Чем занимается психолог?

Сейчас всех занимающихся психологией профессионально я условно делю на две группы: психологи-диагносты и психологи-тренеры. И те и другие одинаково важны и нужны.

Психологи-диагносты — это те, которые обследуют индивидов и группы людей (производственные, спортивные и учебные коллективы) при помощи тестов и на основании результатов тестирования дают соответствующие заключения заказчику теста или рекомендации психологу-тренеру. Они так же важны, как лаборанты, рентгенологи, специалисты по фиброгастроскопии для медицины, криминалисты для следователей, аккомпаниаторы для певцов.

Я вовсе не хочу противопоставлять одних другим, хотя сам являюсь скорее тренером, чем диагностом, хотя на первых этапах очень был увлечен диагностической работой. Но хочу подчеркнуть, что без психологов-диагностов психологи-тренеры в некоторых случаях были бы беспомощны, как слепые котята. В этой области можно сделать достойную карьеру, неплохо заработать и прославиться. Кто сейчас не знает имена создателей тестов: Люшера, Айзенка, Кеттела, Лири и многих других!

Когда я осваивал диагностические методы, я был просто потрясен тем, что в течение 1—2 часов можно проникнуть в тайны человека души и узнать о нем больше, чем за несколько лет относительно близкого знакомства. Когда я начинал работать психиатром, а штатных психологов не было, я сам проводил психологическое обследование больных. Это очень помогало как в уточнении диагноза в особо трудных случаях, так и для построения плана лечения и контроля за ходом выздоровления. Есть, например, простой тест, который определяет уровень работоспособности. Пациент уже субъективно чувствует себя хорошо, хочет приступить к работе, но при тестировании на работоспособность выявляется, что внимание его еще неустойчиво, он быстро устает и начинает делать много ошибок. Это позволяет задержать его на больничном листе, корригировать лечение. Если при повторном обследовании работоспособность приходила в норму, то это было указанием для окончания лечения. Когда у нас в клинике появились профессиональные психологи, они только этим и занимались, освобождая врачей от такой работы. Кроме того, их заключения были гораздо точнее.

Еще большая роль психологов-диагностов заметна при проведении психологической работы в трудовых и спортивных коллективах. Там приходится определять психологическое состояние не только отдельных личностей, но и коллектива как такового. Вот наглядный пример. Одна из футбольных команд высшей лиги находилась "под угрозой выхода из нее, хотя по мастерству футболистов команда могла бы быть если не среди призеров, то хотя бы в безопасной середине. Когда были обследованы психологическое состояние каждого участника и структура межличностных отношений, выяснилось, что каждый из игроков и даже второй тренер в принципе чувствовали себя хорошо, но отношения между многими игроками были враждебные, была достаточно большая группировка игроков, которые негативно относилась к старшему тренеру. Понятно, что команда представляла собой не сплоченный коллектив, а кооперацию. Можно было с уверенностью сказать, что ведущие игроки и второй тренер уже знают, в каких командах они будут работать, если их команда «вылетит» из высшей лиги. Старшему тренеру были даны соответствующие рекомендации. Мне сейчас очень хотелось бы сказать: «Он их выполнил, и команда осталась в высшей лиге».

Еще один пример.
Обследовала группа психологов крупное строительное объединение, включавшее в себя ряд строительно-монтажных управлений, леспромхоз, бетонные заводы, деревообрабатывающий комбинат и пр. Был установлен ряд моментов, по которым было видно, что при сохранении стиля управления в этой организации объединение неизбежно распадется, было указано, в каком порядке это объединение будет терять свои подразделения, и были даны соответствующие рекомендации. Руководитель положил материалы под сукно. Но когда предсказания психологов стали сбываться и одно строительно-монтажное управление уже вышло из объединения, тогда руководитель решил прислушаться к мнению психологов. Еще раз провели это довольно дорогостоящее обследование, были уточнены необходимые меры.

В вузах всех будущих психологов обучают диагностической работе. Некоторых эта работа так увлекает, что они, окончив университет, только этим и занимаются. И правильно делают, если их интересы удовлетворяются этой работой, а способности соответствуют им. Но с диагностической работой необходимо быть знакомым и тренеру, для того чтобы знать возможности диагностики, сформулировать задачи, которые его интересуют при проведении обследования, и для того, чтобы понимать заключения психолога-диагноста.

Кстати, здесь же хочу сказать, какими способностями необходимо обладать, чтобы стать психологом. Любыми, лишь бы было желание стать психологом, ибо сферы, где может найти применение своим способностям, в психологии неограниченны.

Мы в приложении даем некоторые простые тесты. Проведите эксперимент с самим собой и со своим близкими. Посмотрите, понравится ли вам эта работа. Если понравится, то вам станет ясно, куда идти учиться. А если ваши заключения совпадут с действительностью, то обследуемые будут смотреть на вас как на одаренного психолога. Помните, что психолог-диагност никогда не ошибается и всегда проводит эксперимент над двумя — обследуемым и собой. И если его заключение не соответствует психическому статусу того, кого он обследует, то уж точно подходит самому психологу. И если психолог выскажет заключение о недостатке интеллекта у того, кого он обследовал, а на деле окажется, что его подопечный очень умный человек, то смело можно сделать вывод о недостаточной квалификации психолога.

Когда вы будете проводить эксперименты со своим близкими, вам следует учесть, что каждый хочет о себе услышать, что он «хороший парень», но, с другой стороны, необходимо ведь сказать и правду, т. е. сказать о человеке что-то плохое. Вот здесь и необходима сообразительность, ибо тест режет правду-матку напрямую. Один психолог обследовал руководителя учреждения, желая продемонстрировать возможности психологии и заключить выгодный договор. По тексту теста получилось, что обследуемый — человек умный, нерешительный и робкий. Этими же словами психолог дал заключение. А теперь догадайтесь, заключил ли он договор о сотрудничестве? Конечно, нет. Его конкурент провел с этим же руководителем тот же самый тест и получил тот же самый результат. Но сказал ему примерно следующее: вы человек умный, но сомневаетесь в себе и для принятия решения тратите много времени и упускаете многие возможности. Больше доверяйте своему уму, и дела у вас пойдут лучше. Договор о сотрудничестве был заключен.

У психолога-диагноста есть и еще одно преимущество. Ему не нужно особенно работать над своей личностью и владеть навыками психологически грамотного общения. В реальной жизни он может оказаться обычным человеком и делать те же ошибки, что и те, которые обращаются к нему за помощью. И тем не менее его заключения будут иметь свою ценность, ибо он делает заключения, опираясь на известные психологические тесты, выработанные другими или даже им самим, многократно проверенные различными исследованиями. Так, например, теперь широко известный и часто применяемый в современной психологической диагностике цветовой тест Люшера создавался следующим образом. Примерно 20 тыс. человек помещались последовательно в комнаты, обитые драпировкой всех восьми цветов: синего, зеленого, красного, желтого, малинового, коричневого, черного и серого. Все они проходили тщательное обследование в каждой комнате. На основании результатов этого обследования и составлялся тест.

Когда мы создавали на базе этого теста цветовой социометрический тест, мы тестировали 100 групп численностью по 10—15 человек каждая одновременно по известным им социометрическим методикам и по нашей и показали, что наша, не уступая по достоверности уже известным, выявляет такую информацию, которую получить по тем тестам невозможно.

Так что, если тестирование проведено правильно, то лучше довериться тесту, чем своим впечатлениям.

Теперь несколько слов о психологе-тренере. Специалист этого профиля должен помочь избавиться человеку от мешающих ему стереотипов поведения и обучить новым, избавить его от робости, нерешительности, застенчивости, высокомерия и от всего того, что нередко составляет структуру его личности и характера и препятствует достижению поставленных целей и удовлетворению своих потребностей.

Это длительная кропотливая работа. Необходимо время (иногда это месяцы и годы) для того, чтобы избавиться от качеств личности, мешающих жить и выработать свойства характера и формы поведения, позволяющие добиваться поставленных целей.

Поэтому психолог-тренер, прежде чем приступить к тренерской работе, должен сам избавиться от некоторых качеств, от которых потом будет помогать избавляться своим подопечным, и овладеть всеми навыками, которым должны научиться его подопечные. Мне трудно представить себе, как сможет застенчивый тренер научить общительности своего клиента или помочь обучить некоторым формам поведения, если сам ими не владеет. Конечно, бывает потом, что способные ученики обходят своего учителя, но первичными элементами навыков он обязательно должен владеть. Психолог-тренер обязательно должен быть физически здоровым, иметь высокий социальный рейтинг и быть хорошо материально обеспечен. Конечно, психолог никогда не будет иметь таких богатств, как капиталистолигарх, которого он будет тренировать, но быть независимым от него материально ему просто необходимо, иначе он вольно или невольно будет бояться его потерять и его будет беспокоить не истина, а желание понравиться своему клиенту, т. е. стать подхалимом, что сделает работу его неэффективной. И вообще, как говорил Сенека, обладать спокойно можно только тем, чего не боишься потерять.

