Сравнение как метод анализа в политологии

Сравнение выступает общей установкой познания. Сравнивая некоторые (по меньшей мере два) процессы, факты, элементы структуры, качества явлений, понятия, человек пытается обнаружить нечто общее или различное между ними. Если не задумываться дальше о сути того, как человек сравнивает, то достаточно сказать, что сравнение как метод познания представляет собой способ выявления общего и особенного в изучаемых феноменах. Если же поставить вопрос о том, как же человек осуществляет сравнение, то здесь возникает множество проблем и тем. Сравнение как способность человека ориентироваться в мире вещей и слов может описываться через априорные формы чувственности, представление о ценностях, конструируемые идеальные типы, производство понятий и т. д. В политической науке сравнительный метод рассматривается через сопоставление его достоинств и недостатков с методами эксперимента, статистики и исследования отдельных случаев («case-study»). Вместе с этим возникают проблемы количественных и качественных сравнений, статического и динамического аспектов сравнения.

Джон Стюарт Милль в свое время писал о том, что при сравнении исторических фактов исследователь пытается найти некоторые обобщающие эмпирические законы, касающиеся либо сосуществования, либо последовательности условий и явлений, т. е. на современном языке — корреляционные или каузальные зависимости (Огюст Конт выделял еще отношения подобия). Априорно вывести их из законов человеческой природы невозможно, они получаются при изучении исторических фактов и событий. Однако и эмпирические законы не всегда верны, поэтому они требуют постоянной проверки эмпирическим сравнением. Одновременно с этим исследователь сравнивает полученные эмпирические законы с некоторыми общими законами человеческой природы, подтверждая их обоснованность не только индуктивно, но и дедуктивно:

«История, беспристрастно подверженная анализу, дает эмпирические законы общества. Проблема общей социологии и состоит в выяснении этих законов и их связи с законами человеческой природы посредством дедукций, показывающих, что они были естественно ожидаемыми в качестве обстоятельств конечных законов» (Mill, 1991, p. 18).

Таким образом, считал Милль, можно создать действительную социальную науку. В этом отношении сравнительная область политического исследования лежит между эмпирическими данными и политической теорией и философией, черпая из последней гипотезы и проверяя их серийными наблюдениями.

Как указывает Дэвид Аптер, «сравнение явилось особым способом связывания идей, проистекающих из политической философии и теории, с эмпирическими событиями и феноменами» (Apter, 1996, p. 372).

Сравнительный метод в политической науке стал одним из центральных, так как многие исследователи считали и считают его наиболее подходящим заменителем метода эксперимента, широко используемого в естественных науках. Выделяя причины использования сравнения в политической науке, Том Мэки и Дэвид Марш пишут:

«Главная причина сравнительного исследования отражает основную природу социального научного исследования; оно почти всегда неспособно использовать экспериментальный метод. В отличие от физиков мы не можем придумать точные эксперименты для того, чтобы установить степень зависимости результатов политики от лидеров. Так, мы не могли бы попросить госпожу Тэтчер уйти в 1983 г. в отставку, чтобы мы могли установить, будет ли другой лидер консервативной партии и премьер-министр, столкнувшись с теми же самыми политическими и экономическими обстоятельствами, проводить менее радикальную политику. Однако... мы можем использовать другие сравнения, чтобы подойти к тому же самому вопросу. Конкретнее, мы можем определить две основные причины, почему сравнительный анализ является существенным: во-первых, чтобы избежать этноцентризма в анализе, во-вторых, чтобы обобщать, проверять и, соответственно, переформулировать теории и связанные с ними понятия и гипотезы об отношениях между политическими феноменами» (Mackie, Marsh, 1995, p. 173-174).

Стремление политологов использовать сравнительный метод означает установку на получение научных результатов, т. е. на формирование научного политического знания. Но означает ли это, что сравнительный метод в полной мере заменяет эксперимент?

Сравнение не тождественно эксперименту и его более слабому аналогу — статистическому методу, но логика сравнительного анализа в определенной мере сопоставима с логикой экспериментальной науки. Во-первых, исследователь-компаративист способен выбирать те условия исследуемого феномена, в которых изучаемая взаимосвязь проявляется в наиболее чистом виде. Правда, при этом возникает ряд методологических и методических проблем (сравнимости, эквивалентности и т. д.), но в целом сравнение позволяет сформировать что-то наподобие экспериментальной ситуации, которой исследователь может управлять, переходя от одной страны к другой, от одного региона к другому и т. д. Во-вторых, манипуляция условиями здесь относительная; она осуществляется исследователем скорее концептуально, чем в действительности, но этого зачастую достаточно для разносторонней проверки исследуемой связи. В этом отношении техника количественного или качественного сравнения используется не механически, а всегда вместе с теоретической работой исследователя.

