Социальные институты

Институциональный подход к рассмотрению социальной структуры восходит к раннему этапу развития социологии и может быть обнаружен еще в работах британского социолога Герберта Спенсера (1820-1903). Однако в современной форме данный подход опирается скорее на сформулированную в середине XX в. структурно-функциональную концепцию Талкотта Парсонса. Институциональный подход к изучению социальной структуры предполагает, что основными структурными элементами общественной жизни являются социальные институты (от лат. institutum — установленный).

Социальный институт — это устойчивый комплекс норм, регулирующих взаимодействие в определенной сфере жизнедеятельности и превращающих эту сферу в систему социальных ролей.

На существование социального института указывают три основных признака:

  •  функция (функции) данного вида социальных взаимодействий;
  •    набор социальных ролей участников взаимодействий;
  •    пространственно-временная локализация и материальные атрибуты взаимодействия.

Главная функция институтов — упорядочение, шаблонизация взаимодействий. Взаимодействие, происходящее в виде исполнения социальных ролей в определенное время и в определенном месте, упрощает организацию совместной жизни людей. Помимо этой функции, каждый институт выполняет специфические функции, определяющие его своеобразие и роль в общей социальной организации.

Основными социальными институтами современного общества являются:

  • экономические (рынок, фирма);
  •  политические (государство, выборы, партии);
  •  семейные (брак, родство);
  •  религиозные (церковь, культ);
  • образовательные (школа, вуз).

Функции социальных институтов по мере трансформации общества меняются, но остаются важными для поддержания социальной организации в целом.

Экономические институты

В процессе производства и обмена материальных и символических благ люди взаимодействуют, ориентируясь не только на собственные интересы, потребности и доступные ресурсы. Работая, они следуют многочисленным и разнообразным нормам, регулирующим взаимодействия в сфере экономической деятельности. Институционализация труда приводит к возникновению экономических институтов. Труд как целенаправленная деятельность по созданию материальных и символических благ осуществляется в соответствии с социальными нормами, которые ограничивают или даже запрещают одни виды деятельности и поощряют другие. Так, в современном обществе совершенно неприемлемым является производство пищи или одежды из представителей своего вида, ограничивается использование труда детей, регламентируется производство пищевых продуктов, медикаментов, лечение и профессиональное обучение и т. д., поощряется разного рода дополнительными вознаграждениями, премиями и другими знаками престижа исследовательская и изобретательская деятельность. Этот нормативный порядок радикально отличает экономику современного общества от экономики традиционного общества, в которой действовали совсем другие нормы.

Наличие нормативной регуляции превращает взаимодействие людей, ведущих хозяйственную деятельность, в систематическое исполнение социальных ролей. Взаимодействие в рамках такого института, как рынок, сводится к исполнению социальных ролей продавца и покупателя. Ориентируя свои усилия на создание благ, на которые существует спрос, и на приобретение других благ путем обмена, индивиды выступают в ролях продавца и покупателя, даже если они не заняты непосредственно в торговле. Рынок — это универсальная форма взаимодействия, которая обеспечивает координацию всех индивидуальных действий, направленных на производство, сбыт и потребление материальных и символических благ, рассматриваемых участниками экономической деятельности как товары. Участники рынка следуют нормам, с одной стороны, диктующим максимизацию собственной выгоды, а с другой — предписывающим добросовестность по отношению к партнерам по взаимодействию. Такие расхожие формулы, как «спрос рождает предложение» или «клиент всегда прав», отражают представления людей о том, каким нормам нужно следовать в экономической деятельности.

Альтернативным по отношению к рынку институциональным типом координации и интеграции экономической деятельности множества индивидов является фирма; ее ролевой комплекс образуют роли руководителя и исполнителя. Следовательно, рынок — это институт конкурентной координации деятельности экономических агентов, а фирма — институт иерархической, административно-командной координации. В зависимости от того, какой тип координации преобладает в конкретной экономике, она является рыночной или плановой.

В советский период в нашей стране доминирующим типом координации взаимодействий в экономической сфере было административное регулирование, основанное на государственном планировании. В результате реформ 1990-х годов в современной России сформировалась рыночная экономика. Переход к рыночному типу координации сопровождался спадом производства, ростом числа и масштабов преступлений в экономической сфере. Подобные негативные тенденции свидетельствуют о том, что экономические институты — не просто «правила игры», которые можно мгновенно заменить путем принятия политических решений и законодательных актов. Экономические институты — это социальные структуры, которые упорядочивают повседневную жизнь людей, и внедрение новых норм в их повседневную жизнь требует довольно большого времени. В течение переходного периода люди сначала пробуют следовать привычным поведенческим образцам или буквально исполнять требования новых законов, сталкиваясь с тем, что и та и другая стратегия приводит к неудачам, а затем вырабатывают новые поведенческие образцы, адаптированные к социальным нормам нового типа.