В частности, мы на своих тренингах обучаем наших подопечных принципу амортизации, т. е. соглашаться со всеми высказываниями партнера по общению по крайней мере вначале, чтобы не возник конфликт, а потом уже высказывать свою точку зрения. Многим это очень трудно, но когда они обучаются этому, получают необходимые результаты. А теперь несколько примеров того, как работает психолог-тренер. Послушайте рассказ одного из моих учеников.

Подросток в возрасте 15 лет, физически хорошо развитый и выглядевший старше своих лет, всегда примерный мальчик, серьезный, активный, занимающийся в спортивной школе и подающий большие надежды, неожиданно увлекся девушкой 20 лет. Он стал поздно возвращаться домой, пропускать тренировки, хуже учиться в школе. Девушка, с которой он встречался, имела большой сексуальный опыт, что также пугало родителей. Сын же говорил, что ее любит, что он уже взрослый и знает, что ему делать. Убеждения, скандалы эффекта не давали. Мать постоянно рыдала, отец был подавленным: ему надо было скоро уходить в плавание, а мать пришлось положить в больницу.

Амортизацию проводил отец, который прошел небольшой курс обучения. Вот как это выглядело:
— Сынок, прости, что мы вмешиваемся в твою жизнь. Мы как-то прозевали, что ты уже вырос. Ты действительно больше понимаешь в жизни и благороднее нас. И любить ты можешь лучше. Действительно, какое значение имеет, что она старше и уже имеет сексуальный опыт? Может быть, это даже лучше. Сравнив тебя с другими, твоя избранница будет тебе преданна.

Не буду описывать изумление сына. Сам не видел. Знаю со слов отца. Отношения наладились через три дня. Мать тоже освоила технику амортизации и векоре выписалась из больницы. Сын, предоставленный сам себе, вскоре разобрался в своей избраннице и через неделю прекратил встречи с ней. А этот пример посложнее.

Навыки общения лучше всего нарабатываются в психологических играх. Их имеется очень много. Одна их них, разработанная мной, «Королевский двор», решая ряд других психологических задач, позволяет обучиться управлению. Разводящий, доброволец из группы, берется из членов группы составить королевский двор, т. е. выбирает короля, королеву, фаворитку, шута, премьер-министра и весь кабинет, палача, шута, принцессу, девочку для битья и пр. И по тому, как это разводящий делает, ему самому и окружающим становится ясно, что управлять он не умеет. Голос неуверенный, распоряжения аморфны, на непопулярные должности назначать не решается. Если тренинг идет успешно, после двух-трех попыток выбор становится точнее, распоряжения более ясными, а голос уверенным.

Кем вы решились стать, лучше определиться уже сейчас. Если тренером, то пойдите в кружок на ту кафедру, где можно получить навыки тренера и заодно решить свои личные проблемы. Но не забывайте, что это не освобождает вас от освоения приемов диагностики.

Если вы решили стать психологом-диагностом, тогда лучше пойти в кружок на ту кафедру, которая занимается не только тестированием, но и сама разрабатывает тесты.

Если вдруг во время учебы интересы у вас изменятся, попробуйте использовать себя и в другой области. Главное, чтобы учеба вам нравилась. Как писал У. Шекспир,

В чем нет услады, в том и толку нет.
Что нравится, то и изучайте.

Лучше в вузе попробовать варианты, чтобы не метаться после его окончания. В реальной жизни я наблюдал разные варианты. Бывало, что психолог оставался диагностом. Рост его карьеры шел так (вы понимаете, что я имею в виду конкретного человека). Вначале он был медицинским психологом и обследовал больных. Его никогда не волновала тренерская работа. Квалификация его выросла. Он стал преподавать психологию в одном из вузов. Кандидатскую диссертацию написал по материалам обследования психического статуса преступников и выявил некоторые закономерности, используя которые можно менять приемы воспитания. И до сих пор он не хочет заниматься тренерской работой. Но психологи-тренеры и врачи-психиатры счастливы, когда он соглашается обследовать их подопечных. Социальное положение и материальное обеспечение его вполне достаточны для достойной жизни.

Я могу привести вам массу примеров, когда диагносты становились тренерами и не жалели, что какое-то время занимались диагностической работой.

Некоторые, сразу ориентированные на тренерскую работу, вскоре понимали, что необходимо знать и основы диагностики.

Конечно, можно в одинаковой мере овладеть и тем и другим, но если хочешь достигнуть значительных высот, то следует определиться более конкретно.

Источник: 
Литвак М.Е., Профессия психолог
Темы: