сверстниками. Потребность в независимости не развивается и практически не реализуется, наоборот, закрепляются эмоциональная зависимость, симбиотические отношения. К гиперопеке обычно склонны мамы, одни воспитывающие своих детей и видящие в этом единственный смысл своей жизни. Отношения, складывающиеся по принципу «жить за ребенка», излишняя близость становятся тормозом на пути личностного роста обоих — и подростка, и его мамы.

Трудности другого рода возникают при высоких ожиданиях родителей, оправдать которые ребенок не в состоянии. Типичные ситуации: от ребенка требуют блестящих успехов в школе или проявления каких-либо талантов; ребенок как единственный близкий для матери человек должен посвятить ей все свое свободное время; сын неудачника-отца должен идти его путем и реализовать мечты 20-летней давности. С родителями, имеющими неадекватные ожидания, в подростковом возрасте обычно утрачивается духовная близость. Подросток хочет сам решать, что ему нужно, и бунтует, отвергая чуждые ему требования. Если же при этом ему навязывается повышенная моральная ответственность, может развиться невроз.

Конфликты возникают при отношении родителей к подростку как к маленькому ребенку и при непоследовательности требований, когда от него ожидается то детское послушание, то взрослая самостоятельность и ответственность. Вообще противоречивое воспитание плохо сказывается на семейных отношениях.

Таким образом, есть явно неудачные и даже неприемлемые стили воспитания. Но, оценивая влияние семейных отношений на личностное развитие детей, необходимо учитывать и индивидуальные особенности конкретного ребенка. Застенчивого, ранимого подростка с невысокой самооценкой следует воспитывать мягче, чем более уверенного в себе и агрессивного. Для одного излишние восторги в его адрес вредны, другого никакими похвалами не испортишь; одного можно контролировать меньше, другого уменьшение родительского контроля приведет к большим неприятностям в школе, а может быть, и в милиции. Не существует единых для всех детей рецептов воспитания, один и тот же педагогический прием срабатывает в одних случаях и приводит к неожиданным, иногда прямо противоположным последствиям — в других. В похожих семьях, и даже в одной и той же семье у детей с разными свойствами личности по-разному проходит эмансипация: у кого-то относительно спокойно, у кого-то — с бурными конфликтами.

Подчеркнем еще раз, что отношения с окружающими — наиболее важная сторона жизни подростков. Свои отношения со взрослыми они перестраивают под лозунгом «равенство и свобода», но продолжают нуждаться в их любви и заботе. Если потребность в полноценном общении со значимыми взрослыми и сверстниками не удовлетворяется, у детей появляются тяжелые переживания. Эти переживания могут быть смягчены и даже совершенно изжиты: разрыв с другом или конфликт в классе может быть компенсирован общением с родителями или любимым учителем; отсутствие понимания и эмоционального тепла в семье приводит подростка в неформальные группы, где он находит необходимые ему отношения. Сложно протекающая эмансипация, конфликты с близкими взрослыми и сверстниками, которые сам подросток не может разрешить, иногда становятся причиной побегов из дома, в исключительных случаях — попыток самоубийства.

Для подросткового возраста характерны также бурные, непродолжительные, сменяющие друг друга увлечения. Считается, что подростковый возраст без увлечений подобен детству без игр. Ребенок сам выбирает себе занятие по душе, тем самым удовлетворяя и потребность в самостоятельности, и потребность в самовыражении, познавательную потребность и некоторые другие.

Увлечения подростков разнообразны и никогда не дублируют учебные занятия. В какой-то мере пересекаться со школьным обучением могут только интеллектуально-эстетические увлечения, связанные с глубоким интересом к какой-то области научного знания или искусства. Но если ученик увлекается математикой или историей, он не ограничивается учебниками. Подросток, увлекающийся математикой, решает вузовские задачи, увлекающийся ботаникой — читает специальную литературу, научные журналы и оплетает растениями всю свою квартиру, увлекающийся рисованием — много рисует дома, ходит по выставкам и записывается в изостудию. Интеллектуально-эстетические увлечения — наиболее ценные с точки зрения развития личности ребенка, но и они иногда усложняют жизнь детям и их родителям. Бывает, что поглощенные своим любимым делом подростки запускают учебу в школе.