С начала XXI в. в российском обществе структура экономических институтов приобрела стабильность и включает ныне как рыночные, так и административно-регулятивные компоненты. Комплекс крупных компаний в топливно-энергетическом, промышленном, транспортном, инфраструктурном и финансовом сегментах находится полностью или частично (через долю в собственности) под контролем государства. Экономический успех в рамках этой институциональной структуры определяется в терминах своевременного исполнения поручений правительства и президента, выполнения нормативов производственной и финансовой эффективности, планомерного карьерного продвижения, получения зарплат и бонусов, соответствующих положению в организационной иерархии. Такой нормативный порядок определяет ролевые ожидания и поведенческие образцы — паттерны работников, которые воспринимаются сторонними наблюдателями и клиентами государственных компаний и компаний с государственным участием как стабильные и надежные, но в то же время как рутинизированные и бюрократизированные.

Частные компании, индивидуальные предприниматели, фрилансеры (работники, не связанные постоянным контрактом) в большей степени действуют в ситуации рыночной институциональной структуры. Экономический успех в рамках этой институциональной структуры определяется в терминах реализации проекта, заключения выгодной сделки, быстрого роста дохода и признания со стороны партнеров и клиентов, хорошей репутации среди участников рынка. Ориентируясь на такой нормативный порядок, предприниматели и работники поддерживают поведенческие паттерны, которые воспринимаются клиентами частного бизнеса и широкой публикой как проявления предприимчивости и целеустремленности, но одновременно как проявления корыстности и недостаточной социальной ответственности.

Экономические взаимодействия локализуются в пространстве и времени посредством концентрации этих взаимодействий в цехах, офисах и других специально оборудованных местах и путем осуществления взаимодействий в четко определенные промежутки времени — рабочие дни и рабочие часы. Благодаря этому индивиды могут легко ориентироваться в том, где и когда им следует руководствоваться нормами и ролевыми ожиданиями, характерными для экономических институтов.

Политические институты

Таким же образом, как экономические институты, политические институты являются не столько формально установленными юридическими правилами, сколько комплексами социальных норм, направляющих деятельность людей в их борьбе за власть и в осуществлении власти. Институционализация власти приводит к возникновению политических институтов. Власть — это способность проводить свою волю в отношениях с другими людьми даже вопреки их сопротивлению. Институционализированная власть базируется на авторитете, т. е. на легитимности, под которой понимается убежденность подчиняющихся в правомочности распоряжений властвующих. М. Вебер выделил три типа господства: рациональное (или легальное), основанное на вере в законность процедур осуществления власти; традиционное, базирующееся на вере в незыблемость привычных инстанций власти; харизматическое (от греч. Х&рш^а — божественный дар), в основе которого лежит вера в сверхъестественные качества — святость, гениальность и т. п. властителя.

Для современных политических систем характерно преобладание рационального типа господства. Соответственно, функционирование политических институтов строится на принципах рационального принятия решений. Взаимодействие в сфере политики сводится к исполнению социальных ролей властвующего и подчиняющегося, лидера и сторонников, если определены носители этих ролей. В рамках различных институтов, входящих в политическую систему общества, эти социальные роли исполняются по-разному.

Легитимация власти в современном обществе осуществляется посредством выборов, т. е. волей большинства. В этом заключается функция института выборов, в рамках которого люди взаимодействуют как избиратели, кандидаты и сторонники кандидатов. В современной России принципы представительной демократии закреплены законодательно, однако институт выборов функционирует с разной степенью эффективности, в зависимости от уровня полномочий тех должностей, которые замещаются в ходе выборов. Уровень участия избирателей в выборах президента страны и глав регионов может достигать в среднем 40-60 % от общего числа граждан, обладающих правом голоса. Для парламентских выборов на общероссийском и региональном уровнях показатель явки избирателей колеблется в диапазоне 35-55 %. Для выборов органов местного самоуправления характерен низкий уровень явки — 15-30 %. Степень вовлеченности граждан в избирательные компании указывает на степень легитимности органов власти различного уровня. Поэтому в ходе избирательной компании кандидаты и их избирательные штабы стремятся интенсифицировать политические взаимодействия, привлекая политтехнологов и средства массовой информации для повышения интереса к выборам и явки избирателей.