В-третьих, сравнение напоминает эксперимент в том смысле, что позволяет контролировать условия, включенные в процесс исследования. Отметим, что данный контроль, конечно же, не абсолютен (он не является таковым и при эксперименте), но все же при сходстве группы стран по ряду условий их можно принимать в качестве неизменных. В-четвертых, исследователь-экспериментатор стремится получить некий результат при наличии условий, которые он может ввести искусственно. Здесь логика исследования связана с поиском следствия. Исследователь-компаративист часто имеет уже наблюдаемое неоднократно следствие, и его задачей является скорее поиск условий, а не результатов. Хотя по видимости эти стратегии отличаются, но по сути они сопоставимы с общей логикой поиска зависимостей при различии исходных пунктов анализа. В-пятых, сравнительная и экспериментальная науки базируются на общем представлении о возможности количественного измерения качеств изучаемых феноменов. Хотя применительно к социальному знанию измерение составляет проблему, тем не менее эта установка привела к формированию в сравнительной политологии широкого движения за использование статистической техники анализа эмпирического материала, полученного в результате применения метрических шкал.

В настоящее время ограниченность этого подхода кажется очевидной, но это не значит, что он оказался ошибочным по существу. Более того, преимущество сравнительного метода исследования политики оказалось в том, что он позволяет сочетать количественную и качественную методологию при сохранении ориентации на получение научных результатов. Нейл Смелзер так охарактеризовал значимость сравнительного метода в социальных науках:

«Подобно статистическому методу сравнительный метод является заменителем эксперимента. Он вырабатывался при анализе исторических данных, число случаев которых является слишком маленьким, чтобы применить статистическую манипуляцию... Из-за ограниченного числа случаев исследователь полагается на систематическую сравнительную иллюстрацию. Несмотря на этот ограничительный признак сравнительного метода, его логика является идентичной с только что рассмотренными методами (эксперимента и статистического анализа) в том, что он пытается дать объяснения путем систематической манипуляции параметрами и оперативными переменными» (Smelser, 1973, p. 51).

Джованни Сартори в одной из своих недавних работ писал, что «научный метод par exellence является экспериментальным, широко используемым в физике и биологии. Статистический метод является другим наилучшим методом, исходя из требований научного исследования. Сравнения являются менее чистыми в этом отношении по сравнению с последним методом. Но использование научно более слабого сравнительного метода является необходимым, так как особенности социального феномена запрещают использование экспериментального метода. Статистический метод, с другой стороны, широко применяется по отношению к политическим и социальным феноменам. Он состоит в сведении определенных частей изучаемого объекта к количественным переменным и концентрации на их взаимоотношениях. Однако, когда число случаев, из которых выделяются переменные, является небольшим (например, национальные политические системы), то статистический метод достигает границ своей применимости» (Sartori, 1994, p. 2).

Аналогию с экспериментальным методом проводит и Чарльз Рэйд-жин, указывая на два типа сравнительных исследований:

  1. количественные, ориентированные на изучение дисперсий признаков явлений, и 
  2. качественные, ориентированные на сравнение категориальных переменных.

В обоих случаях присутствует экспериментальная логика ограничения условий и поиск каузальных зависимостей между переменными (при количественном анализе еще и корреляционных) (Ragin, 1987). Как это выглядит применительно к качественному сравнении можно рассмотреть на примере применения булевой алгебры в сравнительной политологии.

Темы: Сравнительная политология, Анализ
Источник: Сморгунов Л. В., Сравнительная политология: Учебник для вузов. Стандарт третьего поколения. — СПб.: Питер, 2012. — 448 с.: ил.
Материалы по теме
Этапы и типы политического анализа
Зеленков М.Ю. Политология (базовый курс). - М.: Юридический институт МИИТа, 2009. - 302 с....
Анализ почерка в современном ландшафте психометрических методов и методик оценки личности
Психологический анализ почерка. Системный подход и компьютерная реализация в психологии,...
Виды неоинституционализма
Сморгунов Л. В., Сравнительная политология: Учебник для вузов. Стандарт третьего поколения...
Корреляционный анализ
...
Биоэнергетический анализ Лоуэна
Б. Карвасарский, Психотерапевтическая энциклопедия
Теория Доу
Фондовый рынок. Учебник. Под редакцией Н.И.Берзона
Основы политического анализа
Пусько В.С. (ред.) - Политология. Учебное пособие - 2014
Системный подход к исследованию почерка
Психологический анализ почерка. Системный подход и компьютерная реализация в психологии,...
Оставить комментарий