На интеллектуально-эстетические увлечения внешне похожи так называемые эгоцентрические. Изучение редких иностранных языков, увлечение стариной, занятия модным видом спорта, участие в художественной самодеятельности и т. п. — любое дело становится всего лишь средством демонстрации своих успехов Подростки, имеющие такого рода увлечения, стараются привлечь к себе внимание оригинальностью своих занятий, выделиться, возвыситься в глазах окружающих. Детям с аналогичной личностной направленностью бывают свойственны и лидерские увлечения, которые сводятся к поиску ситуаций, где можно что-то организовывать, руководить сверстниками. Они меняют кружки, спортивные секции, школьные поручения, пока не найдут группу, в которой могут лидировать.

Часто появляются телесно-мануальные увлечения, связанные с намерением укрепить свою силу, выносливость, приобрести ловкость или какие-нибудь искусные мануальные навыки. Помимо спорта, это вождение мотоцикла или картинга, занятия в столярной мастерской и т. д. В основном это увлечения мальчиков, которые таким образом развиваются в физическом отношении и овладевают нужными для них умениями. Но иногда удовольствие им доставляет не столько сам процесс занятий, сколько достигаемые результаты. Девочки обычно увлекаются традиционными шитьем и вязанием.

Многим подросткам свойственны и накопительские увлечения, прежде всего коллекционирование во всех его видах. Страсть к коллекционированию может сочетаться с познавательной потребностью (например, при коллекционировании марок), со склонностью к накоплению материальных благ (коллекционирование старинных монет, дорогих камней), с желанием следовать подростковой моде (собирание наклеек, этикеток) и т. д.

Есть подростки, практически ничем не увлекающиеся. Их
привлекают сидение у телевизора, бесцельные хождения по улицам и магазинам, бессодержательные разговоры в привычной «дворовой» компании. Такое проведение свободного времени чревато возникновением острых подростковых проблем — делинквентного поведения и азартных игр, ранней алкоголизации, токсикомании и наркомании1. Наиболее действенным путем их профилактики остается подбор интересных занятий для подростков, вовлечение в работу кружков и спортивных секций.

Крайне редко встречаются дети, не имеющие увлечений по совсем другой причине. Они полностью поглощены учебой, но не выходят за рамки школьных программ. Их цель — высокие отметки по всем предметам, а в будущем — медаль. Мотивация достижения успеха и престижная мотивация определяют их ориентацию на результат и исключают побочные, отвлекающие от главной задачи интересы:
«Вместе с нами в школе училась девчонка, у которой была одна цель — получить золотую медаль. Не знаю, сама ли она поставила перед собой такую цель, или родители ее заставляли, но я не видел другого человека, которому было бы так противно учиться, как ей. Она занималась очень много, но совсем не потому, что ей нравилось заниматься; она даже на переменах читала книжки по программе, и все ради медали. Когда мы проходили февральскую революцию, она читала не только учебник, но и различные романы на эту тему; когда проходили Маяковского, она читала всякие воспоминания о нем. Не знаю, где она доставала все эти книги, — наверное, родители снабжали ее, — но некоторые из них были интересными, и мы все просили у нее почитать, и она давала, если уже прочитала сама. А если еще нет, то говорила: «Я еще сама не прошла» или: «Я еще только до середины прошла». Самые интересные книги она проходила! Она читала их не с удовольствием и вообще училась не с удовольствием, а с нетерпением — скорей дочитать, скорей доучиться и получить золотую медаль...

Ее не любили. Таких, как она, вообще не любят, потому что, если человек чего-то добивается, что-нибудь делает не с удовольствием, а с нетерпением, не испытывает от самого дела никакой радости, а только все время смотрит вперед, дожидаясь каких-то наград или удовольствий в будущем, — такой человек всегда в конце концов становится карьеристом. А карьеристов никто не любит.

Мой папа, например, тоже мечтает получить звание заслуженного артиста республики, об этом дома очень много разговоров — тому дали, этому дали, — но он мечтает без нетерпения и только дома. А в театре он просто получает удовольствие от игры и обо всем забывает. Я представляю, что было бы, если б он играл, например, Отелло с нетерпением. Душил бы Дездемону с нетерпением стать заслуженным артистом республики... Или мама. Если б она делала операции с нетерпением стать заведующей отделением. Об этом тоже много разговоров, но опять же дома! А в операционной она обо всем забывает. Что было бы, если б она копалась в чужом животе с нетерпением стать заведующей отделением!» (Краковский В.).

Безусловно, такие подростки по праву считаются благополучными. Но излишняя узость мотивации обедняет развивающуюся личность. Вспомним мнение Жан-Жака Руссо: в подростковом возрасте ничто человеческое не должно быть чуждо ребенку.

Источник: 
Кулагина И.Ю., Личность школьника