Сложившиеся в современной российской политике ролевые ожидания предполагают относительную незаинтересованность и пассивность избирателей, а также использование кандидатами манипулятивных приемов ведения агитации и мобилизации избирателей. В результате активные избиратели и действующие в соответствии с традиционными принципами демократии кандидаты оказываются в положении нарушителей ролевых ожиданий, что часто вызывает конфликты по поводу проведения и результатов выборов. Тенденция увеличения в последние годы числа и массовости протестов против итогов выборов — следствие этого противоречия между ожиданиями энтузиастов идеальной демократии, ориентированных на законодательно декларированные нормы ведения политической борьбы, и реальным функционированием института выборов, которое базируется на ролевых ожиданиях.

Осуществление легитимной власти — функция института государства. В рамках этого института индивиды взаимодействуют, исполняя роли государственных чиновников и граждан. В современном российском обществе сложился патерналистский (от лат. pater — отец) тип государственного управления, когда последнее воспринимается как забота и покровительство, когда ролевые ожидания участников взаимодействия в рамках института государства — это ожидания помощи и контроля со стороны власти. Согласно результатам опросов, проводимых в последние годы Аналитическим центром Юрия Левады («Левада-центр»), до 53 % респондентов рассчитывают на помощь и заботу государства.

Патерналистские ролевые ожидания формируют в рамках политических институтов такие взаимодействия, в которых общественные интересы отходят на второй план по сравнению с личными интересами участников взаимодействия. Политические институты, изначально сформировавшиеся для выражения и осуществления общественных интересов, начинают функционировать в режиме неопределенности. Расхождение нормативных порядков политических и экономических институтов приводит в ситуации неопределенности (когда индивиды руководствуются нормами одного института во взаимодействии, регулируемом нормами другого института) к коррупции. Попытки «купить» нужное политическое решение и попытки в управленческих решениях реализовать личные, а не общественные интересы — это социальные следствия институциональной структуры современного общества.

Религиозные институты

Институционализация веры в «то, что выходит за пределы знания» (Э. Дюрк-гейм), приводит к возникновению религиозных институтов. Религия как институциональная форма веры основывается на различении людьми в своей жизни сфер сакрального (священного) и профанного (обыденного, мирского). Сакральное воплощается в особом, благоговейном и ритуальном отношении к идеям и вещам, которые в представлении людей связаны со сверхъестественными силами, управляющими их жизнью и миром в целом. Разделение на сакральное и профанное закрепляется в виде системы социальных ролей, включающей роли священников и мирян, а также в виде обособления в пространстве и во времени религиозных действ, которые происходят в храмах, монастырях и других священных местах. Организация религиозной жизни множества людей может принимать форму церкви, секты или культа. Функции религиозных институтов в основном заключаются в поддержании определенной картины мира и придания с ее помощью смысла жизни людей, в обеспечении социального контроля посредством освященных религией моральных норм, а также в поддержании солидарности — чувства общности у людей, принадлежащих к разным социальным группам и статусным категориям, но единых и равных перед сакральным.

В современном российском обществе институционализированы традиционные религии, о принадлежности к которым заявляет подавляющее большинство граждан. В опросах ВЦИОМ, ФОМ и «Левада-центра», регулярно проводимых в последние 20 лет, на вопрос о религиозности положительно отвечали от 50 % респондентов (в середине 1990-х годов) до 75-85 % (в начале 2010-х). В настоящее время примерно 65 % жителей России относят себя к православным и 6-7 % — к мусульманам. О принадлежности к другим традиционным религиям — католицизму, протестантизму, буддизму — заявляют примерно по 1 %. В современном обществе при довольно большой роли, которую играют в самоидентификации индивидов религиозные институты, они оказывают меньшее влияние на повседневные практики. Социологические исследования показывают, что совершение религиозных обрядов и посещение храмов являются регулярными для меньшинства (в среднем не более 15-20 %) тех, кто определяет себя как верующих. Соответственно, во взаимодействия, организованные как исполнение социальных ролей священника, прихожанина, члена религиозной общины, вовлечено гораздо меньше людей, чем предполагается представителями традиционных религиозных организаций в России. Влияние этих организаций в современном обществе в большей степени культурное, чем собственно религиозное, основанное на вере в причастность к сакральному.

Семейные институты

Современная семья, в отличие от семьи в традиционном обществе, основывается не на кровном родстве, а на родстве институциональном. В традиционном клане, объединявшем в одну группу несколько представителей нескольких поколений и нескольких ветвей родственников, отношения строились на основе счета родства, т. е. определения кровной близости к главе семьи. Кровное родство в современной семье играет меньшую роль, чем партнерские отношения и эмоциональные привязанности. Поэтому современная семейная группа — это так называемая нуклеарная (от лат. nucleus — ядро) семья. Ядро семейной группы образует пара супругов/партнеров. Семейная группа может включать детей и некоторых из старших родственников, но в любом случае статусы и социальные роли «член семьи» и «родственник» не совпадают. Семью образуют отношения партнерства, признаваемые — иначе говоря, легитимируемые — посредством заключения брака, совместного ведения хозяйства, заботы о детях. В представлении современных людей критерием существования семьи служит не кровное родство, а соответствующее принятым нормам исполнение социальных ролей супруга, родителя, ребенка, заданных социальными нормами.

В современной России взаимодействия в рамках семейных институтов занимают меньшую долю в общем объеме социальной жизни, чем несколько десятилетий назад. По данным государственной статистики, в год на 1000 человек сейчас заключается 8-9 браков (в 1960 г. — 12-13 браков), при этом на 1000 человек в год приходится 4-5 разводов (в 1960 г. — 1-2 развода). Среди общего числа семей около 70 % составляют семьи, состоящие из двух человек, т. е. либо из пары супругов без детей, либо из одного родителя и одного ребенка. Семьи, включающие 5 и более человек, составляют около 11 %, что в два раза меньше, чем полвека назад. Эти статистические данные можно социологически интерпретировать как уменьшение роли институционализированных взаимодействий в сфере семейной жизни. Отношения с близкими людьми, любовь и забота, воспитание детей не сводятся только к традиционным формам и к функционированию семьи нуклеарного типа.

Образовательные институты

Институционализация знания находит выражение в том, что квалификация или профессиональное умение могут быть признаны, только если человек получил образование, т. е. успешно участвовал во взаимодействии, организованном как выполнение социальных ролей учащегося и преподавателя. Знания индивид может приобрести совершенно самостоятельно — например, читая специальную литературу, неформально общаясь с профессионалами и т. д. Однако соответствующий профессиональный статус приобрести можно, только пройдя курс обучения в специализированном учебном заведении. Образование — это не просто процесс приобретения знания, это социальная структура, которая упорядочивает приобретение статуса и обеспечивает социализацию в том или ином профессиональном сообществе. Поэтому в современном обществе важно получать знания именно в рамках институционализированного взаимодействия.

В современном российском обществе высока доля людей, получивших высшее профессиональное образование. По данным Федеральной службы государственной статистики (Росстата), в 2015 г. среди занятого в экономике страны населения 33 % имели высшее образование. Тех, кто не окончил среднюю школу, среди занятого населения меньше 0,3 %. Это показывает, что во взаимодействия в рамках образовательных институтов, где индивиды исполняют социальные роли преподавателя и ученика, в определенный период своей жизни вовлечены практически все. Современная институциональная структура образования включает несколько уровней и имеет тенденцию к превращению процесса получения знаний в максимально продолжительный. Число лет, затрачиваемых на получение образования, а также число разнообразных аттестатов, дипломов, сертификатов постоянно возрастает.

В учебных коллективах, в стенах учебных заведений происходит огромное число социальных взаимодействий, которые не ограничиваются собственно передачей информации по изучаемым предметам. В социологии усвоение ценностных установок и поведенческих паттернов в процессе получения образования называется неявным, или скрытым, учебным планом. Образовательные институты в современном обществе играют главную роль в выполнении функций социализации, формирования профессиональной и гражданской идентичности.

Ключевые слова: Институт, Социальность
Источник: Социология: теория, история, методология: учебник / под ред. Д. В. Иванова. — СПб.: Изд-во С.-Петерб. ун-та, 2019. — 480 с.
Материалы по теме
Как формируется социальный институт?
Основы социологии и политологии: учебник для учащихся средних профессиональных учебных...
Понятие и функции семьи, как социального института
Основы социологии и политологии: учебник для учащихся средних профессиональных учебных...
Институт социальный
Словарь-справочник по социологии. Учебное издание: Издательско-торговая корпорация «Дашков и...
Понятие социального пространства
И.Т. Кавецкий, Т.Л. Рыжковская, И.А. Коверзнева, В.Г. Игнатович, Н.А. Лобан, С.В....
Статус социальной психологии
Парыгин Б.Д., Социальная психология, 1999
Западная социология конфликта
Анцупов А.Я., Конфликтология
Социальные организации: понятие, модели, черты и характеристики
Социология в схемах и комментариях : учеб, пособие для СПО / Б. А. Исаев. — 2-е изд., испр....
Социальный порядок и власть
Щекин Г.В., Социальная теория и кадровая политика
Комментарии
Материал еще никто не прокомментировал. Станьте первым, кто это сделает!
Оставить комментарий