Зачем нужна любовь?

Существует проблема внутреннего источника активности человека. Является ли человек, его формирование и активность следствием воздействия внешних причин или же он несет определяющий источник активности в себе самом, что делает его существование в мире в известной степени автономным и, значит, ответственным?

Были мыслители, которые пытались ответить на этот вопрос исходя из анализа жизненных влечений человека общих тенденций, определяющих в конечном итоге его существование. Рассматривая такие попытки, немецкий Ли соф Макс Шелер выделил очень условно три разновидности соответствующих концепций: концепции, ставящие во главу угла: 1) влечение к пище; 2) влечение к размножению и половое влечение; 3) влечение к власти. Наиболее сильные, по его мнению, фигуры в каждой из разновидностей К. Маркс, З. Фрейд и Ф. Ницше.

Можно ли действительно отыскать такое общее для человеческого рода (а может быть, и для всего живого) влечение, которое придавало бы его жизнедеятельности целесообразность? Следует исходить из положения С. Л. Рубинштейна о том, что природное действует в социальном и через социальное. Во всех проявлениях природного мы найдем нечто общее: влечение к сохранению вида. Жизнь есть высшая, конечная и единственная цель жизни. Быть -универсальный закон всего сущего, в том числе и человеческого сообщества. Это общее, универсальное влечение, пронизывающее всю жизнедеятельность человека, по сути своей социально, так как вид социален. Все без исключения действия и поступки человека соответствуют этому принципу (не надо забывать, что каждый отдельный индивид есть часть вида и, сберегая себя, он сохраняет вид). В известном смысле влечение к сохранению вида как абстрактный принцип стоит вне нравственности. Он тождествен самой жизни и может быть принят как ее определение. История науки знает такие попытки. Так, в конце XVII в. французский ученый Пьер Бейль определил жизнь как сопротивление смерти.

Не надо специально доказывать, что половые отношения людей (отношения полов) также удовлетворяют требованиям влечения к сохранению вида. Влечение к сохранению вида существует как общий закон нормально функционирующего человека (но не общества, которое функционирует по своим специфическим законам). Конкретно в человеческом существе оно присутствует как система витальных (жизненных) влечений, главные из которых: влечение к самосохранению, вытекающее из него влечение к борьбе, влечение к продолжению вида. Их специфика такова, что они не содержат в себе информации о предмете своего удовлетворения. Они являются лишь абстрактными требованиями общего характера, намечающими тенденции человеческой деятельности, и включаются в зависимости от отражения значения каждой конкретной жизненной ситуации. Как правило, эти влечения не осознаются, а переживаются человеком как эмоциональные состояния.

Теперь отметим, что в том, о чем сейчас говорилось, еще не просматривается личность, конкретный человек. Личность, индивидуальность формируется в процессе включения человека в различные виды деятельности, предлагаемые ему обществом, соответствующие индивидуальным особенностям каждого отдельного человека и осуществляемые на различных уровнях общения с другими людьми. В деятельности формируются и конкретные человеческие потребности, отвечающие требованиям указанных влечений. Отметим, что наличием биологических закономерностей, хотя и действующих в социальном, природа человека не исчерпывается. Есть еще специфические, сугубо социальные законы, присущие только человеческому сообществу, которые являются доминирующими для человека, определяют конкретные формы его существования и развития. И здесь, наконец, мы подходим к ответу на вопрос: зачем нужна любовь?

С появлением и развитием социального происходит освобождение человеческого существа от инстинктов. Инстинкт отличается от влечения тем, что в нем наследственно закреплен не только импульс к действию, но и структура самого действия. Инстинкт - это наследственная стереотипная реакция. С появлением сознания, главного социального качества человека, врожденные структуры действия, обеспечивающие витальные потребности, отмирают. Да они и не могут помочь в чрезмерно усложнившемся, быстро меняющемся мире людей. Теперь структуры деятельности должны вырабатываться человеческим сознанием каждый раз заново, силой его творческой активности. Но сознание - это сугубо специфическое явление, чисто социальное, не содержащее в себе уже ничего биологического. Это проекция социального в психику человека. Оно детерминировано только социальными, специфическими закономерностями, которые никак не содержат в себе влечения к сохранению вида. Сознание, «свободно» распоряжаясь влечениями человека, может превратить их в источник наслаждений. (В этом выборе само сознание не свободно, оно детерминировано культурой, навязывающей свой стиль поведения, выгодный, например, индустрии развлечений.) Так, сексуальное влечение может использоваться в русле, совершенно противоположном принципу сохранения вида, и сопровождаться стремлением избежать зачатия, частой сменой половых партнеров, применением противоестественных, способных нанести вред психическому здоровью партнера форм сближения и т. п. Сознание вступает в противоречие с влечениями, возникает опасность нарушения принципа сохранения вида. Поэтому однажды влечение взрывает сложившуюся рациональность сознания, подчиняя его своим требованиям, заставляя формировать адекватные себе структуры поведения. Действуя в социальном и через социальное, влечение превращается в любовь.

Влюбленного человека отличает следующее:
1. Влюбленному (влюбленной) нужна не женщина (мужчина) вообще, а конкретно эта женщина (мужчина).
2. Влюбленность смягчает половое влечение. Не уменьшая желания, она намного облегчает воздержание.
3. Бесполезно пугать несчастьями людей, которых хотят разлучить. Вернейший знак влюбленности в том, что человек предпочитает несчастья вместе с возлюбленной (возлюбленным) любому счастью без нее (без него).
4. Человек может испытывать любовь до осуществления полового акта, даже до начала половой жизни вообще.

Сила любви не дает остыть чувствам мужчины и женщины и после угасания мощных биологических стимулов полового влечения.

В соответствии с требованиями закона сохранения вида люди делятся на мужчин и женщин. Разделение на мужчин и женщин, как и разделение на самку и самца у многих животных, возникло потому, что беременный организм становится беззащитным и неспособным обеспечивать свою жизнедеятельность. В этот период заботиться о нем и защищать его должно существо противоположного пола. Для этого женщина должна быть выбрана им как единственная, несмотря ни на что: вначале, до половой близости, как объект ухаживания (что позволяет адаптироваться друг к другу), затем как объект полового влечения и, наконец, как субъект отношений. Женщина же должна при этом отвечать ему тем же.

Итак, смысл любви состоит в том, чтобы заставить человека преодолеть внутренние и внешние препятствия (связанные со сложившимися в сознании представлениями и ценностями и с особенностями окружающей социальной среды), подавить, если необходимо, биологическое влечение к самосохранению и соединиться с конкретным человеком противоположного пола в целях продолжения вида.

Источник: 
Поликарпов В.А., Психология личности
Темы: